SOMUA S35

Средний танк


Официальное обозначение: SOMUA S35
Альтернативное обозначение: AMC SOMUA Type AC3
Начало проектирования: 1934 г.
Дата постройки первого прототипа: 1935 г.
Стадия завершения работ: построено 427 танков.


История создания
1934 г.


История одного из лучших танков Франции времен Второй Мировой войны началась в январе 1932 года, когда французская армия сформулировала технические требования на танк типа АМС (Automitrailleuse de Combat – боевая бронемашина). В задачу этих танков входила не только поддержка пехоты, но борьба с бронетехникой и укреплениями противника. Первый вариант ТТЗ предусматривал создание танка массой 7500 кг, вооруженного 47-мм пушкой и одним 7,5-мм пулеметом. Максимальная скорость по шоссе определялась в 30 км\ч. Экипаж – 3-4 человека (водитель, командир танка, радист и кормовой водитель). Как видим, легкий “пехотный” танк по основным параметрам не далеко отходил от тяжелого бронеавтомобиля.

В 1934 году техническое задание пересмотрели. Теперь армия хотела получить танк массой до 13 тонн, с толщиной бронирования 40 мм, максимальной скоростью 30 км\ч и запасом хода по шоссе 200 км. Аналогичным танком заинтересовалась и кавалерия, которая на тот момент имела на вооружении только бронемашины. Измененное ТТЗ стало неприятной новостью для фирмы Renault, уже представившей на испытания танк АМС35 и до этого момента считавшейся фаворитом. В итоге заказ на легкие танки “рено” сократили до 100 единиц. Другие фирмы также оказались не готовы к такому повороту событий и чтобы найти выход из создавшейся ситуации руководство кавалерии, которое обратилось с техническим заданием к дочернему предприятию компании Schneider фирме SOMUA (Societe d’outillage mecanique et d’usinage d’artillerie). Контракт на разработку проекта и изготовление опытного образца танка АМС был заключен в октябре 1934 года.


Работа специалистов фирмы SOMUA продвигалась очень быстро – уже через 7 месяцев, к 14 апреля 1935 г., был готов первый прототип танка, получившего обозначение AMC SOMUA Type AC3. Столь короткий промежуток времени, прошедший между одобрением проекта и постройкой прототипа, был обусловлен весьма важной причиной – трансмиссия и подвеска танка, как оказалась, были во многом заимствованы от чехословацкого Lt.35. Особо удивляться здесь было нечего, поскольку разработчики этих агрегатов (а ими занимались инженеры от Schneider) некоторое время работали на фирме Skoda. Небольшие проблемы возникли только с силовой установкой. Занимаясь, в основном, поставками тягачей и транспортеров фирма SOMUA имела неплохой выбор моторов, но ни один из них для установки на танк не подходил. Для гусеничной машины требовался более мощный мотор, изготовлением которого занялась фирма Javier Sabin, в скором времени представившая опытный образец V-образного 8-цилиндрового двигателя 1900CV V8. Позднее его четрежи были приобретены танкостроителями. Кроме того,у чехов была заимствована 5-скоростная коробка передач.

Корпус танка собирался из нескольких компонентов: задняя часть, где устанавливалось моторно-трансмиссионное отделение, состояла из двух частей соединяемых продольно; передняя часть с боевым отделением была цельнолитой. Соединение сегментов корпуса осуществлялось при помощи болтов. Толщина бронирования "ванны" корпуса составляла 36 мм в скруглённой лобовой части (имевшей угол наклона не более 30° к вертикали), 25 мм в бортах (дополнительно прикрытых 10-мм экранами над ходовой частью), а в корме — 25 мм под наклоном в 30° в нижней части, и 35 мм в вертикальной верхней части. Лоб верхней половины корпуса имел толщину 36 мм и состоял из скруглённой нижней части (в основном имевшей углы наклона 45° и более), и расположенной под углом 22° наклонной верхней части. Борта верхней половины имели толщину в 35 мм (при угле наклона 22°), а корма — 25 мм (при наклоне в 30°). Толщина днища корпуса составляла 20 мм, крыши корпуса — от 12 до 20 мм (при угле наклона в 82° над моторным отделением). Испытания одного их танков, проходивших на полигоне в Кубинке, показали несколько большую толщину бронирования. Лобовая часть была защищена 45 мм бронёй, толщина бортовых листов соатвила 40-45 мм.

Ходовая часть АС3 (применительно на один борт), состояла из 8 стальных опорных катков малого диаметра, сблокированных в 4 тележки по два, одного независимого катка, двух поддерживающих роликов и ведущего колеса заднего расположения. Ведущее колесо с тормозами колодочного типа состояло из ступицы и зубчатого венца, имеющего два ряда зубьев по 22 зуба, прикрученного болтами к ступице. Направляющее колесо, смонтированное на кронштейнах бортовой брони в передней части танка, состояло из литой ступицы, резинового бандажа-амортизатора и стального обода с ребордой посередине для направления гусеничной. Стальной обод и резиновый бандаж удерживались на ступице специальными металлическими дисками.

Каждая гусеничная лента состояла из 103 литых траков, соединяемых между двумя пальцами. Каждый трак на внутренней поверхности имеет выемку для реборд опорных и направляющих колес. Для смазки катков и траков гусеницы между тележками подвески установлена специальная масленка. Натяжной механизм состоял из двух регулировочных болтов с цапфами для крепления оси направляющего колеса и трех шестерен, из которых две натяжные. Шестерни монтировались на кронштейне, привернутом к броне корпуса болтами. Для поддержки верхней ветви гусеницы дополнительно использовалась пара поддерживающих полозьев по каждому борту. Подвеска и катки практически полностью закрывались бронещитами.


