Kawanishi H6K

Патрульно-разведывательная летающая лодка


История создания и конструкция летающей лодки Н6К1

1933-1936 гг.


После ряда экспериментов по созданию летающих лодок различного назначения японский флот наконец-то определился со своими желаниями – требовался по-настоящему большой многомоторный гидросамолёт который был бы в состоянии часами вести дальнюю разведку и наносить торпедобомбовые по обнаруженным кораблям противника. Официальные требования 8-Shi были сформулированы зимой 1933 года. Самолёт именовался как "экспериментальная большая летающая лодка" и разрабатывался фирмой Kawanishi. В рамках технического задания было представлено два проекта летающей лодки монопланного типа: трехмоторный “тип К” и четырехмоторный “тип О”. Флот одобрил постройку масштабных моделей, которые предназначались для интенсивных продувок в аэродинамической трубе и испытаний буксировкой в опытном бассейне. Испытания проведенные между мартом и сентябрем 1933 года принесли немало пользы, однако выяснилось, что опыта конструирования больших гидросамолётов у японских инженеров маловато. Кроме того, зимой 1934 года флот переформулировал свои требования. Согласно новому техническому заданию предстояло создать четырехмоторную летающую лодку, обладающую дальностью до 4500 км при крейсерской скорости 220 км\ч. На этот раз, помимо собственных исследований японцы активно использовали зарубежный опыт. На то время ведущими фирмами в конструировании летающих лодок являлись Boeing, Latecoere, Saunders-Roe (Saro) и Short Brothers. Именно после посещения фирмы Short и ознакомления с её последними разработками представители от Японии привезли много ценного материла, который был использован при разработке собственного самолёта.


Фирма Kawanishi переработала проект, который получил обозначение “тип S” а разработка была поручена коллективу под руководством инженеров Йошио Хасигучи и Сизуо Кикахура. Летающая лодка строилась по моноплан-парасоль, где крыло было поднято над фюзеляжем на двух перевёрнутых V-образных стойках и дополнительно крепилось на длинных подкосах (по два с каждого борта) соединенных поперечными балками. Основой задачей стало обеспечение требуемой дальности полёта. Для этого было решено воспользоваться техническим решением, чуть ранее примененным на рекордных самолётах – для уменьшения индуктивного сопротивления было спроектировано трехлонжеронное крыло большого удлинения с гладкой обшивкой. Достаточно сказать, что при максимальной ширине крыла чуть более 5 метров его полная длина составила 40 метров. В передней кромке крыла устанавливалось четыре 9-цилиндровых двигателя Nakadjima “Hikari-2” воздушного охлаждения, развивавшие мощность 840 л.с. и оснащенные металлическими трехлопастными винтами изменяемого шага “Сумимото” диаметром 3100 мм. Кроме того, в крыле разместили шесть топливных баков.

Цельнометаллический фюзеляж лодки был выполнен двухреданным и по конструкции частично повторял самолёты фирмы Short. В носовой части размещалась стрелковая точка с одним 7,7-мм пулеметом тип 92 на кольцевой турели. Просторная кабина для двух пилотов и штурмана находилась перед крылом, а за ней решили разместить дополнительный топливный отсек – общий запас топлива составил 7765 литров. За задней кромкой крыла был сделан вырез под верхнюю башенную установку с одним 7,7-мм пулеметом. Хвостовая турель также оснащалась одним 7,7-мм пулеметом. Для перемещения самолета по грунту на корпусе лодки закреплялось съемное колёсное шасси, но взлётать с его помощь летающая лодка не могла.

Хвостовое оперение выполнили по двухкилевой схеме с нижними подкосами крепившимися к фюзеляжу. Вертикальное оперение состояло из установленных поверх горизонтального оперения двух шайб с рулями направления. Стабилизатор закреплялся на фюзеляже с помощью пары дополнительных подкосов. Для снижения усилий на штурвале и педалях управления рули направления и руль высоты оснащались триммерами. Управление рулями - тросовое, от педалей и штурвала. Управление триммерами производилось небольшими штурвальчиками, расположенных на бортах пилотской кабины.

Помимо чисто стрелкового вооружения самолёт мог нести бомбы общей массой до 1000 кг или две 800-кг торпеды. Как бомбы, так и торпеды подвешивались на специальных балках, которые крепились к подкосам крыла.

