Austin Armored Car

Легкий бронеавтомобиль


История создания бронеавтомобилей Austin

1914-1915 гг.


Своим появлением бронеавтомобиль “Остин-Путиловец” обязан российской закупочной комиссии, которая в конце 1914 года посетила Великобританию с целью выбора автомобильной техники для оснащения собственной армии. Руководителем комиссии был полковник Секретов, направленный за границу специальным приказом министра Сухомлинова. Исходя из результатов испытаний машин забронированных по проектам Накашидзе (1904 г.) и немецкой фирмы Benz (1911 г.) Главное Военно-Техническое Управление (ГВТУ) разработало технические требования к данному виду боевой техники, основными из которых была установка двух пулеметов в раздельных башнях с круговым вращением и бронировка крыши. Последнее требование может показаться немного странным, однако тогда считалось, что экипажу достаточно только вертикального бронирования (то есть стенок и щитков пулеметов) – первые французские бронемашины типа Peugeot и Renault наглядное тому подтверждение. Прибыв в Великобританию комиссия выяснила, что у английской армии машины с подобными показателями отсутствуют в принципе, поскольку технического задания на них никто не выдавал. Тогда Секретов обратился с предложением разработать такой бронеавтомобиль специально для российской армии. За эту работу взялась малоизвестная у нас фирма Austin Motor Co.Ltd., уже 29 сентября представившая окончательный проект машины и сразу получившей заказ на изготовление 48 экземпляров.


Основой для бронеавтомобиля Austin послужило шасси легкового автомобиля так называемого “колониального” типа той же фирмы с двигателем мощностью 30 л.с., карбюратором “Клейдиль” и магнето “Бош”. Трансмиссия машины включала карданный вал, с помощью которого осуществлялась передача на задний мост, кожаный конус в системе ленточного сцепления и 5-скоростную механическую коробку переключения передач (4 скорости вперед и 1 назад). Ходовая часть имела колесную формула 4х2 и передний привод. Спицованные колеса были изготовлены из дерева, шины остались стандартными (размер 895х135 мм).

Корпус машины, изготовляемый на заводе фирмы Vickers из бронелистов толщиной 3,5 - 4 мм, получился весьма угловатым. Небольшие углы наклона имели только верхние бортовые листы над отделением управления и передний лист моторного отсека. Боевой отсек, расположенный со смещением к кормовой части машины, был “увенчан” двумя цилиндрическими башнями, в которых находилось по одному пулемету со стволами защищенными специальными кожухами. Чтобы обеспечить более рациональную установку башен и увеличить свободное пространство внутри машины пришлось вынести их за габариты корпуса, и сделать по бортам дополнительные вставки полуцилиндрической формы. Полная боевая масса составила 166 пудов (2656 кг). Экипаж бронеавтомобиля Austin, согласованный с армейскими требованиями, состоял из 4-х человек: командира машины (в ранге младшего офицера), водителя (ефрейтор) и двух пулеметчиков (унтер-офицера и ефрейтора). Окончательная цена на каждый бронеавтомобиль была установлена в размере 1150 фунтов стерлингов.


По прибытию в Россию бронеавтомобили подвергли детальному изучению со стороны специалистов ГВТУ и боевых офицеров, справедливо посчитавших, что 4 мм броня не является надежной защитой от пуль винтовочного калибра, в следствии чего осенью-зимой 1914 года часть прибывших Austin подвергли модернизации, установив на них бронелисты толщиной до 7 мм. Это повлекло за собой увеличений массы и некоторое ухудшение ходовых характеристик, хотя в целом мнение об “остинах” оставалось положительным. Вооружались бронеамобили также в России, получив два пулемета типа "максим" образца 1905 или 1910 гг. В русской армии они стали более известны как “Остин” 1-й серии, а в зарубежных источниках - Austin model 1914.


К формированию первых пулеметных бронеавтомобильных взводов приступили 21 декабря 1914 года. По штату №19 каждый взвод должен был иметь три “остина”, четыре легковых автомобиля, три мотоцикла без коляски и один с коляской, грузовой автомобиль, автомастерскую и автоцистерну. Личный состав включал четырех офицеров и 45-46 нижних чинов. Всего по штату №19 было сформировано восемь взводов от №5 до №12. Все броневики получили в них собственные имена: “Сильный”, “Пылкий”, “Адский” и так далее.
В начале 1915 года процесс модернизации “остинов” носил уже более широкий характер. Машины, успевшие попасть на фронт, отзывались на Ижорский завод, где проводилась их перебронировка. Вновь прибывшие бронеавтомобили, которые предназначались для оснащения 13-го и последующих взводов, дорабатывались сразу.


