БА-3

Средний бронеавтомобиль


История создания бронеавтомобиля БА-3

1932-1933 гг.


Досрочное принятие на вооружение среднего бронеавтомобиля БАИ не в полной мере решало все задачи, поставленные текущей военной обстановкой. Основное вооружение БАИ, как и большинства средних и легких танков того периода, состояло из 37-мм “короткой” пушки Hotchkiss и её вариантов, представлявшей собой модифицированный вариант морского орудия, выпущенного в конце 1880-х гг. В Советском Союзе “гочкисс” официально приняли на вооружение ещё в 1920 году, хотя на тот момент баллистические характеристики данной артсистемы считались посредственными. Столь долгое время “гочкиссу” удалось продержаться за счёт простой конструкции, небольшой массы и компактным размерам, что позволило устанавливать пушку не только на танки и бронемашины, но и на самолёты.

Первый этап модернизации “гочкисса” провели в 1928 году под руководством инженера П.Сячинтова, доработавшего конструкцию ударного и спускового механизма, а также маску пушки. Модифицированный вариант орудия выпускался под обозначением ПС-1 на заводе №8, хотя армия настаивала на замене 37-мм артсистемы на более современную.

Разработанная Сячинтовым в 1930 году пушка ПС-2 получила должную поддержку и была принята на вооружение под обозначением “37-мм танковая пушка образца 1930 года”. Однако завод, на котором предполагалось наладить её серийный выпуск, всячески уклонялся от выполнения выданного заказа, что оставило это орудие на уровне опытных образцов. Вместо ПС-2 на заводе №8 наладили выпуск орудий Б-3 того же калибра, основой для которых послужила немецкая противотанковая 37-мм пушка фирмы Rheinmetall, но в её конструкции заимствовали отдельные технические решения от ПС-2. Именно эта пушка устанавливалась на танки Т-26 и БТ-2 выпуска 1932-1933 гг., хотя для среднего бронеавтомобиля было выбрано более мощное орудие.

В конце 1931 года конструкторы завода №8 доработали пушку Б-3, путем установки трубы калибра 45-мм и усилив лафет. Новое орудие сначала получило заводское обозначение 19К, но после перепроектирования для установки в танковую башню индекс сменили на 20К. В 1932 году это орудие было принято на вооружение РККА под обозначением “45-мм танковая пушка образца 1932 года”. Разработанный под неё бронебойный снаряд БР-240 имел начальную скорость 757 м\с и с дистанции 100 метров пробивал вертикально установленную бронеплиту толщиной 51 мм. На дистанции 1000 этот показатель снижался до 35 мм, но даже в этом случае поражающая способность 45-мм пушки была вполне достаточной. Именно под установку такого орудия предполагалось модернизировать БАИ.


Ещё в ходе испытаний первого прототипа бронеавтомобиля УММ РККА заключило со спецотделом Ижорского завода договор на №173713 на проектирование и изготовление опытного образца БАИ, оснащенного 45-мм пушкой завода №8 и пулеметами ДТ. Заказ надлежало сдать к 1 ноября 1932 г., предварительная стоимость работ оценивалась в 25000 рублей. Новая машина получила обозначение БА-3 и была готова только в апреле 1933 г. Полугодовая задержка была связана с загрузкой предприятий текущими заказами, а также острой нехваткой оборудования и квалифицированных рабочих кадров. Первый прототип БА-3 получил практически не измененный корпус от БАИ. Он собирался из листов обычной (неброневой) стали толщиной от 4 до 8 мм и имел удлиненную на 50 мм кормовую часть. В бортах моторного отсека были сделаны окна для выброса воздуха, а откидные щитки в боковых дверях, снабженные бронезаслонками, устанавливались на внутренних петлях и в открытом положении удерживались специальными защелками. Для укладки вездеходных цепей на крыльях задних колес предусмотрели специальное приспособление, заодно укоротив подножки под боковыми дверями.

