Renault R-35

Легкий танк


Официальное обозначение: Char leger modele 1935 R
Альтернативное обозначение: Renault ZM, Renault R-35
Начало проектирования: 1933 г.
Дата постройки первого прототипа: 1934 г.
Стадия завершения работ: в течении 1936-1940 гг. построено 1630 танков.


История создания танка Renault R-35
1933-1934 гг.


После серии неудач, связанных с попытками модернизации танка FT-17, фирма Renault была вынуждена признать, что выбранный ранее путь был неэффективен. Выпущенные в период с 1918 по 1930 гг. танки M24\25, М26\27 и NC27 не имели предполагаемого успеха и выпускались штучными партиями, не превысившими в сумме 100 единиц. Французская армия оказалась благосклонна только к моделям Renault D1 и D2, которые относились к среднему классу танков. Таким образом, единственным массовым легким танком по-прежнему оставался FT-17.
Первая попытка исправить ситуацию была предпринята ещё в 1926 году, но тогда по конкурсу не прошел ни один из представленных танков. Второй раз французское военное ведомство вернулось к этой проблеме лишь в 1933 году, когда у наиболее вероятных противников (СССР и Германия) легкие танки начали строиться сотнями. Составленные требования к легкому танку поддержки пехоты даже тогда выглядели откровенно заниженными:


вес - не более 6 тонн;

экипаж - 2 человека;

вооружение - 2 пулемёта либо малокалиберная пушка;

бронирование - не менее 30 мм;

средняя скорость движения - 8-10 км/ч.


Впрочем, французы были полностью уверены, что танк поддержки пехоты должен быть именно таким. Этому способствовала принятая много лет назад военная доктрина, делавшая танки “придатком” пехоты и лишавшая их свободы действий. По мнению французского генштаба наступательные действия могли носить только локальный характер и основной упор делался на создание прочной обороны на “линии Мажино”, в то время как границы с Бельгией и Швейцарией оставались с чисто символическим прикрытием. Другими словами, армия рассчитывала получить очередной FT-17, только с более мощным бронированием и более высокой максимальной скоростью.
В конкурсе на столь выгодный во всех отношениях заказ вначале приняло участие 14 фирм, но в 1934 году из них оставили 7, а заказ на изготовление прототипов выдали только четырем.


Одним из постоянных участников таких “соревнований” оставалась фирма Renault, на этот раз представившая абсолютно новую конструкцию, не имевшую ничего общего с FT-17.

В первую очередь, была применена новая ходовая часть, также использовавшаяся на легком танке АМС 35. С каждого борта она состояла из ведущего колеса, литого ленивца, пяти обрезиненных одиночных опорных катков и трёх обрезиненных поддерживающих катков. Четыре передних катка были сблокированы в двух тележках “ножничного типа”, состоявших из двух шарнирно закреплённых между собой балансиров, в нижней части которых находилось по катку, а верхние части были шарнирно соединены между собой через упругий элемент, в роли которого выступала резиновая рессора. Пятый каток был подвешен на одиночном балансире, рессора которого была соединена другим своим концом с корпусом танка. Гусеница танка состояла из 126 стальных одногребневых трактов шириной 260 мм и шагом 65 мм.

Новый корпус танка собирался из литых секций с толщиной брони от 10 до 35 мм. Передняя часть имела рациональные углы наклона бронелистов, однако из-за сильного смещения к центру в боевом отделении ощущулась большая теснота. В лобовых листах, для посадки механика-водителя, был сделан традиционный трехстворчатый люк. Командир танка садился и покидал машину через лю в крыше башни.

Вооружение, к несчастью, осталось на уровне танков Первой Мировой войны. В шестигранной литой башне со сглаженными углами устанавливалось всего два 7,5-мм пулемета Chatellerault.

Средства наблюдения состояли из бинокулярных смотровых приборов (“эпископов” – парные смотровые окошки, закрытые с внутренней стороны защитным стеклом и могущие закрываться снаружи броневой заслонкой) и смотровых щелей.

Силовая установка танка состояла из карбюраторного 4-цилиндрового двигателя Renault мощностью 82 л.с. при 1850 об\мин, смещенного вправо от продольной оси. Слева от него, один над другим, располагались два топливных бака по 150 литров каждый (по другим данным – один 166-литровый бак). За ними устанавливался радиатор и другие узлы системы охлаждения.

