Д-8

Легкий бронеавтомобиль


Не успели ещё просохнуть чернила на проектах средних бронеавтомобилей, разрабатываемых опытным конструкторско-испытательским бюро под руководством Н.Дыренкова, как главный конструктор уже занялся новым проектом. На этот раз порыв своих творческих мыслей Дыренков направил на создание легкой броневой машины, предназначенной для разведки и связи. Существует два мнения, касающихся появления будущего бронеавтомобиля Д-8. Согласно первому из них, изложенному в книге Л.М.Шугурова “Автомобили России и СССР”, этот процесс проходил следующим образом.


"...Во время визита на завод одного из заместителей наркома обороны в 1931 году тот, просматривая в кабинете Дыренкова американский журнал "Арми Орднанс", обратил внимание хозяина кабинета на последние модели бронеавтомобилей США. Они имели низкий силуэт и сильно наклонённые броневые листы, способствующие рикошетированию пуль. Дыренков ответил, что работа над подобной моделью у него уже идёт и завтра он готов её продемонстрировать.

После ухода гостя Дыренков распорядился снять легковой кузов со своего служебного автомобиля, вызвал плотника и уже к вечеру на шасси стоял фанерный макет со следами карандаша, которым изобретательный инженер размечал выкройки прямо по листам фанеры. Затем подогнанный по шасси макет разобрали и по импровизированным фанерным лекалам вырезали из бронелистов панели, собрали из них кузов, установили его на шасси.

Самым трудоёмким оказалась сушка окрашенного масляной краской броневика посредством паяльных ламп. Но к полудню Дыренков смог представить высокому гостю готовый для пробных стрельб корпус Д-8, смонтированный на шасси ГАЗ-А..."


В этом рассказе автор книги немного напутал с датами, поскольку проект Д-8 появился в конце 1930 г., и был реализован в следующем году. А вот на счет того, что прообразом для его создания были американские бронеавтомобили “с низким силуэтом и наклонными листами корпуса”, которыми могли быть только Т6, Т7 или Т10, Шугуров отчасти был прав. Эти машины были построены на основе ходовой части коммерческих автомобилей и действительно имели минимальные геометрические размеры, вот только их ходовые качества оказались посредственными – непонятно только, почему один из замнаркомов обороны (фамилия которого не указана) об этом не знал.


Вторая версия, описанная в книге М.Коломиеца “Броня на колесах. История советского бронеавтомобиля 1925-1945”, выглядит намного более убедительно. В ней говорится, что с предложением разработать “полностью бронированный разведывательный Форд-А” выступил сам начальник УММ РККА Халепский, который не слишком надеялся на успех “колесных танкеток” (полубронированных пулеметных машин), заказ на которые был передан в ОКИБ в сентябре 1930 г. Новое задание было адресовано лично Дыренкову и тот в кратчайшие сроки подготовил проект. Через месяц состоялось его рассмотрение и 25 декабря Халепский распорядился начать постройку двух опытных образцов. К 1 февраля 1931 года по чертежу № С-17-39 надлежало построить прототип с одним пулеметом, а по чертежу № С-17-41 прототип с пулеметом и зенитной турелью. Несмотря на ряд затруднений, возникших при подготовке комплектов рабочих чертежей и постройке опытных образцов, в докладе о ходе выполненных работ от 9 февраля 1931 года указывалось, что Дыренков сверх плана полностью изготовил оба опытных образца. Правда, второй прототип (с авиационной турелью) был представлен в “черновом варианте”. Спустя 4 дня Дыренков направил Халепскому отчет и выполнении работ – в нём уже указывались названия машин, которые главный конструктор присваивал самостоятельно.


“На основании полученного от Вас задания мною разработаны и построены следующие образцы бронирования:

1. На легковом шасси «Форд-А» разведывательный двухместный бронеавтомобиль при одном пулемете действующем, одном запасном и четырех огневых точках. Обозначение Д-8р.

2. На таком же шасси при таком же вооружении, но с несколько удлиненным кузовом и добавленной установкой стандартной зенитной авиатурели. Обозначение Д-12р”.


Конструктивно обе модификации были весьма похожи. Корпуса прототипов собирались из незакалённой броневой стали толщиной от 3 до 7 мм. Пытаясь повысить пулестойкость корпуса, Дыренков установил лобовые и кормовой бронелисты под большими углами наклона. По каждому борту имелись двери для посадки экипажа из двух человек (водителя и командира). В крыше был сделан люк для наблюдения. Если судить по имеющимся фотографиям, корпус первого Д-8р действительно собирался “на ходу” с приблизительной подгонкой листов.

