LT vz.38

Легкий танк


Официальное обозначение: LT vz.38
Альтернативное обозначение: Pz.38(t), TNH
Начало проектирования: 1935 г.
Дата постройки первого прототипа: 1936 г.
Стадия завершения работ: серийно выпускался в различных вариантах до 1944 г., оставался на вооружении армии Перу до 1988 г.


Танки на экспорт

Модификации от TNH до LTH, 1935-1939 гг.


Чаще всего история легкого танка LT vz.38 связывается с чехословацкой и немецкой армиями, но при этом большинство авторов вскользь упоминают о его экспортных модификациях, как о вторичном продукте. На самом деле, всё обстояло с точностью до наоборот.
В 1935 году под руководством конструктора Александра Сурина, эмигрировавшего из России и работавшего на фирме ČKD (Ceskoslovensko-Kolben-Danek) с начала 1920-х гг., началась проектирование легкого танка TNH, предназначенного для экспортных поставок. Чехословацкие специалисты создали достаточно интересную боевую машину, сильно отличавшуюся от танков серии P-II и S-II.

Вместо многоколёсной “тележечной” ходовой части, типичной для чехословацкого танкостроения того времени, были установлены 8 опорных катков. Передняя и задняя пары соединялись в общий балансирный блок с амортизацией на листовых рессорах. Несмотря на столь простую конструкцию подвески она неплохо держала полный вес танка (8500 кг) и позволяла сэкономить пару сотен килограмм. Ведущее колесо было литым, с зубчатыми венцами, направляющее колесо располагалось сзади. Трансмиссия была механической, с 5-скоростной коробкой передач Praga-Wilson (впоследствии ставшей стандартной для всех танков этого типа), дифференциалом, а также бортовыми фрикционами и передачами. Крутящий момент от двигателя к КПП передавался при помощи многодискового главного фрикциона сухого трения и карданного вала. Система охлаждения была жидкостной и включала 50-литровый радиатор установленный позади двигателя.

Корпус модели TNH изготовлялся из катаных броневых листов толщиной от 8 до 15 мм, которые соединялись при помощи сварки и заклёпок. Башня танка была двухместной, цилиндрической формы, с толщиной стенок 15 мм. В её лобовом бронелисте монтировалась спаренная установка из 20-мм автоматической пушки Škoda A4 BETA и 7,92-мм пулемета ZB vz.35. Ещё один аналогичный пулемет устанавливался в лобовом листе корпуса справа от водителя. Компоновка танка была классической, экипаж – 4 человека.

Силовая установка включала бензиновый двигатель Praga TN100 мощностью 100 л.с. при 2000 об\мин. (рабочий объём 7940 см.куб.), который вместе с системой охлаждения располагался в кормовой части машины.

В сентябре того же года в Чехословакию прибыла делегация из Ирана, возглавляемая генералом Исмаилом Ханом. Из новых образцов техники чехословацкие партнеры представили образцы танков AH-IV, TNH и некоторые другие, но для экспортных поставок были выбраны только машины фирмы ČKD. Контракт на 50 танков модели TNH подписали уже 10 сентября, но вооружение для них заказывалось отдельно.

Изготовление танков производилось на предприятии в г.Слани, после чего готовый образцы отправляли в Гамбург, откуда они морем переправлялись в Иран. Последняя из 50 заказанных машин прибыла в Тегеран в мае 1937 года, однако пушки и пулеметы поставлялись с большим опозданием и до боеспособного состояния танки удалось довести только в ноябре. Первая демонстрация новых танков иранской армии состоялась на военном параде 22 февраля 1938 г.

Чехословацкие танки TNH и танкетки AH-IV вошли в состав 1-й и 2-й танковых дивизий (по 25 машин в каждой) и составили, таким образом, основу иранских бронетанковых сил на ближайшее десятилетие. В обучении личного состава принимали участие чехословацкие офицеры и техники, но всё равно подготовка иранских танкистов была не на высоком уровне. Впоследствии был поднят вопрос о поставке дополнительной партии из танков модернизированной модели TNHPS, но из-за немецкой оккупации этот план реализован не был. Единственным улучшением TNH стала установка в 1940 году немецких радиостанций фирмы Telefunken.

Во время вторжения в Иран советско-британских войск осенью 1941 года танковые части сопротивления не оказывали, что спасло их от полного уничтожения. В дальнейшем иранская армия была переформирована под надзором британских военных, а танки TNH оставались на вооружении до 1957 года.


Второй крупный заказ на чехословацкие танки был оформлен с правительством Перу в 1936 году. Годом ранее перуанская армия, начисто лишенная бронетанковой техники, “выбила” средства на покупку всего семи 5-тонных танков с пушечно-пулеметным вооружением. Обязательным условием было оснащение танка двигателем и оборудованием, способным работать на высоте 4 км на уровнем моря. Перуанская делегация посетила фирмы Vickers, Renault и FIAT, но более всего им по вкусу пришелся чехословацкий танк LTL.
Фирма-изготовитель приступила к внесению всех необходимых доработок, установив двигатель SV 1664 мощностью 125 л.с. при 2200 об\мин. и усилив вооружение путем замены 20-мм пушки на 37-мм Škoda A3 и установки тяжелого пулемета ZB vz.35 и легкого пулемета ZB vz.30. Боекомплект состоял из 54 выстрелов и 2700 патронов. Экипаж сократили до 3-х человек. При массе 6300 кг на танк развивал скорость до 40 км\ч твёрдом грунте и имел максимальный запас хода 187 км.

После модернизации наименование модели сменилось на LTP, но серийные образцы изготовлялись на базе модифицированного танка LTH, что повлекло за собой увеличение боевой массы до 7330 кг. Несмотря на это ходовые качества остались на прежнем уровне.

Чехословацкая машина настолько понравилась перуанским военным, что заказ возрос до 37 единиц, но впоследствии его пришлось сократить до 24. Первый танк прибывший в Перу носил название “Lima” (название столицы Перу) и был собран чехословацкой бригадой специалистов под руководством инженера Чевички. Эта машина прошла полный цикл испытаний, в том числе в условиях высокогорья на высоте 3725 и 4500 метров. Выпуск танков для Перу был завершен к 8 августа 1938 года, но из-за начавшего “деления” Чехословакии и мобилизации армии поставка остальных машин была задержана до 4 ноября.

В перуанской армии танки LTP получили название Tanque 38\39 и были сведены в один танковый батальон. Практически сразу после вступления в строй приняли участие в военном перевороте, а 7 июня 1939 года их “официально” продемонстрировали широкой публике на военном параде в Лиме.

Тем временем, обострилась обстановка в приграничных районах Перу. Правительство соседнего государства Эквадор, желая восстановить “историческую справедливость” и вернуть земли в верхнем течении Амазонки, потерянные в ходе раздела территории Великой Колумбии в 1830 году. Примечательно, что в обоих странах тогда правила военная хунта, параллельно вынашивая планы вторжения на территорию соседней страны.

Более шустрыми оказались перуанцы – после серии приграничных инцидентов 5 июля 1941 года начались полномасштабные боевые действия. Перуанская армия выдвинула на передовую линию значительные силы: две легкие пехотные дивизии, четыре независимых пехотных батальона, две артиллерийские группы (включавшие подразделения оснащенные 75-мм горными пушками и 105-мм тяжелыми орудиями), два кавалерийских полка и 12 танков. Кроме того, была задействована авиация и парашютисты.

Танки пошли в бой 22 июля в районе реки Зарумилла, атаковав вместе с пехотой и самолётами NA-50 эквадорские войска на фронте протяженностью 19 км. В течении двух следующих суток напряженные бои ведись в районе населенных пунктов Хуакиллас, Чакрас, Кебрадо Сека и Ранчо Чико. Перуанское командование стремилось полностью окружить войска противника, но условия боевых действий не позволили сделать это быстро.

Новое мощное наступление началось утром 31 июля – встречая слабое сопротивление перуанцы захватили несколько опорных пунктов, сильно продвинувшись вглубь Эквадора. В тот же день отдельный парашютный взвод с самолётами Caproni Ca-111 провел удачную операцию по захвату г.Порт-Боливар. В дальнейшем боевые действия переместились в сельву о окончательно завершились лишь 21 октября 1941 года.

Действия танков LTP были признаны успешными, тем более, что по боевым причинам ни одной машины потеряно не было. Мнение перуанских танкистов об этих машинах было столь хорошим, что в 1946 году было высказано пожелание приобрести в Чехословакии ещё 100 танков, но поскольку их производство было прекращено ещё в годы войны дело ограничилось поставками запасных частей. В Перу танки LTP служили особенно долго – последние машины этого типа вывели из эксплуатации лишь в 1988 году!


Не менее крупный заказ вполне мог состояться с Литовской Республикой. В начале 1930-х гг. армия этой небольшой страны всерьёз озаботилась обновлением парка бронетанковой техники. Литовцам было на что жаловаться, так как их единственными танками являлись тогда Renault FT-17, закупка которых была проведена больше 10 лет назад. Стоит ли говорить, что тактико-технические данные этих машин, созданных в годы Первой Мировой войны, считались давно устаревшими? Литовская делегация посетила несколько стран, включая Францию, Великобританию и Чехословакию, выбрав для начала легкий танк М1933 фирмы Vickers, а затем его улучшенную модификацию М1936.

Тем не менее, наличия только “виккерсов” оказалось недостаточным и в 1937 году министерство обороны Литвы заказало на фирме новый легкий танк, более подвижный и лучше вооруженный. По реестру фирмы он проходил под обозначением LTL.

Отличительной особенностью этой модели была силовая установка, которая состояла из бензинового мотора Praga F4 мощностью 125 л.с. Двигатель потреблял только высококачественное топливо с октановым числом не ниже 74. В систему питания входили два топливных бака по 110 литров и один бак на 40 литров. Подача топлива осуществлялась при помощи механического мембранного насоса и электрического Autopulse. Запуск двигателя производился при помощи стартера Bosch мощностью 3 л.с., зажигание – от двух магнето Bosch Vertex напряжением 12В.

Корпус танка собирался из катаным бронелистов толщиной. Наибольшую толщину (25 мм) имела вертикальная лобовая бронеплита, а листы, установленные под углом более 30° имели толщину 12 мм. Борта и наклонные поверхности имели 15-мм бронезащиту, крыша и днище – 8 мм, диски опорных катков – 6 мм. Броня танка LTL надежно защищала от поражения снарядами 20-мм пушки Oerlikon на дистанции до 250 метров и от пуль противотанковых ружей типа vz.31 с любой дистанции.

