A7V Sturmpanzerwagen

Тяжелый танк


Официальное обозначение: A7V Sturmpanzerwagen
Альтернативное обозначение:
Год начала работ: 1916
Год постройки первого прототипа: 1918
Стадия завершения работ: в течении 1918 года построено 20 серийных танков применявшихся только на Западном фронте.


Первое применение британских танков осенью 1916 года оказало на немецкое командование недостаточно сильное воздействие. Несовершенство "ромбов" создало ложное представление о том, что гусеничные боевые машины не имеют достаточной боевой ценности. Тем не менее, полностью отрицать возможность использования танков в составе сухопутных войск немцы всё не решились. После ряда неудачных экспериментов появилась идея создать универсальное гусеничное шасси, которое одинаково хорошо подходило постройки на его базе тракторов и танков одновременно. Тогда ещё не было очевидно, что данный путь является тупиковым и для боевых машин подобного рода "универсальность" чревата самыми негативными последствиями, поэтому в первом немецком танке уже была запрограммирована крайне невысокая проходимость по местности и низкая маневренность.

Ключевой датой стало 13 ноября 1916 года, когда была организована техническая комиссия по созданию гусеничных бронированных боевых машин. Председателем комиссии назначили генерала Фридрихса, который на тот момент являлся руководителем 7-го отделения Общего управления военного министерства (Abteilung 7 Verkerhswessen). Сокращенно оно именовалось A7V и впоследствии это название перешло к танку. Что касается обозначения гусеничных боевых машин, то вначале использовалось английское слово "tank" и только в октябре 1918 года им было присвоено официальное название Sturmpanzerwagen. В состав комиссии входило большое количество талантливых инженеров, включая капитана Йозефа Фольмера, под общим руководством которого создали конструкторскую бригаду в составе 40 человек.

Требования к танку были выданы уже 15 ноября: максимальная скорость 10-12 км\ч, ширина преодолеваемого рва – 1,5 метра, подъём – 30°. В общем, эта спецификация была вполне реализуема, если бы не ряд нюансов. Конструкторы решили проектировать шасси по "продольной" схеме с центральным размещением двигателя и органов управления. Это потребовало создания очень высокого корпуса, что сразу создавало проблемы с центровкой танка. Преимуществом такой схемы являлось разве что лучшая защищенность ходовой части, но из-за перегруженности танка бронирование получилось слишком тонким и полного эффекта добиться не удалось. Сама ходовая часть, применительно на один борт, состояла из следующих компонентов:

- три тележки с пятью опорными катками каждая, каждая тележка подвешивалась на спиральных рессорах к поперечным балкам

- шесть поддерживающих роликов

- направляющее колесо переднего расположения с винтовым механизмом натяжения гусеницы

- ведущее колесо заднего расположения

- крупнозвенчатая гусеница из стальных траков

Согласно расчетам для обеспечения требуемой скорости машина массой порядка 20 тонн должна была оснащаться 200-сильным двигателем. Такие двигатели существовали и использовались на дирижаблях, поэтому их поставки подразумевали большие проблемы. Тогда фирма Daimler предложила установить два двигателя мощностью по 100 л.с. каждый, работающие на отдельную гусеницу. Схема была сделана таким образом, что запустив только один из них, второй можно было запустить в движении. Запуск мог производиться тремя способами: электростартером, накачиванием топливной смеси насосом и П-образной рукояткой на 3 человека. Охлаждение двигателя осуществлялось за счет двух трубчатых радиаторов, которые ставились у передней и задней стенок капота, с обдувом четырех вентиляторов.

Выхлопные трубы выводились наружу через глушители. Два топливных бака, ёмкостью по 250 литров каждый, располагались в передней части корпуса. От боевого отделения они были отделены металлическими перегородками, а днище защищалось 10 мм литом брони. Соответственно, привод и управление каждой гусеницей составляли отдельный агрегат, который включал главный фрикцион, конические передачи переднего и заднего хода, колодочные тормоза (использовались для поворота танка) а также 3-скоростную коробку передач тракторного типа со скользящими шестернями, обеспечивавшей скорость 3, 6,5 и 12 км\ч.

