БА-6

Средний бронеавтомобиль


Следующим логическим этапом развития средних бронеавтомобилей в СССР стала попытка установить бронекорпус от БА-3 на ходовую часть грузового автомобиля советского производства. Тем самым достигалось удешевление производства, повышалась технологичность конструкции и решалась проблема обеспеченности запасными частями. Задание на модернизацию было получено от УММ РККА в начале 1935 года, а его воплощением в металле занялось СКБ Ижорского завода.

Радикальных изменений вносить в конструкцию БА-3 не потребовалось – выбранное для обновленной машины шасси грузовика ГАЗ-ААА имело более короткую базу и было легче по сравнению с шасси “Форд-Тимкен”. Вообще преемственность конструкции во многом сохранялась, что позволило в короткий срок построить прототип новой бронемашины, названной БА-6. В "отчете о войсковых испытаниях БА-6”, проведенных в конце 1935 года, было указано следующее:ь


"- Усилено крепление корпуса к шасси;

- Боковые дверцы моторного отделения сделаны из одного листа (на БА-3 из двух половин);

- Убрана задняя дверь и откидные щитки;

- Для улучшения интенсивности охлаждения добавлен лючок над моторным отделением;

- В боковых щитках дверей визирные щели расположены в штампованной части щитка;

- Расстояние горизонтального листа ниши задних колес от рамы шасси увеличено на 35 мм;

- Открывание передних жалюзи перед радиатором производится жесткими тягами вместо тросов как на БА-3;

- В лобовом листе перед пулеметчиком добавлено отверстие для стрельбы из "Нагана";

- Вместо щитков в задней части корпуса сделаны отверстия для стрельбы из "Нагана";

- Ремни крепления вездеходных цепей заменены специальными крюками;

- Люк в заднем нижнем листе корпуса, имеющийся у БА-3 против реактивной штанги, аннулирован".


Но этот список улучшений был далеко не полным. Несколько важных изменений было внесено в конструкцию бронекорпуса. Перед его установкой на шасси задняя часть рамы обрезалась, при этом заднюю поперечину пришлось перенести на линию обреза. Непосредственно корпус крепился болтами на10 кронштейнах, приваренных к вертикальным полкам продольных лонжеронов. На расстоянии 1060 мм от центра передней оси к раме шестью болтами крепились кронштейны задних колес, а передняя рессора усиливалась тремя дополнительными пластинами. Вместо обычных шин (пневматиков), не отличавшихся какое-либо пулестойкостью, БА-6 получил шины типа ГК (“губчатая камера”). Они состояли из специальной эластичной пористой резины, не боявшейся проколов и пулевых пробоин. Кроме того, с целью улучшения условий работы водителя, с 39° до 29° уменьшили угол наклона рулевой колонки.

Как опытный, так и все серийные бронеавтомобили БА-6 оснащались бензиновым двигателем ГАЗ-ААА, мощностью 40 л.с. с 4-ступенчатой коробкой переключении передач и демультипликатором со скользящими зубчатками. Для машины с полной боевой массой 5120 кг этого было явно недостаточно, однако на протяжении всего производства БА-6 для устранения этого недостатка не предпринималось никаких существенных шагов. Ещё одно улучшение, направленное на увеличение дальности хода, оказалось достаточно спорным и впоследствии стоило жизни многим членам экипажа бронеавтомобиля. Не располагая достаточным местом в моторном отделении, дополнительно к 44-литровому баку, слева на крыше боевого отделения за сидением водителя был установлен 24-литровый бак, топливо из которого подавалось к двигателю самотеком. В боевых условиях это приводило к тому, что при пробитии бака бензин выливался на голову водителю, нередко при этом воспламеняясь.

Вооружение БА-6 перешло от БА-3 без изменений. В башне, в общей установке, монтировалась 45-мм пушка 20К и 7,62-м пулемет ДТ. Ещё один такой же пулемет был установлен в лобовом листе корпуса справа от водителя. Боекомплект состоял из 60 снарядов и 3339 патронов (53 дисков). В то же время, по количеству различного имущества, находившегося на борту, БА-6 значительно превосходил все остальные средние бронеавтомобили, выпускаемые в СССР. Запасные части к пушке, ТОП и пулеметам ДТ хранились в четырех ящиках, расположенных на полу в машины. Там же находились 4 сумки с продовольствием НЗ и 4 с подрывным имуществом, закрепленные ремнями на кормовых бронелистах корпуса, а рядом с ними медицинская аптечка.