Принятый зимой 1915 года штат №20 существенно усилил огневую мощь автомобильных броневзводов. Предполагалось, что число пулеметных машин сократиться до двух, а вместо третьей будет введен пушечный бронеавтомобиль типа “Гарфорд-Путиловец”, к которому добавили легковой автомобиль, мотоцикл и грузовик. По такому типу были сформированы 22 новых взвода, получивших номера 13 - 24, 26 - 28 и 30 – 36. Первые восемь подразделений воевавших на фронте тоже получили пушечные машины, но сохранили при этом по три “остина”.

Офицерские кадры готовили при Офицерской Стрелковой Школе, руководил которой генерал-майор Филатов, известный также своими трехколесными пушечными бронемашинами. Специально для этого весной 1915 года была сформирована Запасная броневая рота под командованием капитана Халецкого, а разработку новых типов бронемашин поручили Броневому отделу, работавшему при Военной Автомобильной Школе. Благодаря этому в короткий срок удалось не только насытить армию бронеавтомобилями, но и укомплектовать их хорошо обученными экипажами. Часть нижних чинов, из состава вольноопределяющихся и добровольцев среди которых было немало профессиональных механиков и водителей, также способствовало тому, что уровень подготовки экипажей находился на очень высоком уровне. К августу 1915 года на фронте имелось 49 пулеметных и 19 пушечных бронемашин, составлявших основу 19 броневзводов.


В это же время предварительный анализ выполненный весной 1915 года показывал, что поставок бронемашин из Великобритании и Франции, будет явно недостаточно. В связи с этим совместному Русско-английскому правительственному комитету в Лондоне было поручено согласовать действия обоих сторон и наладить выпуск бронеавтомобилей по русским проектам и с июня по декабрь построить 236 машин.

Уже 6 марта фирме Austin был выдано второй заказ на производство машин второй серии. Вместо базы легкового автомобиля теперь использовалась база 1,5-тонного грузовика с усиленной рамой, доработанной трансмиссией и двигателем мощностью 50 л.с. Толщину бронирования довели до положенных 7 мм. Конструкцию корпуса изменили, понизив крышу водительского отделения и укоротив его общую длину. Впрочем, устранены были далеко не все недостатки. Более короткий корпус сэкономил немного массы, но привел к излишней тесноте внутри машины. Задний пост управления так и не был установлен, а аварийная задняя дверь была демонтирована. Высадка и посадка экипажа могла осуществляться только через дверь в левом борту. К концу года фирма Austin выпустила по такому образцу 61 бронеавтомобиль, а устранением выявленных изъянов занялся летом 1915 года Ижорский завод, поэтому “остины” 2-й серии (Austin model 1915) попали на фронт только в ноябре.


Новая партия британских “остинов” в количестве 60 единиц была заказана 25 августа 1916 года. Фирма постаралась учесть опыт боевого применения и эксплуатации бронемашин первых двух серий, снова введя второй пост управления, закрыв смотровые щели пуленепробиваемыми стеклами и заполнив пневматики специальным составом "Автомасса", позволявшем затягивать пулевые пробоины. Кормовая часть корпуса была немного изменена. В остальном “остины” 3-й серии соответствовали предыдущей модификации, хотя их боевая масса повысилась до 5300 кг.

В Россию новые “остины” начали прибывать в конце осени и к лету 1917 года все заказанные машины были приняты армией. Параллельно был сделан заказ ещё на 70 бронеавтомобилей 3-й серии иногда называемых Austin model 1918, отличавшихся двускатными задними колесами и усиленной рамой. Постройка этих машин была начата, когда Российская Империя вошла в заключительную фазу распада и к власти пришли большевики.


Российские "Остины" в боях

1915-1922 гг.


Боевое применение русских “остинов” оказалось на редкость удачным. Так уж сложилось, что эти британские машины составили основу броневых батальонов и долгое считался одним из наиболее удачных типов бронемашин российской армии. “Остины” первой серии пошли в бой уже зимой 1915 года – тогда же выявили и наиболее существенные недостатки этих машин. Прежде всего, сказывалась слабость бронирования, так как даже 7-мм бронелист не спасал экипаж от огня стрелкового оружия.


Тактика использования российских бронеавтомобилей тогда не отличалась особой гибкостью, но всё же оказалась весьма эффективной. В бой машины шли задним ходом на малой скорости, открывая огонь из пулеметов по обнаруженным огневым точкам противника. Немцы, в свою очередь, старались сконцентрировать на атакующих их бронемашинах массированный пулеметный и орудийный огонь. Вот наиболее известные случаи применения “остинов” в ходе кампании 1915 года на Западном и Юго-Западном фронтах:


“В ночь с 12 на 13 февраля 1915 года, в один день перекинувшись из Старожеб через Пултуск под Прасныш, пройдя маршем 120 верст, отряд 1-й автопулеметной роты из 4 пулеметных и одного пушечного автомобиля ворвался на укрепленную позицию немцев у с. Добржанково. Потеряв три машины со всею прислугою, расстрелянными с 30 шагов, занял два моста, отрезав путь отступления немцев…”

“22 февраля в 7 часов утра автомобили 8-го взвода подошли к противнику на 900 шагов и открыли огонь. Противник немедленно открыл пулеметный огонь, которым броня автомобилей была пробита в нескольких местах. На “Сильном” был убит поручик Рубец и ранен шофер, после чего автомобиль ушел. На “Славном” двумя пулями ранен шофер, убит подпоручик Иогансен и ранен штабс-капитан Цорн.”