Башня имела более тонкое бронирование: стенки – 15 мм, крыша – 6 мм. В её лобовой части устанавливалась 20-мм пушка Oerlikon и пулемет Maxim калибра 7,92-мм, ещё один аналогичный пулемет монтировался в лобовом листе корпуса слева от водителя. Для лучшего наблюдения была установлена небольшая командирская башенка, в крыше которой, кроме посадочного люка, имелись два лючка для световой и флажковой сигнализации.

Экипаж танка состоял из трех человек. Спереди, с правой стороны корпуса, находилось место механика-водителя и органы управления машиной, слева от него располагался радист, который также обслуживал курсовой пулемет. Отделение управление отгораживалось от боевого отделения бронеперегородкой толщиной 5 мм с двумя люками. Наблюдение за окружающей обстановкой проводилось при помощи двух поворотных эпископов и смотрового прибора радиста в лобовом бронелисте, а также четырех эпископов в командирской башенке и монокулярного перископа.

Стремясь как можно скорее получить выгодный заказ фирма ČKD представила сразу два опытный танка – LTL и LTH. Разработка второго танка велась для швейцарской армии по несколько другим требованиям на основе модели LTP. Например, толщина бронирования в передней части корпуса была доведена до 32 мм, а вместо чехословацкого двигателя был установлен швейцарский Saurer-Arbon CT1 той же мощности. Несмотря на возросшую до 7700 кг массу динамические характеристики танка остались на прежнем уровне.

Оба прототипа поступили на испытания в январе 1939 года, показав примерно равные ТТХ. Опытный образец танка LTL прошел 1474 км израсходовав 1415 литров топлива, в то время как LTH на 1431 км потратил 1515 литров. Казалось бы, при более совершенной конструкции модель LTL имеет большие шансы на успех, но литовские представители выбрали более тяжелый LTH.

Сборка танков по литовскому заказу, которые получили новое название LLT, началась на заводе в г.Слани и к июлю 1940 года был готов 21 танк. Передать их Литве так и не удалось – месяцем ранее это государство вошло в состав СССР и заказ пришлось отменить. “Бесхозные” танки 26 августа 1940 года были куплены у немцев Словакией, но с условием, что на них будет установлена пушка А7 и два пулемета ZB vz.37. Для этого пришлось видоизменить лобовую часть корпуса, а модернизированные таким образом танки получили обозначение LT vz.40 или более просто – LT-40 (иногда встречается обозначение LTS-40). Первое время танки поступали только с пулеметным вооружением и только осенью на них установили полный комплект вооружения. На танке устанавливался двигатель Škoda TNHPS мощностью 125 л.с. при 2200 об\мин., что позволяло развивать максимальную скорость до 47 км\ч и иметь запас хода по шоссе 200 км. По немецкому образцу устанавливалась небольшая командирская башенка.


Как уже указывалось ранее, интерес к чехословацкому экспортному танку проявила армия Швейцарии. Переговоры с представителями этой страны начались в 1937 году, после чего 16 декабря был подписан контракт на поставку 24 танков модели LTH. От танков, поставленных в Перу и Иран, они отличались усиленным до 32 мм бронированием лобовой части корпуса, дизельным мотором Saurer-Arbon CT1 и новым составом вооружения. В полностью снаряженном состоянии масса возросла до 7700 кг, что не сильно отразилось на ходовых и скоростных качествах LTH.

Согласно контракту, первые 12 танков должны были доставить в Швейцарию в собранном виде, с двигателями SV 1664 и без вооружения. Вторая партия поставляла в разобранном виде. В процессе сборки швейцарским специалистам предстояло своими силами установить дизели собственного производства, а также 24-мм автоматические пушки Oerlikon M.38 и пулеметы Maxim M.38 калибра 8-мм. Несмотря на небольшой калибр орудия фирмы Oerlikon выпускали снаряды с начальной скоростью 790 м\с, что делало их опасными противниками для легких танков на близкой дистанции.

Первый прототип LTH прибыл 1 марта 1938 года, после чего сразу начались его ходовые испытания – сначала в Чехословакии, а затем в Швейцарии. Заказчик остался доволен выбранным типом танка. По сравнению с британскими Vickers M1934, закупленными годом ранее, LTH обладали более высокой скоростью (до 45 км\ч) и были значительно лучше бронированы и вооружены.

Сборка серийных танков началась в августе 1938 года и была завершена в апреле следующего года. Следует отдать должное чехословацкой стороне – даже в условиях критического положения страны фирма в полной мере выполнила заказ. В швейцарской армии танки получили обозначение Panzerwagen 39 (Pz.39, почти как в вермахте) и были распределены между танковыми ротами трёх легких бригад, дислоцированных в Альпах. Так как война обошла эту страну стороной танки LTH в боевых действиях участия не принимали и были сняты с эксплуатации в 1950 году.

В 1941 году шасси легкого танка Pz.39 попытались приспособить для переделки в САУ, названной Nahkampfkanon 1 (NK1). Для этого потребовалось удлинить ходовую часть на один опорный каток, добавить четвертый поддерживающий ролик (на один борт) и видоизменить корпус. Вместо башни была появилась высокая бронированная надстройка, в которой установили 105-мм орудие НВ42. Бронирование лобовой части корпуса усилили до 40 мм, бортов – до 25 мм, поэтому неудивительно, что масса САУ увеличилась до 12500 кг.

По данным фирмы Arbon & Berna AG, проводившей процесс доработки, с дизельным мотором Saurer-Arbon CT1D скорость по шоссе составила 50 км\ч, по местности – 24 км\ч. Соответственно, запас хода колебался в пределах 120-200 км. Тем не менее, на вооружение САУ Nahkampfkanon 1 не принималась и осталась в единственном экземпляре.


Последней станой, куда предстояло отправить экспортные танки фирмы ČKD, была Швеция. В начале 1939 года шведское правительство подписало контракт на поставку 90 танков модификации TNH-Sv, практически полностью идентичных LT vz.38. Из-за скорой оккупации страны заказ был отменен, а все собранные танки перекупили нецмы. Тогда Швеция купила лицензию на выпуск этих машин и произвела в 1941-1942 гг. не менее 220 танков двух модификаций - Strv m/41 SI и Strv m/41 SII. В составе шведской армии они служили до 1957 года, а после вывода в резерв шасси танков использовали для создания самоходных орудий Sav m/43 и бронетранспортеров Pbv 301.



LT vz.38 – танк для Чехословакии

Модификация для чехословацкой армии, 1937-1939 гг.


А что же чехословацкая армия? Неужели стране-производителю не понадобился современный лёгкий танк? Как и следовало ожидать, появление весьма удачных модификаций на базе TNH вызвало определенный интерес у Министерства Народной Обороны. Решение о замене легких танков LT vz.35 (которые многие зарубежные специалисты относят к классу средних), составлявших к 1936 году основу танковых сил страны, далось нелегко. При всех своих преимуществах эти машины оказались тесными для экипажа из 4-х человек, обладали недостаточной проходимостью, малым запасом хода и были несколько перетяжеленны. На заседании 23 октября 1937 года, где присутствовали представители министерства обороны, генерального штаба, Военного института техники и аэронавтики, а также офицеров танковых полков, обсуждался вопрос – стоит ли дальше продолжать закупки LT vz.35 или этот танк надлежит заменить более современным образцом. Это инициировало процесс доработки серийного танка, приведший к созданию опытных образцов S-II-a-2 (Škoda) и модернизированного LT vz.34 (ČKD). Параллельно руководство фирмы ČKD решило подстраховаться, начав разработку более легких боевых машин: модернизированного экспортного LTL и TNHPS, создававшегося на базе модели TNH. В скором времени планы фирм несколько изменились, что не позволило завершить работы по модификации некоторых танков в установленные сроки.

На танке TNHPS устанавливался лицензионный бензиновый двигатель Scania-Vabis 1664 и планетарная коробка передач Praga-Wilson, также выпускавшаяся по лицензии британской фирмы Rolls-Royce. В остальном его конструкция была практически идентична иранскому танку. Так получилось, что первый вариант на испытания не предъявлялся, а TNHPS был представлен армии 19 января 1938 года. Конкурентная борьба развернулась между ним, а также модифицированными LT vz.34 и LT vz.35. Комиссия рекомендовала принять на вооружение новый танк фирмы ČKD, который в течении трех месяцев прошёл 5584 км (больше других прототипов) без единой серьёзной поломки.

Учитывая сложившуюся международную обстановку, и свершившийся первый раздел Чехословацкого государства, министерство обороны с срочном порядке выдало заказ на выпуск 150 танков, которым было присвоено обозначение LT vz.38. В целом конструкция серийной машины была аналогична прототипу, за исключением 37-мм пушки Škoda A7 (армейское обозначение UV vz.38).

Первоначальный вариант контракта на общую сумму 92.993.100 крон (около 3,7 млн.долларов США) был подписан 20 апреля, и окончательно утвержден 22 июля 1938 года, ещё до завершения полного испытательного цикла TNHPS. К производству танков планировали подключить предприятия Škoda, Tatra, Walter и некоторые другие, однако к 15 марта 1939 года, когда Чехословакия была окончательно оккупирована Германией, ни одного серийного танка для собственной армии выпустить не удалось. Тем не менее, была предпринята по меньшей мере одна попыткана использовать шасси танка TNHPS для создания бронемашины другого типа. В частности, сохранилась фотография, сделанная немцами в 1939 году после полной оккупации Чехии. Помимо другой интересной, но уже устаревшей техники (бронеавтомобили PA-III, лёгкие танк LT vz.34 и LT vz.35, танкетки vz.33 и т.д.) был замечен опытный образец, называмые в зарубежных источниках как LKMVP. Как известно, машина с аналогичным обозначением была разработана фирмой Skoda и представляла собой транспортер для 47-мм противотанкового орудия. В нашем случае большинство факторов указывает на то, что шасси танка использовалось как база для команирского танка или гусеничной разведывательной бронемашины. Пока точного ответа на данный вопрос не получено.


Танки для вермахта. Часть 1. Серийные.

Производство и эксплуатация танков Pz.38(t) в период немецкой оккупации, 1939-1945 гг.