Экипаж летающей лодки, который мог состоять из 9-12 человек, размещался в пяти основных рабочих зонах:

носовая часть - стрелок-бомбардир;

пилотская кабина (передняя часть) - два пилота;

пилотская кабина (задняя часть) - штурман, борттехник, два радиста;

средняя часть фюзеляжа - три стрелка-наблюдателя (далее располагалось место отдыха, в котором были установлены две койки, сиденья и туалет);

хвотовая часть фюзеляжа - стрелок-наблюдатель.


Первый прототип летающей лодки Н6К1 состоялся 14 июля 1936 г под управлением пилота Кацуйи Кондо. Существенных замечаний высказано не было, однако передний редан было решено передвинуть на 50 см назад для улучшения поведения самолёта на воде. После доработок заводские испытания были завершены в рекордные сроки – уже 25-го июля прототип был передан флоту.

Военные лётчики остались довольны новой машиной. Опытный образец оказался не хуже зарубежных аналогов, хотя отмечалось, что Н6К1 явно не хватает мощности моторов. Этот недостаток был вполне поправим и флот подписал контракт на сборку ещё трех летающих лодок в доработанном варианте. Первые две из них были поставлены в 1937 году, а третья была принята в 1938-м. От первого прототипа они отличались увеличенным размахом элеронов, увеличенным по площади килем и новой верхней башней, однако двигатели на них стояли ещё старые. Сразу после окончания войсковых испытаний первый, третий и четвертый опытные самолеты были переоснащены на 14-цилиндровые двигатели Mitsibishi “Kinsei”-43 мощностью 1000 л.с. (990 л.с. на высоте 2000 м). В январе 1938 года три модернизированных самолёта были приняты на вооружение японского флота и получили официальное название “летающая лодка морской тип 97 модель 1”.


Модификации летающей лодки Н6К

1938-1942 гг.


Обладая более чем приличными ТТХ летающая лодка Н6К1 вывела Японию из аутсайдеров в мировые лидеры по производству морских самолётов "океанского типа". Останавливаться на достигнутом успехе японцы не собирались и зимой 1938 года был размещен заказ на серийный выпуск новой модификации H6К2 “модель 2”. Поставки новых летающих лодок были начаты в апреле 1940 года – тогда же Н6К2 получил более полное обозначение “летающая лодка морской тип 97 модель 11. В общей сложности было собрано 10 самолётов, но седьмой и восьмой серийные образцы были перестроены в транспортный вариант. Эти самолёты использовались не только для перевозки высших офицеров, но также эксплуатировались на дальних маршрутах авиакомпании “Авиалинии Великой Японии” (Dai Nippon Koku K.K.).


Далее наступила очередь серийных транспортных модификаций. Первой из них стала Н6К3 – это были два вновь построенных транспортных самолёта, основой для которых стал серийный Н6К2. Летающие лодки несли гражданские регистрационные обозначения и предназначались для перевозки официальных лиц и пассажиров. Немногим позже был налажен выпуск модификации Н6К2-L ("транспортная летающая лодка/морской тип 97"). Это был транспортный вариант на базе серийных Н6К4, отличавшийся демонтированным военным оборудованием. С лодки снималось вооружение, в фюзеляже оборудовались почтовый и грузовые отсеки перед кабиной пилотов, камбуз за кабиной и далее отсек на восемь пассажиров (или четыре койки), отсек на десять пассажиров, туалет и грузовой отсек. Первые 12 самолётов оснащались двигателями “Kinsei”-43 и были приспособлены для перевозки 18 пассажиров. Ещё 16 оснащались более мощными “Kinsei”-46 (1070 л.с. на высоте 4000 метров) и сохранили верхнюю башенную турель. В 1940-1941 гг. 16 летающих лодок Н6К2-L были переданы Океанскому Дивизиону авиакомпании “Авиалинии Великой Японии”, в составе которой они активно использовались на трассах Йокогама-Сайпан-Палау-Тимор, Сайгон-Бангкок и Сайпан Трук-Понапе-Джалют.


