Douglas TBD-1 “Devostator”

Палубный бомбардировщик–торпедоносец


В истории авиастроения найдется немало примеров, когда в силу неудачно сложившихся обстоятельств к самолёту приклеивался штамп "неудачника", говорящий об огромных потерях и трудностях, сопровождавших его боевое применение или эксплуатацию. В качестве примеров можно привести британские бомбардировщики Fairey "Battle", десятки которых погибли в ходе боёв 1940-го года во Франции (при этом бомбардировщики Bristol "Blenheim", понесшие ещё большие потери, сами британцы "убогими" не считают) или немецкие штурмовики Henschel Hs-129. А в американской авиации это были истребитель Brewster F2A и бомбардировщик-торпедоносец Douglas TBD-1. С последним вообще связана целая масса домыслов, имеющих мало общего с реальностью – в большинстве современных источников этот самолёт представляется в качестве "летающего гроба", на котором отважные американские пилоты отправили топить японскую эскадру и погибли практически в полном составе. На самом же деле гибель торпедоносцев была обусловлена не "плохими" ТТХ, а ошибками американского командования. Но обо всем по порядку.


Летом 1934 года командование авиацией флота выдвинуло требования к постройке палубного бомбардировщика-торпедоносца типа TB (Torpedo-Bomber). Основная идея заключалась в том, чтобы флот получил унифицированный самолёт, способный одинаково хорошо производить торпедные пуски и бомбометание. В объявленном конкурсе приняло участие три проекта: двухместный биплан Great Lakes XTBG-1, двухмоторный четырехместный моноплан Hall XTBH-1 и одномоторный трехместный моноплан Douglas XTBD-1.

Вполне закономерно, что при всем консерватизме командование флота желало получить самый современный торпедоносец-бомбардировщик, поэтому выбор встал между самолётами фирм Hall и Douglas. В конечном итоге, приоритет был отдан XTBD-1. Самолёт представлял собой свободнонесущий моноплан с крылом низкого расположения. Цельнометаллический фюзеляж типа полумонокок делился на три секции. В передней части устанавливался радиальный двигатель 900-сильный двигатель воздушного охлаждения Pratt & Whitney ХР-1830-60, вращающий трехлопастный винт изменяемого шага Hamilton Standart диаметром 3,12 метра. Центральная часть фюзеляжа была отведена для раздельных кабин трех членов экипажа: пилота, бомбардира и стрелка. В полёте они могли закрываться сдвижными секциями, но как правило это делалось далеко не всегда. На хвостовой секции устанавливалось однокилевое оперение.

Крыло самолёта имело гофрированную дюралевую обшивку (за исключением корневой части и законцовок), но рулевые поверхности обшивались полотном. Внутри консолей находились топливные баки общей ёмкостью 784 литра. Чтобы самолёт мог вместиться в ангар авианосца консоли крыла сделали складывающимися вверх.

Трехопорное шасси самолёта было выполнено полностью убираемым. Основные стойки складывались в ниши крыла без разворота колес, так что они наполовину выступали наружу. Для улучшения маневренности при рулении колеса оснащались тормозами фирмы Bendix. Хвостовое колесо убиралось в нишу под хвостовым оперением.

Стрелковое вооружение XTDB-1 поначалу состояло только из двух 7,62-мм пулеметов Colt-Browning M2. Один пулемет устанавливался в передней части фюзеляжа перед кабиной пилота (с прицелом Mk.III) и имел синхронизатор для стрельбы через винт. Второй пулемет находился на кольцевой турели в кабине стрелка и в крейсерском режиме полёта закрывался створками. Самолёт мог нести под фюзеляжем торпеду типа Bliss Leavitt Mk.XIII длиной 4,6 метра и диаметром 46 см, но можно было подвесить снизу фюзеляжа и устаревшую Мк.VIII. Справа и слева от торпедной подвески монтировались держатели для двух бомб по 227-кг каждая. В альтернативном варианте были предусмотрены подкрыльевые держатели для 12 бомб массой 45 кг. Для сброса бомб использовался автоматический прицел Norden Mk.XV-3, которым находился в снизу за мотором, а оперировал им штурман. При торпедной атаке пилот использовал всё тот же телескопический прицел Mk.III.