Вооружение опытного образца (впрочем, как и четырех предсерийных танков), состоявшее из 47-мм пушки SA34 и спаренного с ней 7,5-мм пулемета, устанавливалось в башне типа АРХ1. Боекомплект из 118 снарядов для пушки размещались в одном стеллаже, расположенном в боевом отделении у правого борта. В его состав сходили снаряды следующих типов:

- бронебойный остроголовый сплошной с защитным наконечником, трассирующий Boulet de rupture mle.1935;

- бронебойный остроголовый трассирующий Pzgr.176(f);

- стальная осколочная граната Obus explosif Mle.1932.

Пулеметные магазины на 2200 патронов (15 штук по 170 патронов в каждом) находились над и под снарядным стеллажом, а также в башне. Некоторые источники утверждают, что боекомплект был несколько иным - 108 унитарных выстрелов и 3000 патронов к пулемёту (в 20 магазинах по 150 штук).


Экипаж, состоявший из трех человек, размещался в носовой части корпуса, так как 2\3 длины танка занимал двигатель и необходимое для его работы оборудование. Посадка экипажа осуществлялась через люк в левом борту. За отделением управления размещалось боевое отделение, в котором располагался командир танка.

Одноместная башня АРХ1 утановленная на АС3 имела как ручной, так и электрический привод. Электромотор поворота смонтирован на основании башни и соединяется с поворотным механизмом валом и двумя шарнирами. Поворотный механизм башни, закрепленный на кронштейнах брони, разместили с левой стороны у командира танка. На крыше, со смещением влево, установили небольшую куполообразную командирскую башенку. В ней имелся специальный наблюдательный люк со смотровой щелью и двумя смотровыми отверстиями, закрываемыми броневыми щитками. Башенка вращалась вручную независимо от основной башни.

Башни АРХ1 и пушки SA34 были установлены только на первых 4 опытных образцах. Серийные танки получили модифицированные башни АРХ1СЕ (Chemin Elargi) с расширенным погоном и новую 47-мм пушку SA35 U34 с длиной ствола 32 калибра (1504 мм). Благодаря более высокой начальной скорости составившей 671 м\с бронебойный снаряд с защитным наконечником мог пробивать 40 мм лист брони установленный под углом 30° с дистанции 500 метров, а обычный снаряд с того же расстояния пробивал 33 мм бронелист.

Для обеспечения доступа к агрегатам МТО, укладки запасных частей и инструмента в бортах кормовой верхней части корпуса имелось четыре люка. Сверху моторно-трансмиссионное отделение закрывалось литыми броневыми жалюзи, установленными в специальные гнезда и закрепленные болтами.

Система смазки двигателя циркуляционная, под давлением, с сухим картером. Масляный бак находится с левой стороны моторного отделения между двигателем и левым бортом танка. Масляный насос шестеренчатый, трехсекционный; одна секция нагнетающая, две секции откачивающих. От насоса масло подводится к масляному фильтру, расположенному с правой стороны моторного отделения. Масляный радиатор трубчатый, имеет посередине люк для доступа к запальным свечам двигателя. Система охлаждения двигателя водяная, с принудительной циркуляцией. Вода в систему охлаждения заливается через горловину расширительного бака, расположенного в правой передней части моторного отделения. Для доступа к заливной горловине в верхней части брони над моторным отделением имеется откидывающийся на шарнирах люк.

Радиатор трубчатый, расположен в задней правой части моторного отделения. Воздух, охлаждающий воду в радиаторе, засасывается внутрь моторного отделения и прогоняется через радиатор вентилятором турбинного типа. Вентилятор приводится во вращение парой конических шестерен от вала отдельного привода дифференциала. Воздух входит в моторное отделение через литые жалюзи с правой стороны танка, проходит сквозь радиатор, направляется специальным кожухом из листовой стали к вентилятору и выходит наружу через жалюзи, расположенные с левой стороны танка.

Топливных баков два: главный емкостью 310 литров и резервный емкостью 100 литров, располагались с правой стороны моторного отделения, между двигателем и правым бортом. Баки имели специальную обшивку из резины, ткани и проволочной сетки, уменьшающую опасность утечки и воспламенения топлива при пробивании стенок бака. Каждый бак имеет отдельную заливную горловину, доступ к ним осуществляется через бортовой люк с правой стороны моторного отделения. Кроме того, борту снаружи танка имеются специальные крепления для установки четырех дополнительных баков. Карбюраторов два, фирмы "Солекс", установлены по одному на каждый блок цилиндров. Воздушные фильтры расположены в моторном отделении над двигателем. Они состоят из металлического кожуха внутри которого находится цилиндр из смоченной маслом металлической сетки.

Система зажигания двойная, от двух магнето, дающих ток на запальные свечи (по две на каждом блоке цилиндров). Двигатель запускается электростартером, расположенным на картере коробки перемены передач, или сжатым воздухом. Воздух для системы запуска накачивается одноцилиндровым компрессором в баллон, расположенный в передней части моторного отделения над левой гусеницей.


Трансмиссия танка состоит из главного фрикциона, установленного на хвостовике коленчатого вала двигателя, коробки перемены передач, расположенной в моторном отделении за двигателем, полукарданного вала, соединяющего главный фрикцион с коробкой перемены передач, двух дифференциалов, бортовых фрикционов и передаточного вала, передающего крутящий момент непосредственно верхнему дифференциалу и бортовым фрикционам. Картеры коробки передач и дифференциалов соединены болтами в общий блок.