Трансмиссия была выполнена по вполне стандартной схеме. В её состав входила механическая 4-ступенчатая КПП, двухдисковый главный фрикцион сухого трения, карданный вал (проходивший по правой половине боевого отделения и соединявший коробку передач с расположенной в лобовой части остальной трансмиссией), двух одноступенчатых бортовых передач, главного тормоза и механизма поворота, состоявшего из двойного дифференциала и двух ленточных тормозов, применявшихся только для поворота машины.


Испытания первого опытного образца танка, названного Renault ZM, начались в 1934 г., и уже 20 декабря он был представлен государственной комиссии. Надо сказать, что при всей устарелости технического задания французские военные ожидали большего. Танк фирмы Renault обладал низкой проходимостью вне шоссейных и грунтовых дорог, в боевом отделении по-прежнему было тесно, а боевая масса составила более 10 тонн, заметно превысив указанный предел. Не устроил военных и состав вооружения Renault ZM. Максимальная скорость танка составила 20 км\ч при запасе хода по шоссе 130 км. На местности скорость снижалась до 14 км\ч, а расход топилва увеличивался до 212 литров на 100 км.

Не маленькой оказалась стоимость одного R-35, составившая в ценах 1935 года 1.400.000 французских франков (32.000 долларов США), из которых 190.000 стоила башня без вооружения и внутреннего оборудования. Тем не менее, армия приняла R-35 на вооружение под обозначением Char leger modele 1935 R (или Renault R-35), но с условием модернизации в процессе производства. Одним из оснований подобного шага стало явное отставание французской танковой промышленности от мирового уровня и её неспособность быстро наладить выпуск современной техники в больших объёмах. Первый заказ на 300 танков был получен 29 апреля 1935 года, а первый серийный танк был получен 4 июня 1936 г.


Серийные танки отличались измененной конструкцией корпуса часть корпуса и новой цельнолитой башней типа АРХ. Толщина боковых стенок башни с углом наклона 32° составила 40 мм, лобовой части - 43 мм, крыши – 25 мм. На крыше устанавливался поворотный броневой купол с вентиляционным лючком, двустворчатый люк для посадки экипажа и лючок для флажковой сигнализации. Соответственно, танки стали комплектоваться полноценным пулеметно-пушечным вооружением. В башне устанавливалась старая 37-мм полуавтоматическая пушка SA18 с углами поворота по горизонтали от -5 до +5°, и по вертикали от -11 до +19°. Наведение и стрельба из пушки осуществлялось командиром танка с помощью плечевого упора. Слева от пушки располагался телескопический оптический прицел, справа – спаренный пулемет Chatellerault калибра 7,5-мм. Боезапас состоял из 2400 патронов и 100 снарядов.

Корпус танка был многосекционным и собирался из катаных броневых плит толщиной от 10 до 40 мм. Технологически он делился на следующие компоненты: нижняя, передняя, верхняя, кормовая часть (цельные броневые отливки) и днище. Для увеличения жёсткости, к внутренней стороне днища были приварены дополнительные распорки из труб и уголков. Лобовые бронеплиты были установлены под углом 23-24°. В носовой части корпуса был выполнен люк для посадки механика-водителя, в средней – люк для доступа к агрегатам трансмиссии, в кормовой части – люк для доступа к двигателю. На корме танка в ряде случаев мог крепиться “хвост” ферменной конструкции, служивший для преодоления рвов и окопов шириной более 2 метров. Впрочем, большая часть выпущенных танков его не получила.

Впоследствии фирма Renault подписала ещё несколько контрактов, которые довели общее количество заказанных танков до 2300. За время производства с конца 1935 по июнь 1940 гг. общее число выпущенных танков R-35 всех модификаций составило 1670 единиц, хотя ряд источников доводит их количество до 1685.


Модернизация и эксплуатация
1936-1940 гг.


В процессе экслпуатации танки R-35 высоко ценились только за отличную бронезащиту. Лобовая и бортовая броня "рено" с трудом пробивалась снарядами немецких 37-мм противотанковых пушек PaK 35/36, а французские 25-мм ПТО могли пробить её только на дистанциях до 100 метров. В то же время, скорость и проходимость R-35 по местности, способность преодолевать препятствия и штатное вооружение оценивались крайне низко. С целью повысить боеспособность танка фирма Renault предприняла ряд шаг, приведших к созданию опытных образцов.

На одной из таних машин была опробована удлиненная ходовая часть. Увеличение длины достигалось за счет введения шестого опорного катка с независимой подвеской, который устанавливался позади второй тележки. Теперь R-35 мог преодолевать рвы и траншеи шириной до 2,5 метров, но маневренность несколько ухудшилась. Этот образец так и пришлось оставить на экспериментальном уровне.