Аналогичным образом фиксировались в нише башни и у бортов корпуса 4 сумки с химическим имуществом. Огнетушитель и автоаптечка (ящик с набором принадлежностей для клейки камер) устанавливались справа у ног пулеметчика вдоль борта корпуса, там же находился 3-тонный домкрат, укрепленный ремнями к полу. Деревянный ящик с инструментом для обслуживания бронеавтомобиля находился на полу за сиденьем пулеметчика. Ракетница в брезентовой кобуре и ракеты к ней укладывались между снарядными стеллажами в нише башни. Здесь же на ограждении погона справа от командира лежали запасные стекла “Триплекс” для башенных смотровых приборов. Заводная рукоятка укладывалась на полу машины за сиденьем водителя и фиксировались специальными зажимами. Две воронки для масла и бензина разместили под стеллажами пулеметных дисков у входных дверей, а буксировочный трос - под подушкой сиденья водителя. Аэротермометр для измерения температуры воды в радиаторе и авиационные часы (со светящимся циферблатом) крепились на специальных к основному бензобаку.

Шанцевый инструмент (лопата, топор, лом, пила) размещался на бронелистах, образовывавших ниши задних мостов. Кроме того, на БА-6, в отличие от БА-3, появилось внутреннее освещение: по одному плафону автомобильного типа смонтировали на крыше между водителем и пулеметчиком и в башне. Для переносной лампочки имелись розетки - рядом с дверью водителя и в башне. Аккумулятор находился слева под полом корпуса отделения управления. Приборная доска имела только необходимый минимум приборов: амперметр, спидометр и поплавковый указатель уровня горючего в баке. Полагаясь на небольшие конструктивные различия между БА-3 и БА-6, ещё до завершения испытаний опытного образца было решение о запуске нового бронеавтомобиля в серийное производство. УММ РККА было крайне заинтересовано в поставках БА-6 обладавших более высоким боевым потенциалом, поэтому весной 1936 года первые БА-6 поступили на вооружение строевых частей. Тем не менее, 3 июня 1936 года приказом №015 начальника вооружений РККА была создана специальная комиссия под председательством полковника Бубина, которой поручили провести войсковые испытания трёх серийных бронеавтомобилей. Для этого были выбраны машины №54 и №60 на пневматических шинах, и №64 с шинами типа ГК, которые прибыли на полигон ЛБТКУКС под Ленинградом 1 июля и проходили испытания до 31 октября. За это время БА-6 прошли 3000 км по шоссе, 1750 км по проселочной дороге и 250 км по бездорожью. Общая оценка бронеавтомобилей со стороны военных была хорошей, но было выявлено несколько серьёзных недостатков.

Оказалось, шины ГК имеют очень небольшой ресурс – уже после 1000-1300 км наполнитель терял эластичность и рассыпался, что приводило к быстрому выходу шин из строя. Максимальная скорость также оказалась на 8-10 км\ч меньше (до 42 км\ч), чем у машин с обычными пневматиками. Остальные недостатки БА-6 были отмечены в отчете, составленном по итогам испытаний.ь


"1) Размер дверей мал, посадка экипажа, особенно в зимнее время, затруднена. Посадка через башню сложна из-за отсутствия специальных подножек и ручек. 2) Наблюдение через щель водителю затруднено. Наблюдение через ТОП на скорости свыше 15 км/ч невозможно из-за сильной качки машины... 3) Ведение огня с места по неподвижной цели возможно с такой же меткостью, как из танка. При стрельбе с хода в условиях грунтовых дорог и бездорожья из-за тряски и качки размеры рассеивания выстрелов значительно превышают размеры рассеивания при стрельбе из танков... 4) Размещение экипажа в корпусе неудобно по причине:
- Наличия острых углов в отделении управления;
- Жесткости сидений и узкой спинки у водителя;
- Отсутствие упора для ног в башне;
- Отсутствия спинки у сиденья пулеметчика... 5) При движении с закрытыми люками из-за высокой температуры, большой влажности и медленного движения воздуха внутри броневика через 10-15 минут наступало обильное потение, через 2 часа наступало явление анэксемии (кислородного голодания). Эти причины вынуждали команду или выходить из броневика, или открывать люки. При беспрерывном движении с открытыми люками утомление наступало после 4 часов, а при условии движения с короткими остановками для отдыха на 5-10 минут явления значительного утомления наступали через 6-8 часов... 6) После 8-10 часов движения у команды отмечалось:
7) Водитель и пулеметчик - подавленное самочувствие, из-за горизонтально вытянутого положения ног и согнутому вперед туловищу отмечалось утомление в виде резкой скованности рук и ног, а также всего туловища. 8) Экипаж башни - усталости подвергались больше всего руки и спина: от качания и лязга башни отмечалась головная боль с явлениями тошноты и шума в ушах".


Примерно треть бронеавтомобилей оснащалась радиостанциями 71ТК-1 с поручневой антенной, установленной на башне. Как правило, радиофицированные БА-6 передавались командирам рот и батальонов, а также штабному руководству.

