Schneider CA1

Штурмовой танк


Официальное обозначение: Char d`Assault CA1
Альтернативное обозначение: Schneider CA1
Начало проектирования: 1915 г.
Дата постройки первого прототипа: 1916 г.
Стадия завершения работ: построен один прототип.


История создания первого французского танка неразрывно связана с имена полковника Ж.Э.Этьена, приложившего все усилия для начала серийного производства этих боевых машин. Конечно, Этьен не был “первооткрывателем” танка – и до него во Франции на рассмотрение военного ведомства поступали различные проекты бронированных гусеничных машин. Однако во всех без исключениях случаях военные отказывали в финансировании подобных разработок, мотивируя свои решения технической недоработанностью или нереальностью воплощения таких проектов в металле.

“Лёд тронулся” в августе 1915 г., когда в заболоченных районах Соммы прошли испытания трактора фирмы Holt. Тогда наземные бои приобрели ярко выраженный позиционный характер и французской армии потребовалось новое средство ведение войны. Об использовании в военных целях тракторов задумывались и раньше (в основном, для расчистки заграждений), но благодаря высокой проходимости и неплохой тяговооруженности Этьен задумал сделать на основе “холта” полноценный танк.

В подробной докладной записке, датированной 1 декабря 1915 г., полковник изложил основные тактико-технические данные будущей боевой машины. “Сухопутный броненосец” (Cuirase Terrestre) Этьена должен был обладать массой порядка 12 тонн, иметь длину 4 метра, высоту 1,6 метра и ширину 2,6 м. Экипаж танка состоял бы из 4-х человек, толщина брони – 15-20 мм. Предлагаемый состав вооружения, как оказалось в дальнейшем, стал стандартным для многих французских танков на долгие годы – одна 37-мм пушка для борьбы с укрепленными огневыми точками и два пулемета для самообороны. По мнению Этьена, карбюраторный двигатель мощностью 80 л.с. позволил бы развивать танку скорость 3-9 км\ч, что было бы вполне достаточно для сопровождения наступающей пехоты по пересеченной местности. Интересной особенностью проекта стала возможность транспортировки бронеприцепа массой до 7 тонн, в котором размещались 20 пехотинцев. Таким образом танку придавались свойства транспортера.

Для реализации своего проекта Этьен обратился за помощью к знаменитому автомобильному конструктору Луи Рено, но глава одной из крупнейших фирм Франции отказал полковнику, сославшись на загруженность текущими заказами и отсутствие опыта в постройке таких машин. Тогда Этьен предложил построить танк фирме Schneider, инженеры которой под руководством Э.Брийе ещё в январе переоборудовали трактор Holt в артиллерийский тягач. Это несколько меняло ход дела в лучшую сторону. Генеральный штаб теперь проявил больше интереса к бронированной гусеничной машине, несколько скорректировав требования к ней. После этого, 20 декабря 1915 г., Этьен и Брийе обсудили детали, и через два дня был составлен общий проект.

Окончательный вариант танка был представлен Генеральному штабу спустя несколько недель и уже 31 января 1916 г. генерал Жоффр (главнокомандующий французскими войсками) потребовал от статс-секретаря военного ведомства оформить заказ на 400 машин. В это же время третье бюро штаба приступило к детальной проработке их боевого использования.

Танк фирмы Schneider получил обозначение СА-1, что означало Char d`Assault – "танк поддержки" или “штурмовой танк первой модели”, а по современной классификации его отнесли танкам среднего класса. Чтобы опробовать все нововведения Брийе вначале построил опытный образец бронированного трактора “Baby”. На испытаниях эта машина показалась военной комиссии достаточно надежной, но вместе с тем была отмечена недостаточная проходимость и подвижность. На повторных испытаниях 21 февраля 1916 г. было опробовано удлиненное шасси, но Брийе уже решил отказаться от тракторной ходовой части (что было вполне разумно), использовав от него элементы блокированной пружинной подвески. Так что СА-1 не был “переделкой трактора в танк”, как это часто пытаются представить в современной литературе. Тем не менее, “тракторное” прошлой наложило на СА-1 свой тяжелый отпечаток.