Поскольку установить новую пушку в башне БАИ не представлялось возможным, конструкторы решили заимствовать башню от серийного танка Т-26 образца 1933 года, в целях экономии массы уменьшив толщину стенок до 9 мм. Именно с её установкой были связаны основные изменения в конструкции корпуса – пришлось использовать новый, уширенный погон, к которому на 6 болтах крепилась башня. Поворотный механизм имел 2 передачи, позволяя осуществлять вращение с разными скоростями. Как и на танковом варианте башня БА-3 снабжалась двумя прямоугольными люками в крыше, предназначенными для посадки экипажа, и отдельным лючком для вытяжного вентилятора, флажковой сигнализации и прибора ПТК. В бортах имели смотровые щели со стеклами типа “Триплекс” и три круглых отверстия для стрельбы из пистолета. Пушка 20К устанавливалась в штатной башенной установке и спаренного с ней 7,62-мм пулемета ДТ. Второй ДТ устанавливался в лобовом листе корпуса справа от водителя. Прицельные приспособления включали телескопический прицел ТОП и механические прицелы для пулеметов, хотя в планах было оснащении БА-3 перископическими прицелами ТП-1. Полный боекомплект состоял из 60 снарядов (52 находились в башне и 8 в корпусе) и 3024 патронов (6 магазинов с правой стороны башни и 48 магазинов по бортам корпуса). С внешней стороны кормовой части корпуса крепился шанцевый инструмент, инструментальный ящик и ящик ЗИП к пушке и пулеметам. На опытном БА-3, как и на всех серийных машинах этой модификации, устанавливался карбюраторный двигатель “Форд” мощностью 40 л.с.


Заводскую обкатку первого прототипа БА-3 начали уже в апреле 1933 года. Бронеавтомобиль не получил существенных замечаний, что позволило продемонстрировать его на военном параде 1 мая, проведенного на площади Урицкого (теперь Дворцовая) в Ленинграде. При дальнейших испытаниях расчетные данные БА-3 полностью подтвердились – новая модификация ни в чем не уступала БАИ, а по некоторым параметрам превосходила его. В июне 1934 года опытный образец прошел на НИБТ полигоне 400 км по шоссе и 190 по проселочной дороге. Военная комиссия отметила удобный доступ к двигателю, элементам трансмиссии и вооружению, продуманное размещение экипажа и плавный ход машины. Бронеавтомобиль легко преодолевал подъём в 24°, боевой крен в 30° брод глубиной 0,6 м и стенку высотой 0,4 м. Запас хода по шоссе составил 218 км.

Вести наблюдение за окружающей обстановкой на ходу было весьма затруднительно – водителю приходилось снижать скорость до 15-20 км\ч, что в боевой обстановке могло быть губительно для машины. Вращение маховика поворотного механизма башни требовало больших усилий. Много нареканий вызывала система охлаждения двигателя, так как температура в бронекорпусе при закрытых люках поднималась до температуры 40-45° при наружной температуре 25° через 10-15 минут движения. Вода в радиаторе при той же наружной температуре и закрытых жалюзи закипала ещё раньше – через 6-7 минут. Крепление бронекорпуса тоже не являлось оптимальным и комиссия посоветовала соединять его с полом и лонжеронами через резиновые прокладки.

Похожие недостатки наблюдались ранее у БАИ, поэтому представители УММ РККА сошлись во мнении, что БА-3 следует выпускать серийно, но с учетом устранения выявленных недоработок. Такое решение было принято ещё до завершения полного испытательного цикла неброневого БА-3, но массовое производство бронеавтомобиля началось только весной 1934 г.

Серийные БА-3 получили башни, изготовленные из 8-мм броневой стали, что обеспечивало защиту от бронебойных 7,62-мм пуль со всех дистанций, однако против пуль более крупного калибра такая броня устоять не могла. Вдобавок, первые машины получили дефектные корпуса, имевшие множество трещин из-за плохого качества сварных швов. Сбивать темп выпуска БА-3 было недопустимо и корпуса принимались по специальному разрешению представителя военной приёмки УММ РККА, при этом на трещины ставились определенные ограничения.


Производство БА-3 завершили весной 1936 года, собрав к этому времени 172 машины, из которых 168 выпустил ИЗ и 4 завод ДРО в Выксе. По другим данным общее количество бронемашин БА-3 оценивается в 180 экземпляров. Основная часть бронеавтомобилей была отправления в действующую армию, однако несколько образцов использовали для различных экспериментов.


Модификации бронеавтомобиля БА-3

1934-1938 гг.


В 1935 году на БА-3 в опытном порядке установили радиостанцию 71-ТК-3 с поручневой антенной. Поскольку рация монтировалась в кормовой нише башни укладку снарядов пришлось демонтировать. Впоследствии 71-ТК-3 установили на бронеавтомобили БА-6. Из-за нехваток радиостанций ими оснащали преимущественно командирские бронеавтомобили, которые можно было легко отличить по поручневой антенне на башне.

