Light Cruiser Tank Mk.VII “Tetrarch” \ A17

Легкий крейсерский танк


Официальное обозначение: Light Cruiser Tank Mk.VII
Альтернативное обозначение: “Tetrarch”, A17
Начало проектирования: 1936 г.
Дата постройки первого прототипа: 1937 г.
Стадия завершения работ: построено 177 экземпляров.


Project P.R.

История создания танка "Tetrarch", 1936-1938 гг.


Широко известный среди любителей и знатоков бронетехники танк "Tetrarch" во многих современных публикациях представляется как "авиадесантный", хотя на самом деле это далеко не так. Разработкой этой боевой машины фирма Vickers занялась в 1937 году, параллельно с модернизацией лёгкого танка Mk.VI. Для британских инженеров не было секретом, что конструкция "шестерки" устарела не только морально. По ходовым качествам, бронезащите и вооружению этот танк, уже успевший в количественном отношении стать основным, не отвечал современным требованиям. Тем не менее, военное ведомство (War Office) было уверено в том, что танки типа Mk.VI вполне могут справиться не только с разведкой и наблюдением, но и с поддержкой наземный соединений.

Была и ещё одна причина, намного более прагматическая. После объединения фирм Vickers-Armstrong и Carden-Loyd в 1929 году руководство нового концерна обещало выплачивать инженеру Джону Кардену и капитану Лойду по 5% от прибыли в случае использования их технических решений. Разумеется, эти затраты всячески старались минимизировать и назначенному в декабре 1935 г. руководителю отдела разработок, инженеру Лесли Литтлу (Leslie Little), прежде работавшему у капитана Лойда, сэр Ноэль Берч (Noel Birch) поставил весьма сложную задачу, заключавшуюся в том, чтобы в новых разработках применять только принципиально новые решения. Чтобы сократить возможные риски при дальнейшей доводке конструкции Литтл вначале разработал проект трактора с уникальной ходовой частью. Новые идеи интереса у потенциальных покупателей не вызвали и с сентября 1936 года усилия сосредоточили на проектировании полноценнойго танка.

Военное ведомство отнеслось к новому предложению весьма прохладно. Так и не получив заказ на лёгкий танк качественно нового уровня фирма Vickers проявила частную инициативу, чем во многом развязала себе руки и позволила собственным конструкторам ввести ряд нетрадиционных, но перспективных конструктивных решений. Проект получил первоначальное обозначение "Project P.R." и предварительное название "Purdah" (эквивалент хиджаба).


Решив полностью отказаться от продолжения развития устаревших танков серии Mk.II – Mk.VI (в конструкции которых как раз использовались технические решения Лойда и Кардена) британскими инженерами было разработано уникальное шасси, которое обеспечивало не только хорошую проходимость по местности, но и высокие динамические качества. Применительно на один борт ходовая часть состояла из 4-х сдвоенных катков, оснащенных резиновыми бандажами и индивидуальной подвеской на пружинных рессорах. Мелкозвенчатая гусеница собиралась из 99 металлических траков шириной 241 мм. Уникальность шасси заключалась в управления танком – для выполнения поворотов второй и третий катки могли качаться, что вкупе с изгибающейся гусеничной цепью позволяло танку маневрировать с радиусом около 94 футов без подтормаживания гусениц на полном ходу. В результате гусеничная цепь изгибалась и танк поворачивал в нужную сторону. Также необычным выглядело отсутствие привычных направляющих и ведущих колес, которые как правило имели меньший диаметр и были приподняты над землёй. Ведущие колёса без резиновых бандажей располагались сзади и имели цевочное зацепление посредине гусеницы. Управление танком осуществлялось при помощи рулевого колеса автомобильного типа.

Корпус танк был классической компоновки. В передней части располагалось отделение управления и механизм натяжения гусениц. Место водителя находилось по продольной оси корпуса, а над его головой устанавливалась характерная коробчатая рубка с тремя смотровыми щелями.

На крыше боевого отсека, занимавшего среднюю часть корпуса, устанавливалась двухместная башня, где размещались места для командира машины (он же стрелок) и заряжающего. В бортах башни имелись смотровые приборы, а на крыше сделали вырезы под командирский люк и перископический прибор. Поворот башни мог осуществляться как вручную, так и с помощью элестропривода. Средства связи включали внутреннее переговорное устройство, с наушниками и микрофонами для каждого члена экипажа, и радиостанции №19, установленной в кормовой части башни. Штыревая антенна выведилась на правый борт.

В кормовой части корпуса устанавливалась силовая установка, основу которой составлял 12-цилиндровый бензиновый двигатель Meadows мощностью 165 л.с. По бортам, и в вертикальном кормовом броонелисте, устанавливались бронированные жалюзи – они защищали вырезы, через которые поступал воздух для охлаждения силовой установки. Выхлопная труба и глушитель были выведены на правый борт. Трансмиссия включала следующие элементы: пятискоростная коробка передач Meadows Туре 30, дифференциал и бортовые редукторы. Запас топлива хранился в дух баках ёмкостью 22,5 галлона каждый (всего 170,3 литра), для системы смазки имелся один маслобак на 4 галлона.