“…В бою 20 июня, после того как шофер был ранен, а помощник его убит, желая спасти остальных членов экипажа, младший унтер-офицер Василий Скрыпник самоотверженно стрелял из пулемета до тех пор, пока не был сам убит и взорван автомобиль”.

“…В то время, когда снарядом были вырваны передние дверцы, (ефрейтор Антипин) самоотверженно подавал патроны пулеметчику - унтер-офицеру, пока не был убит пулей в лоб и сгорел в взорвавшемся автомобиле”.

“13 февраля 1916 года, после произведенной разведки, броневой автомобиль "Марс", выехав к мызе Огер в 10 часов вечера, начиная от мызы Силле, задним ходом приблизившись к противнику на расстояние 600 - 800 шагов, открыл огонь по работающим немцам из пулеметов. Выпущено 12 лент. Немцы открыли артиллерийский и ружейный огонь по машине, но безрезультатно.”


Из приведенных примеров видно, что защита бронемашин “остин” не отличалась особой надежностью и чаще всего успех боя зависел от стойкости и мастерства экипажа. Также отмечалась неудачная конструкция крыши водительской кабины, прогиб швеллеров рамы, невысокие динамические характеристики и ограниченный сектор обстрела из пулеметных башен вперед. Сведения об этом были немедленно переданы в Штаб и на Ижорский завод, однако исправить ситуацию со слабым бронированием не удалось вплоть до завершения эксплуатации “остинов”.


В 1916 году российский Генеральный Штаб спланировал крупное контрнаступление в районе сосредоточения австро-венгерских войск на Западной Украине, намереваясь вернуть позиции утраченные за два года до этого. Силы противника в этом районе были довольно внушительны, однако состояли они из разношерстых подразделений, сформированных по всей Империи и не отличавшихся высоким боевым духом. Кроме того, у австро-венгерского командования практически не было бронемашин, производству которых не уделили особого внимания. У российской армии напротив, имелся внушительный штат бронеавтомобилей различных типов, включая пушечные. В добавок, серьёзную помощь оказали прибывшие из Бельгии и Великобритании иностранные бронедивизионы, на вооружении которых состояли бронемашины “Rolls-Royce”, “Lanchester”, “Peugeot”, “Morse”, “Pierce-Arrow” и “Ford”. Летом и осенью 1916 года эти подразделения особо отличились в боях на Румынском фронте вместе с 4-м бронедивизионом. В целом “Брусиловский прорыв” принес наибольший успех России за всю войну, однако разложение армии и последовавшие за этим ошибки главного командования привели к тому, что уже к зиме 1917 года русские войска отступили. В ряде случаев наблюдалось откровенное бегство пехотных частей и так называемое “братание” с немецкими и австрийскими солдатами. Однако эти факты не имели никакого отношения к личному составу бронедивизионов, которые продолжали сражаться с не меньшим успехом. Если бы не откровенное предательство отдельных пехотных частей кампания 1916 года могла бы закончиться совсем иначе. Свидетельством храбрости экипажей бронемашин может служить следующий эпизод, описанный в донесении командования 4-го бронедивизиона (такое название было присвоено броневзодам в августе):


“17 ноября 1916 года в 16 часов была назначена общая стрелковая атака, и за семь минут до начала ее броневому автомобилю 24-го отделения “Скобелев” подкомандой подпоручика Руднева было приказано выехать в бой.

...Приблизившись к проволочным заграждениям противника, машина открыла по его окопам огонь из пулеметов. Но в это время один за другим разорвавшиеся снаряды своими осколками выбили заднюю дверцу и вывели машину из строя.

Командир отделения, видя с наблюдательного пункта гибель машины и приняв к этому времени общее командование английским броневым эскадроном, приказал выехать в бой и вытащить на буксире “Скобелева” двумя английскими пулеметными машинами,, но эти машины выполнить данную им задачу не могли, так как у одной из них был пробит кожух пулемета, а другая, благодаря мягкому грунту, приблизиться к “Скобелеву” не могла. Тогда командиром отделения было приказано поручику Нарциссову выехать на своей бронемашине “Суворов” для оказания помощи “Скобелеву”.

“Суворов”, не доезжая до автомобиля “Скобелев”, открыл огонь из пулеметов, но в это время болгарским снарядом была сбита башня и разбиты колеса. Машина остановилась, но огонь из второго пулемета не прекратила...”


Этот бой против болгарских войск провели бронемашины 1-й серии – обе были слишком сильно повреждены и восстановлению не подлежали. Вместо них дивизион получил два “Армстронг-Уитворт-Фиат”, только что полученных из Петрограда. Данные об общих потерях “остинов” неоднозначны. Достоверны сведения только о безвозвратной утрате 11 бронеавтомобилей 1-й серии.