С 1936 года развернулись работы по перевооружению и улучшению защищенности танка. Вместо стандартной башни АРХ на R-35 было предложено установить башню от FCM 36, имевшей больший внутренний объём. Опыт прошел успешно, но в целом никаких преимуществ эта перестановка не дала. В результате, вместо устаревшего орудия SA18 в новой башне типа APX-R1 была установлена новая 37-мм пушка SA38, обладавшая намного лучшими поражающими свойствами, спаренная с 7,5-мм пулеметом MAC31 "Reibel". Первые эксперименты были проведены ещё в 1935 г., и уже в следующем году новые башни стали устанавливать на R-35. Модернизированные танки получили обозначение R-39, правда выпустили их немного – всего 247 единиц. Не помешала бы также установка радиостанций, но кроме нескольких танков из состава 507-го танкового полка (507e Regiment de Chars de Combat).

Более радикальная модернизация была проведена в 1938 году фирмой АМХ и привела к созданию танка R-40. В отличии от R-35 эти машины всё-таки получили многокатковую ходовую часть, башни АРХ-R1 с пушками SA38 и радиостанции, только выпускали их совсем недолго.


В начале 1940 года была проведена серий опытов по радиоуправляемым танкам. В качестве командирской машины использовался один из серийных R-35, на котором вместо башни была установлена большая коробкообразная рубка, что в свою очередь повлекло изменение конструкции корпуса. Справа от места мехеника-водителя и на месте прежнего боевого отделения устанвливалась радиоаппаратура с двумя антеннами. Экипаж командирского R-35 дистанционно управлял переоброрудованным танком FT-17. Эксперименты проходили достаточно успешно, но из-за начавшейся войны довести их до надлежащего уровня так и не смогли.

Как уже говорилось ранее, танки R-35 и Н-35\Н-39 планировалось заменить полностью устаревшие Renault FT-17\FT-18 и его модификации, которые к середине 1930-х гг. имелись в значительном количестве. В идеале новые машины должны были стать стандартными танками поддержки пехоты с лета 1936 г., но даже к началу 1940 г. выполнить эту программу не удалось.

На 1 сентября 1939 г. французская армия располагала 975 танками R-35 из 1075 выпущенных, однако не все из них находились в боеготовом состоянии. Как следует из архивных данных, 765 танков были распределены между танковыми подразделениями, 49 использовались для обучения экипажей, 45 отправили в колонии (Алжир, Тунис) и ещё 33 находились на складах в частично некомплектном состоянии.


Весьма интересной была комплектация французских танковых частей. В соответствии с наставлениями, ведущими своё начала со времен Первой Мировой войны, эти подразделения имели только сами танки и машины поддержки (технические, ремонтные, топливозаправщики). Пехота и артиллерия им не придавалась и действовали отдельно. На 10 мая 1940 года танки R-35 были распределены между восемью армиями и эксплуатировались в следующих подразделениях:

Ie Armee - GBC 515 (35еBCC), GBC 519 (39еBCC);

IIe Armee - GBC 503 (3eBCC);

IIIe Armee - GBC 511 (5eBCC и 12еBCC), GBC 520 (23еBCC), GBC 532 (43еBCC);

IVe Armee - GBC 502 (20еBCC и 24еBCC), GBC 504 (1е0BCC);

Ve Armee - GBC 501 (1rBCC и 2eBCC), GBC 508 (21еBCC и 34еBCC);

VIIe Armee - GBC 510 (9eBCC и 22еBCC);>

VIIIe Armee - GBC 506 (16еBCC и 17еBCC); I

Xe Armee - GBC 518 (6eBCC и 32еBCC);

Каждый танковый батальон располагал 40 строевыми танками и 5 учебными.


Уже ходе войны 300 вновь поступивших танков отправили в распоряжение 2e ВСС, 4e ВСС, 44e ВСС (все входили в состав 4e DCR – Division Cuirassee de Reserve), а также в 40e ВСС и 48e ВСС (переформированная 2e DCR). Последние два батальона имели смешанную комплектацию из танков – в общей сложности в них насчитывалось 31 R-35 и 59 улучшенных АМХ R-40, хотя по боевым качествам оба типа танков были почти равноценны. Кроме того, 17 R-35 и 24 R-40 имелись в распоряжении 1-го и 2-го танкового батальона 10-й польской бронебригады, а в Сирии в составе Bataillon de Chars Syrie находилось ещё 50 танков. Общее количество танков R-35 и R-39 оценивается в 1070 единиц.