Ещё одной отличительной чертой нового танка стало усиленное вооружение. Если ранее легкие танки оснащались только пулеметами, то теперь в общей орудийной маске устанавливалось 2-фунтовое (42-мм) орудие и спаренный с ней 7,71-мм пулемет Vickers. Наведение на цель осуществлялось при помощи телескопического прицела, установленного слева от орудия. На борту башни также крепился двухствольный дымовой гранатомет.


Первый прототип танка P.R. был собран в декабре 1937 года, однако военное ведомство должного интереса к нему снова не проявило. Тогда ещё по-прежнему считалось, что танки Mk.VI вполне удовлетворяют потребностям британской армии. Частная инициатива фирмы Vickers могла бы закончиться вполне тривиально, если был не обострение обстановки в Европе.

Как это обычно бывает, "внезапно" для себя британские чиновники обнаружили превосходство вероятного противника (имелась в виду в первую очередь Германия) в некоторых видах техники. Как показал даже поверхностный анализ бронетанковых сил вермахта, все лёгкие танки, за исключением Pz.Kpfw.I, обладали 15-20 мм бронированием и обязательным пушечным вооружением. Учитывая, что старые средние танки Medium Mk.II практически сняли с эксплуатации, а выпуск новых крейсерских танков А9 и А13 только-только налаживался, воевать с немцами пришлось бы на немногочисленных бронемашинах и лёгких танках оснащенных только 7,71-мм пулеметами. Такие печальные перспективы наконец-таки привели военное ведомство к решению закупить для испытаний прототип танка P.R.

Пока шли переговоры опытный образец несколько месяцев стоял в ангаре и лишь в мае 1938 года военные специалисты из Отдела Механизации (Mechanisation Board) приступили к его всестороннему тестированию. Прототип P.R., доставленный на полигон Экспериментального бюро механизации (Mechanisation Experimental Establishment) в Элдершоте, не имел вооружения и оснащался макетом башни. При массе 7600 кг танк смог развить максимальную скорость до 65 км\ч, что было весьма внушительным показателем.


Танк производил двойственное впечатление. По назначению и бронезащите P.R. больше соответствовал Mk.VI, но в то же время хорошие скоростные качества и планируемый состав вооружения приближали его к танкам крейсерского типа. Будучи не в силах разобраться, к какому именно типу следует отнести новый танк, 8-го июня 1938 года военные чиновники собрались на совместное совещание, на которое были приглашены представители от военного ведомства, Генерального штаба и Королевского Танкового Корпуса. После некоторых прений по данному вопросу был найден компромиссный вариант – танк P.R. определялся как "лёгкий крейсерский" (Light Cruiser Tank Mk.VII). Впрочем, оставалось ещё несколько нюансов, от которых зависела дальнейшая судьба танка. Отсутствие вооружения на прототипе не позволило провести полный цикл испытаний, что вызвало определённые опасения со стороны военных. В то же время, начальник Имперского Генерального Штаба выразил мнение, что было бы неплохо построить небольшую серию таких машин. Все заинтересованные стороны в конечном итоге сошлись на том, что фирма Vickers получит заказ на 70 танков, но их выпуск будет иметь низкий приоритет. На следующих совещаниях, проведенном 15-го и 20-го июня, чиновники от армии согласовали началось поставок серийной продукции в начале 1940 года, параллельно потребовав внести ряд изменений в конструкцию. В частности, указывалось недостаточное охлаждение двигателя, а также быстрый износ гусеничных траков и элементов подвески. Помимо этого были включены требования увеличить размеры верхнего люка для доступа к двигателю и люка для высадки-посадки экипажа, и установить вытяжной вентилятор в башне. Окончательное решение в пользу серийного выпуска танка фирмы Vickers последовало 23-го июня 1938 года, когда заказ был увеличен до 100 экземпляров. Одновременно прототип получил армейское обозначение А17Е1 (номер WD NТ5757), а изготовленный по результатам его доводки эталонный образец обозначался как А17Е2.


Пока шли переговоры в Европе развернулись боевые действия. Приоритетным считался выпуск крейсерских танков серии А13 и пехотных танков А12. Кроме того, в течении 1940-1941 гг. немецкая авиация совершила несколько результативных рейдов на британские промышленные центры – в сумме эти факторы задержали развертывание производства почти на два года. Возможно, выпуск А17 мог не состояться вообще, если бы не поражение во Франции. Огромные потери в танках заставили искать все возможные пути для количественного наращивания танкового парка и в этом плане машины типа А17 хорошо подходили для замены Mk.VI.

Серийный выпуск "лёгких крейсерских танков" начался в июле 1940 года – для этого были выделены мощности фирмы Metropolitan Cammell Carriageand Wagon, где уже находился готовый броневой прокат. В конструкцию танка внесли ряд небольших дорабток, включая замену пулемета Vickers на 7,92-мм пулемет Besa. К этому времени военное ведомство увеличило заказ до 220 машин, но фактически было собрано 177 из них. Название "Tetrarch" ("четырехарочный") было присвоено танку в сентябре 1941 года. Последний серийный А17 покинул сборочный цех в первом квартале 1942 г., но заказчик получил их лишь полгода спустя.