Наиболее трагической для русской армии стала кампания 1917 года. После февральской революции процесс развала армейских и флотских частей приобрел необратимый характер, что повлекло за собой образование огромных “брешей” в линии фронта, закрыть которые командованию были временами просто нечем. Войска более-менее устойчиво держали оборону только в центральной части Белоруссии и на Западной Украине, хотя и здесь нередко происходили случаи дезертирства. Новое наступление также спланированное Брусиловым и намеченное на июнь обернулось катастрофой. Развертывание войск и сам процесс снабжения проходил под пристальным вниманием противника, воздушные разведчики которого постоянно висели над позициями русских войск. Для наступления в Галиции были сконцентрированы значительные бронесилы: 7-й, 8-й, 11-й дивизионы, дивизион Особой армии, дивизион Особого назначения (с бронемашинами типа Джеффри-Поплавко), а также два иностранных бронедивизиона. Общее количество бронемашин всех типов составило почти 100 единиц, однако в полной мере использовать эти части не удалось.

Вслед за небольшим начальным успехом немецкие и австрийские войска перешли в контратаку и обратили российскую армию в бегство. По сути, сражаться продолжали лишь немногие пехотные части и бронедивизионы – с учетом внутренней обстановки их действия можно считать более чем успешными. В некоторой степени положение спасло формирование “частей смерти” создаваемых на добровольной основе и состоявших преимущественно из офицеров, пожелавших сражаться до победного конца. Такое звание летом 1917 года было присвоено 9, 10 и 12-у бронедивизионнам, сумевшим сохранить боеспособность и большую часть подготовленного технического персонала. Впрочем, были и другие подразделения, свидетельством чему может служить отчет командира 11-го бронедивизиона подполковника Новикова, машины которого прикрывали отступление русских войск в районе Тарнополя, где первоначальный прорыв немцев составил по фронту до 10-15 км.


“С начала прорыва немцев на Тарнопольском направлении к месту прорыва были выдвинуты бронеавтомобили 1-го дивизиона и своими самоотверженными действиями на двое суток задержали противника у Тарнополя. Постоянно покидаемые пехотой, не всегда даже имея поддержку артиллерии, они своими смелыми выездами, часто по плохим проселочный дорогам, сдерживали напор немцев и увлекали за собой пехоту, продолжая до сего времени быть в линии сторожевого охранения. За время боёв несколько машин было подбито прямыми попаданиями снарядов, все машины поизносились и требуют ремонта, а некоторые, пришли в негодность. Тем не менее дух дивизиона продолжает оставаться превосходным.”


Были и другие эпизоды беспримерной храбрости экипажей бронедивизионов, но в стране ситуация ухудшилась настолько, что к октябрю 1917 года сдерживать немцев не представлялось возможным. Из-за недостатка топлива и запасных частей на территории занятой противником пришлось бросить не менее десятка бронеавтомобилей, часть из которых ещё можно было отремонтировать и вернуть в строй.

Больше того, с января поставки бронемашин в боевые части фактически прекратились, а часть уже поступивших машин стали отзывать с фронта назад в Петроград. Это было вызвано не военной необходимостью, а стремлением сменяющих друг друга правительств обезопасить себя от действий “конкурентов”. Так в Петрограде остались почти все “остины” 3-й серии, полугусеничные “кегресс” и “Ахтырецъ”, а также несколько “фиатов”, “гарфордов” и “армстронгов”. Дополнительным стимулом к окончательной дезорганизации управления и снабжения дивизионов стала ликвидация 22 июня Комиссии по броневым автомобилям при ГВТУ, вместо которой в июле организовали Броневой отдел, не сумевший совладать с текущей ситуацией. До 25 октября 1917 года удалось укомплектовать 46 дивизионов и ещё один находился в стадии формирования.


Октябрьская революция привела новому переделу имевшихся бронемашин, но основная их часть осталась у большевиков. Только в районе Петрограда к марту 1918 года находилось не менее 31 машины этого типа и ещё 7 числилось за Московским военным округом. Поскольку внешних врагов у Советской России оказалось более чем достаточно, новому армейскому руководству пришлось вернуться к строевой дисциплине и, частично, к прежней организации разваленных бронедивизионов, которые были реорганизованы в автобронеотряды (АБО). Их формирование началось летом 1918 года.