Первый прототип XTBD-1 был готов весной 1935 года. Сборку завершили на заводе в Санта-Монике, а 15-го апреля самолёт совершил свой первый полёт, поднявшись в воздух с аэродрома Кловер Филд. После непродолжительных заводских тестов прототип передали флоту для проведения войсковых испытаний. По прибытии на авиабазу ВМС Анакостия морские пилоты выполнили на XTBD-1 оценочные полёты, а торпедные атаки отработали на базе в Дальгрене. Только после этого, начиная с декабря 1935 года, начались полёты с палубы авианосца "Lexington" – в общей сложности за 5 дней три морских летчика совершили 13 посадок на палубу с использованием тормозного крюка.

Полученные тактико-технические характеристики XTBD-1 безусловно радовали. Опытный образец показал максимальную скорость 322 км\ч без наружной подвески. В то же время, с торпедой этот показатель снижался до 200-210 км\ч, а с бомбами скорость составила около 230 км\ч. Дальность полета с торпедой и бомбами достигала 700 км и 1126 км соответственно, а потолок составлял 6000 метров.

Тем не менее, в конце декабря прототип отправился на завод в Санта-Монике, где XTBD-1 прошел серию доработок. Было изменено капотирование двигателя, хвостовое оперение получило киль меньшей площади, воздухозаборник маслорадиатора перенесли из-под мотора под правую плоскость, а всасывающий патрубок карбюратора установили сразу за двигателем по правому борту. Для улучшения обзорности установили более высокий общий фонарь. Хвостовое колесо стало неубираемым.


Судьба конкурентов XTBD-1 сложилась не слишком удачно. Гидросамолёт фирмы Hall слишком запоздал с постройкой и был передан US Navy только 30-го января 1937 года. К этому времени проект прошел доработки и изменил название на XTBH-2. Испытания начались в феврале и привели к неутешительным результатам – помимо низких скоростных качеств было выявлен ряд технических недостатков, что не позволило принять решения в его пользу. В то же время, фирма Great Lakes не смогла предложить ничего лучше, чем радикально обновленную версию палубного бомбардировщика BG-1, и в 1936 году прекратила своё существование…


Пока шли доработки и дополнительные испытания прошло достаточно много времени и только в январе 1937 года флот подписал контракт на поставку первой партии из 114 самолётов. Серийные торпедоносцы ТВD-1, первый из которых поднялся в воздух 25-го июня 1937 года, получили двигатели R-1830-64 мощностью 900 л.с., но с измененной системой воздуховодов. Первые два TDB-1 оставили на фирме для различных испытаний, так что поставки флоту начались с третьего серийного самолета. До конца года эскадрилья VT-3, базировавшаяся на авианосце “Saratoga”, получила все 18 положенных по штату торпедоносцев.

В процессе предвоенной эксплуатации каких-либо радикальных изменений в конструкцию TBD-1 не вносилось. Впрочем, это не говорило о том, что самолёт был начисто лишен дефектов. Например, была выявлена сильная коррозия обшивки крыла от воздействия морской соли, из-за чего то и дело приходилось менять поврежденные листы. Возникали проблемы с узлами навески руля направления, а тормоза при определенных условиях не всегда работали эффективно.

Более серьёзными последствиями обернулся процесс переучивания на новую технику. Пилоты, ранее летавшие на бипланах, били TBD-1 в любых условиях. Например, было зафиксировано несколько случаев, когда пилоты начинали взлет, не убедившись, что крыло зафиксировано в полётном положении. Посадки без выпущенного шасси также имели место, так что взамен списанных самолётов в августе 1938 года пришлось заказать 15 дополнительных, причем последний был передан флоту в ноябре 1939 года.