Первый вариант танка A7V предполагал коробчатый корпус с небольшими площадками в передней и задней части, а также передней рамой для преодоления более широких рвов. Вооружение должно было состоять из 57-мм пушки в носовой установке, двух 20-мм автоматических пушек Беккера в задних амбразурах и четырех 7,92-мм пулеметов MG08 в бортовых амбразурах с боекомплектом из 40-60 лент по 250 патронов в каждой. По требованию военного ведомства каждый пулеметный и орудийный расчет состоял из двух танкистов. Включая командира и водителя это увеличивало экипаж до 18 человек, хотя вполне можно было обойтись 10-ю. В ходе постройки танка выяснилось, что 20-мм пушки поставить не удастся, поэтому их заменили пулеметами.


Сборка первого шасси была завершена весной 1917 года, но ещё 16-го января макет шасси с деревянным корпусом продемонстрировали в Берлин-Мариенфельде. Спустя три дня, 20-го января, военное ведомство заказало 100 шасси, которые получили номера от 500 и далее, причем для бронировки предназначалось только 10 из них. Готовое ходовое шасси, предоставили 30-го апреля и 14-го мая оно прошло "показательные выступления" перед членами Ставки в Майнце. Время уже не ждало – в апреле на поле боя вышли первые французские танки и хотя их боевое применение было неудачным стало понятно, что союзники будут только наращивать выпуск бронетехники.

Тем временем испытания шасси, длившиеся до лета 1917 года, выявили большое количество проблем технического характера, на устранение которых потребовалось несколько месяцев. Первый образец A7V в недостроенном виде показали кайзеру 19-го июня, а его сборку закончили только в октябре. Заказ на 100 шасси был подтвержден, но количество танков довели до 38. Вскоре было решено, что A7V не полностью удовлетворят требованиям и заказ на танки сократили до 20 единиц.

Для ускорения серийного производства устанавливались корпуса сразу двух производителей. Фирма Krupp, бронировавшая шасси с номерами 540-544, предоставила корпус у которого борта собирались из пяти отдельных листов, а крыша – из четырех отдельных и одного поперечного. В свою очередь, фирма Rochling, производившая бронировку шасси с номерами 502 и 505-507, предложила цельнолитые бортовые листы. Броня толщиной 20 мм обеспечивала защиту от бронебойных пуль любого калибра и крупных осколков. Теоретически, бронелисты могли выдерживать попадания снарядов полевой артиллерии небольшого калибра, но фактически этого добиться не удалось. В свою очередь, для усиления наступательного потенциала, рассматривался вариант с установкой 77-мм орудия, но из-за большой длины отката от неё отказались.

Таким образом, 57-мм пушки Максима-Норденфельда, захваченные ещё в октябре 1914 года в крепости Антверпен, стали основным вооружением A7V. В боекомплект входило 100 осколочно-фугасных выстрелов, 40 бронебойных и 40 картечных. При начальной скорости 487 м\с бронебойный снаряд мог пробить вертикальный лист брони толщиной 20 мм. Танки с корпусами фирмы Krupp оснащались тумбовыми установками, которые были разработаны для танков A7VU, не принятых к серийному производству. Эти установки обеспечивали очень скромные сектора наведения: 45° по горизонтали в обе стороны и 20° вверх-вниз по вертикали. Наведение осуществлялось при помощи телескопического прицела, через главную смотровую и две дополнительные боковые щели. Танк с номером 501 в опытном порядке вооружили шестью пулеметами, но затем два фронтальных всё же заменили на 57-мм пушки. Для управления огнем орудия использовалась световая сигнализация, но остальной экипаж получил команды от командира только голосом и жестами.

Сборка танков продолжалась до сентября 1918 года, причем из-за многочисленных ручных подгонок практически каждый из них имел индивидуальные отличия. В первую серию вошли танки с номерами 501, 502, 505-507 и 540-544. Вторая серия включала танки с номерами 525-529 и 560-564, которые оснащались корпусами Krupp и Rochling соответственно.


Остальные небронированные шасси использовались по прямому назначению – в качестве тракторов-транспортеров Überlangwagen с большой платформой, передний и задний края которой далеко выдавались за гусеничный обвод, а посередине возвышалась крытая рубка с двигательным отсеком и кабиной водителя. На этих машинах могли устанавливаться прожекторы – по одному под платформой спереди и сзади и два поворотных – под потолком рубки.