Органы управления S35 были выполнены “по-автомобильному” – с левой стороны передней части корпуса монтировалась рулевая колонка с “баранкой”, педали, рычаг переключения передач, кресло механика-водителя и приборные панели. Справа от них оборудовали место для радиста и радиостанции. В лобовом листе было выполнено два люка с приборами наблюдения. Управление танком осуществляется с помощью двух дифференциалов, получающих вращение от двигателя: нижний дифференциал через коробку перемены передач, верхний дифференциал от отдельного привода. Благодаря этому танк имеет два способа управления поворотом: при помощи штурвала, на фрикционы верхнего дифференциала и на колодочные тормоза полуосей бортовых передач (нижнего дифференциала). При наличии двух дифференциалов танк может поворачиваться: штурвалом - с большими радиусами поворота, при действии тормозами с гидравлическим приводом - делать крутые повороты. Наличие дифференциального механизма поворота имело свои особенности при вождении танка. Так, при управлении штурвалом минимальный радиус поворота S35 был больше, чем у танков, имевших бортовые фрикционы, так как нельзя было полностью остановить одну гусеницу. При движении танка задним ходом штурвал необходимо было вращать в обратную сторону поворота танка (например, чтобы повернуть вправо штурвал нужно вращать в левую сторону).

При выключенных передачах (рычаг кулисы в нейтральном положении) или при выключенном главном фрикционе, действуя штурвалом, танк можно развернуть на месте, при этом гусеницы вращаются в разные стороны. При управлении танком при помощи тормозов можно остановить одну гусеницу, и танк может сделать крутой поворот.


Электрооборудование танка выполнено по однопроводной схеме, напряжение бортовой сети 24 вольта. Источник электроэнергии - две аккумуляторные батареи, расположенные в боевом отделении на днище у правого борта.

Внешнее освещение танка состоит: из одной дорожной фары (дальнего света) на правом крыле, одной малой фары (ближнего света) на левом крыле, маскировочной фары специальной конструкции на левом крыле и габаритно-маскировочного фонаря на правом крыле, заднего двухцветного фонаря (верхний стоп-сигнал, нижний дистанционный) и двух габаритных фонарей на правом и левом задних крыльях. Рядом с маскировочной фарой установлен сигнал.


От прототипа к серии
1935-1937 гг.


Прототип танка проходил испытания в период с 4 июля по 3 августа 1935 года. На нем, в виду отсутствия башни АРХ1, был установлен груз аналогичной массы. По ходовым показателям и скорости танк удовлетворил требования военных, но те, в свою очередь, настоятельно рекомендовали заняться доработкой моторно-трансмиссионной группы. АС3 отправили на завод, где танк прошел первый этап модернизации, длившийся вплоть два месяца. На повторных испытаниях, проходивших с 15 октября по 17 декабря 1935 г. (на АС3 к тому времени уже успели установить башню), больших улучшений выявлено не было, но учитывая большую потребность в танках кавалерия сделала заказ на 50 экземпляров, но дожидаясь окончательной доработки их конструкции. Машина получила официальное армейское обозначение Char 1935 S (Танк 1935 S), хотя более привычным стало название SOMUA S35.

Вся партия танков была построена к 27 марта 1936 г., однако, в следствии большой спешки, первые предсерийные машины (проходившие на фирме SOMUA под индексом АС4) обладали массой дефектов и недостатков.

На серийных S35 устанавливалась башня АРХ 1СЕ (Chemin Elargi - “расширенный погон”), условия работы в которой стали более комфортными из-за увеличившегося внутреннего пространства. Кроме того, по первоначальному замыслу, увеличенный вырез позволил бы радисту оказывать помощь командиру, но учитывая тот факт, что башня по прежнему оставалась одноместной, сделать это в боевых условиях было практически невозможно. Пулеметное вооружение осталось без изменений, но пушку SA 34 заменили на SA 35, обладавшей чуть лучшими баллистическими характеристиками и способная пробивать 35-мм бронеплиту на дистанции до 400 метров.

Наибольшее количество трудностей доставила, всё же, работа моторно-трансмиссионной группы и ходовой части, которая не была рассчитана на исходный боевой вес танка. Ремонт и обслуживание S35 затруднялись не очень удачным размещением агрегатов, и на всем протяжении эксплуатации танка избавиться от этой проблемы не удалось, хотя фирма SOMUA проводила активные работы в этом направлении, собираясь реализовать нововведения на модели S40 (т.е. образца 1940 г).

С радиооборудованием также было не всё гладко. Руководствуясь программой радиофикации танков, принятой в 1925 г., все командирские машины должны были оснащаться радиостанциями ER 29, причем командиры эскадронов должны были в добавок получить ER 26ter, а танки высшего командного состава – ER 27. Выполнить это задание даже наполовину не удалось – по некоторым данным радиостанциями были оснащены только 5 машин. Но проблема заключалась не в этом. Дальность действия и качество связи, обеспечиваемое ER 29, оказались весьма низки, поэтому на пересеченной холмистой местности или в лесу танк “терялся”.


Первые четыре предсерийных танка АС4 в январе 1936 г. были направлены в распоряжение 4-го кирасирского полка (4e Cuirassiers). Параллельно, ещё одна машина с 1 июля 1936 г. по 3 марта 1937 г. прошла всесторонние войсковые испытания, по итогам которых в конструкцию S35 были внесены значительные доработки. По сути, эксплуатация танков в этот период была тестовой, и только в апреле 1938 г. кавалерия согласилась принять их на вооружение./p>

Варианты и модификации
1939-1945 гг.


С разнообразием модификаций у S35 история не сложилась. Как уже говорилось ранее, с 1940 г. планировалось начать полномасштабный выпуск танков S40 (внутриферменное обозначение АС5), проект которого был разработан ещё в 1939 г. Отличительными особенностями был расширенный на 33 см корпус с пониженным центром тяжести, удлиненная на один опорный каток ходовая часть и поставленное чуть выше направляющее колесо. Все эти мероприятия должны были повысить проходимость танка на пересеченной местности и дать ему возможность преодолеть более крутые подъёмы. Помимо этого, S-40 получил более мощный (219 л.с.) двигатель, а с августа 1940 г. на него должны были устанавливать новую башню типа ARL 2C. Французская армия заказала 374 танка, но на практике удалось построить только один прототип и ещё несколько машин находились в стали сборки, когда Франция капитулировала.