Первой массовой модификацией стала Н6К4, также известная под обозначением “летающая лодка морской тип 97 модель 2-2”. Основным улучшением стало увеличение запаса топлива до 13409 литров, что позволило достичь перегоночной дальности 6500 км. Помимо этого, верхняя башня была заменена на два каплевидных блистера и турель открытого типа (все три рабочих места оснащались 7,7-мм пулеметами), а хвостовая установка стала оснащаться автоматической 20-мм пушкой тип 99 модель 1. Всего было построено 127 самолётов модели Н6К4, причем первые 119 оснащались двигателями “Kinsei”-43 и только на машины последних серий стали устанавливать “Kinsei”-46.

Следующий вариант летающей лодки Н6К4-L был транспортным и также оснащался двигателями “Kinsei”-46. Помимо демонтированного военного оборудования эти самолёты отличались дополнительными иллюминаторами в бортах. По неизвестным причинам была сохранена верхняя турель, но без вооружения. Всего построили 20 самолётов, но в дальнейшем ещё две военные лодки Н6К4 были конверсированы транспортный вариант. Все самолёты также были переданы “Авиалиниям Великой Японии”.

Модификация Н6К5, отличавшаяся отсутствием носовой открытой турели, вместо которой за кабиной пилотов установили закрытую турель с 7,7-мм пулеметом, стала последней серийной версией. Серийные летающие лодки оснащались двигателями “Kinsei”-51 и “Kinsei”-53 мощностью 1100 и 1200 л.с. соответственно. Благодаря проведенным доработкам максимальная скорость выросла до 380 км\ч (крейсерская 255 км\ч), а дальность составила 4870 км. Масса бомбовой нагрузки была доведена до 1600 кг. В течении 1942 года было построено 36 самолётов Н6К5.


Боевое применение летающих лодок Н6К

1941-1945 гг.


В предвоенные годы летающие лодки Н6К4 активно использовались для разведывательных полётов. В конце 1939 года четыре самолёта проходили "арктические испытания", целью которых являлось не только определение возможности их использования в условиях холодного климата, но и демонстрация силы в преддверии переговоров о статусе Охотского моря.

Более интенсивно использовались Н6К4 в южной части Тихого океана, куда были устремлены основные интересы Японии. Двенадцать летающих лодок проводили полеты в открытом океане, заправки от морских танкеров, полеты ночью, а также фотографирование военных объектов в британских и американских владениях. В частности, Н6К4 облетели практически над всеми атоллами Маршалловых островов, принадлежащих США. В другом эпизоде, при фотографировании островов Гильберта, из-за погодных условий летающей лодке пришлось снизиться до высоты 1000 метров. На перехват нарушителя никто не поднялся, хотя у британцев в любом случае не было самолёта, способного атаковать японскую летающую лодку.


Впрочем, всё это были лишь "тренировки" перед большой войной на Тихом океане, которая началась 7-го декабря 1941 года. Перед началом боевых действий ВМФ Японии располагал 66 летающими лодками Н6К нескольких модификаций, из которых в первой линии находились 48: авиакорпус "Йокогама" (4-й флот) – 24, авиакорпус "Токо" (11-й воздушный флот) – 24. Остальные 18 летающих лодок находились в составе ударного соединения 2-й линии. Например, в составе авиакорпуса "Йокосука" имелось 3 Н6К.


Первой боевой операцией, в которой было запланировано участие летающих лодок H6K, была бомбардировка Пёрл-Харбора. Предполагалось, что ранним утром 7-го декабря 1941 года самолёты из состава авиагруппы “Иокогама” нанесут удар по островам Бейкера и Гавланд. Бомбардировка должна была проводится одновременно с атакой основных сил на стоянки боевых кораблей в гавани Пёрл-Харбора, чтобы у противника было меньше шансов эффективно использовать ПВО. Весь этот план был разрушен потрясающей несогласованностью действий, возникшей в результате излишней секретности операции и общего недостатка информации о боевой обстановке. В то время, как самолёты с авианосцев громили американский флот, командир авиагруппы пребывал в полном неведении относительно того, начались ли боевые действия или нет. Чтобы быть полностью уверенным в правильности своих действий налёт был перенесен на 8 декабря, когда элемент внезапности был уже потерян. Оценив обстановку командование флотом вообще отказалось использовать тяжелые летающие лодки для удара по Гавайским островам и рейд группы H6K был отменен. К этому времени американцы уже знали о существовании Н6К и присвоили им название “Mavis”.