Конструкция первого французского танка чем-то напоминала британский “№1 Lincoln”, то же построенного на шасси трактора Holt, хотя здесь французы явно перещеголяли своих союзников. Корпус танка собирался на прямоугольной раме таким образом, что он оказывался над ходовой частью. Жесткая рама образовывалась двумя продольными балками с поперечными креплениями. Катаные броневые листы толщиной 11 мм собирались клёпкой на каркасе. Компоновка танка оказалась настолько оригинальной, что после этого не повторялась нигде.

В передней части корпуса, с левой стороны, устанавливался карбюраторный 4-цилиндровый двигатель Schneider или Renault номинальной мощностью 40 л.с. и максимальной 65 л.с. Силовая установка оснащалась жидкостной системой охлаждения и автоматической смазкой. Цилиндры двигателя имели диаметр 135 мм и были сблокированы по два, ход поршня составлял 170 мм, максимальное число оборотов – 1200 в минуту. Радиатор расположили впереди двигателя и снабдили его вентилятором. Топливные баки, общей ёмкостью 160 литров, располагались под двигателем и были прикрыты бронёй. Горючее могло подаваться как принудительно (при помощи пульсатора подававшего отработанные двигателем газы), так и ручным насосом.

Справа от него, почти ровно по продольной оси танка, находилось место водителя (он же – командир танка) с приборами управления. Для наблюдения использовалось смотровое окно с откидной бронезаслонкой и тремя смотровыми щелями. Так как места под установку 75-мм орудия просто не оставалось, его решили смонтировать в спонсоне в скошенном бортовом листе, чтобы хоть как-то обеспечить приемлемые углы обстрела. Однако даже тогда угол наведения по горизонту не превысил 40 градусов. С целью улучшения проходимости танка его носовая часть приобрела характерные заостренные очертания с балкой для преодоления проволочных заграждений (“бушпритом”), что окончательно придавало ему сходство с “сухопутным броненосцем”.

По бортам средней части корпуса, в карданных установках прикрытых полусферическими щитами, находились бортовые 8-мм пулеметы Hotchkiss модели 1914 г. с темпом стрельбы 600 выстрелов в минуту. Огонь из правого пулемета вёл отдельный пулеметчик, из левого – механик, который следил за работой двигателя. Посадка экипажа в танк осуществлялась через двухстворчатую дверь в кормовом листе корпуса, хотя водитель мог покинуть машину через верхний люк в крыше командирской рубки. В корме также был установлен стандартный для тех лет “хвост”, что позволяло СА-1 преодолевать траншеи шириной не более 1,8 метра.

75-мм пушка, которая устанавливалась на танке, была специальной конструкции. Она имела длину ствола всего 13 калибров и клиновый затвор. Стрельба велась обычными выстрелами полевого орудия аналогичного калибра, но с уменьшенным зарядом. Прицельная дальность составляла 600 метров, эффективная – не более 200. Начальной скорости 7,25-кг снаряда в 200 м\с вполне хватало для борьбы с легкими укреплениями, типа деревянных блиндажей, на коротком расстоянии. Непосредственно стрельбу из орудия вёл помощник командира, позади которого располагался боезапас из 90 снарядов.

Ходовая часть танка, применительно на каждый борт, состояла из двух тележек: передняя несла три сдвоенных опорных катка, задняя – четыре. В вилке передней тележки крепилась ось направляющего колеса с винтовым механизмом натяжения гусениц. Сама гусеница состояла из 34 крупных траков, которые, в свою очередь, состояли из подушки и двух рельсов, по которым катились опорные катки с ребордами. Ведущее колесо, располагавшееся сзади, имело зубовое зацепление за шарнир траков. Полная длина гусеничного обвода была 3 метра, длина опорной поверхности – 1,80 метра. Трансмиссия СА-1 включала 3-скоростную коробку передач с реверсом, позволявшего варьировать скорость в диапазоне от 2 до 8 км\ч, и дифференциальный механизм поворта.

Согласно плану серийного строительства всю партию “шнейдеров” надлежало поставить к 25 ноября. Выполнить столь большой заказ на абсолютно новую технику оказалось явно не под силу, поэтому первый СА-1 был получен только 8 сентября 1916 г., а поставки остальных машин завершили только в следующем году.


