Nakajima E8N

Гидросамолёт – разведчик


После недолгого периода эксплуатации поплавковых гидросамолётов E4N2, имевшего флотское обозначение “разведывательный гидросамолет морской тип 90-2-2”, Генеральный Морской Штаб (ГМШ) распорядился приступить к созданию новой модели корабельного разведчика. Предполагалось, что улучшенный гидроплан будет иметь увеличенную дальность полета, хотя скоростные показатели не играли существенной роли. Базироваться такие самолёты должны были на линкорах, крейсерах и гидроавиатранспортах. Технической задание оформили в 1993 году.

В конкурсе приняли участие три фирмы, две из которых – Aichi и Kawanishi представили более современные проекты низкопланов, а фирма Nakajima решила обойтись модернизированной версией E4N2. Как это ни странно, но ГМШ выбрал именно второй вариант. Так сохранялась преемственность конструкций, да и расходы на производство были значительно меньше, чем на новые конструкции самолётов.

Обновленный E4N2 получил внутрифирменное обозначение “тип MS”. Главный конструктор самолета Кисиро Мацуо никаких радикальных изменений решил не вносить, поэтому от серийного варианта новый разведчик отличался следующими “новшествами”. Верхнее крыло получило небольшую стреловидность, более короткую хорду и меньшую площадь. Для улучшения устойчивости в полёте удлинили киль и руль направления. В остальном конструкция старого самолёта не претерпела значительных изменений.

Фюзеляж и крыло были цельнометаллическими. Обшивка в передней части фюзеляжа была выполнена из листов алюминия, хвостовая часть обшивалась полотном. К центроплану, на четырех I-образных подкосах, крепился центральный однореданный поплавок. Крылья также получили обшивку из алюминия. Под каждой нижней консолью устанавливалось по одному дополнительному поплавку. Экипаж разведчика состоял из двух человек: пилота (располагался спереди) и наблюдателя (сзади). Кабина была выполнена открытой и от набегающего потока воздуха лётчики были защищены только передним козырьком. На самолёте устанавливался 9-цилиндровый двигатель воздушного охлаждения Nakajima “Kotobuki”-2 Кai-1 мощностью 580 л.с., оснащенный двухлопастным винтом постоянного шага. В качестве штатного вооружение устанавливался один курсовой 7,7-мм пулемет Тип 87 в фюзеляже и ещё один пулемет такого же калибра находился в распоряжении наблюдателя и предназначался для защиты задней полусферы. Дополнительно на внешней подвеске можно было нести до 30 кг мелких бомб.


Первый прототип гидросамолёта, названного E8N1, был готов к полётам в марте 1934 года. Поскольку с E4N2 он имел много общего проблем при его испытаниях не возникло. Было только отмечено, что крейсерская скорость несколько снизилась, но максимальная поднялась до 299 км\ч. Также повысился потолок, но дальность полёта уменьшилась до 780 км против 1100 км у серийного E4N2. В то же время, управляемость и маневренность E8N1 оценивались как отличные. В итоге, фирма Nakajima получила заказ ещё на шесть опытных самолётов и в конечном итоге была признана победителем конкурса. Менее удачливые конкуренты (Kawanishi Е8К1 и два опытных Aichi Е8А1.) отправились на слом.

Официально поплавковый разведчик E8N1 был принят на вооружение ВМФ Японии в октябре 1935 года под флотским обозначением “разведывательный гидросамолет морской тип 95 модель I”. Производство самолёта развернули на заводах сразу двух фирм (Nakajima и Kawanishi) и успешно продолжали вплоть до 1940 г. За это время была произведена только одна более-менее крупная модернизация, которая заключалась в установке двигателя Nakajima “Kotobuki”-2 Кai-2 мощностью 630 л.с. Доработанный самолёт получил обозначение E8N2. Основным поставщиком E8N стала, конечно же, фирма Nakajima, на предприятии которой собрали 707 самолётов. А вот вклад фирмы Kawanishi оказался значительно скромнее. С 1938 года, когда после боёв в Китае выявилась потребность в увеличенсии количества боевых самолётов, на заводе в Конане собрали только 48 машин.

Поступление серийных разведчиков E8N1 началось с 1936 года. Ими оснащали все крупные корабли японского флота, включая 16 крейсеров, а также несколько гидроавиатранспортов. Появление E8N в массовых количествах “удачно” совпало с новой эскалацией войны в Китае. Во время 2-го японо-китайского инцидента, как называли его сами японцы, гидросамолеты активно привлекались для разведывательных полетов, патрулирования и корректировки огня корабельной артиллерии. Отмечалось также, что E8N использовались в качестве легких бомбардировщиков, причем в ряде случаев бомбометание велось с пикирования.


