AC1 “Sentinel”

Крейсерский танк


Официальное обозначение: Australian Cruiser Tank
Альтернативное обозначение: AC1, “Sentinel”
Начало проектирования: 1941 г.
Дата постройки первого прототипа: 1942 г.
Стадия завершения работ: серийно строился в 1942-1943 гг.


Истори создания танка "Sentinel"

1940-1941 гг.


Сегодня многие забыли про популярный в 80-90-е гг. прошлого века тезис, сформулированный “великим кормчим” северокорейского народа Ким Ир Сеном. Основной принцип “идеи чучхе” заключался в надеже и опоре только на собственные силы. По отношению к Северной Корее он пришелся очень кстати в виду международной изоляции страны, однако немногие помнят, что в первые годы Второй Мировой войны в похожей ситуации оказались самые дальние владения Великобритании – Австралия и Новая Зеландия.

Конечно, эти страны в изоляции не находились, просто к ним современная техника никогда не шла “потоком”. Поэтому не удивительно, что к сентябрю 1939 года австралийцы могли похвастать лишь несколькими средними танками Mk.II фирмы Vickers, а у новозеландской армии танков не оказалось вообще (!) Рассчитывать на то, что Япония обойдёт их стороной было по меньшей мере глупо, но помощь из метрополии могла придти только спустя долгие месяцы. В сложившейся ситуации выхода было два – надеяться на США и строить танки самим. С американцами удалось договориться довольно быстро, но к началу 1940 года их танковая промышленность ещё только набирала обороты. В ожидании “заморских” танков австралийцы решили не терять времени даром.

В ноябре 1940 годы Генеральный штаб австралийской армии сформулировал требования к танку среднего класса, который вполне мог стать основным. В выданной спецификации масса боевой машины определялась в 16-20 “длинных” тонн (16256-20320 кг). Вооружение должно было состоять из 40-мм пушки в башне с круговым вращением и одного-двух пулеметов, экипаж – 4-5 человек, запас хода – 150 миль (240 км), максимальное бронирование – 50 мм. Последнее требование было несколько избыточным в виду отсутствия у Японии средних танков с мощным вооружением, но при условии использования будущего танка в качества средства поддержки пехоты толстая броня была весьма кстати. Как обычно, производственные планы были чрезвычайно оптимистичными. Генштаб полагал, что армии понадобиться 2000 танков с началом поставок в июле 1941 года и начальным темпом выпуска 70 машин в неделю.

Чтобы работы над собственным проектом шли быстрее австралийское Министерство вооружений обратилось к британскому Генштабу с просьбой выслать специалистов с области танкостроения. В ответ на это, в декабре 1940 года, из Великобритании прибыл полковник Уотсон, который до этого успел побывать в США, где имел возможность ознакомиться с конструкцией среднего танка М3 “Lee”. В Австралии ему обеспечили место начальника Управления по разработкам бронетанковой техники.
Из выданного Уотсону технического задания следовало, что австралийский Генштаб желал получить “крейсерский” танк. Это означало, что машины вроде “Matilda II”, поставка которых в Австралию только намечалась, в качестве прототипов совершенно не подходили. Вполне естественно, что Уотсон решил обратиться к опыту американских коллег и использовать технические идеи, заложенные в средний танк М3. Полностью копировать его конструкцию австралийцы не собирались. Слишком сильно смущала излишняя высота танка, многоярусное вооружение и установка орудия главного калибра в боковом спонсоне. Удачными признали только ходовую часть и трансмиссию – именно их решили позаимствовать, но с некоторыми изменениями. Всё остальное австралийские инженеры разрабатывали самостоятельно. В результате предполагалось получить средний танк, значительно по вооружению и бронированию превосходящий японские аналоги. Проект получил название Australian Cruiser tank Mark 1 (AC1) и был принят к разработке в начале 1941 года. От американского танка Уотсон первоначально хотел взять бортовые передачи и коробку переключения передач. Кроме того, предполагалось использование двигателя Giberson, но уже на начальном этапе проектирования выяснилось, что выполнить эти задачи в полной мере не удастся.