Боевые действия 4е DCR, командовал которой генерал Шарль де Голль, складывались не слишком удачно. Приняв командование 11 мая он обнаружил, что дивизия некомплектна – в ней находилось всего 215 танков (120 R-35, 45 D2 и 50 B1bis). Но хуже всего было её техническое оснащение. Единственной пехотной частью дивизии был батальон мотопехоты, перевозимый на автобусах. Радиостанций в дивизии практически не было, а приказы доставлялись в части велосипедистами. Артиллерия дивизии состояла из нескольких частей резерва. Службы снабжения и технического обслуживания практически не существовали.

Несмотря на это, 16 мая дивизия атаковала фланг немецкого танкового клина (1-я, 2-я и 6-я танковые дивизии) в районе Монкорне. Де Голль действовал осторожно, пытаясь всеми силами только задержать противника, чтобы создать запас времени для перегруппировки сил. Действуя методом кавалерийского “наскока” французы наносили удары в неожиданных местах, однако все усилия 4е DCR оказались напрасными. Потеряв много танков на марше (из-за нехватки топлива, запасных частей и ударов авиации) дивизия была впоследствии растянута по частям и к середине мая она перестала существовать как полноценное танковое соединение.


После тяжелого поражения в Бельгии и на Сомме французские войска стали постепенно откатываться вглубь страны. Фактически, в этот момент централизованного управления войсками не существовало и каждая танковая группа действовала самостоятельно, по большей части ведя арьергардные бои. Избранная тактика “очагов сопротивления”, когда сплошной линии обороны не было и вся защита строилась вокруг населенных пунктов, себя абсолютно не оправдала. Так, 10 июня в бою под Анннеле (Annelles) немецкой 1-й танковой дивизии французы смогли противопоставить 40 R-35 из состава 10е ВСС, несколько тяжелых танков B-1bis из 3\41е ВСС и части 7 DLM. В общей сложности группировка располагала 65 легкими танками, но лишь 20 из них (Н-39) имели современные пушки SA38. В свою очередь у немцев имелось 258 танков (18 командирских на базе Pz.I, 52 Pz.I, 98 Pz.II, 58 Pz.III и 40 Pz.IV) и 56 бронемашин. Однако основной противотанковый кулак 1 PzD составляли 9 зениток Flak18 калибра 88-мм и 24 105-мм гаубицы leFH18. Таким образом, исход будущей схватки был предрешен до её начала. Первый же бой 13 R-35 из 2\10е ВСС с немецкими средними танками завершился полным разгромом французской роты. В течении первых минут сражения было подбито 9 R-35, а 4 остальным пришлось отступить, причем только 1 танк оказался пригодным для дальнейших действий. Огонь французских 37-мм пушек SA18 оказался эффективным только с предельно близкой дистанции 100 метров, но ни одного немецкого танка экипажи “рено” уничтожить не смогли. К концу дня из 27 боеспособных R-35 входивших в состав 2-й и 3-й роты 10е ВСС боеспособность сохранили только 7 машин (10 были уничтожены и 10 повреждены), общее количество французских танков сократилось до 41. От полного разгрома французов спасли… немцы, остановившие контратаки в ожидании топлива.

Последним крупным сражением для танковых батальонов стала попытка контратаки на реки Сюип, где 11-12 июня в бой ввели 50 танков из состава 3е DCR. Конечно, столь малые силы не смогли сдержать удар 1-й танковой дивизии немцев, разбившей французские части и устремившейся в тыл. Вплоть до 22 июня французские танки, разбросанные по отдельным подразделениям, вели бои сдерживающего характера, пока не поступило сообщение о перемирии.

До этого момента экипажи 12 R-35 предпочли перейти границу Швейцарии и сдаться местным властям. Танки в скором времени были включены в состав швейцарской армии и использовались до конца 1940-х гг. большей частью для обучения.


Для Франции прекращение войны обернулось актом о капитуляции и практически полным расформированием и без того небольших остатков танковых войск. Правительству Виши разрешили оставить некоторое количество танков для защиты метрополии и колоний, в то время как их большая часть была конфискована немцами.

Например, два танковых батальона (63е ВСС с 45 танками и 68е ВСС с 50 танками) в 1940 году остались в Сирии для подержания порядка в этой неспокойной колонии. Впоследствии, в 1941 году, они приняли участие в боях против сил Британского Содружества, вторгшихся на Ближний Восток в ответ на предоставление Францией своих аэродромов для немецких и итальянских самолётов. После непродолжительного сопротивления французы сдались, а захваченные R-35 были переданы 1еССС Свободной Франции и затем использовались в Северной Африке во время операции “Torch” (ноябрь 1942 г.). Помимо этого, уже после подписания капитуляции новое французское командование отправило 30 танков в Марокко.