Два первых серийных танка были напрвлены для ознакомления в 6-ю танковую дивизию и ещё по одной машине передали в распоряжение Бронетанковой Школы в Лулворте и МЕЕ. Специалисты, оценивавшие новую машину, сошлись во мнении, что "Tetrarch" обладает отличными динамическими качествами, но на мягком и песчаном грунте управление танком было сильно затруднено. Также отметили, что по уровню вооружения танк вполне отвечает предъявленным к немц требованиям, хотя совмещение командиром функции наводчика могли серьёзно повлиять на боевые возможности экипажа.


Практически все собранные машины можно было отнести к разряду "линейных", однако весной 1941 года, один из танков "Tetrarch" в экспериментальном порядке оборудовали комплектом Duplex Drive. Эта конструкция, предложенная инженером Н.Страусслером, представляла собой натяжную герметичную "ванну", стенки которой были выполнены из непромокаемого материала и крепились по периметру корпуса на 36 стойках. Кроме того, единственный экземпляр "Tetrarch DD" оборудовался гребным винтом, для чего пришлось внести изменения в трансмиссию. Испытания, проведенные в течении июня 1941 года на нескольких водоемах, показали целесообразность использования комплектов DD на лёгких танках. В дальнейшем это позволило улучшить их конструкцию и использовать на более тяжелых машинах.


Начало службы в Royal Armored Corps

1940-1942 гг.


Приёмка новой техники не вызвала особого восторга в рядах Танкового Корпуса (Royal Armored Corps, RAC). "Tetrarch" явно задержался с поступлением в войска и в ноябре 1940 года его характеристики уже не соответствовали требованиям к лёгким танкам. Более того, функции разведки и связи решено было возложить на бронемашины, большая часть из которых не уступала "Tetrarch", а по стоимости и технологичности производства даже превосходила его.

Тем не менее, построенные машины предстояло как-то использовать. Первым шагом в этом направлении стала передача "Tetrarch" в учебные соединения, что было рациональным решением только отчасти. Получалось, что к началу 1941 года британская армия получила уже два танка, которые не использовались в боевых условиях. Вторым, как известно, стал крейсерский танк A13 Mk.III "Covenanter", которые имел ещё больше технических недостатков, чем "Tetrarch". Самым крупным из них было крайне неудачное размещение системы охлаждения, что значительно препятствовало использованию этого танка даже во внебоевой обстановке. Таким образом, поставки подобных "учебно-боевых" танков признали непозволительной роскошью для RAC.

Неудивительно, что следующим закономерным шагом стало решение об отправке нескольких "Tetrarch" в состав 8-й армии, героически сражавшейся в Западной пустыне против итальянцев. Принимая во внимание то, что основу итальянских бронетанковых сил на тот момент составляли танкетки L3 и средние танки М11/39, у британского танка были неплохие шансы отличиться. Однако, испытания одного из серийных "Tetrarch" однозначно привели к выводу о невозможности нормальной эксплуатации машин этого типа в условиях жаркого климата. Помимо "мелких" неприятностей наибольшие проблемы возникали с перегревом двигателя – своевременно решить их так и не удалось, что поставило крест на "африканской" карьере танка "Tetrarch".


Тогда командование бронетанковыми силами решило попробовать изменить специализацию для этой машины, тем более, что прецедент для этого имелся. В середине 1941 года силами RAC было создано три отдельных танковых эскадрона ("A", "B" и "C" Special Service Squadrons), предназначенных для специальных операций. Первые два из них оснащались пехотными танками "Valentine" и лёгкими Mk.VIc, но третий получил на вооружение 12 "Tetrarch", выделенных из состава 2-й танковой бригады 1-й танковой дивизии.

30-го июля 1941 года эскадроны получили приказ готовиться к боевым действиям в условиях тропиков и были переброшены в… Шотландию. Столь необычный выбор был обусловлен несколькими факторами, в том числе и особой секретностью. В течении следующих месяцев проводились интенсивные тренировки экипажей, включая десантирование с кораблей. В начале сентября шесть танков "Tetrarch" и наиболее опытные экипажи были отобраны для включения в состав сил десанта, отправляемого в порт Фритаун (столица современно Сьерра-Леоне, Западная Африка).

Причина столь дальней "командировки" заключалась в следующем. После капитуляции Франции и инцидента у Эль-Кабира на африканском континенте образовался дисбаланс сил. Французская колониальная администрация, разочарованная действиями бывшего союзника, не стала оказывать противодействия расширению влияния Германии и Японии. Не исключалась также возможность выступления Испании на стороне Оси, что неизбежно привело бы к "закупорке" Гибралтарского пролива. Этого британцы допустить никак не могли и в 1941 году ими разрабатывались планы по оккупации части атлантических островов принадлежащих Испании. Но, как оказалось позднее, все эти страхи оказались абсолютно напрасными – испанский диктатор Франко не собирался участвовать в мировой войне. Пробыв в Африке до марта 1942 года танковое соединение отправили в метрополию для отдыха и продолжения тренировок. Однако, "африканская тема" была далеко не исчерпана.