Когда из США прибыла документация по бортовой передаче выяснилось, что его производство столкнется с большими трудностями. Причина была довольно прозаичной – австралийские предприятия ещё не перестроились на “военные рельсы” и такой агрегат был для них слишком сложным. Необходимое оборудование могло быть поставлено из метрополии или США только через год, а это абсолютно не устраивало автсралийцев. Получить двигатели Giberson тоже оказалось проблемным делом, так как они были нужны американской армии для собственных танков. Так, постепенно, проект начал скатываться от передового к довольно посредственному. К этому времени удалось изготовить только деревянный макет.


В качестве альтернативы, в июле 1941 года, был предложен проект танка АС II (АС2) для которого начали прорабатывать вариант с использованием двигателей и других агрегатов ходовой части от коммерческих грузовиков. Это повлекло за собой новые требования по весовым данным, вооружению и бронированию. Теперь боевая масса ограничивалась 16-18 “длинными” тоннами при максимальном бронировании до 40 мм. Калибр основного вооружения не должен был превышать 40-мм, так что для АС II самым мощным орудием могла быть только британская 2-фунтовая пушка. Ещё одним обязательным условием стало австралийского танка можно было использовать только броню “местного” производства.

Несмотря на явное снижение боевых качества даже в такой конфигурации AC2 был равноценен японским средним танкам типа “Чи-ха”, но при указанной массе (а меньшей она быть просто не могла) автомобильные агрегаты не могли обеспечить требуемой подвижности. В сентябре 1941 года проект пришлось закрыть в пользу дальнейшей оптимизации AC1.


АС1 "Sentinel" - первый серийный танк Австралии

1942-1943 гг.


Осенью 1941 года завершилось проектирование корпуса. Сравнительно с американской машиной его размеры были заметно меньше, в первую очередь по высоте. Его лобовая часть внешне была близка к М3 имея выпуклую форму. Верхний лобовой лист устанавливался под значительным наклоном. С правой стороны находился люк механика-водителя, с левой – люк стрелка-радиста. Оба люка закрывались броневой крышкой со смотровой щелью с бронестеклом. Между ними, по продольной оси корпуса, монтировался пулемет, защищенный массивной бронировкой грушевидной формы. В верхнем горизонтальном бронелисте симметрично располагались два двухстворчатых люка, предназначенных для высадки и посадки экипажа.

Башня, разработанная австралийскими специалистами, судя по всему, тоже создавалась под влиянием американского М3. При виде сверху она имела полукруглую форму со спрямленным лобовым бронелистом. Борта и корма были двускатными, что придавало ей лучшие свойства в плане снарядоустойчивости. На крыше башни с левой стороны был сделан прямоугольный люк для командира. Хотя места в танке более чем хватало для размещения целой “пачки” приборов наблюдения из имеющегося набора устанавливалась только командирская панорама и телескопический прицел для пушки. Не совсем понятно, почему австралийцы отказались от установки командирской башенки, ведь Уотсон наверняка был в курсе особенностей применения немецких и британских танков во Франции.

Вооружение танка AC1 вполне соответствовало первоначальным требованиям. В массивной литой маске находилась спаренная установка из 40-мм пушки (QF 2 pounder) и 7.71-мм пулемета Vickers. В лобовом листе корпуса, как уже говорилось ранее, устанавливался курсовой 7.71-мм пулемет. Для защиты от атак с воздуха на люке командира монтировался 7.62-мм пулемет Bren. В укладке перевозился пистолет-пулемет Thompson, сигнальный пистолет Verey с 12 ракетами и 6 ручных гранат. Боекомплект, размещавшийся в боевом отделении, состоял из 130 выстрелов к пушке, 4250 патронов к пулеметам Vickers, 900 патронов к пулемету Bren и 300 патронов для Thompson.
Оригинальный подход австралийцев выразился и в выборе ходовой части. Заимствовать от американского М3 двухкатковые тележки с вертикальными спи¬ральными пружинами было бы проще всего, но подобная схема не считалась оптимальной. Вместо этого было решено применить тележки по типу французских танков H-39 или R-35, где применялись горизонтальные пружины. Конечно, конструкция тележек танка AC1 заметно отличалась от французских машин, поскольку весовые категории у них были несколько разные. Каждая из шести тележек (по три на один борт) крепилась на кронштейне, который монтировался на боковой части корпуса. Тележка была двухсекционной с двумя обрезиненными опорными катками. Сверху на каждом кронштейне крепился ролик, поддерживающий верхнюю ветвь гусеницы.