В послевоенные период уцелевшие R-35 передали жандармерии, где их перевооружили пушками SA38, доведя до варианта R-39. Здесь они использовались до 1951 года, по R-35 окончательно не сменили американские M4 “Sherman”.


R-35 на экспорт
1938-1940 гг.


В 1938 году польское правительство, озабоченное недостаточными темпами выпуска легких танков 7ТР, а также скоростью их модернизации (проект 9ТР), решило обратиться к своему старому союзнику с предложением о закупке двух танков Renault R-35 (Renault Type ZM) для проведения всесторонних испытаний. Хотя сама Франция остро ощущала необходимость в модернизации танкового парка фирма Renault посчитала возможным удовлетворить запрос польской стороны.

Проведенные испытания разочаровали польских военных специалистов. Танки показал чрезвычайно плохую проходимость, обладали низкой скоростью и были вооружены давно устаревшей 37-мм пушкой Puteaux SA18. Единственным преимуществом R-35 была их бронезащита, но она спасала только от попаданий пуль любого калибра и бронебойных снарядов пушек калибра не более 37 мм. Сопоставив эти факты польская армия отказалась от R-35, собираясь приобрести более мощные средние танки SOMUA S-35, но сбыться этим планам было не суждено.

Программа модернизации бронетанковых сил, к тому времени, находилась в начальной стадии, а поставки S-35 французская сторона могла начать не ранее 1940 г. Тогда было принято решение, в качестве чрезвычайной меры, закупить 100 легких танков R-35, которые имелись в достаточном количестве. Договор был подписан в апреле 1939 года, а в июле первые 49 (по другим данным 50) танков прибыли в Польшу.

Вместе с тремя Hotchkiss H-35, также закупленными для тестирования, R-35 вошли в состав 12-го бронебатальона, дислоцированного в Луцке. Когда началась война с Германией французские танки были сведены в 21-й легкотанковый батальон, который вошел в резерв главного командования армии. Предчувствуя скорое поражение, в начале сентября этому подразделению поставили задачу отойти к польско-румынской границе. Спустя несколько дней, 17-го сентября, последовал приказ об эвакуации. К этому моменту батальон был разделен на две части. Наиболее многочисленная из них (34 машины) отошла в Румынию, где была интернирована. Вторая группа (около 10 машин) была передана Оперативной Группе “Dubno” и приняла участие в сражениях под городами Красне (Krasne) и Камёнка Струмилова (Kamionka Strumilowa). Кроме того, шесть танков также передали 10-й моторизованной кавалерийской бригаде.

По окончании войны ни одного польского R-35 не было захвачено в боевом состоянии. Все они вышли из строя из-за боевых повреждений или по причинам технического характера. По всей видимости, трофейные R-35 немцы, захваченные в Польше, не восстанавливали. Танки второй партии (50 единиц) из Франции не отправлялись и в октябре 1939 года были отправлены в Тунис.


Помимо этого, экспортные поставки включали 100 танков для Турции, 200 для Румынии и 54 для Югославии. Выполнить эти заказы в полном объёме не удалось.


Румынская армия, заказав R-35 ещё в 1939 г., получила всего 41 танк - остальные пришлось оставить во Франции, в виду вступления этой страны в войну и её последующей оккупации. Неожиданным, но приятным “сюрпризом” стало появление польских R-35 из 21-го батальона. Сразу после перехода границы танки и их экипажи были интернированы. Танкистов впоследствии отпустили, а R-35 после небольшого ремонта включили в состав 2-го танкового полка 1-й танковой дивизии, формирование которой началось 17 апреля 1941 г.

В боевых действиях против СССР танки R-35 принимали участие практически с первого дня войны, однако методы их применения и подготовка экипажей всё-таки оставляли желать много лучшего. В период с 22 июня по 20 августа 1941 года безвозвратные потери составили 16 машин (8 сгорели) и ещё 9 были тяжело повреждены и не подлежали ремонту. Формально у румын осталось 45 R-35, но 26 из них находились в ремонте и только 19 могли принять участие в дальнейших боях. Последним крупным сражением, в котором участвовали R-35, стала битва за Одессу, завершившаяся в октябре. Собрав уцелевшие французские танки, показавшие невысокую боеспособность, румынское командование отвело их в тыл и большую часть оставшегося времени их использовали для обучения и охранных целей.