Машины принадлежавшие РККА активно применялись на всех фронтах, подчас вступая в бой со своими “собратьями”. Ниже приводится небольшой отрывок из “Краткой хроники 48-го бронеотряда”, созданного 25 февраля 1920 года в г.Дмитриевка под Таганрогом по приказу командования 3-й армии. По сути это было первое подразделение такого типа, созданное после развала Российской Империи, причем её первыми боевыми единицами стали несколько импровизированных броневиков с пулеметами и только в мае 1920 года 48-й отряд получил четыре “остина” разных модификаций, ранее утопленных белогвардейцами в Дону:


“1 июля 1920 года отряд состоял из нижеследующего количества машин: 4 броневых марки "Остин" под названием "Имени тов.Ленина", "Имени тов.Троцкого", "Имени тов.Зиновьева", "Имени тов.Свердлова", 4 вспомогательных грузовых, 3 легковых и 2 мотоциклов и команды из 101 человека, возглавляемой комбронеотряда тов.Жорж.

14 июля, согласно распоряжению начбронечастей СКВО, отряд в указанном составе выбыл в г.Таганрог в распоряжение 3-й армии для борьбы с десантом белогвардейцев под командованием полковника Неверова, высадившимся на побережье Азовского моря в районе Кривой Косы.

Во время боя за деревню Ивановку бронемашина "Имени тов.Свердлова" была подорвана брошенной бомбой. В это время со стороны неприятеля был выдвинут броневик марки "Фиат" с целью завладеть подорванным броневиком. Видя это, бронемашина "Имени тов.Зиновьева" ринулась к неприятельскому броневику и, развив на нем сильный огонь, заставила последний скрыться. Затем — в сентябре 1920 года отряд участвовал в разгроме бело-зеленых банд генерала Хвостикова, действовавших в районе станицы Урупской на Кубани, а затем находился в г.Армавире.

23 ноября 1920 года на основании полученного предписания начбронечастей 9-й армии № 643 отряд был погружен и отправлен в г.Сочи Кубано-Черноморской области в распоряжение начдива 31. 15 февраля отряд был выдвинут в г.Адлер.

В ночь на 19 февраля 1921 года на основании приказа начбоеучастка комбрига 91 отряд под командованием тов.Жесткова в составе 3 бронемашин и всего вышеуказанного состава выступил к дер.Молдавка для наступления с частями нашей дивизии на нейтральную зону в Грузию.

После тяжелых боев на границе, где 75-мм снарядом, выпущенным с моря, был подбит броневик "Имени тов.Зиновьева", но остался в строю, 23 февраля броневики вошли в г.Гагры. 27 февраля броневики с конной разведкой стрелкового полка в 10 часов утра без боя заняли г.Гудауты. В ночь с 3 на 4 марта, подождав подхода всех частей нашей пехоты, подтянув боебазу и заправив все машины, отряд опять стал преследовать противника, отступавшего по направлению к г.Сухуму. На всем протяжении от Нового Афона до Сухума противник в панике бежал от наших броневиков, не оказывая сопротивления, и к 2 часам, несмотря на все разрушенные мосты, отряд в полном составе вступил в г.Сухум-Кале, где был встречен населением с бурными овациями.”


В этом документе, правда, не указывается, к какой именно модификации принадлежали “остины”. Возможно, это могли быть бронеавтомобили, построенные в 1918-1920 гг. по проекту Путиловского завода.


Что же касается остальных “остинов”, попавших в руки Белой Армии, то их действия оказались не настолько удачными. Помимо машин прибывших в Россию в течении Первой Мировой войны британское правительство посчитало возможным предоставить своим новым союзникам танки и бронеавтомобили. Например, весной 1919 года из Великобритании прибыло четыре “остина” 3-й серии из бывшего российского заказа. Эти машины, получив названия “Смелый”, “Могучий”, “Генерал Марков”, “Зоркий”, “Генерал Корнилов” и “Генерал Алексеев”, были переданы Добровольческой армии генерала Деникина и участвовали в боях на юге России. Последние три бронеавтомобиля стали трофеями РККА и вошли в состав того самого 48-го бронеотряда.


Один “остин” 3-й серии, каким-то образом оказавшийся на Украине, был захвачен местными националистами и переименован в “Петлюру”. Исходя из названия можно сделать логический вывод о том, что данная машина использовалась в войсках одноименного военачальника в течении 1918-1919 гг. Сохранилась также фотография ещё одного “остина” (датируемая летом 1918 года), имевшего название “Атаман Богаевский” и принадлежавшего Донскому Казачьему Войску. По некоторым данным эта машина впоследствии перешла в руки “красных”. Также донские казаки использовали один один броневик 1-й серии носивший имя "Медведица".


Ещё два “остина” 3-й серии попали во время Гражданской войны на Дальний Восток и вошли в состав 28-го автобронеотряда Народно-революционной армии (НРА) Дальневосточной республики. Интересно, что правительство этого государства, просуществовавшего всего четыре года, было полубуржуазным но пользовалось поддержкой со стороны РСФСР. Причиной такой лояльности было обоюдное желание поскорее избавиться от присутствия на российской территории войск интервентов (прежде всего - японцев), которые считали себя хозяевами Сибири и вели себя весьма бесцеремонно. В течении 1920-1922 гг. эта бронемашина успешно воевала против японских войск и остатков Белой армии в Приморье.