Более удачливым вариантом оказалась самоходная установка SAu-40, шасси которой и послужило основой для танка S-40. Корпус самоходки был доработан под установку 75-мм казематного орудия, от которого впоследствии отказались (в виду их малого количества и недостаточной мощности), заменив его противотанковой 47-мм пушкой. На крыше корпуса, со смещением к левому борту, была смонтирована башня с одним 8-мм пулеметом, ориентированным для стрельбы назад. До 25 июня 1940 года удалось собрать не менее трёх 75-мм и трех 47-мм САУ этого типа, после чего проект был закрыт, а находившиеся на конвейере машины разобраны.


Последней попыткой использования S35 стал проект самоходной установки с 76,2-мм (17-фунтовой) британской противотанковой пушкой, доказавшей свою эффективность в борьбе с немецкими тяжелыми танками. Разработка этой САУ началась в 1945 г. По замыслу создателей, орудие должно было устанавливаться в лобовом листе полностью бронированной прямоугольной рубки с небольшим смещением к правому борту. Проект был рассмотрен военными, но от постройки хотя бы одного прототипа они отказались.


Эксплуатация и боевое применение
1937-1945 гг.


В соответствии с программой вооружения от 1936 г. предприятиям фирмы SOMUA предстояло построить 600 средних танков, что позволило бы полностью оснастить ими кавалерийские полки трёх механизированные дивизии (Divisionlegeres mecaniques, сокращенно DLM). По штату полк должен был иметь два батальона по 23 танка S35 и одну командирскую машину с радиостанцией (итого – 47 танков), а также батальон легких танков Hotchkiss H-35 (два эскадрона по 23 танка и один командирский S35). Впоследствии, из-за неустраненных недостатков, заказ был сокращен до 300 машин.

К 1 сентября 1939 г. во французской армии насчитывалось 270 танков S35 всех версий, из которых официально приняли 246: 191 машина находилась в текущей эксплуатации, 51 стояла на хранении и 4 отправили обратно на завод для модернизации. В этот же день французская армия сделала заказ ещё на 100 танков, с последующим выпуском 36 машин в месяц. В итоге, к концу 1939 г., общий заказ составил 324 танка, но все они должны были соответствовать модификации S-40. Впрочем, новая модель стала выпускать только после 451-го S35, и к июлю 1940 г. ни один из этих танков не успел принять участия в боях. Кроме того, учитывая действия немецких танковых частей в Польше штаб французской армии распорядился заменить Н-35\Н-39 на S35. Этот процесс планировали начать с июля 1940 г. По состоянию на 25 июня 1940 г. фирмой SOMUA было выпущено 427 танков S35 всех модификаций.


Тем временем, в марте 1940 г., танк S35 принял участие в экспериментах по самодвижущимся минам на гусеничном шасси, где также пробовали задействовать бронетранспортер-тягач Lorraine L37. Опыт оказался удачным, однако для доведения системы до боевого уровня требовалось время. Понятно, что к моменту капитуляции сделать это не успели. В том же месяце один серийный образец со снятой башней подвергся огневым испытаниям. Противником его брони выступала бронебойные снаряды 20-мм пушки Hispano-Suiza HS-404, устанавливаемой на большинстве французских истребителей и штурмовиков того времени. Из 13 выстрелов только один снаряд смог пробить броню танка в верхней части подбашенной коробки, где толщина бронелиста была всего 12 мм.


К началу кампании 1940 года S35 имелись на вооружении 4-го кирасирского и 18-го драгунского полков (1 DLM), 13-го и 29-го драгунских полков (2 DLM), 1-го и 2-го кирасирских полков (3 DLM). После начала боевых действий планировалось создать 4 DLM из 3-го и 7-го кирасирских полков, но по ряду причин сделать этого не удалось.

На 10 мая 2-я и 3-я DLM дислоцировались между Льежем и Намюром на территории Бельгии, где местность была преимущественно открытой, совершенно не препятствуя продвижению немецких войск в составе 3-й и 4-й танковых дивизий. Танковым подразделениям DLM поставили задачу удерживать позиции, позади которых пыталась укрепиться пехота. Силы с обеих сторон были практически равны: французы располагали как минимум 176 S35, 238 Н-35\Н-39, 66 легкими разведывательными танками (а по существу – танкетками) AMR 33 и AMR 35, а также 88 пушечными бронеавтомобилями Panhard 178. Немцы тоже собрали не слабую группировку, состоявшую из 618 танков XVI. Armeekorps (252 Pz.I, 234 Pz.II, 82 Pz.III, 50 Pz.IV различных модификаций, большая часть которых не имели противоснарядным бронированием и была оснащена только короткоствольными орудиями). Немецкими силами командовал генерал Хопфнер, французскими – генерал Бугре.

Сражение за Ханнут (Hannut), начавшееся утром 12 мая, с самого начала развивалось не в пользу французов. Наступавшая на город 4-я танковая дивизия в первых двух боях уничтожила 16 танков, потеряв подбитыми всего пять машин. Организовав несколько бесплодных контратак французы отступили, но с помощью подоспевших танков S35 (2e DLM), ценой больших потерь, немецкое наступление всё же удалось приостановить. Около 16:30, запросив поддержку авиации, немцам удалось вскрыть местоположение французских танков, находившихся недалеко от г.Жамблу. Однако, новая атака завершилась безрезультатно и обе стороны отложили дальнейшие действия до утра, хотя вечером и ночью немцы ещё пытались атаковать на отдельных участках фронта. К исходу дня 3e DLM отступила на линию Tirlemont-Jandrenouille-Merdorp, а 2e DLM удалось сохранить исходные позиции.