В феврале 1944 года, когда создалась явная угроза советского вторжения в Румынию, на помощь немецким соединениям была отправлена механизированная группа, в состав которой была введена рота R-35. Чуть позже, в августе, взвод французских танков получила боевая группа “Victor Popescu”, также включавшая роту средних танков R-2 (лицензионные копии чешских модифицированных Lt.vz.35) и взвод легких танков Т-38 (тоже чешского производства). Эти подразделения непродолжительное время принимали участие в боях против советских войск под Плоешти и Яссами, пока Румыния не подписала перемирие.

Согласно этому акту, румынские танковые войска расформировывались, за исключением 2-го танкового полка. По состоянию на февраль 1945 г., когда полк подчинили 27-му танковому корпусу, он насчитывал одну разведывательную роту (8 бронеавтомобилей и 5 БТР), танковый батальон (8 Pz. IV) и две роты штурмовых орудий (13 самоходок ТА), батальон легких танков (2 роты танков R-35 – 28 единиц), одна рота Т-38 (9 танков) и батарею самоходок из 5 TACAM R-2. Встречается также утверждение, что все оставшиеся R-35 были перевооружены советскими 45-мм танковыми пушками 20К. За время боём на территории Чехословакии и Австрии 2-й танковый полк румынской армии понёс тяжелейшие потери, лишившись за неполные три месяца 93% танков. В частности, только в боях в долине реки Хрон 26 - 27 марта 1945 г. были безвозвратно потеряны 8 R-35, а до мая 1945 г. ни один танк этой модели не дожил.


Полностью был выполнен только турецкий заказ. Все танки были получены к началу 1940 года и вошли в состав Бронетанковой Бригады, подчиненной 1-й армии и дислоцированной под Стамбулом. Кроме R-35 в это подразделение было оснащено девятью средними бронемашинами БА-6, 16 легкими танками Mk.VIB 48 легкими танками Т-26 обр.1933 г. Столь “разношерстный” состав объяснялся тем, что турки пытались подстраховаться на все случаи жизни, но в то же время отдавали предпочтение простой в эксплуатации и недорогое технике. В боевых условиях Бронетанковая Бригада никогда не использовалась. Советские танки и бронемашины сняли с вооружения в 1942 г., а французские танки вывели из эксплуатации только после войны.


Танки, заказанные правительством Югославии, прибыли перед началом войны и воевали совсем недолго. Из-за потери управления над войсками оказать достойное сопротивление немцам не удалось. По всей видимости, единственный бой югославские R-35 провели 13-14 апреля 1940 года против частей 11 Panzerdivision, после чего уцелевшие машины были захвачены немцами.


В строю Panzerwaffe и их союзников
1940-1945 гг.


Немцам, в общей сложности, удалось захватить и реквизировать 843 танка Renault обеих модификаций. В соответствии с принятой для трофейной техники системой обозначений эти машины получили названия Panzerkampfwagen 35R (f) или Panzerkampfwagen 731 (f). Впрочем, немцы не особо обрадовались такому приобретению. Panzerwaffe абсолютно не устраивала скорость танков и их вооружение. Пушка, установленная на R-35, ранее использовалась на более старых FT-17 и по всем показателям не отвечала требованиям современной войны. По сути, R-35 мог более-менее эффективно бороться только с пехотой не имеющей противотанковых средств, но нив коем случае не с танками противника, поскольку в его боекомплект бронебойные снаряды не входили, а действие фугасных снарядов было невелико. Таким образом, для французских танков виделось два оптимальных пути использования: охрана военных объектов или переделка во вспомогательные машины. В 1941-1942 гг. немцы часть танков переделали в тягачи, БРЭМ, и артиллерийские транспортеры (110 единиц), часть из которых активно эксплуатировалась в тот период на Восточном фронте.


Вторая часть R-35 и R-39 была переоборудована в противотанковые САУ 4,7cm PaK(t) auf Panzerkampfwagen 35R(f) ohne Turm. Ими предполагалось заменить устаревшие Panzerjager, изготавливаемые на шасси легких танков Pz.I, и потому обладавших невысокими ходовыми качествами. Как следует из названия самоходки, она оснащалась 47-мм противотанковой пушкой 4,7cm PaK(t) L43/4 (чехословацкая Skoda A-5), установленной в открытой сверху бронированной рубке. Соответственно, стандартная башня демонтировалась, и устанавливалось немецкое радиооборудование. Первый прототип САУ был построен к 8 февраля 1941 года, а всего было выпущено 174 самоходки данной версии. Параллельно выпускался командирские бронемашины Befehlspanzer fuer 4,7cm PaK(t) Einheiten auf Panzerkampfwagen 35R(f), оснащенные дополнительным радиооборудованием. Вместо пушки у них устанавливался один 7,92-мм пулемет. Всего было построено 26 таких машин.