Фактов воздушных боёв между E8N и самолётами ВВС Китая известно немного. Наиболее широкую известность получил боевой эпизод, имевший место в самом начале конфликта. День 14-го августа 1937 года оказался богатым на события. Японская сторона начала полномасштабное наступление вглубь Китая, а китайские ВВС получили приказ №1 предписывающий всеми возможными силами отразить агрессию. Утром китайские штурмовики Northrop “Gamma” 2ЕС, при сопровождении истребителей “Hawk”III отбомбились по штабу японцев и потерь в ходе вылета не понесли. Вечером того же дня шесть “Hawk” III из 24-й эскадрильи попытались атаковать корабли противника, но без особого упеха. Поскольку своих истрбителей в данном районе у японцев не оказалось с борта крейсера “Сендай” был поднят один E8N2. Не ввязываясь в заведомо проигрышный прямой бой, экипаж разведчика "подкараулил" один из “Hawk” III, выходивший из пикирования, прервав его полёт длинной очередью из курсового пулемета. Китайский истребитель был сбит, а под его обломками погиб командир 24-й эскадрильи Лян Хуньюнь. Зенитная артиллерия смогла подбить ещё один “Hawk” III, который сгорел после посадки на своём аэродроме.

Этот случаи носил скорее исключиткельный характер, поскольку далее разведчикам типа E8N при встрече с истребителями противника везло гораздо меньше. Например, на счет одного из лучших китайских пилотов - капитана Лью Чуи-Канга (Liu Chui-Kang), в течении 1937 года было записано 7 сбитых и 4 поврежденных японских самолётов. В число сбитых также попали два E8N, воздушные бои с которыми состоялись 16-го августа и 20-го сентября соответственно.

Другим результативным пилотом, на счету которого имелись сбитые E8N, оказался майор Вонг Сун-Шуи по прозвищу "Бык" ("Buffalo" Wong Sun-Shui). Это был китаец американского происхождения, который в начале 1930-х гг. поступил на службу в ВВС центрального правительства Китая. Войну он встретил будучи пилотом истребителя Boeing 281 (экспортный вариант Р-26), которыми была оснащеная 17-я истребительная эскадрилья. Его первые бои над Нанкином не принесли особго успеха, но в 1938 году счет его побед заметно увеличился. Пересев в кабину истребителя “Gladiator” Вонг Сун-Шуи в полнй мере показал, на что способен этот самолёт в руках опытного пилота.

Днем 24-го февраля на перехват группы из 13 бомбардировщиков E8N, стартовавших с кораблей "Ноторо" и "Кинугаса Мару" (8 и 5 самолётов соответственно), было поднято три истребителя из 28-й и девять истребителей из 29-й эскадрильи. Это был дебютный боевой вылет истребителей “Gladiator” в Китае. Встретив японцев над городом Нан Хсуинг китайские пилоты атаковали их на высоте около 200 метров. Несмотря на явное преимушество в скорости и маневре пулеметы у истребителей часто заклинивало, но это не помешало китайцам обстрелять три E8N, один из которых загорелся и упал на землю, и ещё два самолёта с повреждениями ушли к своим кораблям.

Спустя три дня, 28-го февраля 1938 года, Вонг в одиночку попытался перехватить четверку E8N появившихся над железной дорогой Коулун - Гуачжоу. Наученные горьким опытом японцы сразу же обратились в бегство, прежде чем китайский истребитель смог их обстрелять. Впрочем, некоторые источники утверждают, что именно в этот день Вонг всё же сбил один E8N в районе Гуанчжоу.

В общем-то, сам факт использования поплавковых разведчиков корабельного базирования, способных нести минимальную бомбовую нагрузку, говорит о том, что авиации в Китае японцам явно недоставало. Сильно растянувшийся вглубь страны фронт и ожесточенное сопротивление ВВС Китая не позволили агрессорам быстро достичь поставленных целей. Конечно, бомбовая нагрузка E8N2, ограниченная двумя 70-фунтовыми (31,75 кг) бомбами, считалась номинальной, хотя самолёт мог поднять в перегрузку вдовое больше. Кроме того, в подготовку японских пилотов обязательно входило бомбометание с пикирования, поэтому считалось, что попадание одной-двумя мелкими бомбами точно в цель будет куда эффективнее, чем рассеивание бомб крупного калибра с горизонтального полёта.


В декабре 1941 года, когда Япония активно готовилась к войне на Тихом океане, самолёты типа E8N считались устаревшими, хотя до полного перевооружения на новые типы машин (Aichi Е13А1 и Mitsubishi F1M2) их оставили в составе корабельной авиации. Союзники присвоили ему название “Dave”, но встречи с E8N были не такими уж частыми.

В ходе Второй Мировой войны поплавковые разведчики E8N весьма активно использовались на Тихом океане, причем не только в своей основной роли. Как и в Китае, эти самолёты с переменным успехом использовались в качестве лёгких бомбардировщиков. Так, на 3-е июня 1942 года японцы запланировали налёт на Датч-Харбор (основную базу американцев на Алеутских островах), для чего была собрана группа из 9 "зеро" и 12 бомбардировщиков D3A и B5N. Полёт проходил в условиях сильного тумана и найти цель им не удалось. Зато стартовавшие с катапульт крейсеров "Такао" и "Майя" четыре E8N без проблем вышли к заливу Макушина. Успех авиаудара был бы значительнее, если бы гидросамолеты могли нести нечто крупнее, чем две 60-кг бомбы. Тогда в заливе находилось пять американских эсминцев, но ни одна бомба в цель не попала. На обратном пути группу E8N догнали два истребителя Р-40Е, управляемые лейтенантами Джоном В.Мерфи и Джейкобом У.Диксоном. Не имея возможности дать достойный отпор тихоходные разведчики были вынуждены отчаянно маневрировать, однако один японский самолёт всё же рухнул в воду, а второй еле дотянул до своих кораблей и был разбит при посадке. Больше для бомбовых ударов E8N не привлекались.