Крупное танковое сражение развернулось 13 мая. Полагая, что более крупные силы стоят перед 4-й дивизией, атаковавшей Ханнут, Хопфнер сосредоточил основные усилия по прорыву обороны, где защищались 12-й кирасирский полк и 3-й батальон 12-го драгунского полка. Предварительно “обработав” позиции французов авиацией, немецкая пехота и бронетехника 18-й пехотной дивизии пошли в наступление. Первая волна атакующих добилась весьма скромных успехов, но здесь французское командование допустило ошибку, направив для организации контратаки часть танков 1-го кирасирского полка, тем самым ослабив 3e DLM. Как результат – днём части 2e DLM были вынуждены оставить свои позиции и отходить на юг. Пытаясь парировать немецкий удар на помощь пехоте послали 30 танков S35, выдвигавшихся на линию Merdorp-Crehen, но для французов этот бой обернулся новыми безвозвратными потерями, а оба города вскоре пришлось оставить. Контратака двух эскадронов S35, проведенная днем 13 мая у Jandrenouille, позволила выиграть время для отступавших частей – по данным французов на поле боя остались гореть около 50 немецких танков, но и дивизия из 42 машин потеряла 26 (несколько машин требовали ремонта и их бросили). Бронезащита “сомуа” заслужила в этих боях самой высокой оценки - танк командира одного из взводов вернулся из боя имея 29 вмятин от 20-мм и 37-мм снарядов, однако, серьезных повреждений не было. Чуть позже последние четыре взвода 2e DLM (10 S35 и 10 Н-39) пытались остановить продвижение 3 PzD, но исход этой схватки был уже предрешен. Спустя всего трое суток после вторжения немцев в Бельгию фронт начал разваливаться буквально на глазах, хотя Хопфнер и Бугре всё ещё располагались примерно равным количеством танков.

Сконцентрировав ударную группировку к северо-западу от Ханнута немецкое командование спланировало удар у городов Orp и Marille. Против этого соединения французы поочередно бросали в бой остатки танковых подразделений 11-го драгунского полка и два эскадрона 1-го кирасирского полка. Во встречном бою экипажам Н-39 удалось подбить шесть вражеских танков при потере четырех своих, и для закрепления успеха им в поддержку отправили 36 S35. Французские танки смотрелись явно лучше “панцеров”, но немецкая тактика концентрированного удара в скором времени принесла свои плоды – оборонявшаяся пехота осталась изолированной в отдельных секторах, и её сопротивление было окончательно сломлено. После боя немцы заявили о 22 уничтоженных “сомуа”, а к концу дня 3-я танковая бригада объявила о 54 подбитых и сожженных французских танках. Собственные потери были оценены как “небольшие” и якобы составили всего 2 танка. На 14 мая реальные боевые потери составили 30 “сомуа” и ещё столько же были брошены своими экипажами при отступлении или из-за поломок и нехватки горючего. К 15 мая битва за Ханнут завершилась полным разгромом 1-й французской армии, бронетанковые подразделения которой фактически утратили боеспособность и были вынуждены в беспорядке отступать на север Франции.

Тем временем, остававшаяся в Нидерландах 1e DLM, ещё имела существенный боевой потенциал, но из-за хаоса и неразберихи командование не смогло разумно распорядится оставшимися силами. Дивизия была предоставлена самой себе и вступала в бои мелкими группами, что и предопределило её дальнейший разгром. Впрочем, атака на канал Тунхут (Tunhout), предпринятая двумя эскадронами Н-39 увенчалась успехом – танкистам удалось без потерь уничтожить несколько ПТО, но из-за того, что идущая сзади пехота их не поддержала, “гочкиссам” пришлось отступить. В течении двух следующих дней дивизия откатывалась назад, пока не достигла Франции. Здесь танки были отданы 9-й армии и 17 мая французы начинают контрнаступление от Quesnoy к Landrecies, где на участке главного удара сосредоточили большинство S35. Против них немцы используют 105-мм пушки, огнем которых в первые же минуты боя подбили несколько Н-39 и один S35. Атака захлебнулась и французы вновь отходят назад. 18 мая одиннадцать оставшихся S35 из эскадрона капитана Segonzac из 4e RC удерживали вместе с ротой марокканских стрелков город Jolimetz. В течение дня они сдерживали наступление 120 танков 5 PzD, среди которых было внушительное количество Pz.Kpfw. IV. Впрочем, это не помогло избежать им больших потерьи к концу дня 5-я танковая дивизия не досчиталась 26 танков, а французы – всего 10 “сомуа”. Однако ближе к ночи город окружен, оставшиеся защитники покинули его под огнем немецкой артиллерии.

Спустя неделю, 23 мая 1940 г., танковый корпус под командованием Гудериана вбил широкий клин между силами союзников, прижав к проливу Британский экспедиционный Корпус и французские войска, начав их полное уничтожение. За три дня немцы достигли значительных успехов, заставив союзников просто бросить свою технику в виду невозможности её ремонта и эвакуации. Таким образом, на территории Бельгии французское командование “похоронило” добрую половину имевшихся на то время S35. В качестве пополнения 1-я и 2-я дивизия получили по 10 танков, а 3-я дивизия – 12. Ещё несколько S35 продолжали воевать в составе 7-го кирасирского (7e Cuirassiers) и 3-го стрелкового полка (3e RAM 3e DLC). Отступление завершилось паническим бегством – к 29 мая уцелели считанные единицы S35, экипажи которых пытались прикрыть эвакуировавшиеся у Дюнкерка войска.

Впоследствии, участие “сомуа” в боях на севере Франции, хотя они и сделали свой вклад в битве под Аррасом, было весьма скромным. Вот, например, что писал об этих танках и их экипажах генерал де Голль, получивший 19 мая 1940 г. соединение из 39 танков:


“…Тем временем я получил на пополнение 3-й кирасирский полк, состоящий из двух эскадронов танков SOMUA. Однако во главе экипажей танков были командиры, которые никогда раньше не стреляли из орудий, а водители имели за плечами в общей сложности не более четырех часов вождения танка…”


Тем не менее, на месте трёх разгромленных дивизий близ Парижа начали формировать восемь новых. На 10 июня 1940 г. в трёх из них насчитывалось порядка 50 “сомуа” и хотя DLM не были окончательно сформированы их сразу бросили в бой. Возможно, последние большие успехи на долю “сомуа”, пришлись 11 июня, когда группа танков уничтожила 6 немецких ПТО, и 14 июня, когда два эскадрона драгун 3 DLM при поддержке S35 разгромили большую моторизованную колонну. Правда, к 25 июня все “сомуа” числились потерянными, а дивизии существовали только на бумаге.