Оригинальный подход австралийцев выразился и в выборе ходовой части. Заимствовать от американского М3 двухкатковые тележки с вертикальными спи¬ральными пружинами было бы проще всего, но подобная схема не считалась оптимальной. Вместо этого было решено применить тележки по типу французских танков H-39 или R-35, где применялись горизонтальные пружины. Конечно, конструкция тележек танка AC1 заметно отличалась от французских машин, поскольку весовые категории у них были несколько разные. Каждая из шести тележек (по три на один борт) крепилась на кронштейне, который монтировался на боковой части корпуса. Тележка была двухсекционной с двумя обрезиненными опорными катками. Каждый каток мог иметь 4,6 или 8 отверстий, высверленных в его диске. На верхней части кронштейна крепилось по одному ролику, поддерживающему верхнюю гусеничную ветвь. Ведущие колёса с 13 зубцами размещались впереди и были вынесены немного вперед относительно корпуса. Направляющие колеса располагались сзади и крепились при помощи дополнительного кронштейна. Зато конструкция гусеницы полностью перешла от американского танка. В ней использовались крупнозвенчатые траки Т51 с шагом 152 мм (6 дюймов) и двойной прорезиненной подушкой.


Основная часть работ по танку AC1 была завершена осенью 1941 года и в октябре удалось изготовить первый литой корпус. Но к этому времени австралийский Генштаб, всё ещё ожидая отправки своих танковых подразделений в Европу, решил изменить требования. После оценки действий немецких танков на Европейском ТВД был сделан логический вывод, что 40 мм бронирование но обеспечит AC1 необходимой защищенности. Толщину лобовой брони требовалось увеличить сначала до 65 мм, а затем до 75 мм. Впрочем, второе требование было проигнорировано танкостроителями.

Всего планировалось построить три опытных танка серии “E”. Первый из них (Е1, номер 8001) предназначался для ходовых испытаний, второй (Е2) – для огневых, а третий (Е3) должен был стать эталонной моделью для массового производства.

Сборка первого прототипа AC1 E1 была завершена в январе 1942 года. Уже тогда было ясно, что австралийская промышленность в состоянии выпускать такие сложные компоненты, как литые корпуса и башни. Так что, в этом плане проблема производства танков была решена. На испытаниях Е1 показал вполне достойные ходовые качества, развив максимальную скорость по шоссе 64 км\ч и 52 км\ч по местности.


Серийное производство AC1 началось лишь в августе 1942 года на предприятии Chullon Tank Assembly Shop в Новой Южном Уэллсе. Одновременно танку было присвоено название “Sentinel” (“Часовой”).

Корпус получили дифференцированное лобовое бронирование 45-65 мм, которое зависело от угла установки бронелистов. Комовая и бортовая броня была доведена до 45 мм, а входные отверстия для вентиляторов системы охлаждения получили дополнительную бронировку. Толщина бронирования днища не превышала 16 мм, крыши машинного отделения – 23 мм. Кроме того, в нижнем бронелисте корпуса между вторым и третьим опорными катками, появился овальный аварийный люк.
При серийной постройке танков использовались доработанные траки, которые получили обозначение Steel Track, Mark VI, Australian Pattern. Они имели шаг 102 мм (4 дюйма) и ширину 406 мм (16 дюймов). Соединялись траки стальными “пальцами”. Ведущие колеса были модифицированы и получили 20 зубьев вместо 13. Вообще австралийцы стремились провести максимальную унификацию с американскими танками М3 и сделать гусеницы взаимозаменяемыми. При этом австралийский вариант обеспечивал танку лучшую проходимость на местности.