Скромный вклад в общее дело

Боевое применение танков "Tetrarch" в ходе операции "Ironclad", 1942 г.


Пока в Северной Африке союзники успешно теснили немецко-итальянские войска на других театрах военных действий положение для сил Британского Содружества складывалось плачевно. К лету 1942 года японские войска оккупировали Малайю, Сингапур, Бирму и продвинулись к границам Индии. Японская авиация уже бомбила Цейлон, а корабли и подводные лодки Императорского флота терроризировали суда в акватории Индийского океана. Более того, появилась серьёзная угроза оккупации Мадагаскара и создания на нём плацдарма для дальнейшего вторжения японских сил в Африку. Чтобы избежать этой теоретической угрозы была разработана операция под кодовым названием "Ironclad".

В рамках этой операции силам британского Содружества предстояло высадиться на побережье и взять под свой контроль основные порты Мадагаскара. Поскольку сильного сопротивления не ожидалось британское командование выделило для высадки на огромный остров всего три пехотные бригады и одно подразделение коммандос. Из них танками располагала только 29-я пехотная бригада, являвшаяся ударным "ядром" всего соединения. Как нетрудно догадаться, в качестве поддержки десантники получили подразделение, в котором числилось по шесть танков "Valentine" и "Tetrarch", набранных из эскадронов "В" и "С" соответственно. Пока непонятно, по какому принципу распределялась бронетехника, но танковая группа была разбита на несколько частей, каждая из которых подчинялась десантному отряду. В результате штабная группа получила три "Valentine" и один "Tetrarch", в одной группе находилось пять "Valentine", а в двух других было два и три танка "Tetrarch" соответственно.

Положение для британских танкистов облегчалось тем, что на острове у французов совершенно отсутствовала противотанковая артиллерия. Если не считать нескольких танков FT-17 (включая, по меньшей мере, один FT-17BS), основные проблемы могли доставить только старые 65-мм горные и 75-мм полевые орудия, береговая батарея в Тананариве и авиация (17 истребителей MS.406, 5 разведчиков Potez 63.11, около десятка многоцелевых самолётов Potez 25TOE и Potez 29). Однако, командование силами вторжения располагало весьма скудной информацией относительно дислокации и численности колониальных войск, в основном состоявших из коренных жителей и сенегальцев.

Операция началась 5-го мая 1942 года в 04:30 по местному времени. Главной задачей 29-й пехотной бригады являлся захват города Антсирабе и его окрестностей. Десантирование пехоты прошло успешно, но с машинами поддержки возникли проблемы. В течении нескольких часов десантный корабль был блокирован в заливе Амбарарата и когда танки всё же удалось выгрузить оказалось, что песчаный грунт явно не подходил для полноценного их применения. Один "Tetrarch" вообще пришлось откапывать, едва тот успел сойти на берег. Пехотинцам пришлось продвигаться к Антсирабе без поддержки бронетехники, хотя в скором времени к ним на помощь отправили два "Valentine" и один "Tetrarch". Танки догнали пехоту около населенного пункта Анамакия, где десант встретился с первой линией французской обороны, состоявшей из замаскированных огневых точек и линии траншей. Попытка разрушить укрепления с помощью танков оказалась не такой уж простой задачей. Каменистый грунт препятствовал маневрированию и единственным эффективным оружием оказались только 2-фунтовые пушки. Бой продолжался несколько часов, но к исходу дня Анамакия перешла в руки британцев.

Поскольку потерь среди бронетехники не было экипажи получили приказ продвигаться вглубь острова, где по пути к ним присоединилось ещё два "Tetrarch", шедших со стороны пляжа. Некоторое танковая группа шла не встречая сопротивления, пока не достигла основной линии обороны. Вот тут начались настоящие проблемы. Оборонительные сооружения французы отстроили ещё в годы Первой Мировой войны и по африканским меркам они считались достаточно мощными. Помимо сети траншей тут присутствовали замаскированные пулеметные гнезда и укрепленные позиции артиллерии. Не питая особых иллюзий французы решили действовать наверняка и подпустили танки на расстояние эффективного выстрела. До этого считалось, что броню танка "Valentine" французские орудия пробить не смогут – это миф сразу же был быстро развеян метким попаданием 75-мм снаряда. В течении первых минут боя артиллеристы подбили два пехотных танка и перенесли огонь на шедшие сзади "Tetrarch". Танкисты быстро поняли, что противник подготовлен и оснащен лучше, чем ожидалось. Используя более высокую скорость своих машин британские они попытались прорваться вдоль дороги, но практически сразу были встречены огнем ещё одного орудия. Два танка были тотчас подбиты и загорелись. В этом бою экипаж первой машины потерял погибшими командира и водителя (умер от ожогов в госпитале). Во втором танке водитель и заряжающий получили ранения, при этом командир танка прикрывал эвакуацию раненых используя снятый зенитный пулемета Bren. Подоспевшие морские пехотинцы оказали поддержку танкистам, но были вынуждены залечь под огнем тяжелых пулеметов противника. Видя, что нападавшие попали в сложное положение, солдаты колониальных войск предприняли попытку их окружения, которая была отбита с большим трудом. Экипажу третьего танка "Tetrarch" удалось вырваться из этой импровизированной западни и сообщить о неожиданно сильном сопротивлении своему командованию.