Поскольку шасси считалось многофункциональным на его базе было построено несколько специализированных гусеничных машин. В частности, рассматривались проекты передвижной радиостанции Funkwagen и артиллерийского тягача Artilleriezugmaschine. Примерно от 60 до 80 шасси было построено в вариантах землеройных машин и экскаваторов Schutzengrabenbagger, оборудование для которых поставляли фирмы "Орренштайн унд Коппель" (Берлин) и "Везерхютте" (Бад-Осенхаузен).

Ещё одно шасси использовали в начале 1918 года для постройки тяжелого танка A7VU. Эта машина создавалась под влиянием британских "ромбов", получив ходовую часть полностью охватывающую корпус и вооружение размещенное в бортовых спонсонах. Танк оказался перетяжеленным и по подвижности сильно уступал своим аналогам, включая A7V, поэтому от его серийного производства отказались.

Центральное расположение отделения управления натолкнуло немецких конструкторов на мысль создать на базе шасси A7V самоходную зенитную установку. Эта боевая машина, известная под обозначением Panzerflak, оснащалось закрытой кабиной водителя и установкой двух 77-мм зенитных орудий на открытых платформах (в некоторых источниках также указывается, что они оснащались трофейными 76,2-мм орудиями, захваченными у российской армии). Точное количество таких самоходных установок назвать затруднительно, но их было не менее двух единиц. Предположительно, Panzerflak применялись на Западном фронте летом-осенью 1918 года. Впоследствии все машины на базе шасси A7V были разобраны по решению союзной комиссии.


Приказ о формировании двух штурмовых отделений по 5 танков в каждом был издан 20-го октября 1917 года. Несмотря на отсутствие боевых машин 1-е отделение было официально сформировано уже 5-го января 1918 года. Набор в экипажи производился дифференцированным способом: водители и механики – из инженерных войск, наводчики и заряжающие – из артиллерии, пулеметные расчеты – из пехоты, командиры – из пехоты или автомобильных частей. Наладить между ними взаимодействие было особенно трудной задачей, поскольку каждый из представителей перечисленных родов войск имел собственное мнение о том, как нужно применять танки. Обучение экипажей проводилось в учебном центре под Седаном.

К тому времени немцы располагали примерно 100 трофейными танками, большая часть которых являлась британскими Mk.IV обоих типов ("самцы" и "самки"), которые были захвачены летом 1917 года в ходе удачного контрудара под Камбре. Впоследствии было захвачено несколько французских Schneider CA1 и Saint-Chamond, но немцы использовали их только для изучения. Таким образом, основной ударной силой в ходе грядущего наступления в Пикардии являлись A7V и Mk.IV. Штурмовые отделения с номерами от "1" до "3" оснащались танками A7V (ещё пять танков оставили в резерве), а отделения с номерами от "12" до "17" получили трофейные Mk.IV. Во время подготовки к боевому применению вышло из строя шасси №502, корпус и вооружение пришлось установить на шасси №503. По тем же причинам шасси танка №544 заменили на шасси №504.


О том, как именно применять собственные танки немецкое командование имело весьма смутные представления. В инструкции было однозначно сказано, что танки и пехота должны продвигаться отдельно, чтобы пехотинцы не попадали под губительный огонь артиллерии. Чем это могло закончиться для атакующих соединений немцы узнали несколько позже, когда время было безвозвратно потеряно.

Наступление в Пикардии проводилось в период с 21-го марта по 4-е апреля 1918 года. На участке фронта протяженностью 765 км в бой ввели 59 дивизий при поддержке всего 19 танков, включая трофейные. В первый же день операции у Сен-Кантена пошли в бой 4 A7V и 5 трофейных Mk.IV – несмотря на то, что только двум машинам удалось выполнить боевые задачи, они произвели большое впечатление на противника.


Во ходе второй фазы наступления имел место первый в истории танковый бой. События развивались в течении 24-го апреля у населенного пункта Виллер-Бретоннё. В полосе наступления 2-й армии немецкое командование располагало 13 танками, разделенными на три группы. Первая группа включала танки №526, 527 и 560 и действовала с 228-й пехотной дивизией наступая на Виллер-Бретоннё, вторая группа (танки №501, 505, 506, 507, 541 и 562) шли по южной окраине с 4-й гвардейской дивизией, а третья группа (танки № 525, 542, 561 и 504) вместе с 77-й резервной дивизией наступали на деревню Каши. Танк №506 застрял на местности, но остальным машинам удалось захватить деревню и начать продвижение на Каши вместе с третьей группой. Здесь три немецких танка внезапно вышли на три британских Mk.IV (один "самец" и две "самки"), которые проводили контратаку даже не подозревая о наличии бронетехники у противника. Расположение A7V на поле боя было таким, что в непосредственный боевой контакт вступил только танк №561 "Nikse", а два остальных не могли помочь ему даже пулеметным огнем. Немецкая артиллерия также молчала, опасаясь поразить свои машины, а британская пехота была начисто лишена противотанковых средств. Таким образом, состоялась своего рода рыцарская дуэль "один на один", которая в начальной фазе имела соотношение "три на три". Главную роль здесь сыграла лучшая подготовка экипажей.