Формирование танковых частей начали во Франции в августе-сентябре 1916 г. в форте Тру д`Анфер, где к октябрю имелось по одному СА-1 и М1916, а также несколько небронированных шасси, предназначенных для обучения экипажей. Вскоре эту учебную часть разделили – начальная техническая подготовка была перенесена в лагерь автомобильной службы Серкотт, а непосредственно обучение сначала проводили в Марли, а с декабря 1916 г. в Шаплиэ.

Для своих танков французы решили использовать артиллерийскую организацию, разделив их на батареи. Сначала планировалось, что каждая батарея будет иметь по 8 машин, но вскоре их число уменьшили до 4-х. Из трёх таких подразделений комплектовали танковую группу, именовавшуюся на британский манер “дивизионом”. Каждая группа получала индекс AS (штурмовая артиллерия) и порядковый номер. Первое время хотели использовать в дивизионах танки обеих типов, но очень скоро от этой затеи отказались.

Первый дивизион, оснащенный танками СА-1, собрали в период с 1 по 25 декабря 1916 г., а уже к апрелю 1917 г. общее количество танков увеличилось до 208 единиц, что позволило полностью оснастить ими ещё 15 групп (AS1 – AS15). В каждом дивизионе имелось три батареи по четыре танка, механизированное подразделение снабжения и ремонта (SSR), а также несколько резервных танков. Всего в дивизионе насчитывалось 16 танков, 18 офицеров и 74 унтер-офицера и солдата.

Пока шла подготовка танковых экипажей в апреле 1917 г. французское командование, силами 5-й и 6-й армий, спланировало наступление в районе реки Эн, которое сейчас больше известно как “наступление Нивеля”. В целом, местность, на которой предстояло действовать танкам, была вполне проходимой даже для столь несовершенных машин. Кроме того, оглядываясь на опыт британских коллег, французы намеревались бросить в атаку большую массу бронетехники, чтобы с её помощью в буквальном смысле проломить немецкую оборону. Однако, при подготовке операции было допущено несколько крупных просчетов, что в конечном итоге привело к её полному провалу. Сосредоточение техники проходило практически на глазах у немцев, разведчики которых беспрепятственно вскрыли места дислокации танковых подразделений. В добавок, длившийся 15 суток артобстрел окончательно определил направление главного удара, что позволило противнику подготовиться к противотанковой обороне, вырыв более широкие траншеи и подтянув артиллерию.

Французские танки, численностью 400 единиц, утром 16 апреля должны были атаковать у деревни Бери-о-Бак, но перед наступлением выяснилось, что до места назначения дошли только 208 “шнейдеров” и 48 “сен-шамонов”. Последняя предбоевая проверка вообще показала, что в атаке сможет принять участие только 132 СА-1. Боеспособные танки разделили на две группы: майора Бюссо (2,4,5,6 и 9-й дивизионы) и майора Шобэ (3,7 и 8-й дивизионы). При поддержке пехотных групп танки Бюссо были брошены в прорыв на участке междуречья Ла Мьет и Лэн, где им предстояло преодолеть оборонительные рубежи со стороны Жювенкур. С запада в том же направлении наступала группа Шобэ.

Последовавший за этим бой вылился в настоящее побоище для французов. Танки майора Шобэ задержал противотанковый ров, шириной 4-5 метров, из-за чего первая группа одной колонной начала самостоятельно переправляться через мост Ла Мьет и затем также остановилась у траншеи шириной около 3 метров. Пока солдаты 154-го пехотного полка налаживали проход через него, немецкая артиллерия нещадно била по французам. На этой “переправе” танк командира группы был подбит, а сам майор Бюссо сгорел в подожженной машине. Оставшись без прикрытия пехоты уцелевшие танки продолжили движение к третьему рубежу немецкой обороны, углубившись на 2-3 км. Результаты этого боя были следующими. Группа Бюссо потеряла 32 из 82 танков на немецких позициях и ещё 12 около своих окопов. Группа Шобэ вообще не смогла похвастать какими-либо успехами – первая линия немецкой обороны осталась не преодоленной, а французы потеряли 26 танков сгоревшими и 6 подбитыми.