Для повторной атаки собрали четыре пехотных и два легких танка, которые только что удалось выгрузить с кораблей. Вторая танковая группа прошла тем же маршрутом, но на этот раз предприняла попытку обхода обороны противника с правого фланга, используя для прикрытия ближайшие холмы. Впрочем, французы были готовы к такому повороту событий и, развернув орудия, смогли подбить по одному танку каждого типа. Французскую оборону удалось прорвать лишь к концу 5-го мая, причем уцелевшие танки играли на завершающем этапе операции роль прикрытия и в "лобовых" атаках более не участвовали. Тем не менее, 6-го мая в результате беспорядочного артобстрела был потерян ещё один "Valentine".

Таким образом, первый опыт боевого применения танков "Tetrarch" оказался для британцев неудачным. Причина заключалась не столько в низкой защищенности этих машин, сколько в их неграмотном применении. Танки шли в бой без сопровождения пехоты и какой-либо разведки местности – в сумме это обусловило относительно высокие потери и общую невысокую оценку о возможностях "Tetrarch".


"Tetrarch" авиадесантный

Боевое применение танков "Tetrarch" в ходе операции "Tonga", 1944 г.


Тем временем в метрополии, явно под влиянием успехов немцев, активизировался процесс создания воздушно-десантных сил. Подбор личного состава и оснащения начался ещё в июне 1940 г., но помимо разнообразного стрелкового вооружения и бронемашин десантникам хотелось иметь что-то более внушительное, в том числе и танки. Надо сказать, что "благодаря" специфическим требованиям выбор среди существовавшей тогда бронетехники был небогатым. В мае 1941 года утвердили требования к тяжелым грузовым планерам, которые должны были иметь возможность переброски танков массой до 5,5 тонн на расстояние 560 км. Следствием этого решения стало появления планера General Aircraft GA-49 "Hamilcar", который уже находился в разработке, а в качестве десантного танка выбрали "Tetrarch" (за отсутствием других достойных кандидатур), хотя по весовым характеристикам он несколько превышал допустимые нормы. Все эти эпохальные решения были приняты на конференции 16-го января 1941 г.

Таким образом, единственным десантным соединением, имевшем на оснащении танки, долгое время оставался Light Tank Squadron, формирование которого началось 19-го января 1942 года на основе эскадрона "С". В его составе насчитывалось всего 19 "Tetrarch", а основной задачей их экипажей являлся молниеносный захват объектов на территории противника и удержание их до подхода основных сил. Официально эскадрон был включен в состав авиадесантной дивизии 24-го июня, но по сути он мог действовать смостоятельно.

Впрочем, ситуация на фронтах вновь затормозила начатый процесс и лишь в январе 1944 года были начаты тренировки по воздушной переброске танков. Несмотря на явную устарелость конструкции "Tetrarch" показали себя с хорошей стороны. В ходе тренировочных полётов эскадрон "C", совместно с пилотами из Glider Pilot Regiment, который был специально выделен для данной цели, совершил 2800 полётов, что в среднем составило по 50 вылетов на один экипаж. В течении всего периода тренировок было только крупных инцидента, в ходе которых погибло 7 пилотов.

Чтобы соответствовать танкам поддержки десанта в конструкцию "Tetrarch" внесли ряд изменений. Стандартная 2-фунтовая пушка для поставленных целей не годилась, поэтому вместо неё установили 3-дйюмовую (76,2-мм) танковую гаубицу и насадки Littlejohn. В совокупности с боекомплектом из бронебойных и осколочно-фугасных выстрелов это существенно повысило возможности танка в плане борьбы с полевыми укреплениями. В таком виде танк получил обозначение "Tetrarch" Mk.I CS.


Достигнутые успехи десантников получили одобрение командования, но уже тогда было ясно, что по общему комплексу боевых качеств "Tetrarch" отстаёт от своих современников. Лишь острая необходимость в наличии подобной машины заставила военное ведомство не только продолжить эксплуатацию этих танков в частях первой линии, но и рассмотреть возможность их модернизации. Как известно, дальнейшие работы в данном направлении привели к появлению модели А25 "Harry Hopkins", но ещё в ноябре 1943 года генерал-майор Джордж Ф.Хопкинсон (командир 1-й авиадесантной дивизии) информировал командование о недостаточности поставок танков. Проблема заключалась в том, что по состоянию на декабрь 1942 года RAC имел в своём распоряжении только 50 "Tetrarch" пригодных для дальнейшего использования. В представленном меморандуме Хопкинсон сообщал, что ему было обещано 70 десантных танков, а в общей сложности дивизии требовалось не менее 287. В связи с окончанием серийного производства танков "Tetrarch" предоставить нужное количество боевых машин, силами британской промышленности, не представлялось возможным. С другой стороны, в марте 1943 года в производство поступил специализированный авиадесантный танк М22 "Locust", разработанный американскими специалистами. При сопоставимой массе и мощности вооружения он обладал лучшей защищенностью и эксплуатационными качествами, чем незамедлительно вызвал интерес у союзников.