Впрочем, переход на TDB-1 был воспринят с энтузиазмом и пилоты очень хорошо отзывались о новом торпедоносце. Особо отмечалась хорошая работа закрылок, которые обеспечивали посадочную скорость порядка 100 км\ч (что для самолётов палубного базирования особенно важно), и неплохая маневренность. Больше всего нареканий вызывал не сам самолёт, а торпеда Mk.XIII – именно из-за недостатков её конструкции торпедные атаки в многих случаях были безрезультатными, поскольку даже при попадании в цель детонации не происходило. Помимо этого, чтобы атака была успешной, экипаж торпедоносца был вынужден подойти к цели на дистанцию не менее 450-500 метров, выдерживая точный курс при скорости 150 км\ч и высоте полёта не более 20 метров! По-настоящему критичность данного вопроса станет очевидной в первой половине 1942 года, но до войны попытки модернизации торпед проводились без особой спешки (закупать торпеды новых моделей было ещё накладнее, так что финансово-технический вопрос впоследствии стоил жизни многим опытным пилотам).

В течении 1938 года американский флот пополнился авианосцами сразу четырьмя Yorktown”, “Enterprise”, “Wasp” и “Hornet”, а в 1940-м году к ним прибавился “Rainger”. Это позволило серьёзно усилить тихоокеанскую группировку и изменить расстановку сил на будущем театра военных действий. Кроме того, в том же 1940-м году торпедоносцы TDB-1 поступили на вооружение многоцелевой эскадрильи VJ-3, базирующейся на плавучей мастерской “Rigel”, а в составе эскадрильи VMS-2 Корпуса Морской Пехоты один самолёт использовался для буксировки мишеней. В октябре 1941 года произошло ещё одно знаменательное событие – аналогично британцам самолёты выпущенные в США также стали получать собственные имена. Здесь TBD-1 стал "первопроходцем" получив название “Devastator” (Опустошитель), хотя имелся и альтернативный вариант - “Torpecker”, использовавшийся более часто.


Успех торпедоносцев TBD-1 был бы более полным, если бы своевременно удалось оформить экспортные поставки. Сразу после начала 2-й мировой войны такая попытка, хотя и не очень ловкая, действительно была предпринята коммерческим отделом фирмы Douglas. Заказчиком выступило правительство Нидерландов, авиация которой осталась к 1939 году без современных гидросамолётов-торпедоносцев на поплавковом шасси (такой самолёт, как Fokker T.VII едва только поступил в серийное производство, а старые T.IV уже списали или отправили в колонии).

Дело в том, что ещё летом 1939 года первый серийный TBD-1 оснастили поплавками фирмы Edo длиной 8,8 метра, которые устанавливались на металлических стойках крепившихся верхними концами к центроплану. Обозначение соответственно изменилось на TBD-1A. Американский флот не проявил интереса к данной модели и тогда самолёт предложили на экспорт. Голландцам машина приглянулась, но закупочная комиссия согласилась подписать контракт только после доработок. В частности, было выдвинуто требование установки двигателя Wright R-1820-С105 (1100 л.с.), чтобы унифицировать самолет с уже поступающими на вооружение американскими истребителями Brewster В-339D “Buffalo” (интересно, что судьбы обоих "неудачников" пересеклись именно на этом моменте). Также предстояло перевести все приборы и документацию в метрическую систему.

Работы велись полным ходом, когда в середине мая 1940 года поступило известие о капитуляции Нидерландов. Вполне ожидаемый запрос от Голландской Ост-Индии, территория которой сохранила независимость от "капитулянтов", так и не последовал, поэтому единственный прототип TDB-1A передали во 2-й экспериментальный дивизион в Род-Айленде для различных испытаний, где он летал до мая 1943 года и участвовал в работах по доводке торпеды Мк.XIII.


Пока война шла вдалеке от США никто особо не задумывался над повышением безопасности военно-морских баз в Тихом океане, которые были особо уязвимы в условиях предполагаемого японского вторжения. Поэтому нет ничего удивительного в том, что утром 7-го декабря 1941 года американцы на Гавайских островах и на Филиппинах были застигнуты врасплох и не смогли оказать достойного сопротивления. Тогда экипажам TBD-1 повезло, поскольку авианосцы находились вне Перл-Харбора, а первый боевой вылет состоялся 10-го декабря 1941 года.