К перемирию остатки французских танковых войск ещё располагали не менее 100 машинами этого типа, большая часть которых перешла к Германии в качестве трофеев. В качестве жеста доброй воли немцы оставили правительству Петэна бронетанковые силы, в число которых вошли и средние танки. Стараясь быть как можно более лояльными, французы в начале 1941 г. перебросили 23 S35 сначала а алжирский порт Оран, а затем в Касабланку (Марокко), где 22 февраля они вошли в состав 2-го эскадрона 12-го полка африканских охотников (12 RCA). Здесь экипажи прошли ускоренный курс обучения и 19 июля танки перебросили в сенегальский порт Тиc (Thies). Здесь “сомуа” должны были использоваться против активизировавшихся войск генерала де Голля, но на практике большую часть времени S35 простояли без дела, пока 12 января 1943 г. их не отправили обратно в Оран. Спустя почти месяц, 8 февраля, танки прибыли в Алжир – теперь противником у них вновь стали немецкие и итальянские войска, разгром которых был лишь делом времени. 20 февраля из имеющихся “сомуа” сформировали 20е escadron de chars (20-й танковый эскадрон) под командованием капитана Грибю (Gribius), которую вскоре перебросили в Тунис, включив её в состав 19e GBF (Groupment Blinde Francaise). “Сомуа” активно участвовали в последних боях тунисской кампании. Их завершающим “аккордом” стала наступление 8-й армии у Кейп Бон (Cape Bon), где около 200000 немецких и итальянских солдат эвакуировались в Италию. Бой, прошедший 9 мая 1943 г., был проведен неграмотно и привел к потерям среди танков. Идущие по открытой местности пять S35 оказались под обстрелом тщательно замаскированных Pz.IV с длинноствольными 75-мм пушками. Два танка сразу оказались подбиты, а остальным трем удалось на полной скорости уйти из-под удара. Впрочем, через два дня немецкие танки были выбиты с занимаемых позиций. Общие боевые потери среди “сомуа” составили всего 4 машины, а в боеспособном состоянии осталось 17 танков.


В последний раз на Западном фронте танки S35 применялись при освобождении Франции. Вначале их пытались использовать немцы, но летом 1944 г., во вновь образованной французской 1-й армии, “сомуа” встали на сторону бывших хозяев. Так, 13-й драгунский полк, сформированный 7 октября 1944 года, кроме прочей техники, получил 17 танков S35. В январе-апреле 1945 г. они участвовали в боях по ликвидации группировки немецких войск в районе Руана. После войны S35 ещё некоторое время эксплуатировались в учебных подразделениях.


Использование трофейных танков S35
1940-1945 гг.


Французские средние танки оказались для Panzerwaffe ценным приобретением. О точном числе захваченных S35 сведения несколько расходятся, но одно известно точно – к началу 1941 г. в на службу вермахта было поставлено 297 “сомуа”. Эти танки получили новое обозначение Pz.Kpfw.739(f) и имели от оригинального варианта несколько отличий. Вместо ненадежной радиостанции ER29 на некоторых машинах была установлена FuG 5. Боевое отделение полностью перекомпоновали: башня всё-таки стала двухместной, так как в ней появилось место заряжающего, а внизу разместили четвертого члена экипажа – радиста. Кроме того, на крыше была установлена командирская башенка с двухстворчатым люком. Конечно, по скоростным качествам SOMUA S35 уступал аналогичному немецкому танку Pz.IV, но по бронированию он вполне подходил для боевых действий на всех фронтах.


Танки этого типа поступили на укомплектование пяти танковых полков (100, 201, 202, 203, 204 Pz.Rgt. – Panzer-Regiment) и 10 отдельных танковых батальонов (Pz.Abt. 40, 202, 205, 206, 211, 212, 213, 214, 223, 301 – Panzer-Abteilung). В декабре 1940 года в составе вермахта появился 201 Pz.Rgt. двухбатальонного состава. Каждый батальон состоял из трех рот, а роты - из трех взводов. Во взводе числилось 5 танков: 1 S35 и 4 Н-38/39. В танковой роте (с учетом двух S35 в управлении роты) - 5 S35 и 12 Н-38/39. Соответственно в танковом батальоне (с учетом 3 S35 и 5 Н-38/39 при штабе и в штабной роте батальона) - 18 S35 и 41 Н-38/39. Всего в танковом полку имелось 36 S35 и 82 Н-38/39.

В январе 1941 года во Франции формируется 301-й танковый батальон, а в феврале – Pz.Rgt.202 (также двухбатальонного состава). В марте 1941 года все они сводятся под единым командованием вновь сформированного штаба 100-й танковой бригады (Pz.Brig.Stab 100). Всего в 100-й танковой бригаде к концу марта 1941 года насчитывалось 295 танков (90 S35 и 205 Н-38/39).

7-го марта был создан отдельный танковый батальон "Wolf" (Pz.Abt."Wolf") переимнованием 2-го батальона 201-го танкового полка. Взамен него в 201-й танковый полк был включен 301-й танковый батальон, а танковый батальон "Wolf" переименован в 211-й танковый батальон. В апреле 1941 года с целью подготовки кадров для танковых частей с трофейными французскими машинами был сформирован 100-й учебный танковый батальон (Pz.Ers.Abt.100), причем в его состав наряду с Н-35/38/39 и S35 вошли тяжелые B-1bis. В том же месяце в 201-м и 202-м танковых полках были созданы 7-е роты с танками B-1bis. Правда, просуществовали 7-е роты недолго - 20 июня 1941 года они были сведены в составе вновь сформированного 102-го батальона огнеметных танков, который уже 22 июня был придан штабу 17-й немецкой армии, а на следующий день вступил в бой с советскими войсками.