Следующий этап трансформации авиадесантных подразделений был проведен спустя полгода. На очередном совещании, состоявшемся 13-го ноября 1943 года, военное ведомство решило увеличить состав эскадрона до уровня полка, дополнительно укомплектовав его разведывательными бронемашинами. Обновленное соединение 1-го апреля 1944 года было переименовано в 6-й авиадесантный танковый разведывательный полк (6th Airborne Armoured Reconnaissance Regiment), который теперь состоял из штабного, легкотанкового и разведывательного эскадронов. Гусеничная бронетехника была распределена следующим образом: штаб получил два "Tetrarch" Mk.I CS, а эскадрон лёгких танков, также известный как "A" Squadron, комплектовался танками "Tetrarch" в количестве 19 штук. По меньшей мере два из них также относились к модификации CS.

24-го мая 1944 года, после завершения тренировок, эскадрон лёгких танков был отправлен в транзитный лагерь на аэродроме Таррант Раштон (Tarrant Rushton), в то время как остальная часть полка отправилась на авиабазу RAF в Брайз Нортон (Brize Norton). Именно с этих аэродромов танкам пришлось подняться в воздух для выполнения первой и последней в их карьере воздушно-десантной операции, имевшей кодовое название "Tonga".


Операция началась ночью 5-го июня, когда подразделения 6-й военно-воздушной дивизии были десантированы на востоке Нормандии. Десантники имели задачу прикрыть восточный фланг наступавших с моря частей, а также захватить стратегически важные мосты через Канский канал и реку Диве. Кроме того, им предстояло уничтожить артиллерийские батареи противника. Задача была нетривиальная и дополнительно осложнялась недостатком транспортной авиации. Три бригады полка предстояло десантировать в два захода, причем 6-й полк предстояло десантировать во втором эшелоне. Однако, собранные разведчиками данные показали, что немцы оборудовали на предполагаемых площадях высадки антипланерные заграждения. Соответственно, танки "Tetrarch" перевели в первый эшелон, а их экипажам поставили задачу расчистить поля пригодные для посадки планеров. В дальнейшем им предстояло действовать в интересах 5-й парашютной бригады, проводя разведку местности и препятствуя развитию контратак противника.

В общей сложности планерами "Hamilcar" было доставлено 6 (или 7 - точно не выяснено) танков, но не всем из них довелось участвовать в боях. Первый "Tetrarch" был потерян ещё во время полёта – по всей видимости, его закрепили недостаточно жестко и, вырвавшись из "оков", танк пробил носовую часть планера. Обе машины рухнули в море примерно посреди пути. Далее, уже в ходе посадки на территории Нормандии, произошло столкновение двух других планеров, в результате которого ещё два "Tetrarch" оказались уничтоженными. Четвертый танк, едва успев выгрузиться, был протаранен планером и перевернулся. Но и на этом неприятности не закнчились - после высадки остальные танки оказалась временно обездвижены, намотав на колеса и гусеницы узлы креплений и парашютных строп, в изобилии присутствовавших на месте высадки. В ряде случаев пришлось даже задействовать сварочные горелки.

Собрав все уцелевшие танки эскадрон начал выдвигаться на юг для соединения с остальными силами полка, где был получен приказ оказать поддержку 8-й парашютной бригаде, действовавшей в районе лесного массива Буа де Баван (Bois de Bavent). Танкистам поставили задачу совместно с батальоном десантников провести разведку окрестностей, в процессе которой имел место первый бой с немецкими войсками. К концу 7-го июня эскадрон безвозвратно потерял два "Tetrarch": один был уничтожен самоходным орудием, а второй подорвался на мине.

Тем временем авиадесантная дивизия перегруппировала свои силы и продолжила наступление вглубь Нормандии. Задача для танков не изменилась, однако командование полка всячески старалось избегать каких-либо столкновений с немецкой бронетехникой. Выбранная тактика принесла положительные результаты – потери оказались минимальны и вплоть до конца июля танки "Tetrarch" многократно участвовали в совместном патрулировании с пехотными подразделениями, обеспечивая им огневую поддержку.

В начале августа практически все сохранившиеся машины заменили на крейсерские танки А27М "Cromwell". Исключение составили только три "Tetrarch", оставленные при штабе эскадрона "А". Окончательно их вывели из первой линии лишь в октябре 1944 года, когда полк подвергся очередной реорганизации. Согласно отчету военного ведомства, изданному в январе 1946 года, танки "Tetrarch" признавались полностью устаревшими. Однако, некоторое их количество продолжало использоваться в составе 3-го гусарского полка вплоть до 1949 года. В течении этих трех лет "Tetrarch" находились на авиабазе RAF в Фейрфорде, где экипажи проходили обучение десантированию с планеров "Hamilcar". Тренировки были прерваны в 1950 году, по причине полного износа материальной части полка.