В этот день пара истребителей F2А-3 “Buffalo” с авианосца "Lexington" обнаружила в 160 км к западу от атолла Джонстон японскую подлодку в надводном положении, но сразу сообщить о её местонахождении пилоты не смогли по причине сохранения радиомолчания. По возвращении на авианосец была отправлена группа из двух F2A и четырех TBD-1, причем торпедоносцы несли 147-кг глубинные бомбы. По стечению обстоятельств американцам повезло – лодка ещё оставалась на поверхности. Воспользовавшись представившимся случаем первая пара TBD-1 сбросила бомбы с высоты 600 метров далеко от цели, а вот второй удалось "уложить" нагрузку примерно в 15 метрах от кормы лодки. Истребители тоже внесли свой вклад, обстреляв японцев из пулеметов. В конечном итоге "японец" погрузился и спустя несколько минут на поверхности расплылось нефтяное пятно – это дало повод американцам утверждать, что субмарина получила серьезные повреждения, но фактически это был ложный маневр.

После этого почти месяц авианосцы в бои не вводились и боевая работа TBD-1 ограничилась учебными и патрульными вылетами. Лишь в феврале 1942-го года авианосное соединение в составе “Enterprise” и “Yorktown” получило задание провести патрульный рейд в районе Маршалловых островов и островов Гилберта. Применив бомбы и торпеды самолёты из эскадрильи VT-6 потопили у атолла Кваджалейн вооруженный японский траулер и повредили еще семь судов. В то же время, эскадрилья VT-5 с авианосца “Yorktown”, пытаясь атаковать японские суда у острова Джалу, потеряла два самолёта в воздушном бою и ещё два сели на воду из-за нехватки топлива, причем их экипажи попали в плен.

Следующая операция на Тихом океане с участием эскадрильи TBD-1 состоялась в марте 1942 года, когда самолёты с авианосцев “Lexington” и “Yorktown” провели удачную атаку против японских баз Лаэ и Саламау на Новой Гвинее. Первый налёт, состоявшийся 10-го марта, производился смешанной группой из 104 торпедоносцев “Devastator” и пикирующих бомбардировщиков “Dauntless”. Атака длилась в общей сложности 30 минут и в общем оказалась успешной. Американцам удалось потопить японские транспортные суда "Kongo Maru", "Tenyo Maru" и "Yokohama Maru", а также нанести повреждения легкому крейсеру "Yubari", эсминцам "Asanagi" и "Yunagi", транспортнику "Kokai Maru", минному заградителю "Tsugaru", гидроавианосцу "Kiyokawa Maru" и тральщику "Tama Maru-2" (затонул спустя три дня). Потери составили всего один SBD-3, который был сбит зенитным огнем, и ещё два самолёта с повреждениями приземлились в Порт-Морсби. Участие торпедоносцев оказалось весьма скромным – было зафиксировано лишь одно попадание в небольшой транспорт водоизмещением 600 тонн.


Параллельно с боями на Тихом океане свою службу несли эскадрильи с авианосцев “Wasp” и “Rainger”. После вступления США в войну первый из них отправился в Скапа-Флоу (главная база британских ВМС), оставив на борту лишь одну эскадрилью истребителей F4F. Поскольку авианосец “Wasp” предназначался для доставки истребители “Spitfire” Mk.V на осажденную Мальту, два его TBD-1 и F4F перелетели на британскую базу Хатсон. Отсюда торпедоносцы выполнили несколько патрульных вылетов на поиск немецких подлодок, обеспечивая провод союзных конвоев в Мурманск, а в июле 1942 года их сняли с эксплуатации. Несколько дольше, до августа 1942 года, использовались TBD-1 с авианосца “Rainger” – их задачей было патрулирование Карибского моря, где суда и подводные лодки противника были большой редкостью. После вывода во вторую линию торпедоносцы использовались для тренировок и обучения экипажей вплоть до конца 1944 года. Сохранившиеся самолёты закончили свою карьеру в качестве учебных пособий в авиационно-технических училищах.


