Гудков Гу-1 \ Гу-2

Истребитель \ штурмовик

 

Состоявшийся в конце 1940 года раскол КБ ЛаГГ породил собой целых три самостоятельных КБ, каждое из которых, на первых парах, пыталось “довести до ума” многострадальный и не очень любимый лётчиками истребитель И-301. Дальше всех в этом отношении зашел Лавочкин: собственно кому как ни ему предстояло заниматься доводкой самолёта, если остальные покинули коллектив. Горбунов на основе И-301 соорудил проект легкого пикирующего бомбардировщика ПБ-301, но даже до стадии прототипа его довести не удалось из-за начавшейся войны и переезда в Таганрог. Наиболее деятельным оказался Михаил Иванович Гудков, предложившим в начале 1941 года первый проект собственного истребителя Гу-1. Это был далеко не потомок И-301, а совершенно новый самолёт, более всего похожий на Bell P-39. Оба истребителя, и наш и американский, имели много общих черт: шасси с носовым колесом, заднее расположение двигателя и мощное вооружение. По расчетным характеристикам Гу-1 оставлял далеко позади не только Як-1, но и более скоростной МиГ-3, недавно запущенные в серийное производство. Одна только расчетная скорость в 670 км\ч чего только стоила. Истребитель Гудкова оказался перспективным, но слишком оригинальным для советской авиапромышленности, что в конечном итоге и “свело его могилу”.
В июне 1941 года, когда проектирование Гу-1 находилось в самом разгаре, вышло постановление о прекращении всех работ по специально подготовленному наркомом авиапромышленности А.И.Шахуриным списку. По поводу Гу-1 была дана рекомендация временно законсервировать проект до получения дальнейших распоряжений, что и было немедленно выполнено. Однако без работы Гудков не остался, ведь полностью нераскрытой оставалась тема истребителя И-301, к тому времени поставленного в серию и переименованного в ЛаГГ-3. Пока положение дел с Гу-1 оставалось немного неясным, Гудков предложил сразу два проекта обновленного ЛаГГа. Первый из них представлял собой “воздушный истребитель танков” и был вооружен 37-мм мотор-пушкой. Данный вариант отличался высокой поражающей способностью, но в боевых условиях менее чем за месяц были потеряны все К-37 установочной партии, причем потери противника большими назвать было нельзя. Гораздо более удачным оказался вариант с двигателем воздушного охлаждения М-82А. Самолёт, названный Гу-82 отлично показал себя на испытаниях в 1942 года, но из-за личных трений между Гудковым и Лавочкиным в серийное производство вместо него пошел Ла-5, обладавший тогда большим количеством дефектом.
Тем временем решился вопрос с Гу-1 – НКАП наконец дал разрешение на продолжение работ и с середины 1942 года у Гудкова появилась надежда полностью восстановить свою репутацию. Прототип Гу-1 построили к началу 1943 года. Самолёт вышел на испытания недоработанным, так как разработчики вновь боялись опоздать. Не опытном экземпляре отсутствовали створки переднего колеса, предкрылки были плохо пригнаны, купола шасси были установлены не полностью, что серьёзно ухудшало аэродинамические качества истребителя. Выпускать на испытания в таком виде самолёт крайне не рекомендовалось, но Гудков настоял на том, что эти недостатки можно считать не критичными и Гу-1 к полетам готов. В конце концов, не дожидаясь, пока будет достигнута полная готовность истребителя, КБ получило разрешение от наркомата, ЛИИ и ЦАГИ.
К проведению первых полетов пригласили летчика-инженера А.И.Никашина, обладавшего внушительным авторитетом среди других пилотов и умевшего совладать практически с любым самолётом. На первых двух пробежках до скорости 140 км\ч, состоявшихся 18 марта 1943 года, оказалось, что динамический момент от винта уводит самолёт в сторону. Разворот можно было парировать торможением левого колеса и легким поворотом руля направления, но начало большим неприятностям было положено. Истребитель отправился на доработку и четвертая рулежка состоялась только два месяца спустя. По плану вообще предполагалось просто прокатиться по земле, но Никашин не удержался и на скорости 220 км\ч оторвал машину от земли и пролетел пару сотен метров на высоте 0,1-0,12 м. Оказалось, что разбег Гу-1 при стартовом весе в 4350 кг не превышает 570 метров, что в целом удовлетворили требования военных. За ним последовал ещё один удачный подлёт, после чего был сделан вывод, что Гу-1 к полноценному полёту ограничений не имеет.
Без особых торжеств 12 июня 1943 года подполковник Никашин поднял Гу-1 в воздух с Центрального аэродрома в Москве. Что случилось в воздухе практически сразу после старта сейчас вряд ли удастся установить – по свидетельству очевидцев Гу-1, после чрезмерно длинного разбега, набрал высоту около 200 метров, а затем завалился на бок, потерял управление и рухнул на землю, превративших в груду обломков и убив своего пилота. Разбирательство длилось недолго, поскольку отношение к Гудкову со стороны НКАП было в лучшем случае нейтральным. Вывод был сделан вполне однозначный – самолёт потерпел аварию из-за просчетов конструкторов. Конечно, Гудков был виноват в том, что истребитель оказался не подготовленным на должном уровне, но здесь более уместным будет предположение о заводском дефекте, приведшим к гибели самолёта.
В чертежах осталась и ещё одна разработка Гудкова – штурмовик Гу-2. Он представлял собой тот же Гу-1, но приспособленный под установку 45-мм пушки НС-45 стреляющей через полый вал винта. Дополнительно Гу-2 нес две синхронные 20-мм пушки ШВАК, два 7,62-мм пулемета ШКАС а также два 12,7-мм пулемета БС в носовой части фюзеляжа. Предполагалось, что этот штурмовик будет развивать скорость до 700 км\ч на высоте 7500 метров и иметь максимальную дальность полета 1000 км. Каким образом конструктор надеялся получить столь высокие ТТХ так и осталось загадкой, поскольку после аварии Гу-1 работы по Гу-2 были автоматически прекращены.

 

Проекции штурмовика Гу-2

 

 

Тактико-технические данные фронтового истребителя Гудков Гу-1:

 

Длина – 10,00 м

Размах крыла – 10,68 м

Площадь крыла – 20,00 м.кв.

Высота – 4,60 м

Масса пустого \ взлетная – 3742 \ 4620 кг

Скорость (расчетная) – 674 км\ч

Двигатель – один рядный АМ-37, мощностью 1400 л.с.

Экипаж – 1 человекБ/span>

Вооружение – одна 37-мм пушка Ш-37 (боекомплект 30 снарядов) и шесть 7,62-мм пулеметов ШКАС в крыле.