В течении нескольких минут боя, ведя огонь с места, немецким танкистам удалось повредить два британских пулеметных "самок", которые были вынуждены отойти. В свою очередь, экипаж "самца" произвел несколько выстрелов с хода, после чего перешел на стрельбу с места. Немцы также стреляли с места, пытаясь использовать как орудие, так и пулеметы с бронебойными пулями. Фактически бой закончился после того, когда один из трех снарядов, попавших в A7V, разбил маслорадиатор. В свою очередь Mk.IV получил попадание в гусеницу и был обездвижен. Немецкий экипаж счел более разумным отойти, что дало основание британцам считать себя победителями в этом сражении.


А вот второй бой, случившийся восточнее деревни Каши чуть позднее, известен гораздо меньше. В тот же день A7V с номером 525 ("Siegfried") вступил в бой с семью средними танками Mk.A, которые также были брошены на "латание дыр" в обороне. Немцы снова вели огонь с места и подбили один британский танк, другие три подбили артиллеристы и ещё три Mk.A получили повреждения.

Немцы тоже понесли 24-го апреля значительные потери. Тот самый злополучный №506 был захвачен австралийской пехотой и отбуксирован в тыл (сейчас он является музейным экспонатом). Танк №542 опрокинулся при переходе через воронку – экипаж оставил машину, которую 15-го мая британцы отбуксировали при помощи двух Mk.IV и солдат французской 37-й марокканской дивизии.

В ходе последнего немецкого наступления на реке Эн в бой ввели 15 танков. Первый день наступления (27-го мая) закончился с переменным успехом. Танкистам удалось преодолеть первую линию обороны на участке Воклер – Берри-о-Бак, но затем им пришлось остановиться перед широким рвом и дальнейшее наступление проводилось только силами пехоты и артиллерии. Днем 31-го мая танки 1-го штурмового отделения вышли для атаки у Реймса, а 1-го июня танки из состава 2-го отделения атаковали позиции у форта Помпель. Потери оказались достаточно высокими и составили 8 машин, большую часть которых удалось эвакуировать в тыл для ремонта. Уничтоженным оказался танк №529 "Nixe II".

Повторная атака на Реймс была проведена 15-го июля, в день так называемой "второй Марны". Наступление немецких войск практически на всех участках фронта не достигло поставленных целей, а танкам 1-го и 2-го отделений не удалось "взломать" оборону французов, которая совершенно не пострадала от артиллерийской подготовки. Кроме того, несколько A7V подорвалось на минах.

Далее применение немецких танков носило эпизодический характер, что было связано сразу с несколькими причинами. Одной из них стали неудачи, постигшие A7V в летних боях, хотя они мотивировались в большей степени недостаточной подготовкой экипажей и ошибками командования, которое считало танки лишь "вспомогательным орудием" для пехоты. С другой стороны, во второй половине 1918 года ожидалось появление гораздо более боеспособных машин, наподобие легких танков LK-II, так что век A7V был уже фактически измерен.

Тем временем, начавшийся отход поставил перед танкистами новые задачи. Чтобы обеспечить переход на новые позиции 31-го августа танки 1-го и 2-го отделений были отправлены в контратаку у населенного пункта Фреминкур, что принесло новые потери. Танки №504 "Schnuk" и №528 "Hagen" погибли в бою и были записаны как безвозвратные потери, №562 "Herkules" был поврежден осколками авиабомбы (вероятно, это был первый случай в истории), а №563 "Wotan" вышел из строя.