Менее удачными оказались варианты с крупнокалиберными пулеметами. Первым, в сентябре 1936 г., был установлен пулемет ДК калибра 12,7-мм. Испытания прошли с 16 по 21 ноября, но желаемых результатов не принесли – оружие оказалось недоработанным. В мае 1937 года на БА-3 попытались установить 12,7-мм пулемет ШВАК. Оказалось, что конструкция Шпитального и Владимирова, помимо технологических дефектов, обладает крайне низкой бронепробиваемостью. C дистанции 500 метров процент сквозных пробоин ДК при обстреле 20-мм броневого листа составил 100%, а у ШВАК – всего 43%. На дистанции 700 метров этот показатель у ДК снижался до 17%, а все пули ШВАК бронелист не пробили вообще. Таким образом, ни один из представленных вариантов на вооружение принят не был.

В 1935 году проведи эксперимент по установке БА-3 а железнодорожный ход, после чего машина получила обозначение БА-3жд. Были получены обнадеживающие результаты, но от массового выпуска комплектов сменных железнодорожных реборд для этого типа бронемашин реши отказаться.

За пять лет непрерывной эксплуатации износ ходовой части и силовой установки БА-3 достиг неприемлемого уровня. В отчете о наличии на 1 января 1938 года в составе РККА боевых машин, снятых с вооружения и негодных для использования в войсках, под эту категорию попало 180 БА-3 (179 линейных и 1 радийный) – то есть, БА-3 признавался небоеспособным типом бронеавтомобиля.

Впрочем, сразу отдавать на слом устаревшие бронемашины никто не собирался. План спасения БА-3 оказался чрезвычайно прост – заменить изношенное шасси “Форд-Тимкен” на отечественное ГАЗ-ААА, которое отличалось лучшей ремонтопригодностью и не имело недостатка в запасных частях. Первый подобный опыт провели на более старых БА-27 – результат получился весьма обнадеживающим и в скором времени большую часть этих машин перевели на новую ходовую часть. В 1938 году настала очередь БА-3, который помимо шасси и двигателя от ГАЗ-ААА получил пулестойкие шины типа ГК. Обновленный бронеавтомобиль “сбросил” почти полтонны веса (полная масса составила 5422 кг), развив при этом скорость 58,3 км\ч и имея запас хода 280 км. После заводской обкатки и устранения выявленных недоработок машину, переименованную в БА-3М, передали на полигон НИБТ в Кубинке, где с ноября 1938 по январь 1939 года она прошла всесторонние испытания. Всего бронемашина прошла 1509 км по шоссе, 959 по проселочной дороге и 336 км по целине. Несмотря на то, что динамические качества БА-3М оказались более высокими, представители полигона отметили сильные колебания корпуса и плохую обзорность при движении по пересеченной местности и неровным дорогам, перегруженность переднего моста и рессор, плохую конструкцию сидений и ненадежность запоров дверей. В отчете об испытаниях было сказано следующее:


“Модернизированный бронеавтомобиль БА-3 на шасси ГАЗ-AAA обладает лучшей тактико-технической характеристикой по сравнению с БА-3 на - Форд-Тимкен". Испытанный бронеавтомобиль за исключением вооружения не отвечает требованиям, предъявляемым к современным бронеавтомобилям. При наличии большого парка бронеавтомобилей на шасси «Форд-Тимкен - требующих модернизации, перестановка корпусов на шасси ГАЗ-AAA вполне целесообразна при усилении переднего моста рамы шасси и устранения недостатков связанных с бронекорпусом. Модернизированный бронеавтомобиль может быть принят на вооружение РККА. Учитывая недостаточную прочность и пулестойкость броневого корпуса считаем, что использование модернизированного бронеавтомобиля возможно:

А) Для учебных целей.

Б) в боевых условиях лишь с учетом конкретной обстановки и возможности выполнения возлагаемых задач по броне”.


Таким образом для БА-3М уготовили ограниченное применение, однако эти рекомендации остались лишь в письменном виде и на практике использовались редко.


Эксплуатация бронеавтомобилей БА-3 в предвоенный период

1934-1941 г.


С середины 1934 года бронеавтомобили БА-3 стали поступать на вооружение механизированных бригад, где они были включены в состав отдельных разведывательных батальонов. Некоторое время БА-3 служили параллельно с более ранними БА-27 и БАИ, по мере износа материальной части заменяя их. Вместе ними в состав бригады входило два танкетных батальона оснащенных Т-27, но уже в 1935 году руководство УММ РККА посчитало, что такая схема является неэффективной. В связи с этим НКО СССР рассмотрел предложение о включении в состав мехбригад двух батальонов средних бронемашин (БАИ или БА-3) и один батальоном с плавающими танками Т-37А.

