Cruiser Tank Mk.VI “Crusader” \ А15

Крейсерский танк


Официальное обозначение: Cruiser Tank Mk.VI “Crusader”
Альтернативное обозначение: A15
Начало проектирования: 1940 г.
Дата постройки первого прототипа: 1941 г.
Стадия завершения работ: серийно выпускался в 1941-1942 гг.


“Крейсер” нового уровня

История создания и техническое описание танка “Crusader” образца 1941 г.


Техническое задание, выданное в 1936 году на проектирование и постройку двух вариантов "тяжелого крейсерского танка", явно запоздало. Пока велась разработка этих машин из-за рубежа пришла неутешительная информация – как оказалось, танки с противопульным бронированием становятся лёгкими жертвами противотанковой артиллерии. Лобовая 30-мм броня и разнесенное по трём башням пулеметно-пушечное вооружение совершенно не давали гарантии успешного боевого применения танков А14 и А16, у которых, к тому же, обнаружилась масса проблем технического характера. Чтобы наверстать упущенное Управление Механизации продолжило фирме Nuffield Mechanization & Aero Ltd. оставить утративший приоритет проект А16 и заняться проектированием более лёгкой боевой машины, которая получила бы аналогичное вооружение, но более сильное бронирование. Новому танку был присвоен индекс А15. Параллельно с ним велась разработка крейсерского танка А13 Mk.III, имевшего ряд новшеств и технологических решений, ещё не применённых в британском танкостроении. Расчет делался на то, что хотя бы один из двух танков окажется удачным.


Конструкция танка А15 сохранила множество элементов от более ранних "крейсеров" серии А13 и отклоненного проекта А16. Хотя, ряд решений, использованных при проектировании этого танка, вызывает сомнения в их правильности.

По всей видимости, в "наследство" от тяжелых крейсерских танков было решено сохранить двухбашенную схему. Несмотря на очевидные отрицательные стороны, был в этом решении один положительный момент – сектор обстрела из башенного пулемета заметно увеличивался, по сравнению с шаровыми установками.

Ещё одним конструктивным приёмом, явно не отвечавшим требованиям времени, стало использование двухслойного бронирования, также опробованное на танках A13 Mk.III, появившихся чуть позже. Правда, если внешние листы изготовлялись из броневой стали, то внутренние танковыми не являлись. Фактически, 28-30 мм двухслойной "брони" были сопоставимы 20-22 мм обычной однослойной, что явно не благоприятствовало снарядостойкости. Впрочем, танк А15 состоял не только из недостатков. Чтобы убедиться в этом рассмотрим подробнее его конструкцию.


Корпуса танков А13 Mk.III и A15 имели схожую конструкцию, что объяснялось не только тем, что разрабатывались они специалисты фирмы Nuffield, но и желание унифицировать отдельные элементы. Благодаря использованию горизонтально-оппозитного двигателя Nuffield-Liberty V12 удалось уменьшить высоту корпуса, но вместе с тем сократился объём моторно-трансмиссионного отделения. Лобовая часть корпуса изготовлялась из бронелистов толщиной 32 и 19 мм соответственно. С правой стороны находилось место механика-водителя, надо головой которого была установлена коробчатая рубка с двухстворчатым верхним люком, тремя смотровыми приборами (два в бортах и один ближе к левому борту) и пулемет Besa калибра 7,71-мм. Слева от рубки размещалась цилиндрическая башенка, также оснащенная пулеметом Besa и верхним люком откидывавшимся на правый борт. Угол поворота башенки по горизонту находился в пределах 150°.

Среднюю часть корпуса занимало боевое отделение, внутри которого размещался боекомплект и часть оборудования. Бортовое бронирование толщиной 14 мм было однослойным. На крыше устанавливалась трехместная башня сложной формы, унифицированная с башней танка A13 Mk.III.

Основное вооружение танка А15 состояло из одной 2-фунтовой пушки Mk.IX и спаренного с ней 7,92-мм пулемета Besa, установленными в общей маске. Приборы прицеливания включали телескопический прицел No.30 Mark I или Mark.IA. В задней части крыши башни находился сдвигаемый назад командирский люк. Слева от него разместили крепление под зенитную установку Lakerman для пулемета Bren калибра 7,92-мм, а на правом борту устанавливалась дополнительная фара. Перед люком, почти ровно по центру крыши башни, монтировался наблюдательный прибор Mk.IV. Также в башне размещалась радиостанция No.11 или No.19 оснащенная штыревой антенной, выведенной на кормовой лист башни. Там же крепился ящик для инструментов. Боекомплект состоял из 130 выстрелов и 5000 патронов.

В моторно-трансмиссионном отделении устанавливался бензиновый 12-цилиндровый двигатель Nuffield-Liberty Mk.III мощностью 340 л.с. при 1550 об\мин. Рабочий объём двигателя составил 27040 см.куб. Система охлаждения – жидкостная. Радиаторы размещались по бокам от двигателя, а два вентилятора находились позади него. Общая ёмкость топливных баков составляла 500 литров горючего. Дополнительно на кормовой части корпуса крепился внешний бензобак на 136 литров, не связанный с топливной системой танка. Трансмиссия танка включала многодисковый главный фрикцион, через который мощность от двигателя передавалась на 4-ступенчатую коробку передач Nuffield, оснащенную планетарным механизмом поворота Wilson, и бортовые передачи. Запуск двигателя мог производиться двумя способами: с помощью электростартера или сжатым воздухом. Электросистема танка - 12-вольтная, оснащалась двумя аккумуляторными батареями размещенными в боевом отделении.

Впрочем, основным отличием танка А15 от предшествующих моделей стала его ходовая часть. После проведенных улучшений боевая масса заметно возросла и составляла уже 19279 кг. Соответственно, увеличилось удельное давление на грунт, что при сохранении гусеничных траков старого типа влияло на проходимость вне дорог. Улучшить ситуацию можно было двумя способами – применить более широкие траки или добавить ещё один опорный каток. Британскими специалистами был выбран второй вариант, как более перспективный. Таким образом, у танка А15 ходовая часть состояла из 10 сдвоенных опорных катков оснащенных резиновыми бандажами и амортизацией на вертикальных пружинных рессорах. Ведущие колеса располагались сзади, направляющие колёса и механизм натяжения гусениц – спереди.