В 1936 году в опытном порядке один БА-6 был переделан в бронедрезину, путем на колеса первой и третьей оси металлических бандажей. При этом обычная возможность передвижения и гусеничные цепи "Оверолл" полностью сохранялась. Опыт оказался успешным и в скором времени на железнодорожный ход было поставлено ещё несколько машин. Большая часть БА-6жд было направлена в состав отдельных батальонов бронедрезин и использовалась до 1943 года.


Одной из первых новые бронеавтомобили БА-6 получили особая мотоброневая бригада и особый мотоброневой полк Забайкальского ВО, созданные на основе 20-й отдельной легкой механизированной бригады. Соответствующая директива Генштаба РККА № 18\НШ была оформлена в феврале 1936 года и уже к 18 марта эти подразделения были полностью сформированы. Если основу бригады составляли БА-6, то состав полка был смешанным – по штату в него входил один батальон танков БТ-5 и два батальона бронемашин БА-6, но на 12 марта полк получил всего пять БА-3. В июне 1937 года оба соединения были переброшены в Монголию и вошли в состав 57-го Особого корпуса. Осенью 1938 года особые полк и бригада были переформированы в 9-ю и 8-ю отдельные мотоброневые бригады.

Следом за ними в Забайкальский ВО прибыла 7-я мотобронебригада, формирование которой начали 1 октября 1936 года на основе 2-го отдельного территориального полка Уральского ВО. По плану в состав бригады предполагалось ввести 17 легких бронемашин ФАИ и БА-20, 57 средних БА-6 (из них 17 радийных) и 114 единиц другой автотехники. Годом позже машины этих бригад сыграли большую роль при сдерживании японской агрессии на реке Халхин-Гол.

В отличии от западных стран (США, Великобритании, Франции) в кавалерийских соединениях РККА бронеавтомобили считались лишь вторичным средством усиления, так как их основной ролью была разведка и боевое охранение. С 1931 года в состав нескольких кавдивизий ввели авто-броневые эскадроны, на вооружение которых поступили бронемашины БА-27. Впоследствии их частично заменили на БАИ, БА-3 и БА-6, но количество двух последних типов было крайне незначительно. Перед войной было принято решение включить в состав кавалерийской дивизии танковый полк, имевший на вооружении, кроме танков, авто-броневой дивизион с 11 пушечными бронемашинами различных типов.

Более внушительно БА-6 были представлены в стрелковых частях. В 1936 году, на базе отдельных разведывательных дивизионов начали формировать отдельные разведывательные батальоны, в составе которых находилась рота из 3 радийных и 6 линейных бронеавтомобилей БА-6. К 1 сентября такие подразделения были организованы в 57 стрелковых дивизиях, однако из-за острой нехватки техники их оснащенность была далекой от 100%.

С 1940 года разведывательные батальоны переводились на новый штат, согласно которому число радийных машин увеличилось до четырех, а линейных до шести. При этом стрелковые дивизии сокращенного состава и горно-стрелковые дивизии получали всего по 4-5 машин. В связи с принятием на вооружение бронеавтомобилей БА-10 планировалось эксплуатировать их совместно с БА-6, но поскольку их количество было по-прежнему недостаточно, стрелковые дивизии продолжали использовать БАИ-М и БА-3М.


Впервые испытать бронемашину новой модификации в боевых условиях пришлось осенью 1936 года, когда в Испанию, на помощь республиканскому правительству, отправили партию из 60 бронеавтомобилей, в числе которых было 37 БА-6. Уже 1 ноября сводная группа под командованием полковника Кривошеина, состоявшая из 23 легких танков Т-26 (образца 1933 г.), трёх ФАИ и шести БА-6, была задействована при отражении наступления войск Франко на Мадрид. Приняв первый бой у г.Вальдеморо пушечные бронемашины, обладая высокой мобильностью и мощным вооружением, показали себя с лучшей стороны. Неожиданно появляясь в местах прорыва оборонительных линий БА-6 огнем своих пушек и пулеметов заставляли отходить не только пехоту, но и танки.

К счастью, противники советских бронеавтомобилей оказались откровенно слабыми. Наиболее распространенные итальянские танкетки CV 3/35, обладая двумя 13,2-мм пулеметами Breda, могли был оказаться опасными противниками для БА-6, но отсутствие башни с круговым вращением и противопульное бронирование сводило это преимущество к нулю. Немногим лучше дела обстояли с немецкими легкими танками Pz.Kpfw.I Ausf.A – их спаренная установка из двух 7,92-мм пулеметов MG34 оказалась эффективной исключительно против пехоты и небронированного автотранспорта.