Одной из первых по такому плану была перевооружена 20-я отдельная легкая механизированная бригада в Забайкалье. К 1 января 1936 года в неё находилось 58 пушечных бронеавтомобилей, из которых 20 были оснащены радиостанциями, но в таком виде бригада просуществовала недолго. Готовясь к нападению японцев со стороны Монголии и Манчжурии советский Генеральный штаб приступил к разработке штатно-организационной структуры более мобильных подразделений. В феврале того же года 20-я ОЛМБр расформировывалась, а на её основе создавалась Особая мотоброневая бригада и Особый мотоброневой полк. К этому моменту БА-3 были практически полностью заменены на БА-6, хотя в составе полка ещё оставалось несколько машин этой модели. На 12 марта ОМП располагал батальоном легких танков БТ-5 (32 единицы), пятью БА-3, тринадцатью ФАИ и более 150 автомобилями различного назначения. С сентября 1937 года оба этих подразделения вошли в состав 57-го Отдельного корпуса дислоцированного на территории Монголии.

Много БА-3 в 1934-1935 гг. было передано в распоряжение механизированных дивизионов и полков, входивших в состав кавалерийских дивизий. Такие подразделения имелись в каждом военном округе и ранее представляли собой автобронедивизионы. В основном на вооружении имелись бронеавтомобили БА-27, которые затем сменили БА-3 и БА-6, а чуть позже – БА-10. К началу войны в РККА имелось два типа кавалерийских дивизий мирного времени: типовая и горно-кавалерийская. В первой имелся танковый полк, оснащенный Т-26 или БТ, и автоброневой эскадрон, состоявший из 11 средних и 7 легких бронемашин. Горно-кавалерийская дивизия оснащалась бронетанковым дивизионом смешанного состава, в котором имелся автоброневой эскадрон аналогичной численности.

Некоторое количество БА-3, по всей видимости, было передано стрелковым подразделениям, однако более точной информацией на этот счет автор не располагает. По штату типовая стрелковая дивизия имела разведывательный батальон с автобронетанковой ротой из 10 средних бронемашин (6 линейных и 4 радийных). Такая же рота сокращенного состава имела всего 3 линейных и 1 радийный бронеавтомобиль, а в горно-стрелковой дивизии числился отдельный кавалерийский эскадрон с ротой из 5 средних бронемашин. Предполагалось, что к 1941 году на их вооружении останутся только БА-6 и БА-10, однако фактически использовались БА-27М, БА-3М и БАИ-М. С конца июля 1941 года бронемашины больше не включались в состав стрелковых дивизий сокращенного состава.


Применение бронеавтомобиля БА-3 в боевых условиях

1936-1942 г.


Боевое применение бронеавтомобилей БА-3 началось в Испании. В рамках оказания военной помощи республиканскому правительству СССР в октябре 1936 года отправил партию из 60 бронемашин, среди которых имелось три БА-3. Впервые их задействовали в ходе оборонительных боёв под Мадридом и в скором времени бронеавтомобили были переданы в распоряжение танковой бригады, сформированной в декабре. В течении следующих месяцев БА-3 участвовали в сражениях в центральной части Испании и все были потеряны в течении 1937 г. По донесениям с фронта 45-мм пушки оказались самым действенным оружием против легких танков и танкеток франкистов, но бронезащита бронемашин оказалась откровенно слабой и не держала огонь крупнокалиберных пулеметов и пушек.


Более массово БА-3 использовались во время отражения японской агрессии у реки Халхин-Гол. Дислоцированный здесь 57-я Особый корпус на 1 февраля 1939 года располагал 284 танками и 534 бронеавтомобилями различных типов. Машины типа БА-3 были в явном меньшинстве, однако при грамотном использовании они показали высокую эффективность.

Например, 20-25 июня броневики 234-го бронебатальона 8-й мотоброневой бригады 175-го артполка оказали большую помощь пехотным подразделениям 149-го стрелкового полка, обнаружившего в районе Дебден-Сумэ японский военный городок. Силы были явно не равны – у японцев имелось два пехотных батальона, кавалерийский полк манчжур, батарея 75-м полевых пушек, батарея 37-мм противотанковых пушек и четыре 13,2-мм пулемета. Советской пехоте пришлось залечь под яростным огнем противника и только появление бронеавтомобилей спасло солдат от больших потерь. Подоспевшая бронерота, в составе нескольких БА-10 и БА-3, а также двух 76-мм орудий, практически в упор расстреляли японские казармы, заставив противника прекратить организованное сопротивление. За время боя было безвозвратно потеряно два БА-10 и один БА-3. Ещё один БА-3, подбитый и застрявший в болоте, пытались вытащить с помощью танка БТ-5, но тот тоже застрял и обе машины пришлось сжечь.