Но самые значительные события всё же развивались на Тихом океане, причем катастрофа в судьбе TBD-1 произошла намного раньше, чем на это рассчитывали сами американцы. А пока торпедоносцы продолжали использоваться в полную силу.

Очередное крупное сражение с участием TBD-1, которое в современных изданиях позиционируется как "первая битва авианосцев", состоялось в период с 4 по 8 мая 1942 года. Основной целью японцев был захват Порт-Морсби, являющегося важнейшим стратегическим пунктом в Новой Гвинее. Первыми атаковали японцы, захватив остров Тулаги, после чего обе стороны обменялись массированными налетами авианосных групп, без прямого контакта боевых кораблей.

Самолёты с авианосцев “Lexington” и “Yorktown” в первый же день сражения добились успеха. Около 09:30 авиагруппа в составе 20 истребителей F4F-3, 38 пикирующих бомбардировщиков SBD-5 и 13 торпедоносцев TBD-1 (по другим данным количество самолётов было 18, 53 и 22 соответственно) нанесла удар по авианосцу "Shoho". В результате 11 бомбовых и 5 торпедных попаданий "японец" пошел на дно. Суммарные потери составили только три пикировщика, однако радость американцев была преждевременной.

Уже на следующие сутки японская группа нанесла "ответный визит", отметившись попаданиями по обоим американским авианосцам. Но если экипаж “Yorktown” смог справиться с повреждениями, то экипажу “Lexington” повезло намного меньше – после попадания двух торпед возник сильный пожар и авианосец в итоге пришлось затопить. Перед этим с него успела взлететь группа торпедоносцев и пикировщиков, атаковавших японские авианосцы "Сёкаку" и "Дзуйкаку", нанеся им существенные повреждения, но так и не потопив.


Поскольку боевые потери среди TDB-1 во время сражения в Коралловом море составили всего три самолёта (не считая тех, что ушли на дно вместе с “Lexington”), у командования морской авиацией сложилось ложное представление о том, что эти торпедоносцы могут неплохо справляться с поставленными задачами даже с минимальным истребительным прикрытием или вовсе без него. Насколько ошибочным было это мнение стало ясно в начале июня 1942 года. Операция по захвату атолла Мидуэй должна была дать японцам очередной форпост в Тихом океане, что сильно осложнило бы действия американского флота. Последующие события, имевшие место с 3 по 6 июня 1942 года, сопровождались целым рядом случайностей, которые сыграли на руку только США.

В грядущем сражении, японский флот чуть-чуть уступал в количестве самолётов американцам, но превосходил их по уровню подготовки пилотов. Детальное описание операции и действия обеих сторон, расписанные буквально по минутам, можно без труда найти не только в печатных изданиях, но и в интернете, поэтому остановимся более подробно на использовании торпедоносцев.

Весь день 3-го июня авианосцы "находились в тени", предоставив береговой авиации возможность самой нанести "сокрушительный удар" по противнику. Что из этого получилось мы все прекрасно знаем. Утром 4-го июня в дело вступили американские авианосцы. При этом следует отметить, что вплоть до 08:00 японцы даже не знали об их присутствии. К этому времени атака на Мидуэй первой волны самолётов завершилась, но они ещё не успели вернуться на свои авианосцы ("Akagi", "Kaga", "Hirju" и "Sorju"). Сообщение разведки изменило планы японского командования – адмирал Нагумо решил отойти на север от атолла и перестроить свои силы, одновременно приняв самолёты первой волны и подготовив торпедоносцы B5N второй волны, заменив их бомбовую нагрузку на торпеды.