Примером тому может служить бой в районе городов Вальдеморо-Симпасуэлло, где франкисты с помощью танкеток прорвали фронт 18-й бригады республиканцев. Срочно выведенные из резерва шесть бронемашин БА-6, после короткого 16-км марша, учинили противнику форменный разгром, подбив и уничтожив 16 CV3, и обратив остальных в бегство. Спустя всего несколько дней группа Кривошеина, в составе 15 Т-26 и 12 БА-6 разделенных на две части, нанесла сильный удар по противнику, наступающему в районах городов Вильяверде и Вильявисиоза. Контратака столь большого количества бронетехники с пушечным вооружением стала фатальной для франкистов – в ходе боя было уничтожено несколько артиллерийских батарей, рота из 12 пулеметов с расчетами, несколько танкеток CV3 и до двух батальонов пехоты. Затем, объединив усилия обеих наступающих групп, Кривошеин предпринял атаку на город Карабалчель Альто, что стало полной неожиданностью для противника. Потеряв пять танкеток и четыре противотанковых орудия франкисты вынуждены были отойти, однако успех советских танкистов был кратковременным, поскольку испанская пехота вслед за танками и бронемашинами не пошла. В итоге, Кривошеин был вынужден оставить занятые рубежи и отойти к Мадриду.

Отзывы о действиях пушечных бронемашин были самыми положительными. Вооруженные 45-мм орудием БА-6 прекрасно справлялись с любым видом бронетехники противника, зачастую оставаясь вне пределов досягаемости его оружия. Вместе с тем, подчеркивалась недостаточная защита бронеавтомобиля, броня которого не выдерживала попаданий снарядов противотанковых орудий даже небольшого калибра. Помимо этого, нарекания вызывала невысокая скорость БА-6, особенно при движении по мягкому грунту или плохим дорогам.

В декабре 1936 года в республиканской армии провели реорганизацию сил, сформировав из советских Т-26 и БТ-5 танковую бригаду. В её состав включили разведывательный батальон с 12 легкими бронемашинами ФАИ и десятью средними БА-3 и БА-6. Остальные находились в оперативном резерве или были приданы пехотным соединениям.

В течении 1937 года БА-6 понесли наибольшие потери и, что самое обидное, несколько машин было брошено экипажами и достались франкистам в качестве трофеев почти неповрежденными. Мятежники были только рады такому приобретению, снова введя в строй БА-6 после небольшого ремонта. По меньшей мере, уже тогда против республиканцев действовали два бронеавтомобиля этого типа. Интересно, что несколько башен с подбитых БА-6, не подлежавших ремонту, испанцы использовали при производстве собственных бронеавтомобилей Autoametralladora blindado medio Chevrolet 1937, создаваемых на основе советского образца при использовании ходовой части американского трехосного грузовика Chevrolet. Всего было собрано около 70 таких машин, но сколько из них было оснащено “запчастями” от БА-6 пока остается неизвестным.

Финальная фаза гражданской войны в Испании большого успеха среднем бронемашинам не принесла. К концу 1938 года практически все советские военные советники покинули страну и республиканцы оказались предоставленными сами себе. В ходе одного из наиболее крупных сражений – битве на реке Эбро, БА-6 участия не принимали, поскольку число боеспособных машин сократилось к тому времени до 4 и ещё три находились в ремонте. К концу февраля 1939 года республиканцы прекратили сопротивление, оставив противнику не более трех средних бронеавтомобилей, которые продолжили свою службу в испанской армии до начала 1950-х гг.


Не успела отгреметь война в Испании, как в мае 1939 года Японией был развязан “конфликт” (больше напоминавший полномасштабную войну) на монгольско-маньчжурской границе. Дислоцированный в Монголии 57-й Особый корпус располагал значительными силами, на 1 февраля 1939 года включавшими 284 легких танка, а также 167 легких и 370 средних бронеавтомобиля. По штату 7-я, 8-я и 9-я мотобронебригады имели по 80 бронеавтомобилей, но на практике количество боеспособных машин было несколько меньше. Основную массу из них составляли новейшие БА-10А и БА-10М, но число более старых БА-6 тоже продолжало оставаться значительным.

Началом конфликта можно считать 11 мая 1939 года, когда отряд маньчжурской кавалерии численностью около 300 всадников атаковал монгольскую заставу на высоте Номон-Хан-Бурд-Обо, а 14 мая при поддержке авиации была захвачена высота Дунгур-Обо. Монгольские пограничники серьёзного сопротивления оказать тогда не смогли, в виду малочисленности и отсутствия тяжелого вооружения. Чтобы поддержать скромные силы союзника командующий Особой бригадой комдив Н.В.Фекленко перебросил к границе группу советских войск в составе трех мотострелковых рот, роты бронемашин, сапёрной роты и артиллерийской батареи.

В первом же бою, состоявшемся 20 мая, 35 бронемашин БА-6 и БА-10 и пехота атаковали маньчжурский кавалерийский отряд, заставив его отступить к границе, и по пути разгромив штаб кавалерийского полка. Успех советских экипажей был омрачен потерей четырех БА-6, которые застряли в песке и погибли под огнем артиллерии вместе с экипажами. Как и в Испании пехота за бронемашинами не пошла, что не позволило в полной мере использовать ударный потенциал группы.