После окончания Гражданской войны была проведена ревизия оставшейся техники. Оказалось, что на конец 1921 года сохранилось 16 машин 1-й серии, 15 машин 2-серии и около 20 машин 3-й серии. Постепенно их выводили из состава РКАА в виду сильной изношенности, хотя на 10 декабря 1929 года в войсках продолжало оставаться 76 “остинов” всех серий. Окончательно бронеавтомобили этого типа были сняты с вооружения в 1931 году и разбронированы.


Austin Armored Car - служба за границей

1915-1941 гг.


Не менее интересно сложилась судьба “остинов”, оказавшихся по другую сторону границы. Не испытывая больших симпатий к новому правительству, отказавшемуся от войны с Германией, британцы оставили все выпущенные бронеавтомобили у себя. Впоследствии, в апреле 1918 года, из этих “остинов” был сформирован 17-й бронебатальон Королевского Танкового Корпуса, летом того же года принявший активное участие в боях на территории Франции. От бронемашин предназначенных для России они не имели никаких отличий, за исключением пулеметов Hotckiss Mle 1914 калибра 8-мм, которые устанавливались вместо пулеметов “максим” образца 1910 г., стандартных для российской армии того времени.

Впервые британские "остины" были использованы для поддержки французской пехоты 11 июня 1918 г., а в августе эти бронемашины укомплектованные австралийскимим экипажами задействовали в Битве при Амьене. Их самой удачной операцией стал захват 8 августа деревни Фрамервилль (Framerville), когда "остины", следуя через немецкие траншеи за британскими танками, с ходу ворвались в этот населенный пункт в считанные минуты освободив его от немцев и прибив на дверях их штаба австралийский флаг. До ноября 1918 года экипажи действовали так же успешно, потеряв всего 3 машины.

В 1919-1921 гг. несколько "остинов" британцы отправили в Ирландию, где началась война за независимость. Бронеавтомобили использовались в крупных ирландских городах для поддержания порядка.


Внезапный крах Российской Империи потребовал от Великобритании увеличить своё военное присутствие на Кавказе, где наибольшее влияние имела Турция. В феврале 1918 года для охраны владений на Каспийском море в Баку прибыл британский экспедиционный корпус (Dunstenforce), в составе которого находилось 20 "остинов". Поскольку турки были тогда общими врагами для всех британцы сотрудничали не только с Белой Армией, но и с большевиками, хотя этот период был очень недолгим. В ноябре 1918 года, в связи с капитуляцей Германии и её союзников Dunstenforce покинули Кавказ. Фактически в течении 10 месяцев эксплуатировалось только 8 машин, в то время как остальные находились на ремонте из-за возникших проблем технического характера.

В 1919 году по меньшей мере 16 бронеавтомобилей было отправлено в Индию, где ситауция не отличилась особым спокойствием. Прибывшие машины чрез год определили в состав 5-го бронеавтомобильно отделения индийского Танкового Корпуса. Их служба в рядах данного подразделения продолжалась с 1921 по 1923 год включительно, после чего "остины" были разбронированы.


После поражения Германии и подписания капитуляции в 1919 году два “безработных” Austin Armored Car продали Японии, где они успешно эксплуатировались вплоть до появления в 1926 году более современных бронеавтомобилей Crossley М1923. Как раз к этому времени у японцев созрел план полной оккупации Манчжурии, приведенный в исполнение в 1928-1931 гг. Кроме легких танков и тех же Crossley в операции задействовали оба старых "остина". По некоторым данным одна из этих машин был впоследствии передана марионеточныму правителсьтву Маньчжоу-Го, хотя на завершающем этапе эксплуатации “остины” служили в качестве учебных машин. Также есть сведения, что японские бронемашины этого типа в 1919-1920 гг. служили в Сибири, но документальных свидетельств этому найти пока не удалось.

В конце 1920-х гг., в экспериментаьном порядке, одна из бронемашин Austin была модернизирована. Вместо старого британсокго шасси, не обладавшего долной проходимостью, было установлено новое трехосное с колесной формулой 6х4. Правда, японские специалисты посчитали, что для повышения живучести ходовой части следует использовать спицированные колеса с литыми бескамерными шинами. Это привело к снижению ходовых качеств бронеавтомобиля и эксперимент признали неудачным. Впрочем, приобретенный опыт был использован при разработке бронемашин собственной конструкции.


Бронеавтомобили, ставшие немецкими и австрийскими трофеями в результате поспешно отступления русской армии, и находившиеся в технически исправном состоянии (или с минимальными повреждениями) были подвергнуты текущему ремонту и заново введены в строй. Против бывших противников “остины” не применялись, так как в конце 1918 года их отправили в Германию, где задействовали для подавления коммунистического восстания в берлине и других городах. По состоянию на 1919 год в составе дивизии “Kokampf” числилось два бронеавтомобиля 2-й серии и два 3-й серии, но об их дальнейшей участи точной информации нет. Впрочем, один из “остинов” продолжал вплоть до 1935 года в рядах австрийской полиции.