Первый опытный образец крейсерского танка А15Е1 прибыл на полигон в Фарнборо 9-го апреля 1940 года. Из-за спешки прототип с номером Т3646 оснащался маской орудия старого типа, которая использовалась на танке А13 Mk.II. В дальнейшем, на серийных машинах, использовалась ставшая более привычной увеличенная маска нового образца.

Как оказалось, нововведения принесли больше неприятностей, чем это ожидалось разработчиками. Традиционно выявились проблемы с охлаждением двигателя. Помимо этого, была выявлена такая неприятная "особенность" в системе управления танка, как внезапный разворот в сторону противоположную требуемой. С таким дефектом, понятное дело, путь А15 в серийное производство был заказан. Положение попытались исправить путем модернизации планетарного механизма поворота и тормозом, которые были оснащены распределительными клапанами. В числе замечаний о сложности управления фигурировал и такой момент – на танке А15 присутствовало два рычага управления, в то время как A13 Mk.III оснащался одним Т-образным штурвалом.

Тем не менее, по основным тактико-техническим данным А15 вполне устраивал представителей RTC. Так, максимальная скорость танка составила 43 км\ч по дорогам и до 20-25 км\ч по проселку. Запаса топлива хватало на 255 км при движении по дорогам с твердым покрытием. Характеристики преодоления различных препятствий остались на прежнем уровне.

Так и не сумев определиться, какая из моделей является лучшей, в военном ведомстве приняли компромиссное решение запустить в серийное производство обе танка, которые к тому времени получили собственные названия "Covenanter" (A13 Mk.III) и "Crusader" (A15). Помимо доработок в системе охлаждения были проведены и другие улучшения. Например, решение установить пулемет в рубке механика-водителя признали неудачным и на серийных танках он отсутствовал. Серийный вариант танка обозначался как "Crusader" Mk.I, но в наше время более часто используются сокращенные названия типа "Crusader I", которых мы будем придерживаться и далее.


Следующая модификация, известная как "Crusader II" (Cruiser Tank Mk.VIA, "Crusader" Mk.II), отличалась усиленным бронированием. Общая толщина лобовых листов корпуса была доведена на 57 мм, толщину башни увеличили на 6 мм, бортов и крыши корпуса – на 4 и 3 мм соответственно. Кроме того, изменили конструкцию смотровой щели для механика-водителя (теперь она выполнялась заподлицо и воздушные фильтры перенесли на надгусеничные полки. Часть танков получила модифицированное 2-фунтовое орудие Mk.X. Приборы прицеливания, в зависимости от серии, могли включать телескопический прицел No.30 Mark I, No.30 Mark.IA или No.33. Вместе с тем, на данной модификации сохранялась пулеметная башенка. Чтобы избавиться от этого архаизма силами полевых мастерских башенка демонтировалась, а вырез под неё заваривался броневым листом. Согласно некоторым зарубежным источникам запас хода "Crusader II" составил 321 км по шоссе и 234 км по прочелочной дороге.


Тем не менее, улучшенный вариант крейсерского танка, оснащенный явно устаревшей 2-фунтовой пушкой, уже не полностью отвечал требованиям армейского командования. Чтобы ускорить процесс выпуска улучшенного варианта "Crusader" первоначально был предложен вариант с установкой на стандартный корпус башни от пехотного танка "Churchill I", однако его признали совершенно не оптимальным из-за массо-габаритных параметров, высокой массы и погона другого размера. Тогда, по инициативе армейских офицеров, начались работы по адаптации стандартной башни под установку 6-фунтового орудия. Деревянный макет был готов в сентябре 1941 года, но специалистам фирмы Nuffield предложенный образец не понравился. Спустя шесть недель был представлен "фирменный" вариант, представлявший собой несколько увеличенную в размерах башню от серийного танка "Crusader II", которая стала выше и длиннее. Лобовой лист, с прямоугольной амбразурой под установку вооружения (при этом пулемет был перенесен на левую сторону), стал изготовляться из бронелиста толщиной 51 мм и устанавливался под прямом углом. Также изменили конструкцию крыши башни. В ней предусмотрели возможность стрельбы из дымовых гранатометов через специальную амбразуру, ввели два перископических прибора наблюдения Mk.IV, а общий посадочный люк заменили на двухстворчатый. Стеклоблоки с триплексами в бортах башни были удалены, но их отверстия можно было использовать для стрельбы из личного оружия.

Наибольшие изменения, как и ожидалось, затронули вооружение. На модернизированном танке "Crusader III" наконец-таки была удалена пулеметная башенка. Экипаж танка сократился до 4-х человек за счет удаления переднего башенного пулеметчика. Привычную для британских крейсерских танков 2-фунтовую пушку заменили на 6-фунтовую с длиной ствола 42,9 калибра. При начальной скорости 848 м\с на дистанции до 1000 метров снаряд мог пробить 30-мм вертикальную бронеплиту. Это означало, что теперь "Crusader" сможет гарантированно поражать любой немецкий танк. В то же время, из-за увеличенных размеров артиллерийских снарядов боекомплект пришлось сократить со 130 до 65 выстрелов.

Несмотря на выросшую до 20040 кг боевую массу основные ТТХ танка практически не изменились. Однако новая модификация по-прежнему вызывала ряд критических отзывов. Несмотря на увеличившийся калибр орудия в его боекопмлект всё ещё не входили осколочно-фугасные снаряды. Более того, в ходе боевого применения экипаж танка сокращался до трех человек, чтобы высвободить место под десяток-полтора дополнительных снарядов. В то же время, все варианты танков "огневого сопровождения", носившие дополнительный индекс CS, оснащались однотипной 76,2-мм танковой гаубицей с боекомплектом из 65 дымовых и осколочно-фугасных снарядов. В отличии от "линейных" танков наличие бронебойных снарядов не предусматривалось. Подобное "разделение труда" не нравилось танкистам всех армий, на вооружение которых поступали британские танки обоих типов, но в существенной мере это было исправлено лишь в 1942 году после появления длинноствольного 6-фунтового танкового орудия.