По-настоящему серьёзной "пробой пера" для летающих лодок H6K стала операция по бомбардировке стратегических объектов на территории Австралии. Главной целью являлся порт Дарвин, где было сосредоточено множество кораблей ВМФ США и их союзников. В начале января 1942 года японский контр-адмирал Ямагучи предложил нанести мощный авиационный удар по этому порту, задействовав как морские самолёты, так и самолёты берегового базирования. Штаб флота одобрил эту идею, выделив сразу четыре авианосца. Пока к Австралии стягивались основные силы разведчики обеспечивали командование оперативной информацией.

Один из самых драматических боёв с участием H6K имел место 15-го февраля. После полуночи из Дарвина вышел крупный конвой, включавший корабли с подкреплениями идущими на Тимор. Экипажу летающей лодки, проводившей разведку в том районе, удалось обнаружить противника и в течении трех часов сопровождать его. Собственными силами избавиться от столь назойливого "эскорта" американские моряки не могли и потому с борта крейсера "Houston", нарушившего режим радиомолчания, был послан сигнал о помощи. На перехват разведчика смог подняться всего один боеспособный истребитель Р-40Е (второй стоял на ремонте!), который быстро нашел летающую лодку и атаковал её. В ходе боя погибли обе машины, но больше повезло японцам – экипаж сбитого гидросамолёта смог добраться до острова Мелвилла и был впоследствии подобран своим кораблем. А вот пилоту американского истребителя лейтенанту Роберту Дж.Блюэллу повезло куда меньше – после приводнения его "выловили" японцы и через год отважный лётчик погиб в плену. Тем не менее, авиаудар по Дарвину не принес желаемого успеха и японцы вскоре интенсивно взялись за Юго-Восточную Азию.


Главными целями в ходе следующей кампании были острова Голландской Ост-Индии, богатые полезными ископаемыми, и Сингапур, однако немалое внимание уделялось Бирме и Индии. Тем более, что а декабре 1941 года на сторону Японии перешёл Таиланд (хотя тайские войска практически не воевали), а администрция Французского Индокитая сохраняла своего рода "нейтралитет". В таких "тепличных" условиях японское командование развернуло крупномасштабную операцию по вторжению в Бирму и Индию, с привлечением значительных сил не только морской, но и сухопутной авиации.

Наступление развивалось стремительно – 6-го марта был взят Рангун, а 26-го марта завершился захват Андаманских островов. Сразу же в Порт-Блэр (о.Южный Андаман) стали перебрасывать самолёты Коку кокутай, в число которых вошли 17 Н6К4. Летающие лодки активно вели разведку и патрулирование не только в Бенгальском заливе, но и совершали полёты к побережью Индии и Цейлона. Низкая активность колониальной авиации позволяла экипажам Н6К4 не ограничиваться только ролью наблюдателей. В ряде случаев летающие лодки атаковали транспортные суда союзников и хотя ни одно из них потоплено не было сам моральный эффект был значительным. Например, 28-го марта был обстрелян сухогруз, а 29-го марта повреждения от стрелкового огня получил танкер. Спустя несколько дней японцы обнаглели настолько, что 2-го апреля три летающие лодки, после разведывательного рейда к Цейлону, повернули к Индии и демонстративно расстреляли несколько объектов на побережье. Днем 3-го апреля ещё три Н6К4 появились над устьем Ганга и смогли повредить турбоход "Экзибитор", на котором было ранено 4 человека. На следующий день одиночный разведчик безнаказанно пролетел над портом Тринкомали. Ответный удар по Порт Блэр, нанесенный силами двух В-17 и одного LB-30 3-го апреля, успеха не принес.