Тем временем в авианосном соединении американцев происходили события, которые иначе как "бардак" назвать было нельзя. Зная о приблизительном местонахождении японской ударной группы уже с 06:15 с палуб стали подниматься в воздух отдельные группы TBD-1. Первой наиболее организованно взлетела эскадрилья VT-6 под командованием Г.Линдснея (14 самолётов). За ней, в течении примерно получаса, собрались эскадрильи VT-8 и VT-5, под командованием Д.Уолдрона и Масси (15 и 12 самолётов соответственно). Произошло это по следующей причине – во время операции в Коралловом море ряд ударом американской авианосной авиации не достиг поставленных целей из-за недостатка данных и дислокации кораблей противника. В связи с этим адмирал Флэтчер задержал начало вылета и решил использовать в собственной "первой волне" только половину самолётов. Так уж получилось, что ими оказались TBD-1, которые отправились топить японцев без истребительного прикрытия вообще! Согласно принятому сейчас мнению, наблюдая всю эту картину, Уолдрон сказал своим пилотам следующее: “Парни, будьте готовы к тому, что из нас уцелеют немногие. Но даже, если прорвется только один, он должен выполнить приказ!”.

Именно эскадрилья VT-8 первой вышла на цель – это случилось около 09:20. Все 15 торпедоносцев, выстроившись в линию, были прекрасной мишенью сначала для 50 "зеро", поднявшихся на перехват, а потом для корабельной зенитной артиллерии. Торпедоносцы заходили в атаку справа по борту "Akagi" понеся первые потери до сброса торпед. В американской версии этого эпизода к авианосцу удалось прорваться двум TBD-1, но их торпеды не взорвались, а оба самолёта были сбиты. Японцы утверждают, что все 15 самолётов были уничтожены ещё до сброса торпед. В любом случае, эскадрилья VT-8 перестала существовать примерно в 09:30.

Практически сразу сигнальщик на мостике "Akagi" сообщил, что к авианосцу приближаются другие американские самолёты – это были торпедоносцы из эскадрилий VT-6 и VT-5. Самолёты заходили в атаку с двух сторон, идя над самой поверхностью океана в колонне по одному. Истребители прикрытия также отсутствовали, поэтому "зеро" без особого труда сбили по 7 торпедоносцев из каждой эскадрильи. Поскольку уцелевшие 12 TBD-1 продолжали полёт к цели японцы ожидали, что вот-вот они сбросят свои торпеды. Однако, достигнув точки сбрасывания, торпедоносцы отвернули в сторону авианосца "Hirju". Чем было вызвано это решение сейчас сказать затруднительно, но в итоге экипажи TBD-1 оказались в "огненном мешке" между двумя авианосцами. Истребители тоже не отставали, несмотря на сильный зенитный огонь. Сбросить торпеды удалось только семи самолётам, а назад смогли вернуться лишь шесть TDB-1. Практически все экипажи сбитых самолётов погибли. Впоследствии два торпедоносца, получивших наиболее тяжелые повреждения, пришлось сбросить за борт, так что эскадрильи VT-6 и VT-5 фактически тоже прекратили своё существование.

В ряде публикаций можно встретить утверждение, что оставшиеся TBD-1 участвовали в нанесении удара по тяжелым крейсерам "Mikuma" и "Mogami", но на самом деле это не так. Поврежденные японские корабли были атакованы утром 7-го июня пикировщиками SDB-3 из состава эскадрилий VB-3, VB-6, VB-8, VS-5, VS-6 и VS-8, которые смогли добить "Mikuma" прямыми попаданиями пять бомб и ещё пятью нанести тяжелые повреждения "Mogami".

И всё же, потеря 35 торпедоносцев была не пустой – пока японские зенитчики и "зеро" увлеченно стреляли по "сидячим уткам", две группы пикировщиков SDB-3 уложили свои бомбы на палубы авианосцев "Akagi" и "Kaga". Спустя несколько часов японцы ответили ударом по “Yorktown”, который впоследствии затонул, но общий итого этого сражения остался за американской стороной.


Таким образом, карьера бомбардировщиков-торпедоносцев Douglas TBD-1, завершилась в течении лета 1942 года. Если не считать самолёт, действовавшие с северной британской базы и в Карибском море, где они выполняли рутинные поисково-противолодочные вылеты, то в целом их использование можно считать активным. К сожалению, ход событий на Тихом океане сложился не в пользу экипажей “Devastator”. Роковое сражение за атолл Мидуэй стало поворотным пунктом в истории этих торпедоносцев, хотя вплоть до июня 1942 года командование флотом рассматривало их как вполне боеспособные машины и уж никак не "летающие гробы". Причиной гибели эскадрилий VT-5, VT-6 и VT-8 стали не "плохие лётные данные", а неумение и откровенное головотяпство при использовании торпедоносцев со стороны командира авианосного соединения адмирала Флэтчера, который решил провести "разведку боем", вместо того, чтобы организовать массированный налёт на японское соединение. Как бы там ни было, все уцелевшие TDB-1 в конечном итоге были отправлены на слом.