Разрешение на производство танков модификации "Crusader III" ("Crusader" Mk.III) было получено лишь после успешных огневых испытаний, завершившихся в декабре 1941 года. Серийный выпуск был налажен только летом того же года. В общей сложности, в период с 1941 по 1943 год, было собрано около 5300 танков "Crusader" всех модификаций, хотя ряд западных источников приводит цифру в 5700 штук. Производство танков "Crusader" есть возможность отследить по серийным номерам:


T3646 – первый прототип A15E1;

T15545 – T15645 – первая серия Crusader Mk.I (T15545 – "пилотный" образец из мягкой стали, T15637 – танк не использовался);

T15646 – T15745 – Crusader Mk.I (93 машин) и Crusader Mk.II (7 машин);

T16558 – T16657 – Crusader Mk.I (90 машин) и Crusader Mk.II;

T43652 – T43751 – Crusader Mk.II;

T43752 – T45213 - Crusader Mk.II (T45212 и T45213 были доработаны под стандарт Mk.III, T44680 и T44870 – не использовались);

T46162 – T46211 – Crusader Mk.II;

T46212 – T46261 – Crusader Mk.II;

T123633 – T126269 – Crusader Mk.II (145 машин), Crusader Mk.III (823 машин), Crusader OP (96 машин), Crusader AA (429 машин) a Crusader Gun Tractor (381 машина);

T126270 – T127269 - Crusader Mk.III (421 машина), Crusader OP (259 машин), Crusader AA (69 машин), Crusader Gun Tractor (209 машин).


Варианты дополнительные и вспомогательные

Модификации танка "Crusader". 1941-1943 гг.


Командирский вариант танка отличался демонтированным орудием, на месте которого устанавливался его макет. Освободившееся пространство использовалось для установки дополнительной радиостанции No.19. Такие бронемашины, оснащенные только пулеметом, передавались для штабов танковых дивизий и бригад.


"Crusader" ОР – боевая машина для передовых артиллерийских наблюдателей (Observation Post) на базе серийных танков последней модификации. Как и на командирских машинах орудие заменялось макетом, а в башне устанавливалось две радиостанции No.19 и одна No.18 со штыревыми антеннами, дополнительными аккумуляторами и запасной системой электропитания с забором мощности от двигателя. Внешне модификация ОР отличалась только дополнительными глушителем на корпусе и вентилятором на башне.


Необходимость в БРЭМ, способной эвакуировать подбитую технику с поля боя под огнем противника, возникла ещё в 1940 году, но тогда не оказалось "свободных" бронемашин. Лишь после начала кампании в Северной Африке появилась возможность переделать значительное количество устаревших танков – для "Crusader" пик подобной модернизации пришелся на 1942 год. Башня с вооружением полностью демонтировалась, а на корпусе монтировался кран грузоподъёмностью до 5 тонн и различные вспомогательные приспособления. Экипаж сократился до трех человек: водитель, командир и механик. Все машины этого типа получили обозначение "Crusader" ARV Mk.I.


В середине войны у британской армии возникла потребность в артиллерийском тягаче высокой мощности для 17-фунтовой противотанковой пушки. Для этой цели были выбраны танки "Crusader", оснащенные буксировочным приспособлением, а также оборудованием для перевозки 40 снарядов и 8 человек. Первые шесть машин успешно прошли испытания в 1942 году, после чего начался полномасштабный процесс переоборудования. Артиллерийские тягачи получили обозначение "Crusader Gun Tractor" Mk.I. Доработки сводились к установке на месте башни надстройки из 14-мм бронелистов, защищавшей места водителя, командира и 6 человек артиллерийского расчета. Боекомплект перевозился как в ящиках на надгусеничных полках в кормовой части танка, так и в зарядном ящике. Тормоза орудия соединялись с гидравлической системой танка, а на крыше МТО могло перевозиться запасное пушечное колесо. Первый опыт использования таких машин имел место в Тунисе весной 1943 г.

Некоторое количество серийных танков в 1942-1943 гг. было переоборудовано в бульдозеры путем демонтажа башни и установки переднего "ножа". Эти бронемашины получили название "Crusader Dozer" и широко применялись на завершающем этапе боевых действий в Европе. В послевоенный период часть тягачей "Crusader Gun Tractor" также была переоборудована в бульдозеры.


Более широко использовать возможности ходовой части танка "Crusader" попытались путем создания на его базе самоходной артиллерийской установки. Первый вариант подобного проекта, предложенного в 1942 году, заключался в демонтаже башни и установке на её месте 17-фунтовой противотанковой пушки за бронещитом. Несмотря на относительное небольшое количество доработок постройка САУ была отменена, поскольку к тому времени уже был одобрено серийно строительство знаменитых самоходок "Archer". Лишь после войны, когда для нового основного танка "Centurion" понадобился испытательный стенд, на один из танков "Crusader" в экспериментальном порядке было установлено 5,5-дюймовое орудие на открытой платформе. Для этого пришлось полностью удалить не только башню, но и боевое отделение. Оставили только место механика-водителя. В виду нестандартности артиллерийской системы орудие устанавливалось стволом назад.


Гораздо более эффективной оказалась доработка танков "Crusader" в зенитные самоходные установки. В общей сложности было создано три модификации, различавшихся между собой типом башен и установленного в них вооружения:

"Crusader" АА Mk.I – первый вариант с 40-мм пушкой Bofors в высокой башне выполненной в форме усеченной пирамиды;

"Crusader" AA Mk.II – второй вариант с башней нового типа (шестигранная) и двумя спаренными 20-мм пушками Oerlikon;

"Crusader" AA Mk.III – модернизированный вариант Mk.II с улучшенной башней и дополнительным 7,71-мм пулеметом Vickers, установленного над пушками.


В июне 1944 года, по заказу Королевской Артиллерии, было изготовлено несколько единиц другого варианта ЗСУ. На месте демонтированной башни, на открытой платформе, устанавливалась строенная 20-мм зенитная установка Oerlikon. Данные о точном количестве построенных ЗСУ, равно как о их боевом применении, отсутствуют. В зарубежных источниках упоминается лишь рапорт об использовании этих машин в ходе высадки в Нормандии, где они заслужили положительную оценку. По всей видимости, серийная постройка ЗСУ с тремя "эрликонами" была сочтена избыточной в виду наличия аналогов.