Интересная ситуация сложилась с двигателями. Поскольку мощные американские Giberson долгое время получить не удавалось было применено техническое оригинальное решение с установкой трёх менее мощных двигателей Cadillac, обеспечивавших суммарную мощность 330 л.с. Два из них устанавливались параллельно продольной оси корпуса, а третий размещался сзади меду ними. Каждый из них был связан собственным сцеплением с передаточной коробкой размещенной под башней. В свою очередь, этот элемент был связан с коробкой передач и дифференциалом, выполненным по типу американского Cletrack. Теоретически это позволяло бы танку продолжать движение даже при выходе из строя одного или двух моторов, но на практике такие эксперименты, судя по всему, не ставились. Радиаторы и топливные баки располагались по бокам и сзади заднего двигателя. Внутренний бак был рассчитан на 130 галлонов топлива (492 литра), внешний – на 44 галлона (166,6 литра). Подобный технический приём, названный “лист клевера” (Clover leaf), позволял частично компенсировать нехватку более оптимальных силовых установок. Двигатели работали на бензине с октановым числом 70. Коробка передач механического типа обеспечивала следующие скоростные диапазоны:

1-я передача - 5 км\ч

2-я передача - 10 км\ч

3-я передача - 28 км\ч

4-я передача - 35 км\ч

5-я передача - 48 км\ч

задний ход - 6 км\ч.


Первые 13 танков, построенные в 1942 году, строились в “авральном” порядке и поэтому изготовлялись из брони не прошедшей должную термообработку. Армия приняла эти машины, но на всём протяжении эксплуатации они считались небронированными и относились к учебным. Ходовые качества AC1 первой партии оказались чуть ниже, чем у прототипа. Ограничения накладывались по причине бережливости – при интенсивной эксплуатации тройная двигательная установка могла выйти из строя преждевременно. При движении по шоссе танк развивал максимальную скорость 48 км\ч, а средние скорости по твердой и проселочной дороге составляли, соответственно, 28 км\ч и 21 км\ч.

Нашлись и более крупные проблемы. Прежде всего, схема “лист клевера” имела один крупный изъян – предложенная схема жидкостного охлаждения была явно неадекватной, поскольку не обеспечивала равномерного охлаждения всех трёх моторов, что влекло за собой их быстрый перегрев. Далее выяснилось, что резиновые бандажи опорных катков изнашиваются раньше положенного ресурса эксплуатации. Третья проблема касалась башни. Недостаточная мощность генератора привела к тому, что при большом наклоне (например, когда танк преодолевал крутой косогор) вращение башни было крайне затруднительно. Австралийские специалисты приступили к доработке системы охлаждения и рассматривали возможность сделать опорные катки взаимозаменяемыми с американскими от танков М3 “Lee”, но довести этот процесс до реализации не удалось.

Всего за 1942-1943 гг. удалось построить 65 серийных танков варианта AC1 с серийными номерами от 8001 до 8065, но ни один из них никогда не использовался в боевой обстановке. Все австралийские “часовые” использовались только для обучения личного состава и были сняты с вооружения к 1946 году. Единственным “сражением”, где удалось задействовать AC1, стал фильм "The Rats of Tobruk" снятый в 1944 году. Здесь австралийские танки, после внешних “доработок”, изображали немецкие “панцеры”.

Помимо прочего, предположительно в конце 1942-го или начале 1943-го года, был построен опытный образец танка на экспериментальном шасси. Вместо стандартной подвески на пружинных рессорах опытная машина получила торсионы и 5 обрезиненных опорных катков. Об испытаниях этого танка никакой информации пока найти не удалось.


АС3 "Thunderbolt" - меняем пушку

1942 г.


Следующим логическим шагом по превращению AC1 в полноценную боевую машину стали работы связанные с усилением вооружения. Проект получил обозначение Australian Cruiser Tank mark III (AC III или AC3) к которому позднее прибавилось название “Thunderbolt” (“Удар грома”).
В 1942 году было очевидно, что 40-мм британская “двухфунтовка” будет эффективна только на ближних дистанциях против танков с бронированием не более 30-40 мм, а ведь тогда в бой уже вступили “тигры”. Вариант с 6-фунтовой (57-мм) пушкой рассматривался в первую очередь и привел в 1941 году к созданию проекта Australian Cruiser Tank Mark IA.