Несмотря на такую неудачу Генеральный штаб не разочаровался в танках, поскольку гусеничные машины смогли бы выполнить поставленную перед ними задачу, будь атака спланирована более тщательно. Сделав из этого выводы в следующем наступлении на плато Лаффо, проведенном 5 мая 1917 г., потери оказались немного ниже. В нём приняли участие 19 “шнейдеров” из AS1 и AS10, и 12 танков “сен-шамонов” из AS31, которые при поддержке пехоты захватили мельницу Лаффо и продвинулись на фронте 3200 метров на глубину 500 метров. Столь небольшой прогресс был обусловлен наличием в немецкой обороне широких рвов и траншей, перейти через которые не мог ни один танк без посторонней помощи. В ходе атаки на ближних подступах к немецким окопам было подбито два танка, ещё четыре застряли в мягком грунте и также были уничтожены артиллерией. После возвращения оставшихся танков выяснилось, что повреждений не получил только один СА-1.


После этого “шнейдеры” отвели в тыл для модернизации. Снизу танки были прикрыты стальными щитами, которые предохраняли механизмы от загрязнения. Топливные баки перенесли в корму, разместив их по обеим сторонам посадочной двери, которая теперь стала одностворчатой. Этот шаг позволил, отчасти, избавиться от загазованности боевого отделения. Для более удобного доступа к двигателю прорезали большой люк в левом борту, а также были установлены глушители, лампы внутреннего освещения и электростартер. Помимо этого, танк планировали оснастить перископическим прибором наблюдения и панорамным прицелом, так как с самого начала на СА-1 использовался модернизированный механический. Кроме этого, танки начали оснащать накладной бронёй, усилив лоб и борт дополнительными бронелистами толщиной 5,5-мм, которые устанавливались на расстоянии 40 мм. Такой прием ранее хорошо зарекомендовал себя на бронеавтомобилях и завод Schneider обязался комплектовать усиленной бронёй танки начиная со 129-го серийного экземпляра, чуть позже – с 210-го, а в итоге эту работу, как впрочем и остальные этапы модернизации, проводили мастерские в Шамплиэ. Всё эти улучшения повлекли некоторое изменение внешнего вида танка, а его масса повысилась до 14 тонн. На фронт модифицированные СА-1 отправили только в октябре.


На завершающем этапе кампании 1917 г. танки тоже сыграли немалую роль. Во время развернувшегося сражения при Ла Мальмезон (23-25 октября), в полосе действия 6-й французской армии активно использовалось соединение из 38 “шнейдеров” (AS8, AS10, AS11) и 20 “сен-шамонов” (AS31 и AS33), среди которых было 5 “радиотанков”, предназначавшихся для координации действий танковых групп. Вместе с ними на фронт были посланы два спешенных кирасирских батальона, прошедших ускоренную подготовку в Шамплиэ, где солдат обучали взаимодействовать с танками.

Как и в предыдущих случаях французская атака, начавшаяся в 5:15 утра 23 октября, поначалу развивалась крайне неудачно. В первый час сражения 24 машины не смогли дойти до немецких траншей, застряв прямо на исходных позициях. Другие 19 танков были подбиты на нейтральной полосе, но зато 20 остальных успешно выполнили поставленную задачу, вклинившись на 12-километровом фронте на 6 км вглубь немецкой обороны. Потери при этом составили всего два “сен-шамона”.


К концу февраля 1918 г. комплектация танковых дивизионов, оснащенных СА-1 и М1916\1917 изменилась. Теперь французская армия располагала 4 батальонами по 4 группы “шнейдеров” (245 машин) и 4 батальонами танков “сен-шамон” (222 машины).

Последовавшее вскоре немецкое наступление, предпринятое в Пикардии в марте 1918 г., чуть было не привело к поражению Франции. Прорыв германских частей был настолько стремителен, что союзники оказались в большинстве случаев не готовы к отражению их атак. Для “латания дыр” в собственной обороне французам пришлось использовать имеющиеся танки разрозненно, мелкими группами по несколько машин. В частности, 5 апреля 1918 г. пять СА-1 из состава AS4 пытались поддержать атаку двух пехотных батальонов на ферму Адельпар, но не добившись успеха вынуждены были отступить, потеряв две машины. Через день, 7 апреля, шесть СА-1 из AS2 были направлены в качестве усиления роты 355-го пехотного полка, осуществлявшего контратаку у Гривене. Танки смогли пройти через оборонительные порядки немцев, однако пехота не поддержала их и в итоге “шнейдерам” пришлось отойти, потеряв 4 танка. Более успешно действовали СА-1 из состава AS5 днем 28 мая, вместе с 29-м пехотным полком американцев захватившим деревню Кантиньи и сумев в полном составе вернуться назад.