В последовавших за этим боевых действиях основную роль сыграли БА-6 и БА-10, в то время как БА-3 привлекались эпизодически. Общие безвозвратные потери составили 8 машин, пять из которых принадлежали 36-й мотострелковой дивизии и пять 8-й ОМБр.


В освобождении Западной Белоруссии и Украины БА-3 практически не принимали участия – основную работу здесь выполнили БА-10 и легкие танки, в то время как бронемашины более старых типов использовались только для ближней разведки и боевого охранения. Боевых потерь среди БА-3 в сентябре 1939 года не было.


Намного более активно БА-3 пришлось использовать в ходе Зимней войны с Финляндией. К декабрю 1939 года основная масса модифицированных БА-3 была передана пехоте и вместе с ней приняла первые бои на финской границе. Одним из первых, 30 ноября 1939 года, из Пинска (БВО) прибыл 62-й отдельный разведывательный батальон 52-й сд, в котором имелось десять БА-10 и три БА-3. Батальон поступил в распоряжение 14-й армии и был единственным подобным подразделением, укомплектованным бронетехникой. В основном бронеавтомобили применили здесь для патрулирования дорог и охраны штабов, поэтому потерь 62-й орб не имел.

Совсем иначе сложилась ситуация со 177-м орб 122-й сд 9-й армии, предпринявшей в середине декабря 1939 года крайне неудачное наступление в Карелии. Имея в своём распоряжении всего 20 бронемашин (два БА-3М, три БА-20, десять БА-10, восемь Д-8 и два БА-27М) 122-я и 44-я стрелковые дивизии были вынуждены сражаться в окружении вплоть до первых чисел марта 1940 года, потеряв за этот период 17 машин. Оба БА-3М пришлось оставить на территории противника из-за невозможности ремонта и эвакуации.

Ближе к концу войны, в феврале 1940 года, также из Лиды прибыл 69-й разведбат 100-й стрелковой дивизии с девятью БА-10 и двумя БА-3. Хотя на завершающем этапе боёв с финскими войсками работы для него почти не нашлось в Великой Отечественной войне 100-я дивизия показала себя с лучшей стороны во время обороны Минска.


Надо отметить, что в количественно отношении число бронеавтомобилей БА-3М в период с сентября по июнь 1941 г. практически не изменилось. Из почти 90 имевшихся машин больше всего их осталось в Западном ОВО (29 единиц) в составе разведывательных батальонов стрелковых дивизий и механизированных корпусов. В основном они находились в центральной части Белоруссии, в полосе Минского УР и северо-восточных районах. Грамотно распорядится материальной частью удавалось не всегда, поэтому множество бронемашин было оставлено противнику, как подбитыми, так полностью исправными без боеприпасов и топлива. К примеру, 3-я танковая дивизия 1-го мехкорпуса располагала на 22 июня 131 бронеавтомобилем (из них 16 БА-3М) и 338 танками различных типов. Потеряв часть техники во время крайне плохо организованного марша Псков-Ленинград-Славковичи дивизия получила 5 июля приказ выбить противника из г.Остров. Предприняв несколько неудачных атак, и потеряв более 400 танков и бронемашин, командование фронта отдало 11 июля приказ на отвод частей 3-й тд в тыл для переформирования. К этому времени в дивизии оставалось всего 35 танков БТ…

Чуть ранее, 26-29 июня 1941 года, соединениями 100-й и 161-й стрелковых дивизий, имевших некомплектный состав, началась оборона Минска. У защитников белорусской столицы танков насчитывались считанные единицы – каждая дивизия располагала несколькими плавающими Т-37А и Т-38, а на складах и на ремонте находилось около десятка трехбашенных Т-28, которые в боях не участвовали. Чуть лучше обстояли дела с бронеавтомобилями, вынесшими основную тяжесть первого удара. Под Минском, кроме основных типов бронемашин, был потерян, по крайней мере, один БА-3М.