Вооружение бронемашины состояло из одного 7,62-мм пулемета ДТ, стрельба из которого могла вестись через четыре шаровые установки в лобовом, кормовом и бортовых листах корпуса. Боекомплект состоял из 43 магазинов (2709 патронов), уложенных по бортам. Ходовая часть Д-8р, вместе с двигателем, трансмиссией и другими элементами, полностью переходила от грузового автомобиля Форд-А. Колеса не имели какой-либо защиты, а шины были обычными, пневматическими.

Весной 1931 года Д-8р и Д-12р, после некоторых доработок, предъявили на испытания. В составленном комиссией НТК УММ РККА отчете от 27 мая говорилось следующее:


“1. «Форд-А» (Д-8, Д-12).

Имеющиеся на машинах установки для ДТ расположены без учета возможности ведения из них огня. Установка пулемета у водителя вследствие невозможности приведения пулемета до горизонтального положения, так как голова стрелка упирается в крышу и отсутствие угла снижения допускает возможность ведения пулеметного огня только по высоким целям.

Стрельба из боковых установок также невозможна ввиду трудности приспособления стрелка к этим установкам. Если стрелять с левой установки, то мешает задняя стенка машины и спина водителя. При стрельбе из правой установки можно стрелять прямо перед собой. При этом стрелку приходится втискиваться между водителем и задней стенкой корпуса. Сектора обстрела при стрельбе из правой и левой установок совершенно отсутствуют. Такое же положение и при стрельбе из задней установки, имеющей те же недостатки, что и бортовые.

Установка турели на Д-12 не оправдывает своего назначения, так как она имеет недостаточный угол возвышения и не защищает стрелка от поражения с воздуха (турель авиационного типа). Перестановка пулемета из одного гнезда в другое в бою на ходу совершенно невозможна, так как пулемет после стрельбы сильно перегревается и взять его голыми руками совершенно невозможно.

Если иметь не один, а 2-3 пулемета, установленных в имеющихся установках, то они делают совершенно невозможным ведение огня из машины вследствие стесненности стрелка. Условия наблюдения для командира машины (он же стрелок) совершенно не отвечают тактическим требованиям”.


Тем не менее, Д-8р был рекомендован к серийному производству, при условии внесения в его конструкцию целого ряда доработок. Совсем нелестные отзывы военных специалистов о боевых возможностях бронемашины Дыренкова учитывались УММ, но ничего лучше советская промышленность тогда предложить не могла. В скором времени последовал приказ о принятии Д-8р на вооружение РККА (серийные машины обозначались просто Д-8) и уже через несколько недель машина была поставлена на конвейер. Неудивительно, что не прошло и месяца, как в журнале НТК УММ №26 от 27 июня 1931 года появилась следующая запись.


“...2. Опытные бронемашины Д-8 и Д-12. Признать, что Д-8 и Д-12 не удовлетворяют требованиям, предъявляемым к легким разведывательным автомобилям ввиду неудобства пользования вооружением, плохой видимости для водителя и перегрузки передней оси (300 кг).

Необходимо внести следующие изменения и дополнения:

1). Сохранение бронирования моторной будки до передней стенки броневого корпуса;

2). Для улучшения видимости водителя переднюю стенку броневика перенести назад;

3). Для улучшения наблюдения при поворотах срезать выступающий мыс передней стенки автомобиля;

4). Все шаровые установки упразднить;

5). Установить вооружение в один пулемет ДТ, пулеметная установка должна обеспечить круговой обстрел поверх кузова как по земным, так и по воздушным целям;

6). Конфигурацию изменить в соответствии с пунктом 5;

7). Прорезать в корме люк для наблюдения при движении задним ходом”.


Доработки вносились в ходе серийного строительства, но в полном объёме исправить все недостатки Дыренкову не удалось. За неполных шесть месяцев 1931 года на заводе ДРО собрали 50 Д-8 и ещё 10 сдали в первой половине следующего года. В это количество входили как Д-8, так и Д-12, поэтому выяснить, сколько именно “восьмерок” было построено сейчас проблематично. В любом случае, Д-8 было выпущено несколько больше.


Эксплуатационная карьера бронемашин Дыренкова оказалась немного необычной. С началом формирования в 1933 году механизированных корпусов “восьмерки” начали вводить в состав разведывательных подразделений, но уже через год их стали заменять на ФАИ. Отзывы об эксплуатационной надежности Д-8 были невысокими, а кроме того, машина оказалась слишком тесной, а по ходовым качествам и размещению вооружения она не соответствовала предъявляемым армией требованиям. Тем не менее, порядка 20 бронемашин продолжали оставаться в составе первых мехкорпусов вплоть до их расформирования в 1938 г.