В июне 1941 года, непосредственно перед нападением на СССР, вермахт начал формирование 101-й бригады трофейных танков, включавшей Pz.Rgt.203 и Pz.Rgt.204. В итоге, к 1 июля немцы располагали по меньшей мере 472 французскими танками (из них 144 S35) в составе 101-й и 101-й танковых бригад, не считая учебных и огнеметных машин, приданных 100-му учебному (S35, R-35 и Н-35), а также 211-му и 102-му огнеметных полкам (тяжелые танки В1). Через месяц, в сентябре 1941 г., при формировании Pz.Div.22 (танковой дивизии) в её состав вынужденно включили 204-й танковый полк. Экипажи приняли было осваивать французскую технику, но к концу формирования с завода Praga поступили “новые” танки Pz.38(t).

Формировавшаяся параллельно Pz.Div.23 получила, в свою очередь, 203-й танковый полк, но в дальнейшем её экипажи переучились на более современные Pz.IV. Французские танки решено было отправить в Финляндию, где полк вошёл в подчинение командования группы армий “Север”. Одновременно 202-й танковый полк в сентябре 1941 г. разделили на две части: 1-й батальон отправили в Сербию для борьбы с партизанами, а 2-й и 3-й батальоны в начале 1942 г. пережали в распоряжение Pz.Div.26, при этом полк переименовали в Pz.Reg.26.

Кроме того, на 22 июня 1941 г. на Востоке находилось 6 бронепоездов с установленными на специальные платформы танками S35. По откидным аппарелям танки могли съезжать на землю, чтобы принять бой в составе так называемых "десантных групп". Бронепоезда №26, №27 и №28 имели в своем составе по 3 танка, №29, №30 и №31 – по два, всего 15 машин.


Применение танков S35 на Восточном фронте назвать успешным было очень трудно. Впервые “сомуа” пошли в бой утром 23 июня у стен Брестской крепости. После продолжительного артобстрела главной Цитадели, начавшегося в 5:00 и продолжавшегося весь день, немцы предположили, что силы оборонявшихся истощены и немногочисленны. Однако первые попытки завладеть руинами крепости оказались тщетными. Тогда в бой пустили танки.

Поскольку передовые немецкие части уже ушли далеко вперед командование решили использовать для следующей атаки три S35, входивших в состав бронепоезда №28. Танки сняли с платформ и отправили штурмовать советские позиции. В течении дня все три машины были потеряны: два S35 подбили гранатами и зенитным орудием у Северных ворот, третий смог прорваться в центральный двор Цитадели, но сразу был поражен пушкой 333-го полка. Две машины немцы впоследствии эвакуировали, но в ближайшие дни пополнения в танках не предвиделось. По другим данным, три S35 из состава 28-го танкового взвода были введены в бой утром 26 июня, но в любом случае общий итог остался неизменным.

В дальнейшем S35 тоже применялись эпизодически. Например весной 1942 г., в составе 22-й танковой дивизии, S35 задействовали в битве за Севастополь, правда, без какого-либо успеха. А летом-осенью несколько "сомуа" использовали в боях под Сталинградом, причем один танк был захвачен в практически целом состоянии и затем демонстрировался на выставке трофейного вооружения.


На 1 июня 1943 г., по официальным данным, вермахт располагал 145 танками S35, не считая машин, находившихся на складах и в парках: 2 в группе армий “Центр”, 43 – в Югославии, 67 – во Франции, 16 в Финляндии в составе 214 Pz.Abt. и 16 в Норвегии в составе 211 Pz.Abt. К этому времени ещё 60 танков успели переоборудовать в гусеничные тягачи, которые использовались на обеих фронтах и ещё 15 машин поступили на вооружение десантных групп бронепоездов вермахта.

Наиболее деятельное участие выпало на долю 211 Pz.Abt. Первые танки S35 начали прибывать в Финляндию морем 10 июня 1941 г. и являлись командирскими машинами во взводах, оснащенных Н-39. По советским данным, среди таких “командирских” танков имели и огнеметные. Большую часть времени “сомуа” числились в корпусном резерве, дислоцируясь к лету 1944 г. на Кандалакшском направлении в районе Куолоярви. В процессе отражения нового советского наступления немцы и финны задействовали все бронетанковую технику, включая устаревшую. В этом плане судьба 211-го танкового батальона оказалась незавидной.

В ночь с 9 на 10 сентября рота S35 была послана для усиления немецких частей на кандалакшкском направлении. Передвигаясь по дороге Миоккалахти-Куолаярви немецкие танки внезапно попали под обстрел трех советских Т-34-76, которые должны были попасть в засаду, но из-за темного времени суток проскочивших её. Вначале танкисты с обеих сторон приняли друг друга за своих, но как только экипажам “тридцатьчетверок” удалось установить принадлежность машин, головной S35 сразу получил три снаряда и был подбит. Спустя минуту загорелся и следующий за ним танк, а экипажи остальных “сомуа” решили, пока не поздно, покинуть свои машины, броня которых совершенно не спасала от попадания 76-мм снаряда. В результате боя, подоспевшим советским частям досталось два подбитых и шесть (по другим данным - 8) полностью целых S35. После короткого осмотра “сомуа” были заправлены горючим и пошли в бой вместе с Т-34, а уцелевшие машины затем отправили на полигон в Кубинку.

Когда Финляндия вышла из войны, на пожелавшие разоружаться немецкие войска оказали упорное сопротивление. В течении 2-3 октября 1944 г. обе стороны вели тяжелые бои, причем финнам удалось оттеснить немцев с занимаемых позиций, и те, в свою очередь, вынуждены были бросить на дороге Миоккалахти-Куолаярви два S35.