В Африке, и только в Африке...

Боевое применение танков "Crusader". 1941-1943 гг.


В зарубежных источниках появление танков "Crusader" позиционируется как достижение британской танкостроительной промышленности, которая к началу 1941 года наконец-таки смогла наладить выпуск полностью боеспособного крейсерского танка. На самом деле боевая карьера "Crusader" оказалась далеко не такой удачной, как это планировалось, поскольку их основными противниками стали не итальянские средние и легкие танки, обладавшие слабым бронированием, а немецкие "панцеры".


Поступление серийных танков "Crusader" в действующую армию началось весной 1941 года. Набрать количество танков, необходимых для полной комплектации танкового полка, удалось только в мае – тогда же был получен приказ У.Черчилля об их срочной отправке в Северную Африку. Первым соединением пересевшим на "Crusader" стал 6-й танковый полк (6 RTR) 7-й бригады 7-й танковой дивизии, где по состоянию на 14-е июня 1941 года числилось 52 танка этого типа. В то же время 2 RTR, также входивший в состав 7-й танковой бригады, был оснащен только старыми крейсерскими танками типа А9, А10 и А13.

Новые машины предполагалось использовать в немного несвойственной для них роли – как тяжелые разведчики, но положение на фронте складывалась таким образом, что "Crusader" в скором времени стали основными танками сил Британского Содружества.


Резервы сосредотачивались для проведения операции "Battleaxe" ("Алебарда", июнь 1941 года), задачей которой являлось деблокирование осажденного гарнизона Тобрука. Поставки новой техники были внушительными, но далеко не все прибывшие "Crusader" находились в боеспособном состоянии. Часть танков получила повреждения ещё при перевозке морем по причине некондиционной герметизации. Морская вода протекала внутрь корпуса вызывая коррозию. Кроме того, обнаружилось, что "Crusader" транспортировались без воды в системе охлаждения и при первом же запуске двигателя в жарком африканском климате он быстро выходил из строя. Все выявленные дефекты и неисправности устранялись в мастерских Александрии, но ввести в строй все 52 танка к началу операции не удалось.

Первый крупный бой с участием новых крейсерских танков состоялся 16-го июня 1941 года близ горы Хафид. Ранним утром части 2 RTR встретили ожесточенное сопротивление немецких войск на высоте 208 и вынуждены были остановить своё продвижение. Тем не менее, потеряв около десятка танков британцам удалось вскрыть позиции 15-й немецкой танковой дивизии, оснащенной в основном легкими танками Pz.II и средними Pz.III, при небольшом количестве Pz.IV с короткоствольными 75-мм орудиями. Выдвинутые вперед "Crusader" из 6 RTR должны были пробить оборону противника, но британское командование явно переоценило возможности своих танков. Немцы замаскировали и закопали в песок собственные танки, которые при поддержке 37-мм ПТО и 88-мм зениток начали расстреливать британские машины как на полигоне. К исходу дня безвозвратные потери 6 RTR составили 13 танков и ещё 18 были подбиты. Большинство из них эвакуировать не удалось.

Не ожидав такого поворота событий британцы остановились, так и не выполнив поставленных задач. Но самым неприятным для них стало немецкое контрнаступление, начавшееся утром 17-го июня. Удар был настолько внезапным, что войскам Британского содружества, опасавшиеся полного окружения, пришлось бросить часть своей техники. Операция "Battleaxe" завершилась если не провалом, то по меньшей мере тактическим поражением сил Британского Содружества. Но хуже всего было то, что бронетанковые соединения понесли большие потери – так, к окончанию боёв у Тобрука, в составе 6 RTR осталось всего 19 "Crusader".


Вторая крупная операция, в которой довелось участвовать новым крейсерским танкам, по ряду совпадений также носила название "Crusader". Тогда успех был гарантирован британским силам в первую очередь за счет массового применения бронетехники. Перед началом операции удалось собрать 748 танков, из которых 220 относились к "Crusader I". Сражение началось 18-го ноября и завершилось 30-го декабря 1941 года, когда внезапной атакой части 8-й британской армии взломали непрочную оборону итальянцев и стали интенсивно продвигаться вглубь территории Ливии. Тогда основными противниками крейсерских танков были итальянские средние танки М11/39 и М13/40, а также танкетки L3, с которыми успешно справлялись 2-фунтовые орудия. Первый тревожный звонок прозвучал после появления немецких Pz.III, обладавших более высокими боевыми качествами, но тогда их скромное количество и не слишком удачное использование привело британское командование к ошибочному мнению о ценности собственных боевых машин. Эксплуатация танков "Crusader" в условиях Западной принесла новые неприятности. Основной проблемой стали двигатели Nuffield-Liberty, не отличавшиеся высокой выносливостью и страдавшие постоянной утечкой жидкостей из систем смазки и охлаждения. Массу проблем доставлял песок (впрочем, это было характерно не только для "Crusader") – попадая внутрь корпуса он приводил к преждевременному износу элементов водяного насоса и цепного привода вентиляторов. Также выяснилось, что используемый в британских боеприпасах кордит имеет одну "особенность" – при соприкосновении с раскалёнными элементами металла он воспламенялся. Таким образом, весьма часто, после сквозного пробития брони немецким снарядом, британские танки возгорались, что делало их восстановление крайне затруднительным.


Столь же неудачно проходила эксплуатация танков "Crusader" в полку "Queen`s Bays" ("Королевские гончие"), входившем в составе 2-й танковой бригады. Этот полк, прибывший в Египет в 1941 году, имел смешанный состав: эскадроны "А" и "В" оснащались "Crusader", а эскадрон был полностью укомплектован американскими легкими танками М3А1 "Stewart". Помимо этого, в бригаду входили 9-й уланский и 10-й гусарский полки, также оснащенные танками "Crusader".