Это может показаться странным, но немцы до оккупации Чехословакии не располагали информацией о танках TNHPS и их боевых качествах. Весной 1939 года чехословацкая армия, прекратившая своё существование, передала вермахту практически всю свою бронетехнику, за исключением лишь тех машин, которые остались на территории Словакии. Как можно догадаться, основную массу танков составляли легкие LT vz.35, а также учебные танкетки vz.33. Новых танков ČKD среди них не было вообще.
Для ознакомления с образцами чехословацкого танкостроения на предприятие фирмы ČKD прибыла немецкая комиссия из Управления вооружений под руководством полковника Олбриха. Комиссия работала в период со 2 по 6 мая 1939 года и сделала вывод, что основные танки Чехословакии вполне пригодны для принятия на вооружение. Но если LT vz.35 не произвел особого впечатления, то все 150 танков LT vz.38 надлежало сразу передать в действующую армию под обозначением Pz.38(t) Ausf.A. Спустя 10 дней на заводе фирмы ČKD, к этому времени переименованной в ВММ (Bohmisch Marische Maschinenfabrik AG), начала работать военная приёмка и последний танк первой серии был оформлен 23 ноября 1939 года.


Танки модификации Pz.38(t) Ausf.A практически полностью соответствовали LT vz.38. Исключения частично касались только оборудования. На танке устанавливалась 37-мм пушка KwK А7 с длиной ствола 42 калибра и два 7,92-мм пулемета MG37(t), которые, соответственно, представляли собой чехословацкие образцы, принятые на вооружение немецкой армией. Боекомплект составлял 72 выстрела и 2700 патронов. На танке устанавливался 125-сильный двигатель Praga EPA и стандартная КПП Praga-Wilson. Конструкция ходовой части и корпуса не изменялась. Немецкие инженеры лишь немного усилили бронирование шаровой установки пулемета в корпусе и заменили радиостанцию vz.37 на собственную Fu5 с поручневой антенной.

С января по май 1940 года в серийном производстве находилась модификация Pz.38(t) Ausf.В, все отличия которой сводились к замене поручневой антенны на штыревую, установке немецкой фары Notek и доработке амбразуры прицела пушки. Часть танков уже в боевых частях оснащалась приборами дымопуска. Всего было выпущено 110 машин.

С мая по август 1940 года модификацию Aufs.B сменила Ausf.C. В этот раз радикальных изменений в конструкцию танка по-прежнему не вносилось. Доработки свелись к установке антенны немецкого образца, изменением расположением глушителя и кольцевой бронировке башенного погона. Как и в предыдущем случае было собрано 110 танков.

Модификация Ausf.D появилась осенью 1940 года и разрабатывалась с учетом опыта боёв во Франции. Исходя из полученных требований лобовой лист корпуса был выполнен прямым, а на некоторых машинах его толщину довели до 50 мм, путем установки 25-мм броневой накладки. По такому образцу в течении сентября-ноября 1940 года было собрано 105 машин.

На модификации Ausf.E лобовая 50-мм броня стала стандартной, толщину бортов довели до 30 мм – таким образом, по уровню бронирования Pz.38(t) приблизился к среднему танку Pz.Kpfw.IV или последним модификациям Pz.Kpfw.III. Также, из-за возросшей до 10140 кг массы, пришлось усилить рессоры, увеличив число пластин с 14 до 15. Кольцевая бронированная накладку вокруг амбразуры пулемета была ликвидирована, а на левой надгусеничной полке разместили большой ящик для снаряжения. В период с ноября 1940 по май 1941 года было собрано 275 танков Pz.38(t) Ausf.E.

Следующая модель Ausf.F, изготавливавшаяся с мая по октябрь 1941 года, практически не имела отличий от Ausf.E, за исключением мелких деталей, например – кронштейнами для крепления канистр. Всего было собрано 250 танков этой модификации.

Параллельно, с мая по сентябрь 1941 года, была выпущена серия танков модификации Ausf.S в количестве 90 штук. Это были 90 машин TNH-Sv из заказа для Швеции, которые в 1939 году полностью реквизировали немцы. В основном их конструкция была идентична более ранним вариантам Ausf.A и Ausf.C, за исключением 50-мм лобовой брони корпуса.

Самой мощной оказалась версия Ausf.G, также имевшая лобовую броню 50 мм, бортовую - 30 мм, а корма защищалась 22-мм бронелистами. Производство этих танков наладили в начале 1942 года, но из-за их моральной устарелости часть Pz.38(t) Ausf.G переделали в САУ. Тем не менее, сборка лёгких танков продолжалась до июня 1942 года включительно. Службу Pz.38(t) Ausf.G нельзя было назвать активной - в основном их использовали для разведки и охранения, а с сентября 1944 года танки стали переводить в состав бронепоездов – как правило, каждый такой поезд включал одну платформу с двумя Pz.38(t) Ausf.G. К этому времени в эксплуатации находилось 229 машин.
Уцелевшие башни от подбитых и недостроенных танков использовались для вооружения дотов. Всего с 1941 по 1944 год было использовано 435 таких башен со штатным вооружением.

В гораздо меньшем количестве выпускался вариант командирского танка Pz.Bef.Wg.38(t). Эти машины представляли собой переоборудованные серийные танки всех серий (за исключением модификации Ausf.А). Вооружение на командирских танках демонтировалось – вместо пушки устанавливался её деревянный макет, а места установки пулеметов зашивались бронелистами. Соответственно, был усилен состав радиооборудования. На танки ротного звена устанавливались радиостанции Fu5 и Fu6 только со штыревыми антеннами, батальонного и полкового – Fu5 и Fu8.



Танки для вермахта. Часть 1. Разведчики

Модификацим разведывательных танков на базе Pz.38(t), 1940-1944 гг.


Учитывая острую необходимость в специализированном разведывательном танке Управление вооружение сформулировало спецификацию на машину такого типа. Проработка проекта началась 15 сентября 1939 г., а техническое задание было выдано летом 1940 г. В соответствии с требованиями разведывательный танк должен был иметь массу 11-12 тонн, скорость – 50 км\ч, бортовая броня – 20 мм, лобовая броня – 30 мм, вооружение – 20-мм или 37-мм пушки. Обязательным было наличие специализированных наблюдательных приборов.
В октябре 1940 года фирма ВММ изготовила деревянный макет, а с ноября 1941-го по апрель 1942-го гг. было построено пять прототипов нового танка, названного TNHnA (TNH neue Art). Два прототипа изготовлялись из простой стали (с клёпаной и сварной конструкцией), три других – из броневой (один с клепаным и два со сварным корпусом). Танк получил новую башню с характерным казематом на крыше, где монтировались четыре наблюдательных прибора. Ещё по два дополнительных прибора имелись по бортам башни и в передней части корпуса. Это значительно улучшило обзор за окружающей обстановкой вперед и назад.
Другие доработки включали новые опорные катки диаметром 810 мм вместо 775 мм и двигатель Praga NR мощностью 248 л.с. при 2500 об\мин. Состав вооружения несколько сократили, оставив в башне только 37-мм пушку А7 (90 выстрелов) и один 7,92-мм пулемет MG34 (700 патронов). При боевой массе 11800 кг танк TNHnA мог развивать скорость до 64 км\ч, и имел дальность хода порядка 200 км.
Летом 1942 года танк TNHnA участвовал в сравнительных испытаниях с машинами других фирм, но проиграл Pz.II Ausf.L “Luchs”. В дальнейшем его корпус и ходовая часть были использованы для создания БТР “Katzhen” (“Котенок”), а после войны один из прототипов послужил испытательным стендом для установки 47-мм и 57-мм противотанковых орудий фирмы Škoda.


Несмотря на эту неудачу фирма ВММ летом 1943 года приступила к созданию нового разведывательного танка, известного под обозначениями Aufklarungpanzer 38(t). Заказ, выданный вермахтом, включал обязательное наличие установки 20-мм автоматической пушки или 75-мм гаубицы, унифицированной бронеавтомобилями Sd.Kfz.243/4 и Sd.Kfz.243/3. Заказом предусматривалась поставка одного прототипа и трех машин для испытаний.
В сентябре 1943 года фирмой ВММ было изготовлено два деревянных макета с обеими типами пушек (Aufklarungpanzer 38(t) mit 2cm и Aufklarungpanzer 38(t) mit 7,5cm), а зимой 1944 года были готовы 4 заказанных танка. Все опытные образцы имели бронирование 10-15 мм, но у первого прототипа подбашенная коробка была сварная, у трех других – клёпаная. Вместо башен и вооружения устанавливались только балластные макеты. Изменился тип силовой установки. Вместо двигателя Praga AC установили Praga AE мощностью 160 л.с. при 2600 об\мин. Это повлекло за собой изменение системы выхлопа и введение более длинной выхлопной трубы, которая вместе с глушителем была выведена на крышу МТО.
В дальнейшем на танк Aufklarungpanzer 38(t) была установлена открытая сверху шестигранная башня фирмы Appelt со спаренной установкой 20-мм автоматической пушкой KwK38 L/55 и 7,92-мм пулеметом MG42. Углы вертикального наведения орудия от- 4 до +70 позволяли вести огонь по воздушным целям. Боекомплект состоял из 300 выстрелов и 1500 патронов. Для защиты от ручных гранат башня сверху прикрывалась двухстворчатым экраном с металлической сеткой.
Танк Aufklarungpanzer 38(t), который по документам танк проходил как Aufklarer auf Fahrgestell Pz.38(t) mit 2cm KwK38, был принят на вооружение вермахта в 1944 году, однако его крупносерийное производство организовать не удалось. Несмотря на то, что фирма ВММ имела возможность собрать на шасси серийных танков 115 новых машин, их количество оказалось вполовину меньшим. В феврале было выпущено 37 танков и ещё 33 поставили в марте. В качестве основы было использовано шасси от серийных танков Pz.38(t) Ausf.M. Практически все машины этого типа были отправлены на Западный фронт. В частности, несколько Aufklarungpanzer 38(t) получила 2-я танковая дивизия. Единичные экземпляры разведывательных танков летом-осенью 1944 года стали трофеями союзников.



Самоходки для вермахта

Модификацим самоходных артиллерийских установок, 1941-1944 гг.