В середине 1943 года вновь сформировали 21-ю танковую дивизию, ранее полностью разгромленную в Тунисе. На 1 июня 1944 г. в составе 22 Pz.Rgt. имелось 2 “командирских” и 35 (по другим данным - 32) “линейных” S35. Это подразделение дислоцировалось во Франции и летом 1944 г. активно участвовала в отражении высадки союзников. Последние пять немецких S35 ещё числились в строю по состоянию на 26 марта 1945 г. Также как минимум двумя “сомуа” располагал Panzer Nachtrichten Company 200. Несколько башен АРХ, снятых с танков, использовали в 1944 г. как огневые точки береговой обороны.


Небольшое количество S35 использовали также для борьбы с партизанами в Югославии. Так, Pz.Abt.202, дислоцированный у Белграда, располагал одним “сомуа” в штабном подразделении и ещё тремя танками в первой роте. Единичные экземпляры состояли на вооружении 7 Pz.Abt. из дивизии СС “Prinz Eugen”. Все эти машины были потеряны в весенних боях 1944 г.


В начале 1941 г. два танка S35 были переданы Венгрии для испытаний, но дальнейших поставок не последовало. По всей видимости “сомуа” далее использовались только для учебных целей.


Италия также получила 32 танка S35, прибывших 17 октября 1941 г. Из них сформировали 200-й батальон средних танков, отправив его служить на о.Сардиния. В 1943 г. батальон расформировали и дальнейшая судьба итальянских “сомуа” остается неизвестной. Возможно, танки, из-за нехватки запасных частей, были частично разукомплектованы и использованы в качестве бронированных огневых точек.


О поставках танков S35 в Болгарию сведения неоднозначные. По одним источникам, в феврале 1944 г. болгары получили из Германии 19 французских танков R-35 и 6 (или 7) S35, вошедших в состав бронетанковой бригады и в том же году возвращенных немцам. Однако есть также сведения о том, что “cомуа” поставлены не были, а вместо них немцы передали шесть средних танков Pz.IV.


В хорватской армии, имевшей тесные связи с немцами, трофейные “сомуа” начали поступать с 1942 г. Общее количество S35, переданных Хорватии, вряд ли превысило 20 единиц. Так, к апрелю 1944 г., в танковом взводе 1-й горной бригады имелось 3 “сомуа” и 2 легких танка, в танковой охранной роте 1-й резервной бригады – 3 танка, в танковом взводе 4-й горной бригады – 4 танка и в 4-й стрелковой бригаде – 4 средних танка (возможно это были S35). Отследить боевой путь этих машин достаточно трудно, поскольку сведений об их использовании на территории бывшей Югославии почти не сохранилось. Известно, что в период с 24 апреля по 8 мая 1944 г. танки S35 из 4-й горной бригады были задействованы в операции “Ungerwitter”, направленной против югославских партизан. Судя по всему, часть большая часть машин была потеряна во внебоевой обстановке из-за отсутствия запасных частей. На 1 декабря того же года 9 танков собрали в составе 3-й стрелковой бригады, после чего следы хорватских S35 окончательно теряются.


До сегодняшнего дня сохранилось только четыре экземпляра танка SOMUA S35: в Танковом музее в Самюре (Франция), в Королевском танковом музее в Бовингтоне (Великобритания), в музее на Абердинском полигоне (США) и в Военно-историческом музее бронетанкового вооружения и техники в подмосковной Кубинке (трофейный немецкий).



Источники:
Танковый фронт: Хорватские бронетанковые войска
Chars Francais: 1935 AMC SOMUA S 35
Wikipedia: Battle of Hannut
Pascal Danjou "Trackstory №1. SOMUA S35". 2003
А.Сурков "Танк для французской кавалерии"
Г.Л.Холявский "Полная энциклопедия танков мира 1915-2000". Харвест.Минск \ АСТ.Москва. 1998 г.


ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ СОЕДНЕГО ТАНКА
SOMUA S35 образца 1940 г.

БОЕВАЯ МАССА20050 кг
ЭКИПАЖ, чел.3
ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ
Длина, мм5180
Ширина, мм2120
Высота, мм2530
Клиренс, мм
ВООРУЖЕНИЕодна 47-мм пушка SA35 и один 7,5-мм пулемет Reibel
БОЕКОМПЛЕКТ118 выстрелов и 1250 патронов
ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯ орудийный 4-кратный прицел
стереоскопическая командирская панорама
БРОНИРОВАНИЕ башня - 40 мм
лоб корпуса - 35-40 мм
борт корпуса - 35-40 мм
корма корпуса - 38 мм
крыша - 20 мм
днище - 20 мм
ДВИГАТЕЛЬSOMUA, карбюраторный, 8-цилиндровый, мощностью 190 л.с.
ТРАНСМИССИЯмеханического типа: КПП, полукарданный вал, соединяющий главный фрикцион с КПП, два дифференциала, бортовые фрикционы и передаточный вал
ХОДОВАЯ ЧАСТЬ(на один борт) 8 стальных опорных катков малого диаметра, сблокированных в 4 тележки по два, один независимый каток, два поддерживающих ролика, ведущее колесо заднего расположения, мелкозвенчатая гусеница из стальных траков
СКОРОСТЬ 40 км\ч по шоссе
32 км\ч по местности
ЗАПАС ХОДА ПО ШОССЕ230 км
ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ
Угол подъёма, град.?
Высота стенки, м0,75
Глубина брода, м1,00
Ширина рва, м2,13
СРЕДСТВА СВЯЗИрадиостанция ЕR 29

ВНИМАНИЕ
Все права на текстовые материалы принадлежат администрации сайта Aviarmor.
Перепечатка и использование возможны только с письменного разрешения администрации
или при наличии активной ссылки на этот сайт.
©2013 www.aviarmor.net