Вслед за этим австралийцы внимательно изучили следующие артисистемы, на предмет их пригодности установки на AC1 и “танкоопасности”: 18-фунтовая полевая пушка, 25-фунтовая пушка-гаубица, 3-дюймовая зенитная пушка, 37-мм зенитная полуавтоматическая пушка и 17-фунтовая противотанковая пушка. Из этого ассортимента была выбрана 25-фунтовая (87.6-мм) пушка, для которой был разработан эффективный бронебойный боеприпас с высокой начальной скоростью. Первый проект танка с таким орудием носил название Australian Cruiser Tank Mark IB, но впоследствии его пришлось изменить в виду большого объёма доработок.

25-фунтовая пушка имела два недостатка - высокая отдача и раздельно-гильзовое заряжание. С целью проверки первого показателя на прототипе AC1 E2 была установлена модифицированная башня на стандартном погоне (137 мм), в которой монтировались специальные противооткатные устройства. Тесты прошли успешно, что позволило рассматривать 87.6-мм пушку в качестве основной артсистемы, но для этого пришлось внести изменения в конструкцию корпуса.

Главная проблема заключалась в новых боеприпасах, габариты которых были значительно больше. Пришлось демонтировать курсовой пулемет и место стрелка, разместив в освободившемся пространстве дополнительный боекомплект. Поскольку погон башни не менялся работа в ней артиллеристов стала затруднена. Особенно нелегко приходилось заряжающему, который из-за нехватки места должен был проявлять повышенной внимание, чтобы не угодить под затвор орудия после выстрела. Спаренный с пушкой 7.71-мм пулемет Vickers был оставлен. Чтобы обеспечить вращение потяжелевшей башни пришлось заменить 40-вольтный генератор на 110-вольтный. Боезапас состоял для пушки из 120 снарядов раздельного заряжания: 60 осколочно-фугасных\дымовых выстрелов массой 11,34 кг и 60 укороченных бронебойных выстрелов массой 9,07 кг. К пулемету полагалось 2500 патронов размещенных в 250 коробках.

Изменения конструкции корпуса не носили глобального характера. Толщина наклонной бронеплиты, установленная под углом 24°, была доведена до 51 мм. Люк механика-водителя был заметно увеличен в размерах. Также улучшили бронировку основания башни и кормовой части корпуса.
Однако, самые большие доработки коснулись силовой установки. Вместо схемы “лист клевера”, страдавшей от недостаточного охлаждения была использована новая, с размещением трех 8-цилиндровых моторов Perrier-Cadillac вокруг общего картера. В результате получался 24-цилиндровый единый блок, что позволяло более рационально расположить передаточную коробку и КПП. Суммарная мощность двигателей работавших на 80-октановом бензине составила 397 л.с. Дополнительно понадобилось изменить расположение люков доступа к агрегатам моторного отделения.

Ещё одной важной особенностью стало увеличение объёмов топливных баков. Внутренний бак танка АС3 теперь мог вмещать 185 британских галлонов бензина (840 литров), а внешний - 44 галлона (200 литров). В сумме это позволяло увеличить запас хода по шоссе и довести его до 300 км.


Как показали испытания, танк AC3 (номер 8066) получился довольно противоречивым. Ходовые испытания прототипа без модернизированной башни были проведены в мае 1943 года. В скором времени был получен второй прототип, но и он также не оснащался башней. Их поставили несколько позже, после чего провели стрельбы. Несмотря на тесноту в башне артиллеристы могли делать до 8 выстрелов за 73 секунды, что было отличным показателем для 87.6-мм танкового орудия. Стоило также учитывать, что буксируемая 25-фунтовая пушка обслуживалась расчетом из шести человек.

Выбор оказался верным – крейсерский AC3 получился лучше, чем основной американский танк М4 “Sherman”. Австралийская машина превосходил его по вооружению и бронированию при меньших геометрических размерах корпуса и массе. В середине 1943 года была начата сборка первых 25 танков AC3 с планами постройки более крупной партии. По крайней мере, речь шла о 150 танках, для которых собирались создать задел башен и корпусов, а общий заказ составлял 200 машин (серийные номера 8066 - 8265).

И всё же, что АС3 пришлось отказаться. В 1943 году более приоритетным стал проект с 17-фунтовой противотанковой пушкой, обладавшей лучшими баллистическими качествами.