Летом 1941 г. вермахт столкнулся с советскими танками Т-34 и КВ, лобовую броню которых не могли пробить даже 75-мм противотанковые пушки.Зато ПТО успешно бролись с лёгкими машинами типа БТ-5\БТ-7 и Т-26, которые имели только противопульное бронирование. Для увеличения мобильности противотанковой артиллерии было принято решение создать на шасси танка 38(t) самоходную артиллерийскую установку. САУ получила название Panzerjager 38(t) fur 7,62cm PaK36(r), но чаще использовали название "Marder III" (Sd.Kfz.139). Вооружение самоходки состояло из 76,2-мм орудия Ф-22, захваченных немцами в большом количестве и получивших новое обозначение 7,62cm РаК36(r), а также из одного 7,92-мм пулемета MG37 в корпусе. Первый прототип был испытан в декабре 1941 г., после чего был подписан приказ о выпуске с 24 марта по 30 июля 1942 года 17 САУ ежемесячно. В основном "Marder III" воевали на Восточном фронте, но с июня по ноябрь 1942 года 66 машин этого типа вели бои против союзников в Северной Африке.

Учитывая высокую эффективность САУ с советским орудием в мае 1942 года Управоение Вооружений распорядилось оснастить самоходку немецкой 75-мм пушкой РаК 40/3. Для размещения артиллерийской установки пришлось переделать рубку, что одновременно позволило уменьшить высоту САУ и снизить массу. Опытный образец прошел испытания в июне и с ноября 1942 года новые "Marder" (Sd.Kfz.138) стали поступать в войска. В первую очередь САУ направили на Восточный фронт, где они активно воевали в составе 1-й дивизии СС, а в 1943 году "Marder" участвовали в боях в Италии.

Не дожидаясь, пока завершаться испытания предыдущей модели, Гитлер приказал переделать все Pz.38(t) в САУ. Тогда уже было выявлено большинство недостатков, присущих танковому шасси, поэтому для новой САУ предложили новую компоновку с размещением боевой рубки в кормовой части корпуса. Поскольку использовать самоходку предполагалось из укрытий и засад толщину лобовой брони решили уменьшить, снизив массу машины. Прототип Panzerjager 38(t) mit 7,5cm PaK40/3 Ausf.M успешно прошел ходовые и огневые испытания зимой 1943 года. Фирме ВММ приказали наладить выпуск САУ с темпом выпуска 150 машин в месяц. Производстсво обновлённых "Marder III" продолдалось до мая 1944 года, когда их сменили более совершенные САУ "Hetzer", также созданные на шасси 38(t). Эти машины воевали на всех фронтах и к 1 февраля 1945 года Вермахт всё ещё располагал 350 самоходками из 975 построенных.


Не менее радикальным переделкам подвергся 38(t) когда в 1943 году на него установили 150-мм пушку 15cm sIG 3/1 L/12 (полное название САУ - 15cm Schweres Infanterigeschutz 33(Sf) auf Panzerkampfwagen 38(t), правда чаще её называли "Grille"). Ходовая часть практически не изменилась, но бронекорпус сменила открытая сверху громоздкая и угловатая рубка. Бронирование САУ не сильно отличалось от танкового: лоб корпуса - 50 мм, лоб надстройки - 25 мм, борт - 15 мм, корма - 10 мм, днище - 8 мм. Так как потребность в САУ такого типа была очень велика по приказу Гитлера с марта 1943 года предстояло модифицировать все поступающие в ремонт лёгкие танки. Общий выпуск САУ "Grille" составил 90 единиц, последняя из которых была собрана в апреле 1940 г. Большинство самоходок потеряли в ходе боёв в СССР и Италии, но к июню 1944 года в составе 38-го батальона тяжелых пехотных орудий числилось несколько "Grille" и ещё 12 САУ были распределены между другими подразделениями.

Вторая САУ с таким же названием, но проходившая по технической документации как 15cm Schweres Infanterigeschutz 31/1 auf Selbstfahrlafette 38(t) (Sf) Ausf.K (Sd.Kfz.138/I), отличалась рубкой, сделанной наподобие противотанковой САУ "Marder III" с 75-мм орудием. Бронирование лобовой части корпуса при этом также уменьшили до 20 мм. Выпуск обновлённых "Grille" проходил в два этапа - с апреля по июнь 1943 года и с октября 1943 года по сентябрь 1944 года. За это время собрали 282 САУ, из которых к февралю 1945 года уцелело 173 машины.

Специально для доставки снарядов для САУ “Grille” был разработан транспортер боеприпасов 38(t)(Sf) Ausf.K. Предполагалось, что каждые 6 самоходок будут иметь по 2 транспортера. Внешне БТР мало отличался от САУ: орудие было заменено на стеллажи под боеприпасы, а амбразура заделана. В случае необходимости транспортер мог быть быстро переоборудован в САУ.

Шасси танков 38(t) также использовали для создания зенитного самоходного орудия, оснащенного 20-мм скорострельной пушкой 2cm Flak 38 L/112. Орудие размещалось в открытой сверху рубке и имело круговой обстрел. Заказ на 150 ЗСУ Flakpanzer 38(t) auf Selbstfahrlafette 38(t) Ausf.L (Sd.Kfz.140) был получен 15 октября 1943 года, что было скорее вынужденной мерой, поскольку эффективность единственного орудия была невелика. До февраля 1944 года изготовили 140 ЗСУ, причем посление 10 шасси впоследствии переделали в САУ "Grille". Большая часть зенитных самоходок на основе 38(t) нашла применение на Западном фронте.


В единственном экземпляре остались самоходный миномёт Morsertrager auf Fahrgestell Panzerkampfwagen 38(t) и бронетранспотер Schutzpanzerkampfwagen auf Fahrgestell Panzerkampfwagen 38(t), подробная информация о которых отсутствует.


Безусловно, наибольшую известность и успех заслужила САУ "Hetzer", которая производилась с апреля 1944 года вплоть до завершения войны в Европе. Прочитать об этой машине можно в отдельной статье, добавим только, что на основе этой САУ выпускалась несколько других, не менее интересных машин. Специально для эвакуации САУ была разработана БРЭМ (Bergepanzer 38(t) Hetzer), отличавшаяся только отсутствием вооружения и "глухим" лобовым листом. Предполагалось, что на 14 САУ придётся одна БРЭМ, но в сентябре 1944 года их построили всего 7, а в октябре - 64. Всего удалось получить 170 эвакуационных машин, часть из которых позднее переделали в 150-мм САУ и 20-мм ЗСУ. САУ Gerat 588 (15cm Schweres Infanterigeschutz 33/2(Sf) auf Jagdpanzer 38(t) Hetzer) отличалась более высокими бортами и орудием 15cm JG 33/2 (SF) с боекомплектом 15 выстрелов. Путём переделки из БРЭМ получили 6 машин и ещё 24 собрали использовав только шасси. Есть информация о том, что эти самоходки поступили на вооружение панцергренадёрских полков для восполнения потерь, но об их дальнейшей судьбе данных нет.


Ограниченной партией была выпущена огенмётная установка Flammpanzer 38(t) Hetzer. Заказ на постройку самоходок такого типа был получен ВММ в декабре 1944 года уже в ходе наступления в Арденнах. Чтобы не сбивать темп производства решили переделать 20 готовых САУ, установив вместо пушки огнемёт "41" с 700-баком для огнесмеси. Установка позволяла делать выстрелы общей длительностью 87,5 секунд при дальности огнеметания 50-60 метров. Когда огнеметные "Hetzer" поступили в войска немецкое наступление выдохлось и большая часть машин оказалась в руках союзников. Многочисленные фотографии этих САУ впоследствии принесли этой модификации славу, заметно превышающую реальные достижения.


Последняя модификация САУ, едва не воплощенная в металле, могла появиться в апреле 1945 года. Машина обозначенная как Jagdpanzer 38(t) "Starr" разрабатывалась фирмой Rheinmetall и в целом повторяла серийную САУ, но оснащалась 75-мм противотанковой пушки PaK39/I "Starr" L/48. Предполагалось, что на самоходке будет установлен стабилизатор орудия в вертикальной плоскости. Для переделки в середине 1944 года выделили 10 "Hetzer", но из-за трудностей с установкой прицела и сильной загруженностью другими проектами, работа затянулась. Только весной 1945 года чертежи поступили на ВММ с одновременным требованием наладить выпуск САУ не позднее 20 апреля, но выполнить это задание в срок не удалось.


Эксперименты удачные и не очень...

Опытные и экспериментальные варианты лёгкого танка Pz.38(t), 1940-1945 гг.


С участием Pz.38(t) в начальный период войны был проведён ряд интересных экспериментов, приведших к созданию следующих модификаций:

20t Dampfschlepper mit 6-Rollen Laufwerk (Škoda) \ Fahrgestell – опытная бронемашина с газогенераторной установкой, удлиненным корпусом и модифицированной 12-катковой ходовой частью. Вооружение и башня отсутствовали.

Fahrschule \ Lehrpanzer 38(t) – бронированная разведывательно-дозорная машина, по внешнему виду напоминающая САУ "Hetzer". В корпусе с накланными бронелистами размещался экипаж из 3-х человек. Накрыше боевого отделения устанвливалась неподвижная прямоугольная рубка с четырьмя приборами наблюдения по бортам.

Munitionfahrzeug 38(t) – транспортер боеприпасов и снаряжения с демонтированной башней и открытым грузовым отсеком с брезентовым покрытием. В 1942-1943 гг. таким образом было переоборудовано не менее 350 машин.

Перед проведением операции “Морской лев” (высадка в Великобритании) немецкое командование заинтересовалось возможностью переделать обычные серийные танки в плавающие. Хотя работы начались с некоторым опозданием эффект получился весьма положительным. В сотрудничестве с фирмой Kassboehrer компания ВММ построила набор понтонов АР-1, состоявший из нескольких секций и отдаленно напоминавший большую лодку с вырезом посредине для размещения танка. Для передвижения по воде должны были использоваться два гребных винта, установленных в кормовой части понтона, которые отбирали мощность от двигателя. Корпус полностью герметизировался, а воздух поступал через специальную трубу на крыше МТО. Первый комплект АР-1 был готов 21 февраля 1941 года, причем его стоимость оказалась достаточно высока и составила 43.063 рейхсмарок. В июне следующего года были проведены испытания Pz.38(t) оснащенного системой АР-1 в Влтаве (около Либени) – танк довольно уверенно двигался по воде, а его максимальная скорость на плаву составила 8 км\ч. Далее испытания продолжились на полигоне в Куммеррсдорфе, после чего был оформлен заказ на сборку 100 комплектов. Реализовать его не удалось в виду отказа от высадки на британские острова.