К 22 мая линия фронта была восстановлена, но уже 28-го мая японские силы в составе почти 1600 человек при поддержке 6 бронемашин и 1 танка, предприняли попытку переправиться на западный берег реки Халхин-Гол, частично потеснив советские войска. Впрочем, на следующий день японцы были сами контратакованы и вынуждены были отступить.

В течении июня наземные силы боевых действий не предпринимали – обе стороны накапливали силы и вели борьбу за господство в воздухе, в конечном итоге оставшемся за ВВС РККА. Лишь 2 июля японские войска вновь перешли в наступление, но на этот раз намного более крупными силами. Силами двух пехотных и двух танковых полков (130 танков) им удалось выбить советско-монгольские войска с высот на горе Баин-Цаган, но срочно переброшенная бронетехника не позволила японцам окружить и разгромить советские войска. Командование поставило перед 2-м батальоном 11-й танковой бригады и бронедивизионом 8-й монгольской кавдивизии с 18 БА-6 задачу максимально задержать противника, в то время как основные силы должны были нанести фланговый удар. Не дав японцам закрепиться на захваченном плацдарме броневые группы нанесли внезапный удар, потеснив противника назад. Вскоре подошедшие бронебатальоны 24-го мотострелкового полка и 7-й мотоброневой бригады (всего 154 БА-6, БА-10 и ФАИ) помогли танкистам удержать позиции.

Утром 3-го июля советские войска перешли в контрнаступление. По плану командования монгольскому бронедивизиону и 1-му батальону 11-й тбр (в общей сложности – 150 танков и около 20 бронемашин) предстояло атаковать противника с северо-запада, нанося ему удар во фланг и в тыл. В это же время 2-й батальон 11-й тбр и бронедивиион 6-й кавдивизии (с 18 БА-6) охватывал противника с западного направления, таким образом, сжимая кольцо окружения. Наступление началось в 11:00 и спустя час первая линия японской обороны была прорвана. В ходе атаки танковая бригада потеряла пятнадцать БТ-7, однако японцы не выдержали напора огромной массы танков и были вынуждены частично оставить позиции.


В тот же день к наступлению подключилась 7-я ммбр – экипажи 247-го батальона, первыми подоспевшие к месту битвы, пошли в бой после 150-км марша и без предварительной разведки. Командир батальона попытался устранить этот недочет, выслав вперед несколько машин, но японцы без единого выстрела пропустили эту небольшую группу вперед, дождавшись появления основных сил. В атаке приняло участие в общей сложности 50 БА-6 и БА-10 – выстроенные в два эшелона машины оказались под ураганным огнем полевой и противотанковой артиллерии японцев. В ходе двухчасового боя советская сторона потеряла сгоревшими 20 машин и ещё 13 было подбито. Впрочем, потери противника оказались высоки, и организованная им контратака не достигла намеченного успеха. Вот что вспоминал об этом непосредственный участник боя 3-го июля командир 2-й роты 247-го автоброневого батальона лейтенант И.С.Полторацкий:


“При подходе к переднему краю обороны все машины двигались с открытыми люками. Когда раздались выстрелы и визг пуль я подал сигнал «Противник, взвод развернись и закрой люки!». Не доезжая до переднего края метров 200 почувствовал ураганный пулеметно-пушечный огонь. Водитель сообщил, что машина подбита, пулеметчик сообщил, что он ранен, в машине появился желтый дым, в котором минуты две я ничего не видел. Я подал команду «Газы!» и приказал одеть противогазы. Справа и слева от меня горели машины, мой экипаж из броневика выскочил. Оставшись в машине один, я решил завести ее и, после того как завелась, повернул направо и увидел своего раненого водителя и пулеметчика, которых посадил в машину. Ведя огонь из пушки и пулемета, я приказал отвести машину назад, затем снова вперед, и так маневрируя не прекращая огня. Одновременно с этим вывез раненых от горящих машин: тт. Чеснокова, Светлак, Суслова и еще кого-то двоих. Всего сидело наверху броневика 6 человек раненых и 1 здоровый.”


Старший лейтенант К.П. Петров, помощник начальника штаба батальона:


“Во время боя я двигался со штабом и начальник штаба приказал мне наблюдать за действиями батальона. С подходом батальона к горящим на горе Баин-Цаган машинам, я сразу увидел, как загорелось 4 - 5 броневиков 1 и 2-й рот. Количество горевших машин становилось все больше, часть задних броневиков повернули назад и пошли в тыл, где мы их собирали. 3-я рота в бой почти не вступила и лишь одна ее машина была выведена из строя. Остальные, видя горящие броневики, дальше не пошли.”