Не слишком удачными оказались действия летающих лодок в операции по захвату двух островов Алеутского архипелага – Атту и Кыска. Несмотря на то, что десантная часть операции прошла успешно в дальнейшем японская сорская авиации не смогла обеспечить ни надежного прикрытия гарнизонов, ни предоставить данных о местонахождении и количественном составе ВВС противника. На Алеуты перелетело в общей сложности 20 разведывательных самолётов разных типов, включая шесть Н6К4 из состава Току кокутай. Начиная с середины июня 1942 года они выполняли вылеты к другим островам, пытаясь обнаружить надводные корабли американцев и атаковать их с применением бомб. Такие полёты зачастую выполнялись группой летающих лодок, однако это абсолютно не гарантировало успешное выполнение поставленных задач. Первое время подобные "вылазки" проходили полностью безнаказанно, хотя и без особых успехов. Например, 3-го августа группа из четырех Н6К4 под командованием капитан-лейтенанта Ито Сукемицу сбросила серию бомб на корабли, стоявшие на стоянке в бухте Гарольда (о.Фокс). Не встретив никакого противодействия японцы решили повторить налёт на следующий день, однако в этот раз американцы ждали незваных гостей – на подходе к цели летающие лодки были перехвачены несколькими "лайтнингами". В бою 4х2 (с американской стороны атаку провели только два истребителя) японцы понесли существенные потери. В течении нескольких минут было сбито два Н6К4, а машина Сукемицу получила тяжелые повреждения, но смогла долететь до Кыски. Через несколько дней, в ходе мощного налёта на оккупированный остров, американцы пустили на дно ещё три летающие лодки. Как провел оставшиеся дни последний из шести "алеутских" Н6К4 неизвестно, но 14-го августа очередная бомбардировка Кыски с применением тяжелых бомбардировщиков прервала карьеру и этого самолёта, вместе с которым на дно отправилось два транспортных судна.

Алеутская операция завершилась в мае 1943 года полной эвакуацией японских гарнизонов и на завершающем этапе боевых действий четырехмоторные летающие лодки к этой операции не привлекались.


Более жестоким было противостояние японских и американских сил на Соломоновых островах. К тому времени японцы уже высадились в Новой Гвинее, захватив ряд важных портов. Так, в Рабаул были срочно переброшены гидросамолёты из группы "Йокогама", основной задачей которой была разведка.

Начавшая в мае 1942 года широкомасштабная операция по "выселению" американцев и их союзников проходила для японцев с переменным успехом. Знаменитая битва в Коралловом море, закончившаяся "вничью", принесла первые потери. Утром 5-го мая одна из летающих лодок, отправленная на поиски американского ударного соединения, была перехвачена и сбита патрульными "уайлдкэтами". По всей видимости, атака истребителей оказалось настолько внезапной, что экипаж H6K5 ничего не успел передать в Рабаул. Причину невозвращения разведывательного самолёта японцы поняли достаточно быстро и без особых проблем вычислили возможное местоположение эскадры. Гибель разведчика была ненапрасной, однако и положительных результатов тоже не принесла. Удачливее оказался экипаж второго H6K5, который 6-го мая обнаружил американцев, но столь ценная информация дошла до командования японским ударным соединением только через сутки!

К августу дислоцированный на Гуадалканале американский гарнизон в составе 10.000 человек остался практически без поддержки флота, что дало японцам основание развернуть новое наступление с высадками десанта. Активную поддержку оказывали гидросамолёты из группы "Йокогама", действовавшие в первую очередь в интересах флота с авиабаз на островах Шортленд и Танамбого. Вместе с тем, не менее активно действовала американская авиация, в особенности бомбардировщики. Американцы использовали тактику свободного поиска за кораблями в 800-мильной зоне возле Гуадалканала, где также летали разведывательные летающие лодки. Встреча между ними была лишь вопросом времени – только с начала августа по сентябрь 1943 года был зафиксирован 21 факт воздушного боя между бомбардировщиками В-17Е и гидросамолётами H6K5. Причем в роли нападавшей стороны выступали американцы, а японские стрелки более-менее умело отбивались от них всем возможным оружием, включая 20-мм пушки. Результатом этих боёв стало уничтожение пяти летающих лодок и ещё семь было повреждено. Первая такая победа была одержана 15-го августа экипажем капитана Лукаса – схватка продолжалась 25 минут, но "японец" рухнул в воду только после меткой очереди стрелка верхней турели.