Отойдя на север, командование Западного фронта спланировало мощный контрудар под Лепелем, состоявшийся 8 июля. Атаковавшая здесь противника 13-я танковая дивизия 5-го мехкорпуса имела 78 средних бронеавтомобилей (44 БА-10, 5 БА-6, 7 БА-3М и 22 БАИ-М), сохранив к 8 августа лишь 4. Судьба БА-3М сложилась следующим образом: три машины были уничтожены в бою и четыре пришлось оставить не территории противника.


Собственно, на этом активный период использования БА-3 в боях Великой Отечественной войны завершился. Прибывавшее из тыла пополнение в единичных экземплярах “растаскивалось” по различным подразделениям, чаще всего стрелковым. Например, на 28 июня 1942 года в 10-й мотострелковой бригаде имелось 20 бронеавтомобилей (по одному БА-3М и БА-6, и 18 БА-10М), причем машины старых типов сохранялись здесь до осени. Вероятно, дольше всего в РККА прослужили БА-3М в составе 19-й армии – на 14 апреля 1945 года 97-я рота охраны штаба все ещё использовала три БА-3М и три БА-10. Тем не менее, после войны все устаревшие бронеавтомобили отправили на разбронировку.


Некоторые пригодные к дальнейшей эксплуатации БА-3М (по наиболее достоверным данным – около десятка) были приняты на вооружение вермахта и после ремонта введены в строй под обозначением Panzerspahwagen BA(F) 203(r). Отдельные бронеавтомобили летом-осенью 1941 года использовались для ведения разведки, но большая их часть была переведена в разряд учебных и агитационных машин. Единичный БА-3М, захваченный зимой 1940 года, состоял на вооружении финской армии. Эта машина также капитальный ремонт (благо, трофейного имущества было в избытке) и служила до конца войны по прямому назначению, а в качестве учебного бронеавтомобиля её эксплуатация продолжалась до 1954 года.

Есть также сведения о том, что в 1935-1936 гг. несколько БА-3 было продано китайскому правительству (Гоминьдан), но эта информация не соответствует действительности. До наших дней сохранился всего один БА-3М, выставленный в экспозиции музея бронетанковой технике в подмосковной Кубинке.



Источники:
Н.Поликарпов "Бронеавтомобиль БА-3" ("М-Хобби" 2001-06)
М.Коломиец "Средние бронеавтомобили Красной Армии". Фронтовая иллюстрация №6\2003 г.
М.Коломиец "Средние бронеавтомобили Красной Армии в боях". Фронтовая иллюстрация №4\2005 г.
М.Коломиец "Броня на колесах. История советского бронеавтомобиля 1925-1945", Москва, Яуза\Эксмо. 2007


ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ СРЕДНЕГО БРОНЕАВТОМОБИЛЯ
БА-3 обр.1934 г.

БОЕВАЯ МАССА5820 кг
ЭКИПАЖ, чел.3
ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ
Длина, мм4600
Ширина, мм2060
Высота, мм2365
Клиренс, мм240
ВООРУЖЕНИЕодна 45-мм пушка 20К и 7,62-мм пулемет ДТ в башне, один пулемет ДТ в корпусе
БОЕКОМПЛЕКТ60 снарядов и 3402 патрона
ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯтелескопический прицел ТОП-1
оптический прицел (для курсового пулемета)
БРОНИРОВАНИЕ лоб корпуса - 8 мм
борт корпуса - 8 мм
лоб моторного отсека – 6-8 мм
борт моторного отсека – 6-8 мм
башня – 8 мм
корма - 8-6 мм
крыша – 4 мм
днище - 5 мм
ДВИГАТЕЛЬФорд, карбюраторный, 6-цилиндровый, жидкостного охлаждения, мощностью 40 л.с., бензобак на 62 литра
ТРАНСМИССИЯмеханического типа с демультипликатором
ХОДОВАЯ ЧАСТЬколесная формула 6х4: передние колеса одинарные, задние колеса сдвоенные, шины пневматические пулестойкие, подвеска на листовых рессорах
СКОРОСТЬ57,7 км\ч по шоссе
ЗАПАС ХОДА 248 км по шоссе
143 км по проселку
ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ
Подъём, град.20°
Высота стенки, м0,30
Глубина брода, м0,60
Ширина рва, м0,60
СРЕДСТВА СВЯЗИрадиостанция 71ТК-3 с поручневой антенной (только на командирских машинах)

ВНИМАНИЕ
Все права на текстовые материалы принадлежат администрации сайта Aviarmor.
Перепечатка и использование возможны только с письменного разрешения администрации
или при наличии активной ссылки на этот сайт.
©2013 www.aviarmor.net