По признаниям британских танкистов "американец" оказался более сложным(!) в управлении и менее комфортабельным, чем танк отечественной разработки. В то же время, американские силовые установки на жаре работали практически безотказно, тогда как британские Nuffield-Liberty постоянно выходили их строя. Всё это британские танкисты хорошо прочувствовали на марше к району боевых действий, когда в течении суток в среднем ломалось по шесть "Crusader". Дополнительным фактором, отрицательно сказавшемся на боеготовности британских машин, являлась спешка при их подготовке в предстоящим боям – множество "Crusader" было передано полку после капитального ремонта с наспех заваренными пробоинами от снарядом и неполным комплектом снаряжения. На этом фоне новенькие М3А1 смотрелись просто "конфетками". Впрочем, слабости бронирования и вооружения у обоих типов танков это никак не компенсировало. К середине лета 1941 года Африканский Корпус получил в достаточном количестве 50-мм противотанковые орудия PaK 38, бронебойный снаряд которых прошивал "слоёную" 30-40 мм броню навылет с запредельных для 2-фунтовых танковых пушек дистанций. Не отставали и немецкие танкисты, которым доставили новые модификации танков Pz.III с "длинными" 50-мм орудиями. В общем, не успев как следует повоевать "Crusader" из надежды британского командования постепенно превращался во второсортную боевую машину. Тем не менее, ничего более надежного танкостроительная промышленность тогда предложить не могла.


За следующие несколько месяцев состав 2-й танковой бригады изменялся несколько раз. После сражения у Мсуса было выбито большинство крейсерских танком и потеряны практически все М3А1, которые в скором времени заменили на танки с таким же обозначением, но уже среднего класса. Знаменитые "гранты" и вправду смотрелись получше "Crusader" за счет более толстого бронирования и наличия двух орудие – особенно радовало присутствие 75-мм пушки в боекомплект которой входили все типы боеприпасов. Впрочем, сражение у Газалы, где против 333 немецких и 228 итальянских танков действовали 700 английских, вновь привело бригаду к переформированию. Тяжелые бои британским танкистам пришлось выдержать 26-27 мая 1942 года, который стали решающими днями сражения. Тогда немцам удалось нанести тяжелые потери частям 4-й танковой бригады и практически полностью разгромить 7-ю бригаду, штаб которой был захвачен. Однако около полудня Африканский корпус, при попытке перерезать дорогу Тарик-Капуццо восточнее Найтсбриджа, был атакован 2-й бронетанковой бригадой и 1-й армейской танковой бригадой, вступившими в бой западнее Найтсбриджа. Атака этих двух бригад, хотя между ними и не было взаимодействия, стала большой неожиданностью для немцев, передовые соединения которых были отрезаны от основных сил и впоследствии разгромлены. Несмотря на то, что основная тяжесть контратак легла на "гранты" и "матильды", экипажи крейсерских танков действовали не менее решительно. Кроме 2-й танковой бригады танки "Crusader" находились в составе 22-й танковой бригады, сформированной из соединений ранее размещавшихся только в метрополии: 2-й Королевский Слочесторский гусарский полк, 3-й и 4-й Лондонские полки территориальной кавалерии. В общей сложности под Газалой было брошено в бой 267 "Crusader", большая часть из которых там и осталась. И всё же, ценой огромных потерь наступление немцев удалось остановить. Успех был бы ощутимее, если бы на помощь 2-й и 22-й бригаде вовремя подоспели сила 4-й танковой бригады, но в тот день (29 мая) она оставалась в корпусном резерве около Эль-Адема почти до самого вечера, когда она двинулась на Бир-эль-Хармат. Правда, спасти от поражения гарнизон Тобрука это не помогло – капитуляция была подписана 21-го июня.

В ходе боёв танкисты 9-го уланского полка опробовали на своих машинах интересную форму маскировки, когда на корпус танка устанавливался большой брезентовый тент с фанерным макетом кабины. Всё это создавало видимость грузовика, но только на больших дистанциях – вблизи танки выдавали себя лязгом гусениц и шумом мощных двигателей. В такой маскировке "прятались" не только "Crusader". В течении 1941-1942 гг. то же самое проделывали танкисты, воевавшие на A13 Mk.IV и американских средних танках М3. Для большей правдоподобности использовались макеты кабин как с капотом, так и без него (для имитации грузовиков типа АЕС "Matador").


Несколько лучше танки "Crusader" проявили себя в ходе сражения у Эль-Аламейна, состоявшемся в период с 23-го октября по 4-е ноября 1942 года. К тому моменту удалось собрать порядка 250 "Crusader" всех модификаций, что составляло примерно 30% от общего количества всех британских танков участвовавших в операции. Несмотря на то, что эта битва позволила союзникам успешно развивать дальнейшее наступление на Ливию и Тунис, для танков "Crusader" она едва ли не стало могилой. Так, в течении 27 октября было потеряно 11 "Crusader II" и 1 "Crusader III". Далее, в период с 31 октября по 1 ноября британцы лишились ещё 10 "Crusader II" и 11 "Crusader III". Кроме того, до 2-го ноября соединения 9-й танковой бригады потеряли ещё потеряно 10 "Crusader II" и 9 "Crusader III".

Разумеется, в лобовых атаках крейсерские танки несли тяжелые потери, но в преследовании отступающего противника "Crusader" оказались просто незаменимы. В целом, большинство положительных отзывов относится именно к этому периоду, когда карьера этих танков уже подходила к завершению. Тем не менее, в количественном соотношении присутствие танков "Crusader" было весьма значительным. Согласно сведениям книги генерала танковых войск Барраса "Британские вооруженные силы на Ближнем Востоке" на 1 ноября 1942 года британские силы под Эль-Аламейном располагали 487 танками в составе 1-й, 10-й и 7-й бронетанковых дивизиях, а также в 9-й и 23-й танковых бригадах, новозеландской и австралийской кавалерийских дивизиях.. В том числе: 133 "гранта", 152 "шермана", 80 "Crusader III" и 122 "Crusader II". Кроме того, имелось неустановленное количество легких танков старых типов. Спустя двое суток количественный их состав существенно уменьшился. Так, на 4-е ноября 1942 года, у сил Британского Содружества осталось 270 боеспособных танков: 151 "гранта" и "шерман", 41 "Crusader III" и 78 "Crusader II". Общие потери в танках "Crusader" оцениваются в 94 единицы (60 "двоек" и 34 "тройки"). На этот же период в ремонте находилось ещё 15 крейсерских танков.