Командиру 1-й роты того же батальона лейтенанту А.А.Мартынову повезло гораздо меньше. О бое с японцами на горе Баин-Цаган он рассказал следущее:


“До обороняющегося противника оставалось 150-200 м, он вел огонь справа и с фронта. При обнаружении противника я открыл огонь с хода. Выпустил четыре снаряда и после, когда машину подбили, еще 11. Вижу - справа горят две машины, впереди горит дозорная машина. У меня снарядом заклинило башню. Я дал приказ - вести огонь из лобового пулемета, но тут же снарядом убило водителя и пулеметчика. Мы с башенным стрелком подобрали ноги и сидели 15 минут, пока не стих артиллерийский и пулеметный огонь. Затем мы вышли и, обнаружив двух раненых, отошли с ними в тыл”.


В последнем советском наступлении у реки Халхин-Гол, начавшемся 23 августа 1939 года бронеавтомобили БА-6 участвовали в составе монгольской мотобронебригады и 8-й ттбр, атаковавшем японские позиции в районе реки Хайластын-Гол. Хотя в дальнейшем основная тяжесть боевой работы пришлась на БА-10 и легкие танки БТ-7, старые машины принимали активное участие в боях вплоть до последнего дня. Окончательный итог советско-японского конфликта на реке Халхин-Гол для бронеавтомобильных батальонов составил 44 БА-6 уничтоженными и ещё 31 машина требовала ремонта различной степени.

В ходе боёв на реке Халхин-Гол недостатки БА-6 дали знать о себе в полной мере. Если в Испании у советской машины почти не было достойных противников, то в столкновениях с японской бронетехникой броня машины не защищала экипаж от попаданий пуль калибра 13,2-мм, не говоря уже о снарядах 37-мм танковых и противотанковых пушек. Кроме того, много нареканий вызывало размещение топливного бака под крышей отделения управления. При его пробитии горящее топливо выливалось прямо на голову водителя и командира, практически лишая их шансов выбраться живыми из поврежденной машины. Отмечалась также невысокая проходимость БА-6 по мягкому грунту и песку, что часто приводило к неоправданным потерям. Большинство этих недостатков было устранено на последнем среднем советском бронеавтомобиле БА-10М.


Во время Польского похода, продолжавшемся с 17 сентября по 1 октября 1939 года, бронемашины БА-6 привлекались только для разведывательных действий в интересах пехотных подразделений. В прямых столкновениях участия не принимали и потерь не имели.


Более серьёзным испытанием оказалась советско-финская война 1939-1940 гг. Мотоброневые бригады в ней не участвовали и все имеющиеся в Ленинградском ВО бронеавтомобили типа БА-6 принадлежали в основном пехотным подразделениям. На 30 ноября 1939 года, перед началом советского вторжения в Финляндию, пять БА-6 числилось за 20-й тяжелой танковой бригадой (ттбр), имевшей на вооружении трехбашенные танки Т-28. В то же время, 1-й отдельный разведбатальон 44-й стрелковой дивизии 9-й армии, располагал десятью БА-6. В ходе крайне неудачного наступления в Карелии было потеряно семь машин. Из этого количества три бронеавтомобиля подорвалось на минах, два было разбито артиллерией и ещё два пришлось оставить на территории противника в виду невозможности эвакуации.


По состоянию на 1 июня 1941 года в составе РККА числилось 184 линейных и 55 радийных бронеавтомобиля БА-6. По военным округам они были распределены следующим образом:

Дальневосточный ВО – 74 \ 8

Забайкальский ВО – 47 \ 23

Средне-Азиатский ВО – 2 \ 9

Сибирский ВО – 3 (все линейные)

Закавказский ВО – 3 (все линейные)

Приволжский ВО – 5 (все линейные)

Харьковский ВО - 4 \ 4

Орловский ВО – 1

Московский ВО – 4 \ 7

Одесский ВО – 1 (линейный)

Западный ОВО – 7 \ 3

Прибалтийский ОВО – 1 \ 1

Ленинградский ВО – 23 (все линейные)

На складе – 1 (линейный)


Все бронеавтомобили БА-6, находившиеся в приграничных округах, были потеряны в течении первого месяца войны, хотя подробности их боевого применения пока не ясны. В начале июля 1941 года на смену разгромленным соединениям Западного фронта прибыли два свежих механизированных корпуса. Наиболее укомплектованным был 5-й мк, сформированный в Забайкальском ВО – кроме 1070 легких танков (в основном Т-26 и БТ различных серий) корпус на 1 июня 1941 года располагал 160 средними и 85 легкими бронемашинами. По другим данным число средних бронемашин составляло 131 единицу, но в любом случае 11 из них были БА-6.

В 7-м мк, переброшенным из МВО, на 22 июня соотношение танков и бронеавтомобилей составляло 959 к 213, при этом основную часть машин (95 единиц) составляли БА-10, а остальные были БА-6. Подразделения этого корпуса вступили в бой 1 июля – срочно выдвинутая в направлении на Борисов 1-я мотострелковая дивизия, успешно оборонялась вплоть до 14 июля, пока не оказалась в полном окружении из-за отхода соседних полков. Пробившись к своим дивизия вышла 25 июля в район Могилева. К этому времени в её составе осталось всего два БА-10 и три БА-20.