Танк с №1481 в мае 1942 года послужил прототипом для “тропической” модификации Pz.38(t), оснащенной дополнительными фильтрами. Эта модификация не стала серийной, но ряд элементов от неё заимствовали для истребителей танков на базе чехословацкого танка, посланных в 1942-1943 гг. в Северную Африку.

Не менее интересными были опыты по транспортировке танка при помощи тяжелого транспортного самолёта Ме-323 “Gigant”. По массо-габаритным характеристикам Pz.38(t) был неплохо приспособлен для этой цели, но после нескольких полётов, проведенных в 1942-1943 гг., работы в этом направлении прекратили. Есть также данные, что несколько Pz.38(t) могли быть переоборудованы в огнеметные танки, хотя документальных подтверждений этого факта пока найти не удалось.



Лебединая песня...

Опытные и экспериментальные варианты танка Pz.38(t), 1945-1953 гг.


Не остался Pz.38(t) без внимания и после войны. Период с мая 1945 по февраль 1948 года ознаменовался неким подобием демократии на территории Чехословакии, когда компартия ещё не получила абсолютную власть и частная собственность была возвращена прежним владельцам. Не имея возможности быстро создавать современные боевые машины руководство фирмы ČKD решило с максимальной пользой использовать имеющейся задел по всем серийным конструкциям, включая не только относительно новые модификации Pz.38(t), но даже полностью устаревшие танкетки AH-IV. И что самое удивительное - успех имел место быть, хотя и не столь большой как планировалось.

Танкетки оказались востребованными в Эфиопии, а вот лёгких танкам повезло меньше. Зарубежных покупаелей на них не нашлось, хотя самоходки "Hetzer" активно использовались собственной армией. Это натолкнуло конструкторов на мысль провести модернизацию удачной конструкции, но уже с уелью приспособить её под другие функции. В частности, был "реанимирован" проект огнеметного танка на базе САУ, но на качественно новом уровне. Работы были начаты лишь в 1953 году - для новой боевой машины использовался доработанный корпус от "Hetzer", на крышу боевого отделения которого устанавливалась коническая башня. Нюанс заключался в том, что в отличии от немецкого проекта огнемет размещался не в лобовом листе корпуса, а в башне. Справа от него разместили установку под 7,62-мм советский пулемет ДТ-29. Два бака для огнесмеси на 460 и 300 литров находились боевом отделении и ещё один резервуар на 240 литров крепился на кормовом бронелисте корпуса.

Испытания первого прототипа огнеметного танка, имевшего название PM-1, в целом прошли успешно. Дальность огнеметная составила 130 метров, а запаса огнесмеси хватало на 66 секунд, что было вполне хорошими показателями для аналогичных зарубежных образцов. Однако, в 1953 году лёгкий огнеметный танк уже утратил былую актуальность. Даже на максимальной дистанции огнеметания РМ-1 мог свободно поражаться любыми противотанковыми средствами, что ставило под вопрос целесообразность наличия в войсках подобного танка.

Начатые работы по модернизации огнемёта не привели к желаемому результату. Второй проттип оснащался стандарнтой башней от серийного танка, но доработанной под установку огнемёта. Первоначально планировалось, что дальность выброса огнесмеси можно будет увеличить до 200-250 метров, но сделать это не представлялось возможным. На повторных испытаниях удалось достичь показателей в пределах 100-180 метров. Так, при использовании огнесмеси типа "Sh" дальность огнеметания составила только 125 метров, а максимальный показатель был достигут в марте 1956 года со сместью типа "АСН".

Тем не менее, модернизированный вариант огнеметного танка оказался невостребованным. Несмотря на то, что уже был готов предварительный заказ на 53 машины, который, а в случае успеха его планировали довести до 75 единиц, армия ЧССР отказалась от дальнейших поставок. После оомены проекта в 1956 году оба прототипа отправили на слом.


Также неудачно завершилась эпопея с многофункциональными бронетранспортерами серии DT. В 1947 году конструкторским бюро фирмы ČKD была предложена целая гамма разноообразных бронемашин: DT-I (4,5 тонны), DT-II (7 тонн) и DT-III (12 тонн и 12-цилиндровый двигатель воздушного охлаждения мощностью 300 л.с.). В том же году построили по одному прототипу, но чехословацкая армия к ним особого интереса не проявила, а зарубежные покупатели в лице Швейцарии заинтересовались только тертьим вариантом. Конструктивно все три БТР имели схожую конструкцию. Для их постройки использовалось шасси Pz.38(t) предположительно модификации Ausf.G. Верхняя часть корпуса, вместе с башней, вооружением и военным оборудованием, полностью демонтировалась. Силоавя установка переносилась в переднюю часть корпуса, а на месте боевого отсека оборудование транспортно-десантное отделение, внутри которого мог устанавливаться буксировочный механизм с лебёдкой.

Бронетранспортер DT-III произвел на них столь благоприятное впечатление, что уже с 1948 года планировалось развернуть их серийное производство. В общей сложности швейцарская армия пожелала приобрести 300 БТР, что стало бы самым крупным заказом от иностранного покупателя за всю историю фирмы. Предполагалось, что DT-III можно будет испольщовать в качестве бронированного тягача и даже как транспортер вооружений. Однако, в феврале 1948 года случился переход власти к коммунистам и о зарубежных поставках пришлось забыть.


Единственным вариантов, созданным на базе "Hetzer" и принятым армией ЧССР в послевоенный период, стала учебная бронемашина ST-III, предназначенная для обучения водителей. Нечто подобное уже имело место в Германии, но тогда дело ограничилось единичными экземплярами. На этот раз государственный заказ на 50 машин был выполнен в полном объёме. Полная масса составила 13500 кг, габаритные размеры были следующими: длина - 4080 мм, ширина - 2620 мм, высота - 3060 мм. Весьма мощными было бронирование, которое в лобовой части корпуса доходило до 60 мм. Экипаж ST-III состоял из двух человек, причем место инструктора располагалось с правой стороны. Внутренний отсек был расчитан на размещение ещё 6 человек. Учебная бронемашина комплектоваалсь 160-сильным двигателем Praga AE. По большому счету, наибольшее отличие от "Hetzer" заключалось в установке на крыше боевого отделения коробчатой рубки.



В начале Второй Мировой...

Боевое применение танков Pz.38(t), 1939-1940 гг.


К сентябрю 1939 года завод ВММ успел сдать 78 Pz.38(t), 57 из которых поступили в 67-й танковый батальон (55 “линейных” и 2 “командирских”) 3-й легкой дивизии. Переданные в распоряжение 16-го легкого корпуса 10-й полевой армии бывшие чехословацкие танки приняли активное участие в Польской кампании. Наступая в направлении Ченстохов-Конецполь батальон попал под удар Краковской кавалерийской бригады. В этом тяжелом бою, стоившей немецкой стороне всего двух Pz.38(t), танкисты сумели не только отразить атаку, но и перейти в контрнаступление, уничтожив и рассеяв значительную часть живой силы противника.

Далее 3-я дивизия форсировала р.Пилица и была задействована для препятствия отходу польских войск от Радома за р.Висла. В 20-х числах сентября танки были переброшены под Модлин, где и встретили завершение войны с Польшей. Общие потери Pz.38(t) составили 7 машин. В конце 1939 года танковые подразделения, оснащенные Pz.38(t), переформировали. Так 3-я легкая дивизия стала 8-й танковой, а 67-й батальон – 10-м танковым полком. В то же время чешские предприятия продолжали выпуск серийной продукции, что позволило в значительной мере пополнить танковые части.


По состоянию на 10 мая 1940 года танки этого типа имелись в 7-й и 8-й танковых дивизиях. В первой из них, под командование Э.Роммеля, насчитывалось в общей сложности 225 танков (из них 91 Pz.38(t) и 2 “командирских”), во второй было 213 танков (116 Pz.38(t) и 15 “командирских”).

Особо успешными были действия 7-й тд, в самом начале кампании успешно преодолевшей “линию Мажино” и устремившейся в тыл французской армии. Более чем 200 немецким танкам французское командование противопоставило 1.DCR (1.Division Cuirasses - 1-ю дивизию резерва), укомплектованную 62 средними танками B1bis, 82 легкими танками Н-39, 9 25-мм и 8 47-мм ПТО, а также шестью зенитными пушкам калибра 25-мм и пехотным батальоном. Позднее к ним присоединился 6ВСС (танковый батальон) с 12 R-35.

Первый крупный танковый бой состоялся 15 мая близ г.Флавион на территории Бельгии, между подразделениями 25-го танкового полка 7-й тд и 28-го танкового батальона 1-й дивизии резерва. В лобовом столкновении у легких немецких танков было немного шансов поразить “толстошкурые” B1bis, поэтому Роммель выдвинул вперед ПТО, крупнокалиберную полковую артиллерию и 88-мм зенитные орудия. Таким образом, попытки французских танков прорваться с фронта были обречены на провал. На руку немцам сыграла крайне вялое воздушное прикрытие 1.DCR, из-за чего часть машин дивизия потеряла на марше, и отвратительное снабжение. Многие машины перед сражением имели топлива на 1-2 часа хода.

Наступление началось в 08:00 по местному времени и уже спустя полчаса навстречу 219 немецким машинам вышло всего 26 B1bis. Вопреки ожиданием, “задавить массой” малочисленный французский отряд не удалось. В первые же минуты боя не предельно близкой дистанции (около 100 метров) немцы потеряли 5 танков и вынуждены были повернуть назад. Под Флавионом особенно ярко выявилась слабость брони и 20-мм пушек танков Pz.II, составлявших ядро ударной группы. Несколько лучше показали себя Pz.38(t) и Pz.III, но и их 37-мм пушки оказались малоэффективными против толстой брони B1bis. Итог боя оказался плачевным для немцев – 16 танков остались на поля боя подбитыми или сгоревшими.

От разгрома 7-ю танковую дивизию спасла не только нерасторопность французов. У средних танков вскоре заканчивается горючее, что заставляет применять B1bis в качестве неподвижных огневых точек, когда 75-мм гаубица способна вести огонь только в ограниченном секторе. Использовать 47-мм пушки SA35 также было затруднительно, поскольку башни французских танков имели в качестве основного электрический механизм поворота, а их аккумуляторы были уже разряжены. Кроме того, активную поддержку 7-й тд оказала авиация и артиллерия, отсекая пехоту противника и не давая танкам маневрировать.