Поскольку все машины этого типа были потеряны или разобраны, для музеев ни один экземпляр не сохранился. Тем не менее, поисковикам удалось найти на океанском дне четыре TBD-1, которые совершили вынужденные посадки на воду в ходе учебных или патрульных вылетов.

TBD-1 (BuNo.0298) – бортовой номер 5-T-7, ранее входил в состав эскадрильи VT-5 (USS Yorktown, CV-5), сейчас находится в Jaluit Lagoon, Marshall Islands.

TBD-1 (BuNo.0353) – ранее был приписан к авиабазе в Майами (NAS Miami), сейчас находится там же.

TBD-1 (BuNo.1515) – бортовой номер 5-T-6, ранее входил в состав эскадрильи VT-5 (USS Yorktown, CV-5), сейчас находится в Jaluit Lagoon, Marshall Islands.

TBD-1 (BuNo.0377) – бортовой номер 6-T-7, ранее входил в состав эскадрильи VT-2 (USS Lexington, CV-2), сейчас находится в Mission Beach, California.

Состояние этих самолётов вряд ли можно определить как "хорошее", но это оставляет надежд на подъём и последующую реставрацию хотя бы одного из них, тем более, что все найденные машины лежат на небольшой глубине, а TBD-1 (BuNo.0298) имеет минимальные повреждения.



Источники:
Д.Дональд “Американские военные самолёты Второй Мировой Войны” (перевод М.С.Виноградова и М.В.Коновалова). АСТ\Астрель. 2002
М.Футида, М. кумия "Сражение у атолла Мидуэй". Москва. 1958
Rene J. Francillon "McDonnell Douglas Aircraft Since 1920, Vol 1". Naval Institute Press. 1988
Bert Kinzey "U.S.Navy & USMC Aircraft of World War II" Part.1:Dive & Torpedo Bombers". Revell-Monogram. LLC. ISBN: 0-9709900-5-7. 2003
Al Adcock "Flight Deck, US Navy Carrier Operations 1940-1945". A Squadron/Signal Publications
С.Козлов "Мидуэйская драма «Опустошителя». Торпедоносец Дуглас TBD «Девостейтор»" ("Крылья родины" 1996-08)
А.Казымов "Первая битва авианосцев" ("АвиаМастер" 2002-03)
Warbird Information Exchange: Naval Aviation, 1940's


Тактико-технические данные бомбардировщика–торпедоносца Douglas TBD-1 “Devastator” :

Длина – 15,2 м
Размах крыла – 10,67 м
Площадь крыла – 39,21 м.кв.
Высота - 4,60 м
Вес пустого – 2540 кг
Вес взлётный – 4624 кг
Скорость максимальная – 322 км\ч на высоте 2440 метров
Скорость крейсерская – 206 км\ч
Скороподъёмность – 3,65 м\сек
Дальность – 1152 км с торпедой Mk.XIII, 700 км с бомбой 454 кг
Потолок - 5945 метров
Экипаж – 3 человека
Двигатель – один звездообразный 14-цилиндровый Pratt & Whitney R-1830-64 “Twin Wasp”, мощностью 900 л.с.
Вооружение – один синхронный в фюзеляже и один турельный 7,62-мм пулемет Colt-Browning
Бомбовая нагрузка - одна 700-кг торпеда или 454 кг бомб


ВНИМАНИЕ
Все права на текстовые материалы принадлежат администрации сайта Aviarmor.
Перепечатка и использование возможны только с письменного разрешения администрации
или при наличии активной ссылки на этот сайт.
©2015 www.aviarmor.net