С 1934 года Д-8 входили в состав авиадесантных частей. Благодаря небольшой массе и достаточно простой конструкции бронемашину Дыренкова было решено задействовать в ходе экспериментов по десантированию посадочным способом. В качестве самолёта-носителя был выбран тяжелый бомбардировщик ТБ-3, под фюзеляжем которого кормой вперед подвешивался Д-8. Соответствующая подвеска ПГ-12 была разработана конструкторским бюро под руководством инженера Гроховского. Результаты этих испытания оказались положительными и на Больших Киевских маневрах, прошедших летом-осенью 1935 года, процесс десантирования был продемонстрирован иностранным военным советникам.

Поскольку специализированных авиадесантных бронемашин в 1930-е гг. создано не было, в качестве таковой был выбран Д-8. По штату авиадесантной бригады, утвержденному в конце 1936 года, в её состав должен был входить механизированный батальон, включавший 24 плавающих танка Т-37А и 9 бронеавтомобилей Д-8, не считая другой техники и вооружения. Однако машины Дыренкова и здесь не прижились – единственным подразделением, получившем на вооружение эти бронеавтомобили оказалась только 13-я авиадесантная бригада, где к началу 1937 года имелось 12 танков Т-37А и 6 Д-8. Через год их также сняли с эксплуатации, отправив, как и большинство остальных машин, в различные учебные учреждения.


И всё же, некоторым легким бронеавтомобилям этого типа довелось участвовать в Зимней войне 1939-1940 гг., когда из-за нехватки бронетехники в стрелковых частях пришлось использовать старые машины. Например, в составе 9-й армии наступавшей в Карелии и потерпевшей здесь крупное поражение, на 30 ноября 1939 года числилось три Д-8 и два БА-20. Все "восьмерки" были потеряны, при этом одну вышедшую из строя машину, принадлежавшую 177-му разведбату 163-й стрелковой дивизии, отремонтировать в суровых зимних условиях не удалось и её пришлось оставить противнику. Финны относились к любой трофейной технике весьма бережливо, поэтому этот Д-8 снова “поставили на ноги” и до лета 1943 года продолжали использовать в учебных целях. Ещё одна “восьмерка” числилась за 114-м разведбатом 84-й стрелковой дивизии, но это подразделение, действовавшее на фронте с 30 января 1940 г., потерь не имело.


Что касается использования Д-8 в Великой Отечественной войне, то на этот счет достоверных данных пока найти не удалось. Известно, что по состоянию на 15 сентября 1940 года бронеавтомобили Д-8 находились в составе следующих округов: Одесский ВО – 2, Харьковский ВО – 10, Уральский ВО – 5 (включая Д-12), Приволжский ВО – 4 (включая Д-12), Западный ОВО – 1, Московский ВО – 5. Спустя десять месяцев, на 1 июня 1941 года, общее количество бронемашин конструкции Дыренкова оценивается в 45 единиц, 19 из которых требовали среднего и капитального ремонта.

Судя по всему, все Д-8 западных военных округов достались немцам. А вот, на ленинградском направлении, где фронт стабилизировался, “восьмерки” продержались немного дольше. В составе 85-го отдельного полка связи 42-й армии два бронеавтомобиля Д-8 действовали вплоть до конца 1942 года.



Источники:
М.Коломиец "Броня на колесах. История советского бронеавтомобиля 1925-1945", Москва, Яуза \ Эксмо, 2007
М.Коломиец "Легкие броеавтомобили Красной Армии довоенной постройки" (Фронтовая иллюстрация №2\2007), Стратегия-КМ


ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ ЛЁГКОГО БРОНЕАВТОМОБИЛЯ
Д-8 обр.1932 г.

БОЕВАЯ МАССА1600 кг
ЭКИПАЖ, чел.2
ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ
Длина, мм3540
Ширина, мм1705
Высота, мм1900
Клиренс, мм224
ВООРУЖЕНИЕодин 7,62-мм пулемет ДТ
БОЕКОМПЛЕКТ2709 патронов
ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯоптический прицел
БРОНИРОВАНИЕ лоб корпуса - 7 мм
борт корпуса - 7 мм
бортовые листы двигателя - 5 мм
крыша - 3 мм
днище - 3 мм
ДВИГАТЕЛЬФорд-А, карбюраторный, мощностью 40 л.с. с одним бензобаком на 40 литров
ТРАНСМИССИЯмеханического типа
ХОДОВАЯ ЧАСТЬколесная формула 4х2: колеса одиннарные, шины пневматические, подвеска на листовых рессорах
СКОРОСТЬ 85 км\ч по шоссе
30 км\ч по проселку
ЗАПАС ХОДА ПО ШОССЕ 225 км по шоссе
190 км по проселку
ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ
Угол подъёма, град.15°
Высота стенки, м?
Глубина брода, м0,30
Ширина рва, м?
СРЕДСТВА СВЯЗИ-

ВНИМАНИЕ
Все права на текстовые материалы принадлежат администрации сайта Aviarmor.
Перепечатка и использование возможны только с письменного разрешения администрации
или при наличии активной ссылки на этот сайт.
©2012 www.aviarmor.net