Последним британским соединением укомплектованным танками "Crusader" (хотя и не полностью), прибывшим в Северную Африку, стала 6-я танковая дивизия. Входивший в её состав 16/5-й уланский полк был почти поровну оснащен как "Crusader III", так и более новыми "Valentine". В то же время 17/21-й уланский полк располагал только шестью "Crusader III" в каждом эскадроне и по два танка варианта CS находилось в распоряжении каждого штабного эскадрона. Кстати, именно в этом полку были опробованы так называемые "ротатрейлеры" ("Rotatrailer"), представлявшие собой двухколесные бронированные прицепы с дополнительным запасом топлива и оборудованием для подключения к внутренним системам танка. Предполагалось, что на марше это увеличит запас хода, а в бою прицеп может быть отцеплен при помощи дистанционного управления. На деле оказалось, что эта система работает крайне ненадежно и от её массового применения пришлось отказаться.

Тем временем, генерал Монтгомери приступил к завершающей части своего плана по уничтожению немецко-итальянских войск в Африке. Мощное наступление под Эль Геттар, предпринятое силами индийской 4-й пехотной и британской 1-й танковой дивизий, началось 23-го марта 1943 года. Атакующие накатывались двумя волнами – роль "тарана" выполняли танки "Sherman", вслед за которыми шли "Crusader" и пехота на бронетранспортерах Universal Carrier. Несмотря на упорное сопротивление немецкой 21-й танковой и 164-й легкой дивизий удержать оборону не удалось и противник стал откатываться к линии Эль Хамма – Габес. Для британских крейсерских танков эта операция стала последней в ходе кампании в Северной Африке.


Совсем небольшое количество танков "Crusader" участвовало в ходе высадки на Сицилию летом 1943 года. Здесь устаревшие британские танки выполняли вспомогательные функции.

В метрополии "Crusader" были переданы на вооружение 11-й танковой дивизии и 1-й польской танковой дивизии, где они эксплуатировались совместно с менее удачливыми "Conenanter" на протяжении 1941-1942 гг. Интересной особенностью стало применение более танков ранних модификаций в качестве командирских. Проблема заключалась в том, что на модификации "Crusader III" командир должен был совмещать как собственные обязанности, так и обязанности заряжающего. Таким образом, на роль командирских танков лучше подходили пятиместные "Crusader" оснащенные 2-фунтовым орудием. Окончательно танки этого типа были сняты с вооружения в середине 1943 года и практически полностью утилизированы.


Скромный экспорт

Танки "Crusader" в армиях других стран. 1941-1943 гг.


В единственном экземпляре танк "Crusader III" был передан США. Американцам эта машина понадобилась исключительно для сравнительных испытаний, поскольку никакой другой необходимости в ней U.S.Army не ощущала. Танк прибыл на Абердинский танковый полигон в октябре 1941 года. Отзывы о британской машине были довольно-таки сдержанными. Американцы уже давно скептически относились к танкам использовавшим подвеску Кристи, и за исключением высоких динамических качеств никаких существенных преимуществ перед собственными танками они не нашли.

В то же время, политиками обсуждался вопрос о развертывании серийного производства британских танков на производственных мощностях США. В качестве основных образцов выбрали "Crusader", "Matilda II" и бронетранспортер Universal Carrier. Пока шли переговоры обстановка на фронтах сильно изменилось и то, что было актуально в 1941 году, на следующий год утратило былой приоритет. К тому же, американцы посчитали выпуск танков британской конструкции слишком нерациональным предприятием – гораздо проще было поставлять свои танки. Хотя, успех всё же выпал на долю Universal Carrier, который стал производиться в США под индексом Т16 и даже использовался после войны.

В апреле 1942 года "Crusader" был передан компании Westinghouse, специалисты которой провели серию тестов с установкой на танк гиростабилизатора для орудия. После этого танк отправили на хранение в Форт-Нокс, однако после войны было принято решение его восстановить и сейчас он вновь находится в Абердине, но уже в роли музейного экспоната.


Единственной страной Британского Содружества, получившей на вооружение танки "Crusader", стала Австралия. В августе 1941 года на далекий континент был отправлен первый "ознакомительный" экземпляр с номером Т15630. По прибытии в Австралию танк получил новый регистрационный код С6900 и был отправлен на полигон в Пакапуньяле, где прошел серию тестов. Хотя дальнейших поставок не последовало австралийцы частично заимствовали конструкцию башни для собственного танка АС1 "Sentinel", а местная пресса опубликовала ряд положительных статей. Единственный образец танка был в конце 1941 года передан в распоряжение Танковой Школы (Armoured School), где в 1942 году с него сняли орудие и к концу войны отправили на временное хранение. В послевоенный период "Crusader" был восстановлен до ходового состояния и сейчас находится в качестве музейного экспоната.

Тем не менее, австралийским танкистам пришлось повоевать на "Crusader" первой модификации. Ещё в июне 1941 года из Сирии в Египет был переброшен 9-й кавалерийский полк (9th Australian Cavalry Regiment (Reconnaissance)), получивший на оснащение бронетехнику различных типов. Танки "Crusader" были переданы британским командованием со складов и не исключено, что это было новые машины, а не прошедшие капремонт.

Некоторое время австралийцев держали в резерве и только в 1942 году они приняли участие в боях на территории Ливии. Перед сражением у Эль-Аламейна полк располагал пятью легкими танками М3А1, пятнадцатью "Crusader II" и 52 бронетранспортерами Universal Carrier. После завершения операции британские танки вернули на склады в Египте, а полк отправился на родину.


Неустановленное количество танков "Crusader" использовалось канадской армией. Большая часть из них представляла собой модификацию ОР или ремонтно-эвакуационные машины. В "чистом" виде эти машины не эксплуатировались. Также несколько "Crusader" временно находились в составе южноафриканских подразделений, воевавших в Северной Африке. Помимо этого, во время боёв "Crusader" были предоставлены танкистам сражавшимся на стороне "Свободной Франции".


В силу вышеописанных причин второй по численности армией, эксплуатировавшей "Crusader" практически всех модификаций, стала немецкая. Впервые ознакомиться с новинками британского танкостроения у танкистов Роммеля появилась возможность летом 1941 года, когда были захвачены первые трофеи. Кроме пехотных "Matilda II", легких Mk.VI и крейсерских танков других типов попалось и несколько "Crusader".