В 1942 году была предпринята попытка модернизации САУ, путем установки 50-мм противотанковой пушки PaK 38. Самоходка получила название 5cm PaK 38 auf Panzerkampfwagen 35R(f) ohne Turm и была построена в единственном экземпляре. Серийной постройке в очередной раз помешали ходовые качества шасси Renault и поступление на вооружение аналогичных машин.


Снятым с R-35 башням тоже нашлось применение. С 1941 года их стали устанавливать на Атлантическом валу в качестве неподвижных огневых точек, но поскольку их вооружение полностью сохранялось, ожидать большой эффективности от таких ДОТов не приходилось. Скорее всего, сооружения подобного плана создавались с целью временного сдерживания противника.

А вот другой пример использования R-35, намного более удачный. Утром 10 февраля 1942 года в районе действия частей 2-й ударной армии у села Большое Еглино немцы применили в контратаке три трофейных танка. Поддерживаемые ротой пехоты “рено” удалось прорваться через советскую оборону. Правда, автоматчики были уже отсечены сильным ружейно-пулеметным огнем и экипажам танков пришлось действовать самостоятельно. R-35 медленно выползли в село где были встречены расчетом 45-мм противотанкового орудия. Теоретически бронебойный снаряд мог пробить 45-мм лобовою броню французской машины, но все выпущенные снаряды отскочили от неё рикошетом. В итоге танк смял орудие вместе с расчетом, но и сам был подожжен подоспевшей пехотой. Остальные два R-35 повернули назад. При осмотре подбитого танка был сделан вывод, что его корпус и башня были экранированы.

Тем не менее, несколько R-35 было передано в распоряжение карательных частей SS, действовавших на территории бывшей Югославии. На первом этапе их применения всё складывалось довольно удачно, так как югославские партизаны не имели тяжелого и противотанкового вооружения. По воспоминаниям участников тех боёв танки R-35, благодаря небольшим размерам и хорошему бронированию вполне подходили для действий в горной местности. Правда, с появлением у югославов артиллерии и трофейных танков положение изменилось не в пользу немцев, хотя R-35 продолжали использоваться до их полного разгрома весной 1945 г.

Последний бой в составе вермахта эти танки выдержали летом 1944 года, когда союзники высадись в Нормандии и к побережью была срочно стянута вся боеспособная техника. В числе прочих машин, среди которых было немало французских танков и САУ на их базе, имелось 14 R-35, входивших в состав 100-го танкового батальона и подчинявшегося 7-й армии. Утром 6-го июня танки прибыли к месту высадки десанта у города Sainte-Mere-Eglise, где вместе с пехотой из 1057-го гренадерского полка вступили в бой с частями американского 1-го батальона 505-го парашютно-пехотного полка. Шансов уцелеть у французских танков, равно как их экипажей, просто не было. В ходе сражения все R-35 были уничтожены американцами, использовавшими реактивные гранатометы “базука”.


Не слишком нужную технику Германия с удовольствием продавала не очень надежным союзникам. Большего всего танков Renault было отправлено в Италию, которая вплоть до середины войны так и не смогла создать ни одной достойной боевой машины (за исключением САУ Semovente da 75/18 и 90/53). Всего было получено 131 единица R-35, которые были задействованы как в бывшей Югославии, так и на территории Италии для охраны военных объектов. Что-либо сказать об их боевом применении в течении 1941-1942 гг. достаточно сложно, поскольку достоверной информации об этом пока найти не удалось.

Не менее 40 танков получила Болгария, но здесь они использовались большей частью как учебные машины и после войны были отправлены на слом. Что касается использования R-35 в армии Хорватии, то на этот счет никакой точной информации не имеется. Возможно, что в 1941-1942 гг. немцы передали хорватам несколько танков этого типа, которые использовались для борьбы с партизанскими формированиями. В любом случае, ни одного R-35 в составе хорватских танковых частей весной 1944 года не числилось. Тем не менее, как минимум один танк этого типа стал трофеем югославских партизан.


Во время битвы за Францию часть техники успели увести в Швейцарию. В числе прочих машин было и 12 танков R-35. В 1940 году они были интернированы швецарскими властями и приняты на вооружение собственой армии. В условиях угрозы нападения со стороны Германии даже не столь современные машины были достаточно ценным приобретением (тем более - абсолютно бесплатным). Впрочем, немецкое вторжение так и не состоялось, и в конце 1940-х гг. "рено" отправили на заслуженный отдых.