На страже советских границ

Боевое применение танков "Tetrarch" на советско-германском фронте, 1942-1943 гг.


Неожиданное продолжение история танка "Tetrarch" получила осенью 1941 года. Находясь в критическом положении советское правительство искало все возможные пути для поставок широкого спектра вооружений и стратегических материалов. Ближайшим союзником была Великобритания, откуда и пошел первый поток бронетехники. Советской военной миссии была представлена практически полная гамма продукции, выпускаемой британскими танкостроительными фирмами. В числе других танков для поставок в СССР был выбран "Tetrarch". По большинству показателей эта машина находилась на уровне танка Т-40, более выгодно отличаясь от советского образца наличием 2-фунтового орудия и двухместной башней с радиостанцией. В рамках ленд-лиза было заключено соглашение на поставку 20 танков "Tetrarch" из числа уже построенных.


Вся партия британских танков, ранее принадлежавших 9-му уланскому полку, была доставлена южным путем через Иран зимой 1942 года. За исключением одной машины, отправленной для всесторонних испытаний на полигон НИИБТ в подмосковную Кубинку, остальные 19 "Tetrarch" были включены в состав Закавказского фронта и отправлены в Сумгаитский учебный лагерь. Если не считать слабого бронирования британский танк советским танкистам понравился. Была отмечена хорошая маневренность и удобство управления танком при помощи рулевого колеса. Подвижность и проходимость по пересеченной местности также были признаны вполне достаточными. Достаточно мощная для своего времени 2-фунтовая пушка позволяла бороться с ранними модификациями немецких средних танков Pz.III и Pz.IV, не говоря уже о более лёгкой бронетехнике противника. Кроме того, "Tetrarch" потреблял бензин второго сорта, в то время как легкие танки Т-26, в сравнительно больших количествах присутствовавшие на Кавказе, "питались" только высокооктановым топливом.

Первоначальной задачей "Tetrarch" являлась охрана границы с Северным Ираном и коммуникаций, по которым доставлялась военная помощь от союзников. В ноябре 1942 года британские танки поступили в распоряжение 151-й танковой бригады 45-й армии, дислоцированной в г.Ленинакан (Армянская ССР), где уже имелось 24 легких танка Т-26 различных серий. Однако, относительно спокойная приграничная служба длилась недолго.

В ходе советского контрнаступления на Северном Кавказе 151-я бригада, в течении 5-го января 1943 года, была переброшена морем в Туапсе и была передана 47-й армии, входившей в состав Черноморской группы Закавказского фронта. Около двух месяцев они находились в резерве, пока 19-го марта не поступило распоряжение о передаче 14 "Tetrarch" в состав 563-го отдельного танкового батальона. По факту, для дальнейшего боевого применения оказались пригодными только 10 машин, поскольку другие 4 были неисправны и в дальнейших событиях участия не принимали. Впрочем, для батальона выделенное подкрепление оказалось очень кстати. Кроме "Tetrarch" на его оснащении состояли по два БТ-7, Т-26, Т-34 и Т-60, а также по одному "Valentine" и М3л ("Grant").

Согласно распоряжению командующего бронетанковыми и механизированными войсками 18-й десантной армии от 25-марта 1943 года взвод из четырех танков "Tetrarch", с тремя боекомплектами и двумя дозаправками, был придан 3-му стрелковому корпусу и отправлен на передний край фронта. Не испытывая иллюзий относительно боевых возможностей полученных машин командование корпуса распорядилось ими достаточно грамотно. В течении марта-апреля 1943 года британские танки использовались в районе Шапсукского моста в качестве неподвижных огневых точек, однако в конце мая 7 боеспособных "Tetrarch" передали в 132-й отдельный танковый батальон. Прибывшее пополнение не вызвало положительных эмоций по вполне понятным причинам - уже в конце июня 1943 года командир батальона направил в штаб армии доклад, в котором указывалась невозможность дальнейшего использования полученных танков в связи с износом их конструкции и полным отсутствием запасных частей.

"Последним аккордом" стала передача двух исправных "Tetrarch" из состава 563-го отб в 5-ю гвардейскую танковую бригаду. По всей видимости, на долю этого соединения пришлись единственные потери среди британских машин. Первый танк был подбит в бою 29-го сентября и не восстанавливался, а второй танк 1-го октября получил прямое попадание снаряда во время немецкого артналёта (по всей видимости крупнокалиберного) и сгорел на позиции. На этом боевая карьера "Tetrarch" на советско-германском фронте была завершена.


Последний, двадцатый "Tetrarch" с номером Т9328, как уже говорилось ранее, был отправлен в Кубинку для пристального изучения специалистам НИИБТ. На этот раз оценки британской машины оказались более сдержанными, однако скоростные и маневренные качества оценили достаточно хорошо. Основной недостаток виделся в слабом бронировании – к началу 1942 года самый легкий советский танк Т-60 имел 30-35-мм бронирование лобовой части корпуса при массе 5800 кг. На их фоне "Tetrarch" смотрелся крайне слабо, что привело к попытке оснастить британский танк дополнительными бронелистами. Какой именно толщины была накладная броня не указывается, но можно предположить, что она составляла порядка 15-20 мм. В ходе испытаний модернизированный "Tetrarch" показал худшие характеристики, чем в стандартном варианте. Из-за небольшой мощности двигателя снизились динамические качества и проходимость по местности, а вне дорог двигатель сильно перегревался. Окончательно от идеи продолжения работ по улучшению "Tetrarch" отказались ещё по одной причине – "родная" 2-фунтовая пушка комплектовалась только бронебойными снарядами, а в башне "Tetrarch" невозможно было установить орудие крупнее калибра 45-мм. После завершения испытаний танк отправили на временное хранение, а затем передали в музей. Остальные танки, подбитые и неисправные, утилизировали.