В вермахте эти танки получили обозначение Kreuzer-Panzerkampfwagen MK V 746(e). Установить точное количество танков "Crusader", используемых немецкой армией в 1941-1943 гг. сейчас весьма проблематично сразу по нескольким причинам.

Прежде всего, из десятков захваченных в более-менее исправном состоянии танков (проще говоря – брошенными экипажами) некоторые использовались ровно до того момента, пока у них не заканчивалось топливо или боекомплект, либо пока танк не выходил окончательно из строя – после этого "Crusader" становился скорее "балластом", чем выгодным приобретением. Помимо этого, часть машин нашла применение на второстепенных ролях и, соответственно, в боевых сводках они не учитывались. Пока можно более уверенно говорить о 10-15 танках этого типа использовавшихся соединениями Африканского Корпуса. В частности, британские "крейсера" находились в составе 15 Panzer Division. По крайней мере один "Crusader II" был отправлен для испытаний в Куммерсдорф.


Несколько "Crusader" в 1941-1942 гг. было захвачено итальянцами. В отличии от Африканского Корпуса, хоть и не так часто, но всё же получавшего модернизированные танки Pz.III и Pz.IV с длинноствольными орудиями, итальянским бронетанковым дивизиям приходилось довольствоваться разнообразными моделями средних танков от М11/39 до М14/41, боевая ценность которых оказалась крайне низкой. Хуже того, отечественные разработчики продолжали "эксплуатировать" схему шасси, частично заимствованную от британского 6-тонного танка Vickers, практически не проводя работ по разработке более современных типов ходовой части.

Использование трофейных танков "Crusader" было недолгим. Несколько машин использовалось в составе дивизии "Littorio", причем из-за нехватки запасных частей их нередко закапывали в песок, превращая в бронированные огневые точки.

Тем не менее, в течении 1941-1942 гг. у итальянского командования сложилось вполне определённое мнение о том, каким должен быть "танк пустыни". Вначале появилась весьма соблазнительная идея просто скопировать британскую машину. Впрочем, инженеры фирмы Ansaldo, которым поручили этот проект, очень быстро пришли к понимаю того, что процесс копирования будет чрезмерно сложным и лучше будет создать собственный быстроходный танк, взяв за основу "Crusader". Начавшиеся в 1941 году работы привели к созданию широко известного "Selere Sahariano", в конструкции которого сочетались как наработки по британскому танки, так и по советскому Т-34. В результате итальянская машина получила лобовое 30-мм и бортовое 20-мм бронирование с рациональными углами установки бронелистов. Пушка устанавливалась стандартная, калибра 47 мм, с двумя дополнительными 8-мм пулеметами Breda. Таким образом, первый прототип "Selere Sahariano", появившийся в 1942 году, соответствовал "Crusader I" образца 1941 года – практически не имея резервов для усиления бронирования и вооружения проект потерял поддержку у военных и был отменен.


Несмотря на не слишком удачное боевое применение в Северной Африке интерес к танкам "Crusader" проявило аргентинское правительство. В 1943 году был заключен контракт на поставку нескольких шасси отслуживших своё танков "Crusader I", которые уже были переоборудованы в БРЭМ. Закупка заведомо устаревшей техники, как это может показаться сразу, не преследовало цели пополнить парк бронетанковых сил затратив минимум средств – в качестве основных боевых танков уже были выбраны американские М4А2 "Sherman". Бывшие британские бронемашины предполагалось использовать, как это ни странно, для постройки самоходных артиллерийских установок. Идея создать САУ с использованием ходовой части "крусейдера" принадлежала лейтенанту от артиллерии Карлосу Р.Диголи (Carlos R. Doglioli), который предложил установить полевые артиллерийские системы для повышения их мобильности.

В начале 1950-х гг. было разработано и реализовано три варианта: гаубица Schneider 10.5cm L/18 mod.1928, а также полевые орудия Krupp 7,5cm L/30 Mod.1909 и Bofors 7,5cm L/40 Mod.1935. Соответственно, боезапас распределялся как 12, 16 и 16 выстрелов. Также указывается, что в укладке перевозилось три пулемета Madsen mod.1926. Не исключено, что на это решение повлиял британский опыт с 5,5-дюймовым орудием (метрический калибр 140 мм), которое предназначалось для танка "Centurion". Хотя эти работы носили чисто экспериментальный характер данный опыт, по всей видимости, не пропал даром. Доработки затронули, по большей части, только корпус. Вместо демонтированной башни устанавливалась массивная бронированная рубка коробчатой формы. В верхнем лобовом листе был сделан вырез под установку орудия, а в нижнем находилось два люка. Чтобы сохранить приемлемые ходовые качества пришлось пожертвовать бронированием. Лобовая часть надстройки защищалась 7 мм бронелистами, борта – по 5 мм, кормовая часть надстройки – 3 мм.

Полный экипаж САУ состоял из пяти человек: водитель, командир, наводчик и два заряжающих. На всех машинах сохранялись британские двигатели Nuffield-Liberty V12. По аргентинским данным САУ могли развивать максимальную скорость до 58 км\ч и крейсерскую порядка 35 км\ч. При запасе топлива 500 литров самоходные орудия имели запас хода 140 км. Длина по корпусу составляла 6700 мм, ширина – 2270 мм, высота – 3000 мм.

Данные о количестве построенных САУ отсутствуют, но судя по фотографиям было переоборудовано не менее десятка шасси. В боевых действиях им участвовать не пришлось, если не считать военного переворота 1955 года, когда САУ были выведены не улицы аргентинской столицы скорее как элемент устрашения. Служба аргентинских самоходных орудий продолжалась, по меньшей мере, до 1965 года.