Тем временем остальными силами командование фронта намеревалось уничтожить немецкую группировку в районе Лепеля, однако очередной контрудар закончился катастрофой. Предварительная разведка проводилась только силами 9-го мотоциклетного полка и дивизионных разведбатов 7-го мк, наступавшего в направлении Бешенковичи – Лепель. Закончивший сосредоточение 5-й мк разведки не проводил, поэтому о силах противника в районе Сенно – Лепель, где должен был наноситься главный удар, командование корпуса имело весьма смутное представление. В этом плане даже полученное усиление, в составе 34 тяжелых танков КВ и 29 средних Т-34 не имело решающего значения. Самой “обеспеченной” бронеавтомобилями оказалась на тот момент 13-я тд, в которой насчитывалось 44 БА-10, 5 БА-6, 7 БА-3 и 22 БАИ-М. В 18-й тд число бронемашин было меньше – 18 БА-10 и 6 БА-6.

Первый наступательный порыв советских войск оказался достаточно сильным, чтобы прорвать немецкую оборону в нескольких местах. К исходу 6 июля 18-я танковая дивизия 7-го мк овладела г.Сенно, а 13-я и 17-я дивизии 5-го мк смогли откинуть противника на 14-20 км и выйти на рубеж Серкуты - Будно – Замошье – Обольцы.

В течении 7 июля немцы, силами 18-й танковой дивизии под командованием полковника Неринга и 17-й танковой дивизии, провели ряд контратак, измотавших обе стороны. Советское командование не смогло своевременно обеспечить фланговое и тыловое прикрытие наступавших подразделений, что к 9 июля привело к угрозе их полного окружения. Вместо грамотного отхода 5-й и 7-й мк получили приказ наступать, но уже 10 июля это решение было отменено в пользу удара по растянувшимся немецким частям, уже успевшим захватить Витебск. Однако контрудар советских частей был сорван постоянными налетами авиации противника. В течении следующей недели остатки механизированных корпусов отступали в восточном направлении, пока 25 июля не достигли Могилева. Подсчитав потери выяснилось, что в 5-м мк ещё имеется 273 танка, 56 средних и 21 легких бронеавтомобиля. Эти силы были внушительно только на бумаге, поскольку большая половина машин нуждалась в ремонте и впоследствии была оставлена на территории противника. На 8 августа количество бронемашин в корпусе осталось по одному БА-10, БА-6 и БАИ-М. Не лучше обстояли дела и в 7-м мк, где на 26 июля числилось всего два бронеавтомобиля, при этом из 18 потерянных машин 9 было уничтожено артиллерией, 3 застряли на пересеченной местности и были брошены, 2 сожгла авиация, 1 был разбит и остальные 5 потеряли на пути следования.

В осенней и зимней кампании 1941-1942 гг. бронеавтомобили БА-6, в силу их небольшого количества, использовались эпизодически, хотя некоторую часть машин удалось эвакуировать и вернуть в строй силами СПАМ и заводских ремонтных бригад. К примеру, только силами 5-й армии в период с 15 октября 1941 по 1 апреля 1942 гг. было восстановлено 78 бронемашин, в числе которых было 14 БА-6 и 3 БА-27М. Большей частью бронеавтомобили старых типов использовали для боевого охранения.

Одним из наиболее долгоживущих на центральном направлении оказался БА-6 из состава 16-й танковой бригады Брянского фронта, где на 31 июля 1942 года всё ещё числился один бронеавтомобиль этого типа.

Несколько иначе сложилась судьба БА-6 на Ленинградском фронте, где постоянно ощущался недостаток новой техники. После больших потерь, понесенных в кампании 1941 года, Военный совет Ленинградского фронта принял решение и формировании 1-го отдельного автобронебатальона (оабб), в задачу которого ставилась поддержка пехотных соединений и ведение разведки. По штату батальону полагалось иметь три роты по семь бронемашин БА-10М и одну бронемашину в управлении батальона – итого 23 БА-10М, но фактически двадцать третья машина была заменена на БА-6. О дате списания этого бронеавтомобиля сведения пока найти не удалось.

Дольше всего БА-6 оставались в составе Забайкальского ВО, “державшего оборону” на границе с Маньчжурией. Поскольку основная масса новой техники отправляла на фронт, у “забайкальцев” вплоть до августа 1942 года в строю оставались такие раритеты, как танкетки Т-27, легкие танки БТ ранних выпусков, а также бронемашины ФАИ-М, БА-27М, БАИ-М, БА-3М и БА-6. Последних имелось не менее 17 штук, однако в новой войне с Японией они участия не принимали.