Завершающим “аккордом” в истории R-35 стала первая арабо-израильская война. Едва получив независимость Сирия вплотную взялась за создание танковых войск. Делалось это, как можно догадаться, отнюдь не из оборонительных соображений – образовавшееся на западе государство Израиль в буквальном смысле “мозолило глаза” арабским правителям, которые твёрдо вознамерились сбросить евреев в море. В качестве “безвозмездного дара” от англичан и французов в Сирии были оставлены устаревшие, но вполне боеспособные танки, среди которых было несколько R-35. Три машины 20 мая 1948 года были задействованы при попытке захвата еврейского кибуца Дагания в Галилее. Решив, что силы израильтян немногочисленны и слабо вооружены, сирийцы смело пошли в атаку. Приблизившись к оборонительной линии танки были встречены огнем единственного 20-мм противотанкового орудия и “коктейлями Молотова”, с помощью которых израильтяне подожгли все три танка. Сирийцы были вынуждены отступить, оставив машины противнику и больше R-35 к выполнению подобного рода задач старались не привлекать. В скором времени оставшиеся танки перевооружили 40-мм британскими танковыми пушками, а в начале 1950-х гг. их отправили на слом.


В настоящее время танки модификации R-35 находятся в экспозициях музеев БТТ в Самюре (Франция, здесь же экспонируется R-39), Абердине (США), Йад Ла-Шийоне (Израиль) и Кубинке (Россия). Ещё один танк R-35, подбитый под Даганией, установлен в качестве памятника на израильской территории.



Источники:
"Бронетехника Франции 1940 г." (Армейская серия № 16) Рига. Торнадо. 1997
Г.Л.Холявский "Полная энциклопедия танков мира 1915-2000". Харвест.Минск \ АСТ.Москва. 1998 г.
P.Danjou "Renault R35/R40". Barbotin. Ballainvilliers. 2005
P.Touzin "Les vehicules blindes francais", 1900-1944". EPA. 1979
Allied Tanks of World War II: French Armour II
WorldWar2.ro: Renault R-35


ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ЛЕГКОГО ТАНКА
Renault R-35 образца 1936 г.

БОЕВАЯ МАССА10000 кг
ЭКИПАЖ, чел.2
ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ
Длина, мм5000 (с хвостом)
Ширина, мм1850
Высота, мм2376
Клиренс, мм320
ВООРУЖЕНИЕодна пушка Puteaux 37 mm L/21 SA18 и один пулемет Chatellerault 7.5 mm MAC31 "Reibel"
БОЕКОМПЛЕКТ42 бронебойных и 58 осколочно-фугасных снаряда, 2400 патронов
ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯтелескопический прицел и эпископы
БРОНИРОВАНИЕ лоб корпуса - 40 мм
борт корпуса - 40 мм
корма корпуса - 32 мм
лоб башни - 40 мм
борт башни - 40 мм
маска пушки - 40 мм
крыша - 25 мм
днище - 10 мм
ДВИГАТЕЛЬRenault, карбюраторный, 4-цилиндровый, мощностью 82-85 л.с.; ёмкость топливного бака - 166 литров
ТРАНСМИССИЯмеханического типа: главный двухдисковый фрикцион сухого трения (феродо по феродо), трёхходовая четырёхступенчатая (4+1) механическая коробка передач, карданный вал, главный тормоз, механизм поворота (двойной дифференциала и ленточные тормоза), две одноступенчатые бортовые передачи
ХОДОВАЯ ЧАСТЬ(на один борт) пять опорных катков на горизонтальных резиновых рессорах (четыре катка сблокированы попарно и один с индивидуальной подвеской), три поддерживающих ролика, переднее ведущее и заднее направляющее колесо, мелкозвенчатая гусеница из стальных траков
СКОРОСТЬ 20 км\ч по шоссе
14 км\ч по проселку
ЗАПАС ХОДА ПО ШОССЕ 130-140 км по шоссе
80-85 км по проселку
ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ
Угол подъёма, град.
Высота стенки, м0,50
Глубина брода, м0,60
Ширина рва, м1,50
СРЕДСТВА СВЯЗИрадиостанция ER 54 mle 1938

ВНИМАНИЕ
Все права на текстовые материалы принадлежат администрации сайта Aviarmor.
Перепечатка и использование возможны только с письменного разрешения администрации
или при наличии активной ссылки на этот сайт.
©2013 www.aviarmor.net