Постскриптум

Оценка крейсерских танков "Crusader"


Танк "Crusader" появился в нелёгкое для Британского Содружество время, когда обстановка на всех фронтах складывалась не в пользу союзников. Для восполнения танкового парка, существенно сократившегося после поражения во Франции, пришлось идти на временные и "компромиссные" меры, которые были далеки от оптимальных. В итоге, у британских танкостроителей просто не было времени для создания радикально новой конструкции, но в то же время шасси типа Christie ещё не исчерпало все резервы. После нескольких витков модернизации в 1941 году был, наконец-таки, получен наиболее боеспособный вариант крейсерского танка, но даже "Crusader II" ещё не полностью соответствовал обновленным требованиям со стороны военных.
По большинству ТТХ, британские танки "Crusader" образца 1941 года соответствовали второму прототипу советского танка Т-32, оснащенного 45-мм пушкой 20К, превосходя его лишь по толщине бронирования. По эффективности "двухфунтовка" была практически идентична советской 20К, но с появлением более толстобронных Pz.III и Pz.IV (с накладными бронелистами толщина лобовой части корпуса составила 80 мм) эффективность броебойного снаряда значительно снизилась. Необходимо было радикально менять состав вооружения, но своевременно сделать это не получилось по причине отсутствия подходящего танкового орудия. Разработанная в срочном порядке 6-фунтовая (метрический калибр 57 мм) танковая пушка скорее являлась временным решением, призванная "заполнить нишу" до появления более мощной артиллерийской системы.
Всё это отложило свой тяжелый отпечаток на дальнейшую судьбу "Crusader", который, помимо прочего, совершенно не предназначался для эксплуатации в условиях африканской пустыни. Танки постоянно преследовал перегрев силовой установки и прочие технические неполадки, сильно затруднявшие их боевое применение. Тем не менее, Королевский Танковый Корпус получил возможность хоть на какое-то время сократить отставание от Panzerwaffe. Увеличить количественный состав современной техники также помогло и то, что в 1943 году Великобритания не проводила широкомасштабных операций, за исключением высадки на Сицилии и в южной части Италии с минимальными потерями. Так что, судьба танков "Crusader" к тому времени была уже предрешена. Не совсем понятно, почему оставшиеся машины не попытались продать странам "третьего мира", например Сирии или Египту - по всей видимости, техническое состояние оставшихся в Африке "Crusader" было таковым, что использовать их даже в учебных целях не представлялось возможным.



Источники:
П.Чемберлен и К.Элис "Британские и американские танки Второй Мировой войны". Москва. АСТ\Астрель 2003
М.Барятинский "Крусейдер и другие. Британские крейсерские танки Mk.I - Mk.VI" (Бронеколлекция МК 2005-06)
D.Fletcher "Crusader and Covenanter Cruiser Tanks 1939-45". 2000. Osprey Publishing
W.S.Horst "Beutepanzer unterm Balkenkreuz"
AFV Weapons Profile 08 "Crusader tank"
Танковый фронт: Эль-Аламейн. Потери сторон
The Crusader in Australia
Kreuzer-Panzerkampfwagen MK V 746(e)


ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ КРЕЙСЕРСКИХ ТАНКОВ
"Crusader" Mk.I и "Crusader" Mk.III обр.1941-1942 гг.

"Crusader" Mk.I
1941 г.
"Crusader" Mk.III
1942 г.
БОЕВАЯ МАССА19279 кг19750 кг
ЭКИПАЖ, чел.53-4
ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ
Длина, мм59945994
Ширина, мм26422642
Высота, мм2235
Клиренс, мм406
ВООРУЖЕНИЕодна 40-мм пушка QF 2 pounder Vickers и два 7,71-мм пулемета Besaодна 57-мм пушка и один 7,71-мм пулемета Besa
БОЕКОМПЛЕКТ130 выстрелов и 5000 патронов65 выстрелов и 5000 патронов
ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯ командирский перископ Mk.IV, триплексы в бортах башни, оптические пулеметные прицелы, телескопический орудийный прицел No.30 Mark I или Mark IA два перископа Mk.IV, триплексы в бортах башни, оптический пулеметный прицел, телескопический орудийный прицел No.33
БРОНИРОВАНИЕ (мм\град.) лоб корпуса - 30 мм \ 30°
лоб корпуса (верх) - 20 мм \ 60°
лоб рубки - 40 мм \ 90°
борт корпуса – 14+14 мм \ 90°
корма корпуса - 28 мм \ 11°
крыша корпуса - 7 мм \ 0°
днище корпуса - 10 мм \ 0°
лоб башни - 49 мм \ 7°
борт башни - 24 мм \ 45°
корма башни - 30 мм \ 32°
крыша башни - 12 мм \ 0°
лоб корпуса - 30 мм \ 30°
лоб корпуса (верх) - 20 мм \ 60°
лоб рубки - 40 мм \ 90°
борт корпуса – 14+14 мм \ 90°
корма корпуса - 28 мм \ 11°
крыша корпуса - 7 мм \ 0°
днище корпуса - 10 мм \ 0°
лоб башни - 51 мм \ 7°
борт башни - 24 мм \ 45°
корма башни - 30 мм \ 32°
крыша башни - 12 мм \ 0°
ДВИГАТЕЛЬNuffield-Liberty Mk.III, бензиновый, 12-цилиндровый двигатель, мощностью 340 л.с. при 1550 об\мин., рабочий объём 27040 см.куб.; запас топлива 378,6 литров + 113,6 литра
ТРАНСМИССИЯмеханического типа: 4-ступенчатя коробка передач Nuffield, планетарный механизм поворота Wilson (передаточное число 4,08:1), бортовые передачи, внешние тормоза
ХОДОВАЯ ЧАСТЬ(на один борт) 5 опорных катков с резиновыми бандажами и амортизацией на вертикальных пружинных рессорах, переднее направляющее и заднее ведущее колесо, мелкозвенчатая металлическая гусеница из 118 траков
СКОРОСТЬ 44 км\ч по шоссе
22-25 км\ч по проселку
44 км\ч по шоссе
22-25 км\ч по проселку
ЗАПАС ХОДА ПО ШОССЕ 322 км по шоссе
255 км по проселку
ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ
Угол подъёма, град.?
Высота стенки, м0,78
Глубина брода, м0,99
Ширина рва, м2,28
СРЕДСТВА СВЯЗИ радиостанция No.11 или No.19 со штыревой антенной и интерком радиостанция No.19 со штыревой антенной и интерком

ВНИМАНИЕ
Все права на текстовые материалы принадлежат администрации сайта Aviarmor.
Перепечатка и использование возможны только с письменного разрешения администрации
или при наличии активной ссылки на этот сайт.
©2012 www.aviarmor.net