В течении дня обе стороны подтянули оставшиеся силы, но время теперь играло на руку немцам. Благодаря более гибкому управлению и личному героизму танкистов 7-й танковой дивизии переломили ход сражения в свою сторону. Общие потери оказались почти равноценными: 1-я дивизия резерва потеряла 65 танков (79 осталось в строю и 10 отправили на ремонт), 7-я танковая дивизия – около 100, из них безвозвратно от 30 до 60. Несмотря на это, Роммель тактически переиграл командование 1.DCR, что дало возможность оставшимся силам прорвать фронт и устремиться на оперативный простор. Спустя пять дней 7-я тд вышла к Ла-Маншу, где её предстояло вести упорные бои против арьергардных частей Британского Экспедиционного Корпуса и оказавшихся в окружении французских частей. Отразив 22 мая атаки англичан под Аррасом дивизия двинулась дальше и закончила кампанию у Шербура.

Что касается 8-й тд, то её противником выступала 3е DLM – одна из наиболее боеспособных кавалерийских дивизий Франции. Заняв оборону вблизи Маастрихта командование разделило район на два сектора. Северный район насчитывал 44 танка, с 40 бронеавтомобилями и пехотой, в южным имелось 196 средних и легких танков, пехота, артиллерия. Первая линия обороны проходила в районе городов Hannut и Crehen. Конечно, средние танки SOMUA S35 были слабее B1bis, но по сумме боевых характеристик они уступали лишь Pz.IV, которых на тот момент в составе 8-й тд было совсем мало. После серии локальных схваток французские и бельгийские войска 12 мая вынужденно оставляют Crehen. На этом направлении упорное сопротивление оказало лишь отделение S35, подбившие около десятка немецких машин. Попытка около 20:00 осуществить прорыв на Hannut оказалась безуспешной, из-за сильного противодействия вражеской ПТО и оборонявшихся S35. В последующие двое суток французы несколько раз контратакуют, но в целом это не меняет обстановки. Оставшись без топлива экипажи 3е DLM бросают свои машины и отходят вместе с пехотой.

Откатившись к побережью союзное командование принимает решение задействовать оставшиеся танки, среди которых осталось некоторое количество “Matilda I” и “Matilda II”, для осуществления нового контрудара и выхода из окружения. Утром 21 мая наступление начали британцы, но их “матильды” расстреливались 88-мм зенитками и противотанковыми орудиями, что привело к потере 47 танков и 16 бронемшин.

Французы начали наступление чуть позже британцев, закрывая западный фланг британских атак. Они имели порядка 60 танков. Это были 45 Н-35 13e BCC и 15 Hotchkiss H-39 и Somua S-35 3e DLM. На этот раз немцы не стали вступать во встречные танковые сражения. Против французской бронетехники также были задействованы 88-мм зенитки и 105-мм орудия. В итоге французы потеряли как минимум 20 танков, немцы – три Pz.IV и шесть Pz.38(t) из состава Pz.Rgt.25. Фактически союзники сумели за весь период наступления продвинуться лишь на 3 километра, а 3е DLM после трех недель сражений прекратила своё существование и была впоследствии переформирована. За весь период французской кампании, с 10 мая по 25 июня 1940 года, 7-я и 8-я танковые дивизии потеряли 54 Pz.38(t), из которых безвозвратно – только шесть.


Весной 1941 года 8-я танковая дивизия была переброшена на южное направление для участие операции “Марита”. Наступление на югославские позиции проводилось со стороны Австрии и Венгрии. Сильное противодействие было оказано только в первые дни вторжения, но когда танки вышли вглубь территории Хорватии югославская армия практически прекратила сопротивление. Учитывая дружественное отношение хорватского населения к немцам командование перебросило дивизию в Грецию, где 27 апреля балканская кампания завершилась.


Кампания на Восточном фронте

Боевое применение танков Pz.38(t), 1941-1944 гг.


Перед вторжением в Советский Союз вермахт располагал значительно большим количеством Pz.38(t), по сравнению с польской и французской кампаниями. Из имевшихся на июнь 1941 года 17 танковых дивизий пять были частично укомплектованы чехословацкими танками этого типа:

7. Panzer Division – 167 Pz.38(t)

8. Panzer Division – 118 Pz.38(t)

12. Panzer Division – 109 Pz.38(t)

19. Panzer Division – 110 Pz.38(t)

20. Panzer Division – 121 Pz.38(t)

22 июня 1941 года стало для 8-й танковой дивизии удачным днём. Ударив по неразвернувшимся стрелковым дивизиям, дислоцированным вблизи бывшей польско-литовской границы, немецкие танки быстро вышли в тыл советским войскам и к вечеру вышли к г.Алитус. Далее наступление затормозилось из-за упорного сопротивления частей 5-й танковой дивизии 3-го мехкорпуса. Около 30% техники, входившей в состав 5-й тд, составляли новейшие танки КВ-1, КВ-2 и Т-34, при большом количестве более старых средних танков Т-28 и легких БТ и Т-26. Подошедшая в скором времени 7-я танковая дивизия также вступила в бой, быстро переросший во встречное танковое сражение на правом берегу Нёмана. Советским танкистам удалось остановить продвижение противника почти на сутки, но при этом дивизия понесла большие потери, лишилась связи с соседними подразделениями и снабжения. По немецким данным, 22 июня удалось уничтожить не менее 70 советских танков, в то время как собственные потери составили всего 11 машин. Последняя цифра явно занижена - скорее всего, она отражает только безвозвратные потери и танки, которые пришлось отправить на капитальные ремонт. Учитывая этот факт, общие потери 7-й и 8-й танковых дивизий можно определить в 40-60 танков. Тем не менее, это позволило немцам утверждать, что танковое сражение под Алитусом было выиграно ими “вчистую”.

Спустя сутки, 23 июня, 7-я тд развернулась для удара по литовской столице направлении и вышла на дорогу Вильнюс-Лида. Командир 3-й танковой группы, в состав которой входила дивизия, решил не рисковать, подтянув тяжелую артиллерию и наметив новой наступление на следующее утро. План командования полностью удался – город был взят, но быстро развить наступление не удалось. Проблема заключалась в том, что 12-я танковая дивизия, наступавшая на Вороново, с трудом разбила небольшие силы противника под Вареной и вышла в леса юго-западнее Вильнюса.

Соседняя 19-я танковая дивизия переправилась через Неман только утром 24 июня и теперь уже продвигалась за 18-й моторизованной дивизией. Однако практически сразу немцы оказались атакованы крупными силами противника и были вынуждены перейти к обороне. Тем не менее, уже 26 июня, немецкие танки 39-го танкового корпуса (вместе с 7-й тд) вышли на минское направление. Танковые и механизированные колонны сильно растянулись, но благодаря почти полному отсутствию авиации противника и общей дезорганизации управления механизированными корпусами, немцам удалось с минимальными потерями подойти к Минску с севера. Оборонявшая город 100-я мотострелковая дивизия не имела танков вообще, а её артиллерия несколькими днями ранее была отправлена к границе и теперь возвращалась частями.

Хотя положение складывалось не в пользу советских войск внезапно организованная контратака с применением тяжелых танков КВ-1 и КВ-2 на правом фланге 19-й танковой дивизии. Вновь перейдя к обороне немцы отбили нападение, что позволило им замкнуть кольцо окружения и организовать так называемый “минский котёл”. Уничтожение пытавшихся выйти из “котла” советских войск продолжалось несколько дней, после чего танковые группы развернули для ударов в направлениях на Витебск, Могилев и Смоленск.


Может показаться, что для экипажей Pz.38(t) особых трудностей не возникло. И вправду, немецкие танкисты наступали при постоянной поддержке авиации и артиллерии, не только удачно отражая контратаки советских войск, но и нанося им огромные потери. На самом деле, успехи Pz.38(t) оказались невелики.

Как показала практика, чехословацкий танк мог успешно сражаться против Т-26 и БТ всех модификаций, а при благоприятных условиях его жертвой мог стать более тяжелый Т-28. Однако, с новыми танками Т-34 и КВ возникали большие проблемы. Если первый ещё можно было поразить в борт с предельно близкой дистанции, то броня КВ держала удар 37-мм танковой пушки с любого расстояния. По крайней мере, нет ни одной зафиксированной победы Pz.38(t) над советскими тяжелыми танками.

Количество легких танков фирмы ČKD за июнь-август 1941 года сильно сократилось. После очередного окружения советских войск под Смоленском, в котором участвовали танки 7-й, 12-й и 19-й дивизий, потери оказались настолько высоки, что дальнейшее наступление на Москву пришлось отложить. В конце июля началось доукомплектование этих частей, но число Pz.38(t) с этого момента начало снижаться. Так, по состоянию на 26 августа, в составе 12-й тд осталось в строю 42 из 89 Pz.38(t), в 19-й тд – 57 из 78, а в 20-й тд – 52 из 89.


Наступление на Москву продолжили только осенью, когда на южном участке Восточного фронта удалось ликвидировать группировку советских войск под Киевом. Далее подразделения 3-й танковой группы развивали наступление через Ржев, Калинин и Клин. На 10 сентября 1941 г. в 14 танковых дивизиях насчитывалось 2304 танка (108 Pz.I, 535 Pz.II, 811 Pz.III, 110 Pz.35(t), 312 Pz.38(t), 280 Pz.IV, 148 командирских). Эта цифра включает общее число танков, включая находившиеся в ремонте. К началу операции часть подсчитанных танков могла быть потеряна, некоторые дивизии получили пополнение. 12 сентября в качестве пополнения были направлены из резерва ОКХ 35 Pz.38(t), 71 Pz.III, 30 Pz.IV. Ещё 56 Pz.38(t), 95 Pz.III и 30 Pz.IV поступили в течение сентября и октября. Все это позволяет оценить нацеленный на Москву танковый кулак в 1700-2000 боеготовых машин. В операции приняли участие две свежих танковых дивизии: 2-я (63 Pz.II, 105 Pz.III, 20 Pz.IV и 6 командирских) и 5-я (55 Pz.II, 105 Pz.III, 20 Pz.IV и 6 командирских).

Участвовавшие в наступлении на Тихвин немецкие танковые дивизии были существенно ослаблены. В 12-й танковой дивизии на 10 ноября осталось 58 танков. Ещё слабее была 8-я танковая дивизия. Танковый полк соединения на 19 ноября насчитывал всего 9 Pz.II, 21 Pz.38(t), 6 Pz.IV и 2 командирских танка.