Один корпус АС3 в экспериментальном порядке оснастили ходовой частью с индивидуальной торсионной подвеской с расчетом на машину с усиленным вооружением. Хотя опытную машину испытали, возможности установить новую подвеску на серийные танки не было. Также известно о проекте Australian Cruiser Tank mark IIIA, который предлагалось оборудовать башней с погоном 70 дюймов (178 см) и 25-фунтовой пушкой.


В 1943 году в разработке находился проект Australian Cruiser Tank Mark III "Scorpion". Его основой также послужил АС1, но вместо блока двигателей на него планировали установить звездообразный двигатель Pratt & Whitney авиационного типа. Помимо высокой мощности доходившей до 400 л.с. этот тип силовой установки оснащался воздушной системой охлаждения. Вооружение должно было включать одну 2-фунтовую пушку и два 7.71-мм пулемета Vickers.


АС4 - вариант с 17-фунтовой пушкой

1943 г.


Проект установки 17-фунтовой пушки появился не на пустом месте. Постоянное наращивание толщины бронирования немецких танков однозначно предопределило оснащение танков союзников более мощными артсистемами. Таковых нашлось совсем немного, но все они имели одну общую особенность – высокую силу отдачи при выстреле. В марте 1943 года, в рамках эксперимента, на прототип Е1 установили сразу две (!) 25-фунтовых короткоствольных пушки. Для этого понадобилось доработать маску для орудий и расширить погон до 163 см. При двойном выстреле спаренная установка давала отдачу на 20%, чем 17-фунтовое орудие. Никакого ущерба башня или корпус при этом не получили – таки образом, вопрос с установкой данной артсистемы был решен. Данная модификация получила обозначение Australian Cruiser Tank mark IV (AC IV или АС4).

В спецификации, специально оформленной Генштабом в рамках проекта модернизации танка, указывались следующие параметры. Помимо 76,2-мм пушки рядом с ней предстояло установить 7.71-мм пулемет Vickers с углами вертикального наведения от -10° до +20°. Боекомплект должен был состоять из 50-60 выстрелов и 2500-4000 патронов. Бронирование соответствовало варианту АС3, но толщину верхнего лобового бронелиста корпуса довели до 50 мм, а крыши башни - до 35 мм. Максимальный вес оценивался в 32 “длинные” тонны, но номинальное давление на грунт было бы меньшим, чем у АС3, за счет более длинной контактной поверхности гусениц. Максимальная скорость определялась в 56 км\ч при условии использования модифицированной коробки передач с измененными передаточными отношениями и синхронизатором. Новую КПП запланировали установить на АС3, но довести эту работу до конца не успели.

Силовая установка предусматривала два варианта. Помимо стандартных Perrier-Cadillac можно было установить четыре (!) авиационных двигателя Gipsy Major воздушного охлаждения. Каждый из двигателей давал максимальную мощность порядка 130 л.с., что позволяло бы набрать суммарную мощность 520 л.с. и избежать проблем с перегревом. Вместимость топливных баков осталась такой же, как и на танке АС3. Трансмиссия включала новую коробку переключения передач, обеспечивавшую 5 скоростей вперед и одну назад:

1-я передача - 6 км\ч

2-я передача - 12 км\ч

3-я передача - 23 км\ч

4-я передача - 42 км\ч

5-я передача - 56 км\ч

задний ход - 6 км\ч.


Конструкция корпуса модификации АС4 была практически полностью аналогична АС3. В лобовом листе корпуса справа находился большой прямоугольный люк механика водителя. Установка курсового пулемета Vickers сохранялась. Бронеперегородка, разделявшая боевой и моторный отсек, была сдвинута немного назад. Воздухозаборники, находившиеся за башней, были удалены, а для компенсации были увеличены люки для входа воздуха по бортам. Масса модификации АС4, после проведения всех доработок, повысилась на 2500 кг и составила 30 тонн, но даже тогда ходовые качества танка оставались на высоком уровне.

Что касается ходовой части, то в этом плане рассматривался вопрос применения подвески типа HVSS, с успехом использованной при модернизации танка М4 “Sherman”. Это позволило бы стандартизировать в некоторой мере австралийскую и американскую машину. Впрочем, как и в случае с авиационными моторами, данное предложение осталось только на уровне проекта.