Не успев разобраться с внутренними врагами Советская Россия была вынуждена направить значительную часть сил для отражения внешней агрессии. Самым серьёзным противником в этом отношении стала Польша. Правительство этого государства считало себя обиженным со стороны Российской Империи и требовало значительных компенсаций, прежде всего в территориальном отношении. На такие условия СНК РСФСР пойти не мог, что привело к советско-польской войне, начавшейся в 1919 году. Большую помощь в организации нападения со стороны Польши оказали страны Антанты, поставив полякам множество вооружения, включая танки. Случаев боевых столкновений между польскими FT-17 и советскими бронеавтомобилями зафиксировано не было, но обе стороны захватили хорошие трофеи в бронетехнике. Частями РККА было захвачено несколько танков французского производства, а полякам досталось семь “остинов” и два полугусеничных “остин-кегресса” (по другим данным общее количество машин данного типа составило 12 единиц). С точки зрения ценности трофеев в более выигрышном отношении оказалась советская сторона, так как в польской армии “остины” были сразу переведены в разряд учебных машин и отданы на слом в конце 1920-х гг.

Впрочем, первый факт использования “остина” на стороне польских войск имел место несколько раньше. В августе 1917 года на территории Белоруссии был сформирован 1-й польский корпус под командованием генерала И.Довбор-Мусницкого. Данное подразделение имело в своей основе офицеров лояльных российскому правительству и потому сражалось против немцев вплоть до октябрьской революции. Когда власть переменилась поляки повернули оружие против большевиков. В начале 1918 года им удалось захватить один “остин” 1-й серии у которого был поврежден задний мост. Утратившую способность передвижения машину 10 февраля включили в состав импровизированного бронепоезда “Zwiazek broni” под командованием лейтенанта Станислава Малаговского. Помимо бронеавтомобиля, установленного на грузовую платформу в качестве пулеметной огневой точки, бронепоезд имел одно 76,2-мм полевое орудие обр.1902 года и несколько 7,62-мм пулеметов “максим”. Первая же боевая операция (проще говоря - набег) была устроена поляками на станцию Красный Берег 21 февраля. Появление бронепоезда оказалось настолько неожиданным, что “красные” практически без боя оставили этот населённый пункт. Один из членов экипажа “Zwiazek broni” впоследствии вспоминал: “…на станции возникла паника, поскольку наш поезд выглядел очень устрашающе…” Следующие бои продолжались примерно с таким же успехом, пока 10 мая бронепоезд не был захвачен немецкими войсками, разоружившими его экипаж.

Теперь вернемся к “остинам”, захваченным во время советско-польской войны. Первым из них стал бронеавтомобиль 2-й серии, принадлежавший 10-му АБО 14-й армии сдерживавшей польские войска в августе 1919 года под Минском. Затем, 26 апреля 1920 года, во время боёв за Житомир был захвачен “остин” 3-й серии. Экипаж этой машины сражался по истине геройски – въехав в город советский “остин” внес большой беспорядок в ряды вражеских солдат, вооруженных только винтовками, и был остановлен на другом его краю только после появления польского пушечного бронеавтомобиля “гарфорд” и пулеметного “пирлеса”. Только после этого совместными усилиями пехоты и бронетехники удалось остановить излишне резвую советскую машину.

В июне 1920 года, после боя под Бобруйском, очередным трофеем стал “остин” 1-й серии модифицированный путем установки бронекорпуса на шасси грузовика “Уайт”. Машина ранее принадлежала 14-й пехотной дивизии и после небольшого ремонта в августе того же года была введена в состав 2-го польского бронеотряда и носила имя “General Haller”. Вторая аналогичная машина была захвачена в этот же период, получив имя “Mars” и армейский номер 4434.

Последние трофеи поляки получили под Малоритой – 20 сентября 1920 года в их руки попало сразу четыре машины, две из которых относились к “остинам” 2-й серии.

После подписания мирного договора бронемашины британской постройки перевооружили 7,92-мм пулеметами Maxim wz.05\08 и отдали в распоряжение 5-го бронеотряда, где они интенсивно эксплуатировались до середины 1920-х гг. Постепенно “остины” списали и к 1931 году лишь одна машина с номером 4432 продолжала использоваться для обучения экипажей в Модлине. В дальнейшем этот бронеавтомобиль был установлен в качестве монумента в модлинской крепости и достался в сентябре 1939 года немецким войскам.