В последний раз крупные соединения французских средних танков применялись летом 1918 г., когда войска Антанты смогли остановить немцев и отбросить их назад. В подготовленной к 11 июня контратаке, направленная для парирования удара немецких частей на Реймс, приняли участие 56 “шнейдеров” 3-го батальона, приданные 152-й пехотной дивизии, и 103 “сен-шамона”, распределенных между 48-й,120-й и 165-й пехотными дивизиями 3-й армии. Поскольку действовать предстояло быстро, на обеспечения должного взаимодействия времени просто не оставалось. Наступавшим частям тогда был зачитан приказ следующего содержания: “…Пехоте следует сражаться так, как будто танков поддержки нет вообще. Танки будут следовать за пехотой и поддержат её в случае необходимости…”

В таких условиях контратака была бы обречена на провал, однако и немецкие части, беспрерывно наступавшие в течении нескольких недель, тоже находились не в лучшей форме. Итог битвы за Ле Мае, где приняли бои средние танки, оказался весьма плачевным – был выведен из строя или брошен 31 “шнейдер” и 42 “сен-шамона” (то есть 46% от начальных сил), но наступление 18-й германской армии на Компьен было остановлено.

Через месяц к французским танкистам пришел наконец больший успех. Сконцентрировав под Суассоном большую танковую группировку генерал Ж.Фош начал контрнаступление с целью ликвидации Марнского выступа фронта. Всего было собрано 343 танка: по три группы СА-1 и Saint-Chamond М1917, а также три батальона легких Renault FT-17. Ранним утром 18 июля 1918 г., почти без предварительной артиллерийской подготовки, под прикрытием тумана, пехоты и танки огромной массой продавили немецкую оборону. Уже к 8 часам утра продвижение составило 4-5 км, а к полудню танки вышли к артиллерийским позициям немцев. Общие потери составили 102 машины, 40 из которых вышли из строя по техническими причинам.

В дальнейшем сопротивление немцев только возрастало и столь крупных побед уже не было. Например, 16-17 августа 3,8 и 12-я группы СА-1 безуспешно атаковали у Тильолуа. Много машин застряло на слабом, размякшем от дождей грунте, несколько было подбито. Наступавшие в то же время у Сомм танки СА-1 11-й группы и FT-17 5-го батальона действовали более успешно и смогли обеспечить небольшое продвижение частям 10-го корпуса.

12 и 13-го сентября 33 танка СА-1 из состава AS14 и AS17, 36 “сен-шамонов” из AS34 и AS35, а также 135 танков FT-17 505-го танкового полка использовались в ходе наступления у Сен-Миль, которое проводилось, в основном, силами 1-й американской армии. Потеряв подбитыми всего 4 танка союзники продвинулись на глубину 7-9,5 км и спустя две недели (26 сентября) развернули новое наступление под Маасом, где из почти 300 танков на долю “шнейдеров” пришлось 24 машины (AS14 и AS17). На этот раз американцы продвинулись всего на 4,5 км, причем переданные им FT-17 оказали весьма малоэффективную поддержку пехоте. Лишь 3-го октября, при огневой поддержке трех батарей “сен-шамонов”, пехота всё же закрепилась на захваченных позициях.

Незадолго до подписания перемирия танки СА-1 приняли участие в боях в Шампани, где группа AS15 была придана 2-му армейскому корпусу. Основную работу здесь сделали легкие “рено”, составлявшие к этому времени основу танковых сил Франции. В продолжавшемся до 8 октября сражении французы потеряли 56 танков из 184, после чего “шнейдеры” окончательно вывели из боёв, определив им роль машин снабжения. С них снимали вооружение и крыши, превращая в транспортеры грузов и экипажей. До перемирия успели переделать 97 танков, часть из которых использовались как ремонтные, а после завершения войны почти все машины этого типа разобрали на металл.


Это, впрочем, не означало, что фирма Schneider оставила попытки улучшить свой танк. Ещё весной 1917 г. был подготовлен проект СА-2, представлявший собой командирский вариант танка массой 8 тонн вооруженный 47-мм пушкой в башне. Вначале военное ведомство заказало 50 экземпляров, но когда стали известны результаты испытаний FT-17 этот контракт аннулировали.