Другой модификаций был Australian Cruiser Tank Mark IVА - этот вариант танка полностью копировал АС4 за одним исключением - вместо 17-фунтовой пушки предлагалось установить 25-фунтовую. Видимо, подобный регресс был вызван необходимостью иметь на вооружении танк поддержки, поскольку эффективность гаубичного осколочно-фугасного снаряда была заметно выше. Несмотря на небольшой объём требоуемых доработок проект АС4 с 25-фунтовым орудием так и остался на бумаге, хотя в 1943 году были планы построить 110 танков.


Вроде бы у модификации АС4 предвиделось неплохое будущее. Предварительно был оформлен заказ на 400 танков (серийные номера 8266 - 8775 включая Mark IVA), причем часть из них предполгалось переделывать прямо на стапелях из заготовок по АС3, что заметно ускорило бы производство. Однако, в июле 1943 года, когда постройка прототипа АС4 была на завершающей стадии, последовало решение прекратить работы над ним. Закрытие программы Australian Cruiser Tank мотивировалось не только наличием большого количества британских и американских танков, поставляемых в Австралию, но и отсутствием достойного соперника на Тихоокеанском и Южно-Азиатском ТВД.
Если вспомнить, наостровах Тихого океана самыми серьёзными противниками “Sentinel” могли быть только японские “Чи-ха” и “Шинхото Чи-ха”, обладавшие 25-мм лобовым бронированием и 47-мм пушками. Последний из них получил модифицированное орудие с длиной ствола 48 калибров, что позволяло пробивать 75-мм броню на дистанции до 500 метров. Но на практике добиться такого результата оказалось весьма проблематично из-за низкой защищенности и живучести японских машин. Остальные танки, вроде легких “Ха-го” или “Ка-ми”, оснащались 37-мм пушками, которые против 65-мм брони австралийского танка были практически бесполезны. В Европу направлять АС1 и АС3 тоже не собирались – там хватало средних М3, М4 и пехотных “Churchill”, так что в наличии там ещё одной равноценной машины просто не было необходимости.


Тем не менее, австралийцы справедливо считали “Sentinel” своим лучшим танком, даже несмотря на его абсолютно мирную карьеру. По совокупности ТТХ этот танк представлял собой компромиссный вариант между британским пехотным “Matilda II” и американским средним М3. От первой машины заимствовали мощное бронирование и состав вооружения, а от второй – дизайн башни и общую схему подвески, отличающуюся технологичностью в изготовлении и высокой надежностью. Единственным слабым местом

АС1 был блок двигателей, но эта проблема могла быть исправлена поставками тех же Giberson. Если сравнивать АС1 с немецкими танками, что на август 1942 года австралийский танк явно превосходил все из них, вплоть до появления Pz.IV с длинноствольной 75-мм пушкой. С выходом более тяжелых машин Pz.V и Pz.VI ситуация для АС1 вообще складывалась не лучшим образом. С ними могла бы тягаться модификация АС4, только её выпуск так и не был налажен.

В Советском Союзе АС1 наверняка бы получил название “средний танк тяжелого бронирования”. Вообще советские танкисты хорошо отзывались о тех же “матильдах” и “валентайнах”, упрекая их создателей только в слабом вооружении, которое явно не соответствовало бронезащите. В общем-то, после перевооружения 17-фунтовой пушкой австралийский танк был сопоставим по характеристикам с Т-34-85, что уже немало.

Остаётся только сожалеть, что АС1 появился слишком поздно. Если бы массовое производство этих танков было налажено в планируемый срок - то есть летом 1941 года, возможно, войска Британского Содружества вполне смогли бы откзаться от поставок большого количества средних танков М3 "Lee". Основным ТВД в то время была Северная Африка, где благодаря своей толстой броне "Sentinel" вплоть до середины 1942 года могли бы без особого труда "отстреливать" любые итальянские и немецкие танки.


Конец карьеры

1944-1946 гг.


В октябре 1945 года из 68 построенных “Sentinel” было отобрано три танка, которые предстояло передать в военные музеи. Остальные танки были демонтированы – часть машин была переделана в бульдозеры, а их башни отправлены на переплавку. Корпуса от танков АС3 закончили свою жизнь на полигоне в качестве огневых мишеней.
Из музейных танков два принадлежали к варианту АС1 (номера 8030 и 8049) и один – к варианту АС3 (номер 8066). Первый из них был передан Королевский танковый музей (Royal Australian Armoured Corps Tank Museum) находящийся в Виктории в частично разобранном виде.