Для ликвидации прорыва немецких войск в бой бросались все имеющиеся резервы. Например, в конце ноября подразделения 56-го танкового корпуса, в составе 6-й и 7-й тд, а также 14-й моторизованной дивизии, нанесли удар в наиболее уязвимое место советской обороны – в районе канала Москва-Волга. Выдвинувшиеся далеко вперед 25-й танковый и 6-й стрелковый полк внезапно захватили мостом в Яхроме и закрепились на правом берегу канала. Чтобы выбить противника командующий 1-й ударной армией генерал-лейтенант В.И.Кузнецов выделил бронепозд №73 войск НКВД, в состав которого входили бронепаровоз и два мотоброневагона Д-2. Выйдя к мосту бронепоезд открыло огонь, подбив три Pz.38(t). Поскольку силы были неравными командир состава приказал отцепить один мотоброневагон и вывести его на параллельные путь. В ходе продолжительного боя, где немцы были вынуждены рассеивать огонь сразу на две цели, им удалось подбить бронепаровоз. Второй Д-2 также получил повреждения и был вынужден отойти в Дмитрову, где пройдя быстрый ремонт вернулся и в паре с первым мотоброневагоном продолжал бой до полуночи. По советским данным противник потерял 12 танков, 24 автомашины и до 700 солдат и офицеров. Эти данные выглядят несколько завышенными, но даже в этом случае действия Д-2 против более многочисленных Pz.38(t) оказались весьма успешными.

30 ноября 1941 года немцы были вынуждены перейти к обороне. Действия танковых групп сковывало не только сильное противодействие советских войск, но и суровая погода. Если осенью техника боролась с грязью на непроходимых русских дорогах, то зимой немцам довелось столкнуться с чрезвычайно сильно морозами, к которым они оказались абсолютно не готовы. Танки Pz.38(t), понятное дело, не были рассчитаны на эксплуатацию при низких температурах и в случае внезапной контратаки завести их было чрезвычайно сложно. Время на “привыкание” к морозам советское командование немцам не дало – 1 декабря на их оборонительные позиции обрушилась 1-я ударная армия, захватив плацдарм у Яхромы. Для чехословацких танков 7-й тд это стало последним крупным сражением на Восточном фронте. В ходе отступления практически все Pz.38(t) были подбиты или брошены своими экипажами. На конец года общие потери составили 796 машин или почти 80% от общего количества выпущенных к тому времени танков этого типа.


В то время как на центральном участке советско-германского фронта танки Pz.38(t) практически завершили свою карьеру, на северном и южном направлениях их число продолжало оставаться значительным. Больше всего Pz.38(t) имелось в составе свежесформированная 22-й тд, весной 1942 года переброшенная на юг. В марте дивизию задействовали для атаки позиций советских войск на керченском полуострове, но в первом же бою Pz.38(t) понесли крупные.

Месяцем позже 22-я тд действовала более эффективно. В ночью с 7 на 8 мая танки оказали существенную поддержку десанту немецких и румынских войск. После суток почти непрерывного боя противнику удалось занять часть оборонительных позиций и 10-метровый противотанковый ров. Утром 10 мая немцы отразили контратаку советских войск с привлечением большого количества бронетехники, после чего 22-я тд вышла в тыл советской 47-й армии. Впоследствии 22-я тд входила в состав 47-го танкового корпуса 4-й танковой группы, который в сентябре временно вывели с передовой, отправив в тыл 3-й румынской армии. Хотя процесс перевооружения танковых частей на машины отечественных конструкций набирал обороты 22-я дивизия ещё долго сохраняла на вооружении Pz.38(t). Поскольку все основные ресурсы направлялись на фронт “тыловые” танки не получали горючего и запасных частей в достаточном количестве, поэтому, когда поступил приказ о передислокации к Сталинграду сразу завести удалось только 39 из 104 танков. На марше часть танков вышла из строя из-за неисправности электрооборудования – оказалось, что во время вынужденного простоя мыши перегрызли часть электропроводки. В результате до пункта назначения удалось довести только 31 машину, хотя позже подтянули ещё 11. Из прибывших танков Pz.38(t) сформировали боевую группу, которая пошла в бой 19 ноября. Воевать немецким танкистам пришлось в крайне тяжелых условиях. Стоявшие на обеих флангах румынские части дрогнули под напором 1-го танкового корпуса и принялись методично отступать. В некоторых случаях румыны просто бежали со своих позиций у реки Чир, оставив немецкую группу в “гордом одиночестве”. В итоге танки Pz.38(t) использовались как “пожарная команда” на 200-км участке фронта и оказали упорное сопротивление советским войскам. В течении двух недель 22-я тд оказывала упорное сопротивление наступавшим советским частям на Дону и Чире, однако силы были слишком неравны и к концу ноября в дивизии осталось всего 6 танков, 12 БТР и одна 88-мм зенитка. После отправки в тыл 22-я тд была переформирована и получила танки немецкого производства.


Несколько слов следует сказать и о других частях, на вооружении которых состояли легкие танки Pz.38(t). В целях восполнения потерь, понесенных осенью-зимой 1941 года, немецкому командованию пришлось провести доукомплектование некоторых танковых дивизий. В июне-июле 1942 года в вермахте насчитывалось 332 танка Pz.38(t) всех вариантов:

1. Panzer Division – 10 Pz.38(t), всего 39 танков

2. Panzer Division – 33 Pz.38(t), всего 82 танков

8. Panzer Division – 65 Pz.38(t), всего 68 танков

19. Panzer Division – 35 Pz.38(t), всего 57 танков

20. Panzer Division – 39 Pz.38(t), всего 87 танков

22. Panzer Division – 114 Pz.38(t), всего 176 танков

22. Panzer Brigade – 26 Pz.38(t), всего 46 танков


Впрочем, спустя полгода началось постепенное изъятие Pz.38(t) из частей первой линии и к началу Курской битвы (июль 1943 г.) они оставались только в составе 8-й и 20-й танковых дивизий, а их общее количество составило 204 танков. Выведенные с фронта машины подверглись различного рода переделкам – главным образом, в самоходные артиллерийские установки. Танки, которые не подлежали ремонту или находились в состоянии сильной изношенности, разбирались на металл, а их башни использовались для фортификационных сооружений в Западной Европе. К лету 1944 года таких огневых точек насчитывалось 351 единица, а по состоянию на октябрь (далее статистика отсутствует) вермахт располагал 229 танками Pz.38(t). Часть этих машин использовалась охранными и полицейскими подразделениями на оккупированных территориях.


Выведеннные во вторую линию танки также использовались в составе бронепоездов. В виду их слабого артиллерийского вооружения Pz.38(t) устанавливались на ж\д платформах с бронированными бортами в качестве средств усиления, если пехота переходила в контратаку.


На стороне сателлитов.

Эксплуатация и боевое применение танков в армиях Словакии, Румынии и Болгарии, 1939-1945 гг.


После полной оккупации Чехословакии в марте 1939 года немецкая армия не стала развивать дальнейшее наступление и признало независимость Словацкого государства (объявленного 15 марта), которое тут же запросило у Германии военной поддержки. В этой, на первый взгляд, простой ситуации словаков можно запросто упрекнуть в союзничестве с нацистами, однако не будем забывать, что несколькими месяцами ранее в восточной части бывшей Чехословакии начались самые настоящие боевые действия с применением бронетанковой техники. Особое рвение в разделе этой страны, преданной англо-французскими союзниками, проявили Венгрия и Польша. Не остались в стороне и украинские националисты, бои с которыми временами приобратали затяжной характер. Так что союз с немцами позволял Словакии решить эту проблему, но в обмен за это Германия потребовала слишком дорогую цену.

В сентябре 1939 года словацкая армия, подчиняясь союзному договору, начала боевые действия против Польши, в течении недели не только освободив ранее захваченные поляками териитории, но и окупировав часть южных польских земель. К этому времени в строю имелось 37 танков LT-38, большая часть из которых была в боеспособном состоянии. Сопротивление группы армий "Познань" было достаточно вялым, поэтому потерь в самолётах и танках не было, а общие потери в живой силе составили всего 18 человек убитыми, 46 раненными, 11 человек пропало без вести.

Намного трагичнее сложились боевые действия против СССР. Словацкое правительство, став по сути вассалом Германии, в конце июня 1941 года выдвинуло свои войска на границу с Украиной и вскоре приступила к боевым действиям. Для этого был сформирован отдельный "экспедиционный корпус", который носил название Rychla Divizia (Быстрая дивизия).

Боевой путь “быстрой” словацкой дивизии героическим назвать трудно. Начав войну против СССР 25 июня 1941 г. части словацкой армии действовали большей частью на Украине, не добившись заметных успехов. Их быстрое продвижение вглубь советской территории было связано, в первую очередь, с ударами немецких войск, разгромивших несколько крупных советских группировок и буквально расчистившим путь остальным союзникам. Состав словацких бронетанковых сил вторгшихся в СССР, между тем, был достаточно внушительным для этой небольшой страны: 2-я танковая рота располагала 30 легкими LT.35, 3-я танковая рота имела 10 LT.38 и 7 LT.40. Обе танковые роты, а также 1-я и 2-я роты противотанковых орудий входили в состав 1-го танкового батальона.

К сентябрю дивизия участвует в боях с окруженной советской группировкой под Киевом, после захвата города ее передают немецкой группе армий “Юг”. Со 2 октября словаки в составе 1-й танковой армии сражались с Красной армией в Днепровском регионе. “Быстрая” дивизия достигла Мариуполя и Таганрога, закрепившись зимой 1941-1942 гг. на позициях в районе реки Миус. Потери в бронетехнике оказались невелики - в боях до конца 1941 г. словаки потеряли 6 танков: 3 LT vz. 35, 2 LT-38 и LT-40. Впрочем, и боевые успехи словаков оказались достаточно скромными.