Практически сразу, в марте того же года, был подан новый роект, отличавшийся усиленным бронированием и 75-мм пушкой в башне с круговым вращением. Военным разработка понравилась, но вместо короткоствольного орудия они потребовали оснастить танк длинноствольным. Так как установить его в башню было невозможно, Этьен предложил переместить его в носовую часть корпуса с углом наведения по горизонту 20 градусов. Таким образом, из “шнейдера” могла получиться полноценная самоходная установка.

После рассмотрения обоих проектов Консультативный совет решил реализовать в металле проект командирвского танка СА-3. Указывается, что первый прототип испытали 24 октября 1917 г., но уже на начальном этапе ходовых тестов стало ясно, что “шнейдер” не подходит для этой цели прежде всего из-за низкой проходимости. Распоряжение об окончании работ последовало 27 октября, хотя министерство вооружений было не согласно с таким поворотом событий.

Но на этом история Schneider СА-1 далеко не закончилась. Начавшаяся после завершения Первой мировой войны волна освободительного движения заставила многие колониальные страны отправить в свои заморские владения внушительные воинские контингенты. Одним из таких конфликтов стала война Испании с африканскими племенами в Марокко и Западной Сахаре. В 1921 г., французское правительство, выполняя договоренности о военной помощи, продало Испании шесть танков СА-1, которые не успели разоружить и оставили на консервации. Прибыв в Марокко эти машины использовались вплоть до 1926 г. как САУ поддержки, не вступая в открытые столкновения. К сожалению, об их боевой работе сведений пока найти не удалось.

Покончив с помощью французов с непокорными марокканскими и риффскими племенами испанцы встали на путь “демократизации”, что в конечном итоге привело к гражданской войне. К осени 1936 г. в руках республиканцев оказалось все “шнейдеры”, но в боеспособном состоянии находилось не более трех машин. Именно их, вместе с сохранившимися FT-17, использовали при обороне Мадрида, потеряв к концу года все танки этого типа.



Источники:
Chars Francais: Schneider CA-1
С.Л.Федосеев "Иллюстрированный справочник Танки Первой Мировой Войны". Москва. АСТ\Астрель. 2002
Г.Л.Холявский."Полная энциклопедия танков мира 1915-2000". Харвест.Минск \ АСТ.Москва. 1998 г.


ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ШТУРМОВОГО ТАНКА
Schneider CA1 образца 1916 г.

БОЕВАЯ МАССА14600 кг
ЭКИПАЖ, чел.6
ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ
Длина, мм6320
Ширина, мм2050
Высота, мм2300
Клиренс, мм400
ВООРУЖЕНИЕодна 75-мм пушка и два 8-мм пулемет Hotchkiss Mle1914
БОЕКОМПЛЕКТ90 выстрелов и 4000 патронов
ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯ механический орудийный прицел
стереоскопическая командирская панорама
БРОНИРОВАНИЕ лоб корпуса - 15 мм
борт корпуса - 15 м
корма корпуса - 11,4 мм
крыша - 5,4 мм
днище - 5,4 мм
ДВИГАТЕЛЬSchneider или Renault, карбюраторный, 4-цилиндровый, жидкостного охлаждения, максимальной мощностью 65 л.с..
ТРАНСМИССИЯмеханического типа с 3-скоростной КПП и бортовыми фрикционами
ХОДОВАЯ ЧАСТЬ(на один борт) 7 стальных опорных катков малого диаметра, сблокированных две тележки, 4 поддерживающих ролика, ведущее колесо заднего расположения, крупнозвенчатая гусеница из стальных траков
СКОРОСТЬ 4 км\ч по шоссе
2 км\ч по пересеченной местности
ЗАПАС ХОДА ПО ШОССЕ45 км
ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ
Угол подъёма, град.?
Высота стенки, м0,30-0,40
Глубина брода, м0,80
Ширина рва, м1,70-1,80
СРЕДСТВА СВЯЗИ-

ВНИМАНИЕ
Все права на текстовые материалы принадлежат администрации сайта Aviarmor.
Перепечатка и использование возможны только с письменного разрешения администрации
или при наличии активной ссылки на этот сайт.
©2013 www.aviarmor.net