Впрочем, один из самых жестоких ударов по базе гидросамолётов на островах Танамбого, Талаги и Гавуту, где находилось 7 летающих лодок H6K5 и 9 гидроистребителей A6M2-N, был нанесен 7-го августа 1942 года. Американская авиагруппа из 30 самолётов с авианосца "Wasp" буквально засеяла бомбами как сами острова, так и прилегающие воды, что привело к потере всех пришвартованных там машин. После такого разгрома авиагруппа "Йокогама" практически перестала существовать. Тем не менее, разведывательные полёты H6K5 были весьма эффективными. В зарубежных источниках также указывается, что небольшие группы летающих лодок относительно успешно бомбили цели в Голландской Ост-Индии. Правда, без дополнительных комментариев.

И всё же, основной задачей для H6K была дальняя разведка. Именно одна из таких летающих лодок первой обнаружила американскую авианосную группу TF 61 восточнее Гуадалканала. В течении 20-го августа и на протяжении двух следующих суток экипажи H6K5 непрерывно следили за передвижениями авианосцев, что дало японскому командованию вполне определенные преимущества, в то время как американцы вообще ни имели никаких конкретных сведений о противнике. Как оказалось в дальнейшем, это не повлияло на общий исход – в ходе битвы 24-го августа был потерян авианосец "Рюдзё" и много самолётов.

Так и не выполнив поставленных целей японцы оказались втянутыми в затяжную войну в джунглях, которая длилась до весны 1945 года. Конечно же, тяжелые летающие лодки продолжали разведывательные вылеты, но с 1943 года они выполнялись уже в меньших количествах. На смену H6K пришли более современные H8K и более старые машины постепенно отправлялись во вторую линию, где их использовали для патрулирования прибрежных вод и в качестве военно-транспортных самолётов. Что касается вышеописанных событий, то Соломоновы острова для H6K4 и H6K5 стали настоящим кладбищем. По современным оценкам сейчас на дне, только в непосредственной близости от бывших баз морской авиации, покоятся останки от 10 до 13 летающих лодок этого типа.


После ряда неудач, постигших японский флот в мае-июне 1942 года Морской Генеральный Штаб радикально изменил свою концепцию ведения боевых действий на Тихом океане. Был сделан отказ от наступательной стратегии – теперь предстояло создать мощные оборонительные линии на захваченных территориях и удерживать их любой ценой. Это повлекло реорганизацию структуры Объединенного флота, "стержнем" которого становились не линкоры, а авианосцы. Соответствующий приказ был издан 14-го июня 1942 года и напрямую касался авиации ВМФ. В частности, было принято решение передать авиакорпус "Йокогама" в состав 11-го ВФ. Теперь это соединение насчитывало 16 Н6К4\Н6К5 и 12 морских истребителей A6M2-N. Кроме того, летающие лодки Н6К имелись в 14-м авиакорпусе (16 самолётов, включая Н8К) того же 11-го ВФ. В свою очередь, авиакорпус "Токо" (16 Н6К и 3 "Тэсс") включили в состав Флота Юго-Западного района.

Именно 1942-1943 гг. стал последними периодами наиболее активного использования летающих лодок Н6К. Несмотря на то, что с 1943 года в строй вступали более гидросамолёты Н8К ("Emily"), без сомнения, обладавшими гораздо лучшими ТТХ, переход на новую технику проходил не везде гладко. Пилотам нравилась хорошая управляемость самолёта и поведение на воде, в то время как более тяжелая "Emily" требовала значительного больших навыков.

С самолётами Н6К связана ещё одна интересная история. Уже в начале войны японское командование пришло к пониманию того, что американцы превосходят их в технической оснащенности. В частности, особое преимущество было в оснащении американских самолётов радарами, позволявшими обнаруживать самолёты, подводные лодки в надводном положении и суда противника на значительном удалении. Чтобы сократить это отставание было решено оснастить в экспериментальном порядке две летающие лодки Н6К4 из 851-го кокутая поисковый локатор "Яги" (Тип Н-6), предназначенные для поиска воздушных целей. Мощность передатчика с длиной волны 2 метра составляла 2 кВт. Множественную воздушную цель РЛС обнаруживала на расстоянии 100 км, а одиночный самолет типа бомбардировщика - на дистанции 70 км. Масса РЛС составляла 100 кг. Хотя особых успехов экипажи этих самолётов не достигли опыт пригодился при установке радаров на другие машины.