Также есть информация о наличии в румынской армии одного бронеавтомобиля этого типа, захваченного на Украине в 1918 или 1919 году. Но был в карьере "остина" и другой интересный эпизод, связанный с армией бывшего противника. Как известно, в течении 1914-1917 гг. в плен сдалось несколько десятков тысяч солдат австро-венгерской армии, главным образом чехов и словаков. После революции их решили отправить на родину через Сибирь, однако в 1918 году пути командования Чехословацкого кропуса и Советской власти разошлись. По сути, к концу 1919 году значительная часть пути Транссиьирской магистрали и её окрестностей оказались в руках чехов и Белой Армии. В Сибири было захвачено значительное количество разнообразной аммуниции и даже один из Austin предположительно 3-й серии. Откуда взялся этот бронеавтомобиль на столь значительном удалении от фронта - не известно. Впролне вероятно, что ранее подбитую машину пытались эвакуировать подальше в тыл, и только после этого она попала в руки чехов. На сохранившихся до нашего времени фотографиях хорошо видно, что "остин" сохранил только одну башню, что косвенно подтверждает теорию об эвакуации. В целях компенсации снизившейся огневой мощности чешскими механиками был установлен второй пулемет слева от места водителя в лоьбовом бронелисте кабины.

О характере использования единственного чешского "остина" сейчас остается только догадываться. Не исключено, что эта машина некоторое время "путешествовала" вместе с эшелонами новых хозяев, периодически привлекаясь для "наведения порядка" на новых территориях. Как бы там ни было, в 1920 году никаких сведений о ней не приводится.


Третьей страной, ставшей обладателем трофейных “остинов” стала Финляндия. В отличии от Польши здесь были сильны пробольшевистские настроения, что привело в начале 1918 года к гражданской войне. Советская сторона проявила здесь критическую нерешительность, позволив Белой Гвардии финнов и немцам в январе-апреле 1918 года беспрепятственно захватить часть кораблей и береговых сооружений российского флота и не оказав помощи местной Красной Гвардии. Правда, есть сведения о том, что в это же время в Финляндию прибыли два “остина” 3-й серии, которые вскоре были захвачены белофиннами и использовались затем до конца 1920-х гг.


Приблизительно в 1921 году два или три бронеавтомобиля было передано монгольской Красной Армии и служили до появления более современных машин типа БА-3 и БА-6, также купленных в СССР.


Однако наибольшим долгожителем оказался бронеавтомобиль принадлежавший Латвии. Захваченный в боях за независимость этот “остин” 2-й серии прошел несколько этапов модернизации и носил имя “Zemgalietis”. На завершающем из них машина имела абсолютно новую ходовую часть от грузовика Ford и усовершенствованный бронекорпус, у которого была значительно изменена носовая часть, появились передние съёмные бронещитки, а также бронированные кожухи пулеметов. После включения Латвии в состав СССР бронетехника этого небольшого прибалтийского государства была признана устаревшей и отправлена в распоряжение технической дивизии. Однако в июне 1941 года “остин” оттуда изъяли и отправили на фронт. Во время марша колонна автомашин, в числе которых шёл этот бронеавтомобиль, была атакована немецкой авиацией и поврежденный “остин” был брошен своим экипажем, став в итоге трофеем немцев.


На этом история бронемашин Austin Armored Car закончилась.



Источники:
М.Барятинский, М.Коломиец "Бронеавтомобили русской армии 1906-1917", Москва, Техника-Молодежи, 2000
М.Коломиец "Броня на колесах. История советского бронеавтомобиля 1925-1945", Москва, Яуза\Стратегия КМ\ЭКСМО, 2007
Landships WW1 Forum: Bulgarian armored car (cars?) in WWI
Austin armoured cars in the Polish Army
Сайт РККА: Танки в Прибалтике
Международный военный форум: БТТ Балтийских государств


ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ БРОНЕАВТОМОБИЛЯ
Austin 3-й серии (1917 г.)

БОЕВАЯ МАССА5200 кг
ЭКИПАЖ, чел.5
ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ
Длина, мм4900
Ширина, мм2000
Высота, мм2580
Клиренс, мм?
ВООРУЖЕНИЕдва 7,62-мм пулемета "максим" обр.1905 или 1910 г.
БОЕКОМПЛЕКТ6000 патронов
ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯ?
БРОНИРОВАНИЕ лоб корпуса - 8 мм
борт корпуса - 8 мм
корма корпуса - 8 мм
крыша - ?
башня - 8 мм
ДВИГАТЕЛЬAustin, карбюраторный, 4-цилиндровый, жидкостного охлаждения, мощностью 50 л.с.
ТРАНСМИССИЯмеханического типа
ХОДОВАЯ ЧАСТЬколесная формула 4х2 с пневматическими шинами размером 920x120 мм заполненные составом "Автомасса"
СКОРОСТЬ60 км\ч
ЗАПАС ХОДА ПО ШОССЕ200 км
ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ
Угол подъёма, град.?
Высота стенки, м?
Глубина брода, м0,80
Ширина рва, м1,30
СРЕДСТВА СВЯЗИне устанавливались

ВНИМАНИЕ
Все права на текстовые материалы принадлежат администрации сайта Aviarmor.
Перепечатка и использование возможны только с письменного разрешения администрации
или при наличии активной ссылки на этот сайт.
©2013 www.aviarmor.net