В дальнейшем E8N приняли участие в боях на островах Юго-Восточной Азии, а их последней крупной битвой стало сражение за атолл Мидуэй в июне 1942 года, где японцы потерпели сокрушительное поражение. Приблизительно с этого времени E8N окончательно стали самолётами “второй линии” и вплоть до конца войны использовались для обеспечения связи и учебных целей.


На экспорт E8N не поставлялись, но в 1941(?) году по меньшей мере три самолёта было передано морской авиации Таиланда, который изумительно быстро сдался японцам, окончательно став зависимы от них. Об использовании тайских гидросамолётов подробных сведений найти пока не удалось, но в 1943 году они всё ещё находились в эксплуатации.

Намного более интересной была судьба другого E8N2, переданного в безвозмездное пользование Германии. Так уж получилось, что в начале 1941 года германский военный атташе в Японии вице-адмирал Веннекер, принял деятельное участие в подготовке рейдерского похода вспомогательного крейсера “Orion”. Это судно представляло собой переоборудованное коммерческое судно “Kurmark”, построенное в 1930 году фирмой Blohm und Voss. Идея возникла в 1940 году, когда немецкие корабли и подлодки действовали на морях и океанах практически безнаказанно. Судно переоборудовали, оснастив его одним 75-мм и шестью 155-мм орудиями, шестью зенитными артсистемами, шестью 533-мм торпедными аппаратами и 233 минами. Также на борту имелось значительное количество взрывчатки.

В течении 1940 года вспомогательный крейсер “Orion” потопил 9 (из них4 подорвалось на минаах) и захватил одно торговое судно. Затем его направили в Индийский океан, где при посредничестве Веннекера японская сторона передала гидросамолёт E8N2. Встреча судов состоялась 1-го февраля 1941 года около острова Мауг (Maug, Марианские острова), после чего “Orion” отбыл редейрствовать дальше.

Почему был передан именно E8N2? Возможных причин сразу несколько. Прежде всего, этот самолёт предназначался для базирования на военных кораблях и потому обладал приемлемыми размерами, массой и эксплуатационными качествами. Не стоит также забывать, что с 1940 года началось перевооружение корабельной авиации нановые типы разведчиков, поэтому японцы расстались с устаревшим, но довольно надежным E8N2 без особого труда. Был и ещё один момент. Время рейдерских налётов “Orion” также пришлось на период замены старых гидросамолётов Heinkel He-60C на новые Arado Ar-196A. Последний был слишком легко узнаваемым, да и новых самолётов пока ещё не хватало. Так что, вариант с бипланом E8N2 оказался очень даже подходящим. Окрашенный в цвета британских ВВС японский гидросамолёт мог вполне сойти за какой-нибудь колониальный “хоукер” в поплавком варианте или американский Curtiss SOC "Seagull", что позволяло беспрепятственно проводить дальнюю разведку. Впрочем, в этот раз удача явно отвернулась от немцев – за весь поход удалось потопить лишь одно грузовое судно “Chaucer”. Что в дальнейшем случилось с E8N2 установить не удалось. Упоминается только, что его заменили на Ar-196A.



Источники:
Андрей Фирсов "Авиация Японии"
А.Котлобовский, И.Солодянкин "Забытая кампания" ("Авиация и время" 2004-02)
Rene J.Francillion "Japanese Aircraft of the Pacific War"
Aviation During Wolrd War 2
Flickr
Wings-aviation: Die Vorbereitungen zum Kampf


Тактико-технические данные морского разведчика Nakajima E8N2:

Длина – 8,81 м
Размах крыла – 10,98 м
Площадь крыла – 26,50 м.кв.
Высота - 3.84 м
Вес пустого – 1320 кг
Вес взлётный – 1900 кг
Скорость максиальная – 299 км\ч
Скорость крейсерская – 185 км\ч
Скороподъёмность – 200 м\мин
Время набора высоты - 3000 метров за 6 минут 31 секунду
Дальность – 900 км
Потолок – 7270 метров
Экипаж – 2 человека
Двигатель – один звездообразный Nakajima “Kotobuki” 2-Kai-2, мощностью 630 л.с.
Вооружение – один 7,7-мм передний пулемет Тип 87 и один 7,7-мм пулемет Тип 87 на оборонительной eстановке в конце кабины
Бомбовая нагрузка - две 30-кг бомбы.



ВНИМАНИЕ
Все права на текстовые материалы принадлежат администрации сайта Aviarmor.
Перепечатка и использование возможны только с письменного разрешения администрации
или при наличии активной ссылки на этот сайт.
©2013 www.aviarmor.net