Вместо послесловия


Несмотря на ряд перспективных идей танки "Tetrarch" оставили после себя двойственное мнение. С одной стороны британские конструкторы сделали относительно удачную попытку предоставить собственной армии действительно современную боевую машину для разведки и преследования противника. С другой стороны, из-за постоянных задержек и костности британских чиновников производство "Tetrarch" началось слишком поздно и танк устарел, едва первые серийные образцы стали поступать на вооружение RAC. Кроме того, не слишком удачная боевая карьера "Tetrarch" в составе британской армии явилась следствием неграмотного применения этих машин - достаточно вспомнить операцию "Ironclad" на Мадагаскаре, где из-за просчетом командования была потеряна половина десантной танковой группы.


В послевоенный период фирма Vickers решила использовать имеющийся опыт по танкам в гражданской сфере. В 1946 году была реанимирована идея создания трактора на основе ходовой части от "Tetrarch". Представленный в 1948 году тяжелый бульдозер VR 180 (также известный под названием "Vigor"), внешне оказался очень эстетическим, но в коммерческом плане провальным. Заказов на новую технику практически не поступало и в 1952 году проивзводство VR 180 пришлось свернуть. Впрочем, к данному моменту в эксплуатации находятся ещё несколько образцов этих уникальных тракторов.


Теперь немного информации об уцелевших танках. К настоящему времени сохранилось всего два "Tetrarch". Один из них находится в британском музее бронетехники (г.Бовингтон), а второй танк можно увидеть в подмосковной Кубинке. Ещё несколько машин было продано британской армией частным владельцам. Помимо этого, в 1991 году почти комплектный "Tetrarch" (но с поломанным двигателем) предлагался в Бельгии за 11000-12000 долларов.



Источники:
М.Свирин "Тетрарх" ("Танкомастер" 1999-04)
М.Барятинский "Танки ленд-лиза в бою". Москва. Яуза\ЭКСМО. 2009
П.Чемберлен, К.Элис "Британские и американские танки Второй Мировой войны". Москва. АСТ\Астрель 2003-04-03
P.Chamberlain, C.Ellis "Light Tank Mk. VII Tetrarch" (Armour in Profile. #11)
Operation Ironclad – The invasion of Madagascar


ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ЛЕГКОГО КРЕЙСЕРСКОГО ТАНКА
Light Cruiser Tank Mk.VII “Tetrarch” образца 1941 г.

БОЕВАЯ МАССА7620 кг
ЭКИПАЖ, чел.31
ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ
Длина, мм4627
Ширина, мм2390
Высота, мм2110
Клиренс, мм356
ВООРУЖЕНИЕодна 2-фунтовая пушка Mk.IX, один 7,92-мм пулемет Besa и два дымовых гранатомета калибра 101,6 мм
БОЕКОМПЛЕКТ50 выстрелов, 2025 патронов и 8 дымовых гранат
ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯтанковые перископ и эпископ Vickers
БРОНИРОВАНИЕ лоб корпуса - 16 мм
борт корпуса - 14 мм
корма корпуса - 10 мм
крыша корпуса - 7 мм
лоб башни - 14 мм
борт башни - 14 мм
крыша башни - 4 мм
днище - 7 мм
ДВИГАТЕЛЬMeadows MAT, бензиновый, 12-цилиндровый, горизонтально-оппозитный, жидкостного охлаждения, рабочий объем 8860 см.куб., мощность 165 л.с. при 2700 об\мин
ТРАНСМИССИЯмеханического типа: пятискоростная коробка передач Meadows Туре 30, дифференциал, бортовые редукторы
ХОДОВАЯ ЧАСТЬ4 опорных катка большого диаметра на борт, задний опорный каток выполнял функции ведущего колеса и не имел резинового бандажа; мелкозвеначатая гусеница из 99 траков шириной 241 мм
СКОРОСТЬ 64 км\ч по шоссе
45 км\ч по местности
ЗАПАС ХОДА ПО ШОССЕ225 км
ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ
Угол подъёма, град.35°
Высота стенки, м0,61
Глубина брода, м0,91
Ширина рва, м1,52
СРЕДСТВА СВЯЗИрадиостанция №19 со штыревой антенной, внутреннее переговорное устройство

ВНИМАНИЕ
Все права на текстовые материалы принадлежат администрации сайта Aviarmor.
Перепечатка и использование возможны только с письменного разрешения администрации
или при наличии активной ссылки на этот сайт.
©2013 www.aviarmor.net