Ситуация ещё больше осложнилась после битвы за Сталинград. Понеся огромные потери немцы были вынуждены подтянуть на юг значительные силы, включая венгерские, итальянские и румынские части, причем две последних армии обладали весьма низким моральным духом и боеспособностью. Попали на юг России и словаки – 17 октября 1942 г. на фронт отправилась танковая рота, состоявшая из шести LT.40 и шести LT.38. Спустя ровно десять дней они прибыли в Керчь, 28-го октября танки на корабле переправили в Тамань, а 29-го октября они прибыли в Краснодар. “Rychla divizia” в это время практически бездействовала и её танки и бронемашины использовались большую часть времени для ведения разведки, охранения автоколонн и доставки боеприпасов. Ко 2-му ноября 1942 г. словацкие танки дислоцировали у станицы Кутайская, где их и застало советское контрнаступление. Личный состав, по мере возможности, начал эвакуацию с аэродрома Славянская, бросив почти всю технику. Спасти удалось только один танк, два были уничтожены в бою под ст.Ленченской, а остальные 9 пришлось оставить из-за технических неполадок.

Впрочем, география применения Pz.38(t) и его модификаций, оказалась достаточно широка. Незадолго до Сталинградской битвы, в августе 1942 года, на территории Украины появилась словацкая охранная дивизия, оснащенная семью танками LT-40. В октябре на Кавказ отправили смешанную роту, укомплектованную шестью LT-38 и восемью LT-40, которые были потеряны в ходе советского контрнаступления весной 1943 г.

Несколькими месяцами ранее, в начале 1942 г., видя небольшую пользу от своих союзников, словацкие танки отправили в Белоруссию, где велась ожесточенная борьба против партизан, перебросили одну охранную дивизию. На 27 июня 1942 г. словацкие силы в этом районе пополнились шестью бронеавтомобилями ОА vz.30. Через несколько месяцев, 27-го августа и 29-го декабря 1942 г. к ним прибавилось семь LT-40 и шесть LT-38 соответственно.

Бои против партизанских формирований словаки вели откровенно вяло, не сильно желая воевать на стороне немцев в их тылу. Кроме того, их боевая техника не отличалась хорошей боеспособностью, что повлекло за собой её численное сокращение. Первая потеря случилась 8-го ноября 1942 г., когда два бронеавтомобиля были подбиты у г.Лоев. После этого остальные уцелевшие машины 12 января 1943 г. отправили назад в Словакию, а через три месяца туда “переехали” три LT-40, которые подлежали заводскому ремонту. Ещё один танк (LT-38, номер V-3009) был потерян между городами Овруч и Мозырь наехав на мину.

Но хуже всего (прежде всего для немцев) стали участившиеся случаи дезертирства словацких солдат и офицеров, апогеем которых стал угон 8-го июня 1943 г. танка LT-38 (V-3024) слободником Мартином Корбела. Доехать до партизан танк не смог, застряв на берегу одной из рек, однако сам офицер сумел добраться до намеченной цели и после войны он дошел до должности главного политрука чехословацкой армии. По всей видимости, это стало “последней каплей” и немцы распорядились убрать словацкие части из Белоруссии. Танковая рота, в которой осталось не более 10 машин, была возвращена в Словакию 22-го июня того же года. Позднее дело дошло до того, что в ноябре охранную дивизию в полном составе тоже отправили на родину.

Немногим ранее, в 1943 году, словацкая армия сделала заказ ещё на 43 танка LT-38, но получено было только 37. Также в составе отдельного механизированного полка числилось 15 LT-40. Эти машины на фронт не отправлялись и также использовались в ходе словацкого восстания. После Словакии первой страной, которая получила танки Pz.38(t) стала Венгрия. В течении 1941-1942 гг. венгерская армии получила 111 танков (105 “линейных” и 6 “командирских”), которые передали в состав 30-го танкового полка 1-й бронетанковой дивизии. Всего полк насчитывал 19 “Toldi” и 89 Pz.38(t). После сравнительно успешных боёв на Украине венгерские войска попали в окружение под Сталинградом, где в ходе боёв с ноября 1942 по январь 1943 гг. потеряли всю свою техники.

Немногие оставшиеся Pz.38(t) позднее включили в состав бронекавалерийского батальона 1-й бронетанковой дивизии. Летом 1944 года это соединение приняло участие в тяжелых боях против советских войск в Восточной Польше, где потеряв немногочисленные Pz.38(t) была отведена на переформирование в тыл.


В 1943-м году ещё один сателлит Германии – Румыния, пополнила свой танковый парк машинами чехословацкого производства. Танковые войска румынской армии не отличались большой эффективностью и в ходе боёв на Украине и под Сталинградом их количественный состав сильно сократился. С целью восполнения потерь Германия передала 50 танков Pz.38(t), которые распределили между несколькими тыловыми подразделениями. Поскольку боевая ценность чехословацких танков к этому времени сильно уменьшилась в конце 1943 года на основе их шасси была разработана противотанковая самоходная установка TACAM T-38, оснащенная 76,2-мм трофейной пушкой ЗИС-3. Конструктивно румынская САУ была схожа с немецкой “Marder III”: с танка демонтировалась башня, вместо которой в кормовой части устанавливалась неподвижная открытая сверху рубка, ходовая часть осталась без изменений. Хотя процесс доработок не являлся сложным организовать массовый выпуск TACAM T-38 не удалось из-за отсутствия необходимого числа орудий.

Осень 1944 года, когда Румыния перешла на сторону союзников, её танковые части были задействованы в боевых операциях против немецких войск. После переформирования в феврале 1945 года на фронт был отправлен 2-й танковый полк, на оснащении которого стоял 61 танк (включая восемь Pz.38) и 25 САУ различного типа. Полк был передан в подчинение 27-й танковой бригады и принял участие в ожесточенных боях на территории Западной Словакии. Среди наиболее крупных сражений, в которых принимали участие Pz.38(t), можно выделить взятие словацких городов Братислава (3-4 апреля) и Брно (7-9 мая). К сожалению, подробности этих боёв остаются пока неизвестными.


В период с сентября 1943 по февраль 1944 гг. немецкое командование передало 10 танков Болгарии. Сами болгары не испытывали большого удовлетворения от полученной “новой” техники, но для противопартизанской борьбы эти машины вполне годились. В начале 1944 года Pz.38(t) использовались в Македонии с переменным успехом. В виду резко осложнившейся обстановки на южном участке Восточного фронта немцы надеялись, что Болгария выделит часть своих танковых войск для усиления частей вермахта, однако царь Борис III отказался от этого предложения, не желая обострять отношения с союзниками и СССР.

В сентябре 1944 года Болгария перешла на сторону союзной коалиции, официально объявив войну Германии. Единственная болгарская танковая бригада была переброшена в Сербию, где оказала содействие не только советским войскам, но и бывшим противникам – югославским партизанам. Несмотря на то, что основную ударную силу бригады составляли немецкие танки Pz.Kpfw.IV и САУ StuG III, устаревшие Pz.38(t) использовались не менее активно, и к марту 1945 года в исправном состоянии осталось всего три машины этого типа.

После войны болгарам удалось отремонтировать несколько танков и ввести их в состав 1-й танковой бригады. В числе 49 имевшихся к 1946 году единиц боевой техники бригады большую часть составляли машины иностранного производства (французские, чехословацкие и итальянские), ресурс которых был на пределе. Благодаря поставкам запасных частей из Чехословакии карьера Pz.38(t) удалось продлить ещё на несколько лет, пока в 1950-1951 гг. их окончательно не сменили советские танки Т-34-85.


Источники:
"Энциклопедия немецких танков Второй Мировой Войны", П.Чемберлен и Х.Дойл, АСТ-Астрель.2004 г.
"Фронтовая иллюстрация" № 2\2004 г. "Легкий танк Pz.Kpfw 38(t) "Прага"
"Техника - молодежи", №6\1980
"Praga Škoda LT vz.38 \ PzKpfw 38 (t)", MBI
“Latin America's Wars: The age of the professional soldier, 1900-2001” Robert L. Scheina
“Танковые операции” Герман Гот, Heidelberg, Kurt Vowinckel Verlag, 1956 \ Москва. Воениздат, 1961
Obrnena technika Ceskoslovenske republiky
Сайт РККА - Французская кавалерия
Сайт РККА - Словакия
The "Škoda" tank in the Bulgarian Army
Forum Valka.cz: ST-III \ PP vz.38/46 \ CPV
Ivo Pejcoch "Tanky Praga: Historie obrnenych vozidel ČKD 1918-1956 ". Svet kridelю2007. ISBN: 8086808386

Чертежи легкого танка LT vz.38 [1]
Чертежи легкого танка LT vz.38 [2]
Чертежи легкого танка LT vz.40
Компоновка легкого танка LT vz.38

Рисунки - М.Дмитриев



АКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ЛЕГКОГО ТАНКА
LT.vz.38 образца 1939 г.

БОЕВАЯ МАССА9500 кг
ЭКИПАЖ, чел.4
ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ
Длина, мм4619
Ширина, мм2135
Высота, мм2252
Клиренс, мм400
ВООРУЖЕНИЕодна 37-мм пушка Skoda А7 (длина ствола 42 калибра) и два 7,92-мм пулемета vz.37
БОЕКОМПЛЕКТ42 выстрела и 2400 патронов
ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯприцелы TZF и MGZF (только на танках выпуска после 1939 г.)
БРОНИРОВАНИЕ лоб корпуса - 25 мм
борт корпуса - 15 мм
корма корпуса - 15 мм
макса орудия - 25 мм
лоб башни - 25 мм
борт башни - 15 мм
корма башни - 15 мм
крыша - 8 мм
днище - 8 мм
ДВИГАТЕЛЬPraga EPA, карбюраторный, 6-цилиндровый, мощностью 123 л.с.
ТРАНСМИССИЯмеханического типа: 5-ступенчатая КПП (5+1), главный фрикцион и бортовые предачи
ХОДОВАЯ ЧАСТЬ(на один борт) 4 опорных катка и 2 поддерживающих ролика на борт, переднее ведущее и заднее направляющее колесо, мелкозвенчатая металлическая гусеница
СКОРОСТЬ 42-48 км\ч по шоссе
15 км\ч по проселку
ЗАПАС ХОДА 230 км по шоссе
160 км по проселку
ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ
Угол подъёма, град.29°
Высота стенки, м0,80
Глубина брода, м0,90
Ширина рва, м2,10
СРЕДСТВА СВЯЗИрадиостанция FuG 37 (только на Pz.38(t))

ВНИМАНИЕ
Все права на текстовые материалы принадлежат администрации сайта Aviarmor.
Перепечатка и использование возможны только с письменного разрешения администрации
или при наличии активной ссылки на этот сайт.
©2012 www.aviarmor.net