С середины 1943 годы Н6К стали отводить во вторую линию, хотя несколько самолётов всё ещё продолжали использоваться в разведывательных целях. Большинство летающих лодок завершило свою карьеру в роли транспортных самолтов с частично или полностью демонтированным вооружением. Точное количество оставшихся к 15-му августу боеспособных Н6К не установлено. В послевоенный период все уцелевшие самолёты этого типа были отправлены на слом и до нашего времени ни один Н6К в целом виде не сохранился.


Довелось повстречаться с летающими лодками Н6К и советским пилотам. В ходе боевых действий на территории Манчжурии в приоритетные задачи входило прикрытие разведчиков, выполнявших вылеты к корейским портам. Как правило, каждый самолёт сопровождался истребителями. Так, 10 августа 1945 г. младший лейтенант Коршунов, совершая вылет на истребителе Як-9, встретил в районе северокорейского порта Расин летающую лодку "типа ЛЛ-97" (H6K) и по возвращении заявил о личной победе. По всей видимости, подтверждение так и не поступило, так как в официальный отчет эта победа не попала.


До капитуляции Японии дожило несколько десятков H6K в различном техническом состоянии. Осенью 1945 года они перешли в руки американцев и их союзников, но ещё некоторое время продолжали летать с зелеными "крестами капитуляции", нанесенных вместо красных кругов "восходящего солнца". Впрочем, союзникам достались не все H6K. Незадолго до завершения войны о своей независимости объявила бывшая Голландская Ост-Индия, теперь именовавшая себя Индонезией. В очень короткий срок индонезийцы организовали собственные ВВС, практически на 100% состоявшие из японской техники. Всего было собрано около 50 самолётов. Среди них было шесть Ки-43, восемь Ки-61, по одному Ки-21 и Ки-48, четыре Ки-46, а также несколько Ки-30 и Ки-51, не считая учебных машин. С морской авиацией дела обстояли намного хуже. Фактически, индонезийцы могли использовать только один "перекрашенный" H6K5, ранее захваченный англичанами. В виду сильной изношенности эта летающая лодка к боевым операциям не привлекалась и использовалась для обучения личного состава.



Источники:
Андрей Фирсов "Авиация Японии"
Сергей Колов "Морской разведчик по имени "Мэйвис" (серия "Самолеты Мира")
А.Казымов "Соломоновы острова: хроника противостояния" ("АвиаМастер" 2003-05)
А.Котлобовский, И.Солодянкин "Забытая кампания" ("Авиация и Время" 2004-02\03)
А.Котлобовский, И.Сеидов "Затупившиеся мечи самураев" ("Авиация и Время" 2012-03)
В.Заблоцкий, А.Овчаренко "Австралийский Перл-Харбор" ("Авиация и Время" 2008-01)
В.Котельников "Гидросамолеты Второй мировой войны" ("Моделист-Конструктор" спецвыпуск 2003-02)
Мировая Авиация 164
"Kawanishi 4-Motor Flying-Boats (H6K Mavis and H8K Emily" (Profile Aircraft No.233). Profile Publications Ltd

Компоновка летающей лодки Н6К4
Компоновка летающей лодки Н6К4 (цветная)


Тактико-технические данные летающей лодки Kawanishi H6K4:

Длина – 25,625 м
Высота - 6,27 м
Размах крыла – 40,00 м
Площадь крыла – 170,00 м.кв.
Вес пустого – 10500 кг
Вес взлётный – 21500 кг
Скорость максимальная – 331 км\ч
Скорость крейсерская – 216 км\ч
Скороподъёмность (время набора высоты) – 370 м\мин
Дальность – 6580 км
Потолок – 9610 метров
Экипаж – 9 человек
Двигатель – четыре звездообразных Mitsibishi “Kinsei” 43 или 46, мощностью 1000 л.с. каждый
Вооружение – четыре 7,7-мм пулемета “тип 92” в носовой и верхней башнях и двух боковых блистерах, одна 20-мм пушка “тип 99 модель 1” в хвостовой башне (три 7,7-мм пулемета на передней туреле, верхней и задней башнях); две 800-кг торпеды или до 1000 кг-бомб.


ВНИМАНИЕ
Все права на текстовые материалы принадлежат администрации сайта Aviarmor.
Перепечатка и использование возможны только с письменного разрешения администрации
или при наличии активной ссылки на этот сайт.
©2013 www.aviarmor.net