Единственный прототип АС3 также был частично разобран и отправлен на хранение. Впоследствии его передали в Австралийский мемориальный музей (Australian War Memorial) в Канберре.

Второй АС1 с номером 8049 в 1946 году был отправлен в Великобританию и некоторое время хранился на складе. Сейчас этот танк находится в экспозиции танкового музея в Бовингтоне. Считается, что это наиболее комплектный из сохранившихся экземпляров с оригинальной австралийской камуфляжной окраской.



Источники:
Australian Sentinel Tank
Cruiser Tank AC 1 Sentinel at the Military Vehicle Technology Foundation (Portola Valley)
Бронеколлекция №2, 2010
П.Чемберлен и К.Элис "Британские и американские танки Второй Мировой войны". Москва. АСТ\Астрель. 2003
Chris Bishop “The Encyclopedia of Weapons of WWII: The Comprehensive Guide to Over 1,500 ...”

Чертежи крейсерского танка AC1 "Sentinel" (А.Шепс)
Чертежи крейсерского танка AC3 "Sentinel" (А.Шепс)


ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ КРЕЙСЕРСКИХ ТАНКОВ
AC1 "Sentinel" и AC3 "Thunderbolt"

AC1 "Sentinel"
1942 г.
AC3 "Thunderbolt"
1943 г.
БОЕВАЯ МАССА27500 кг30000 кг
ЭКИПАЖ, чел.54
ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ
Длина, мм6350 (без орудия)
Ширина, мм2800
Высота, мм2650
Клиренс, мм400
ВООРУЖЕНИЕ одна 40-мм пушка, два 7,71-мм пулемета Vickers и один 7,62-мм зенитный пулемет Bren одна 87,6-мм пушка, два 7,71-мм пулемета Vickers и один 7,62-мм зенитный пулемет Bren
БОЕКОМПЛЕКТ 130 выстрелов и 4250 патронов для пулеметов Vickers, 900 - для Bren, 300 - для Thompson 120 выстрелов и 2500 патронов для пулеметов Vickers, 900 - для Bren, 300 - для Thompson
ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯтелескопический прицел и перископы
БРОНИРОВАНИЕ лоб корпуса - 45-65 мм
борт корпуса - 45 мм
лоб башни - 65 мм
борт башни - 50-65 мм
корма - 45 мм
крыша корпуса - 23 мм
крыша башни - 25 мм
днище - 16 мм
лоб корпуса - 50-65 мм
борт корпуса - 45 мм
лоб башни - 65 мм
борт башни - 50-65 мм
корма - 45 мм
крыша корпуса - 25 мм
крыша башни - 35 мм
днище - 16 мм
ДВИГАТЕЛЬ три Cadillac, рядные, жидкостного охлаждения, суммарной мощностью 330 л.с. при 3050 об\мин.; запас топлива 590+200 литров три Perrier-Cadillac, рядные, жидкостного охлаждения, суммарной мощностью 393 л.с.; запас топлива 840+200 литров
ТРАНСМИССИЯмеханического типа: 5-ступенчатая КПП Simplified M3 (5+1), коленчатый вал, передаточный механизм
ХОДОВАЯ ЧАСТЬ(на один борт) 6 опорных катков сблокированных в 3 тележки, 3 поддерживающих ролика, переднее ведущее и заднее направляющее колесо; посдвеска на горизонтальных пружинах; гусеница крупнозвенчатая American T51 или Mark VI
СКОРОСТЬ 48 км\ч по шоссе
34 км\ч по местности
56 км\ч по шоссе
34-42 км\ч по местности
ЗАПАС ХОДА ПО ШОССЕ175 км300 км
ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ
Уклон, град.30°
Высота стенки, м1,00
Глубина брода, м1,00
Ширина рва, м2,40
СРЕДСТВА СВЯЗИотсутствовали

ВНИМАНИЕ
Все права на текстовые материалы принадлежат администрации сайта Aviarmor.
Перепечатка и использование возможны только с письменного разрешения администрации
или при наличии активной ссылки на этот сайт.
©2013 www.aviarmor.net