С зарубежными поставками БА-6 история получилась короткая. В 1936 года Народно-Революционная Армия Монголии получила партию из 35 БА-6 и 15 ФАИ. К весне 1939 года при участии советских военных советников МНРА сформировала два броневых эскадрона, в составе которых находилось по 9 средних и легких бронеавтомобилей. Эти подразделения были приданы 6-й и 8-й кавалерийским дивизиям и участвовали в отражении японской агрессии в мае-сентябре 1939 г. Оставшиеся бронемашины находились в резерве и после замены их на более современные БА-10 использовались в качестве учебных.

Примерно таким же количеством БА-6 располагала армия Испании. После поражения республиканцев победившая сторона получила в качестве трофеев от 15 до 25 средних бронеавтомобилей советского производство, хотя не исключено, что в это число были включены испанские Autometralladora 1937. Первое время БА-6 продолжали оставаться в “первой линии”, но в середине 1940-х гг. их также перевели в разряд учебных и впоследствии полностью списали.

Германия и Румыния на начальном этапе войны против СССР захватили несколько сотен советских бронеавтомобилей, однако лишь небольшая их часть была пригодна для дальнейшей эксплуатации. В немецкой армии все машины этого типа получили название BA 203(r), поэтому проследить судьбу трофейных БА-6 достаточно сложно. Известно, что по меньшей мере три бронемашины использовались на оккупированных территориях в охранных целях, причем одна машина была переоборудована в агитационную и оснащена громкоговорителем. Последними были выведены из эксплуатации два БА-6, захваченные в феврале 1940 года финской армией. Ранее эти машины принадлежали 44-й стрелковой дивизии и были брошены на территории противника по техническими причинам. Финны отремонтировали бронеавтомобили и вплоть до 1956 года использовали их в учебных целях.

В другие страны (чаще других упоминаются Турция и Китай) бронеавтомобили БА-6 не поставлялись.


В настоящее время бронеавтомобиль БА-6 находится в Центральном Музее Вооруженных Сил в Москве. А БА-6 можно увидеть на смотровой площадке ЦМВС в Москве.



Источники:
"Отечественные бронированные машины 1905-1941". Том I. Изд.центр "Экспринт". 2002 г.
М.Коломиец. "Броня на колесах. История советского бронеавтомобиля 1925-1945", Москва, Яуза\ Эксмо, 2007
М.Коломиец "Бои у реки Халхин-Гол". (Фронтовая иллюстрация №2, 2002 г.)
М.Барятинский "Бронеавтомобили Красной Армии 1918-1945". (Бронеколлекция спец.выпуск №4, 2003 г.)
М.Коломиец "Средние бронеавтомобили Красной Армии в боях". (Фронтовая иллюстрация №4, 2005 г.)
George Bradford “Russian Armored Fighting Vehicles”, Stackpole Books
Rusmed Forever – Forum
ЦМВС (Москва)
Проекции среднего бронеавтомобиля БА-6 обр.1936 г.: Страница 1 и Страница 2

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ СРЕДНЕГО БРОНЕАВТОМОБИЛЯ
БА-6 обр.1935 г.

БОЕВАЯ МАССА5120 кг
ЭКИПАЖ, чел.3
ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ
Длина, мм4900
Ширина, мм2070
Высота, мм2360
Клиренс, мм240
ВООРУЖЕНИЕодна 45-мм пушка 20К и два 7,62-мм пулемет ДТ в башне, один пулемет ДТ в корпусе
БОЕКОМПЛЕКТ60 снарядов и 3276 патронов
ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯтелескопический прицел ТОП-1
оптический прицел (для курсового пулемета)
БРОНИРОВАНИЕ лоб корпуса - 8-9 мм
борт корпуса - 9 мм
корма корпуса - 9 мм
башня – 9 мм
корма - 9 мм
крыша – 4 мм
днище - 2,5 мм
ДВИГАТЕЛЬГАЗ-АА, карбюраторный, 6-цилиндровый, жидкостного охлаждения, мощностью 40 л.с.
ТРАНСМИССИЯмеханического типа с демультипликатором
ХОДОВАЯ ЧАСТЬколесная формула 6х4: передние колеса одинарные, задние колеса сдвоенные, шины пневматические пулестойкие, подвеска на листовых рессорах
СКОРОСТЬ42 км\ч по шоссе
ЗАПАС ХОДА265 км по шоссе
ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ
Подъём, град.20°
Высота стенки, м0,30
Глубина брода, м0,50
Ширина рва, м0,80
СРЕДСТВА СВЯЗИрадиостанция 71ТК-3 с поручневой антенной (только на командирских машинах)

ВНИМАНИЕ
Все права на текстовые материалы принадлежат администрации сайта Aviarmor.
Перепечатка и использование возможны только с письменного разрешения администрации
или при наличии активной ссылки на этот сайт.
©2013 www.aviarmor.net