Осенью немецкая армия отошла на линию обороны "Siegfried", прорыв которой означал военную катастрофу для Германии. Для усиления обороны на её позиции были переброшены последние боеспособные танки. Стремясь сдержать наступление союзных войск немецкое командование организовало 7-го октября новую контратаку у города Сен-Этьен, где части 3-й армии были поддержаны танками 3-го штурмового отделения. Бой завершился не в пользу немцев, причем все танки были подбиты и затем эвакуированы. На следующий день, в бой пошло 15 A7V и Mk.IV, которые были введены в разрыв германского фронта у Камбре. Появление танков на этом участке фронта стало неожиданностью для союзников и вызвало лёгкую панику, успокоить которую удалось лишь после того, как две машины были подбиты.

Последним днем применения A7V в 1-й мировой войне считается 11-е октября также в районе Камбре, у населенных пунктов Сен-Обере и Иву. Прорыв британских войск здесь удалось ликвидировать, но это стоило 3-му отделению потери танка №560. После этого A7V отвели в резерв и в боях больше не использовали, а 11-го ноября Германия подписала перемирие с союзниками.


Дальнейшая судьба танков A7V оказалась, мягко говоря, печальной. Четыре машины сдали на слом в октябре-ноябре 1918 года, а остальные разобрали в начале 1919 года. Но тут оказалось, что союзники сильно поспешили с уничтожением техники поверженного противника. Революционные выступления в Германии весной 1919 года создали предпосылки для свержения весьма непопулярного немецкого правительства, что потребовало немедленного вмешательства сильно сокращенных частей рейхсвера. Поскольку восставшие получили в свои руки автоматическое оружие остро встал вопрос о применении бронетехники. Соответственно, части Freikorps, привлекавшиеся для подавления восстания, получили в свою распоряжение танки, в числе которых было два забронированных транспортера Überlandwagen, постройка которых была согласована с союзниками. Вооружение этих машин, одна из которых была известна под названием "Hedi", состояло из четырех-шести пулеметов MG.08, которые монтировались в установках нового типа, обеспечивавших более широкие сектора обстрела. Кроме того, вместо большой рубки устанавливалось два цилиндрических колпака. Экипаж состоял из 8-10 человек. Танки применялись на улицах Берлина вплоть до июня 1919 года, после чего все они также отправились на слом. Ниже приводится полный список немецких танков A7V, которые в течении своей карьеры, подобно кораблям, по несколько раз меняли собственные названия:

501 "Gretchen" - брошен около Сен-Сесиль (Sainte-Cecile) в Бельгии, сдан на слом в 1919 г.

502 - не вооружался и был переделан в Gelandewagen, сдан на слом в октябре 1918 г.

503 "Faust", "Kronprinz Wilhelm", "Wilhelm", "Heiland" - сдан на слом немцами в октябре 1918 г.

504 "Schnuck" - разбит в бою 31 августа 1918 г. и захвачен новозеландской пехотой, впоследствии демонстрировался на параде Horse Guards в Лондоне и находился в 1919-1922 гг. в экспозиции Imperial War Museum.

505 "Baden I", "Prinz August Wilhelm", "August Wilhelm" - сдан на слом в союзниками 1919 г.

506 "Mephisto" - поврежден в бою в Виллер-Бретонне (Villers-Bretonneux) 24 апреля 1918 г. и захвачен австралийской пехотой. В июле танк был отремонтирован и отбуксирован в тыл. В настоящее время является экспонатом Australiam War Museum в г.Канберра (Австралия).

507 "Cyklop", "Prinz Eitel Friedrich", "Eitel Friedrich", "Imperator" - после перемирия был передан Freikorps и сдан на слом в 1919 г.

525 "Siegfried" - сдан на слом союзниками в 1919 г.

526 "Alter Fritz " - сдан на слом немцами в июне 1918 г.

527 "Lotti" - разбит в бою 1 июня 1918 г. близ города Форт дее ля Помпилье (Fort de la Pompelle)

528 "Hagen" - разбит в бою 31 августа 1918 г. близ города Фреминкур (Fremicourt), впоследствии захвачен британской пехотой и демонстрировался на параде Horse Guards в Лондоне. Отправлен на слом в 1919 г.

529 "Nixe II" - разбит в бою 31 августа 1918 г. близ города Реймс и захвачен американской пехотой. Впоследствии отремонтирован и отправлен в США, где стал экспонатом Aberdeen Proving Grounds Museum. Сдан на слом в 1942 г.

540 - сдан на слом союзниками в 1919 г.

541 - сдан на слом союзниками в 1919 г.

542 "Elfriede" - брошен экипажем в бою 24 апреля 1918 г. близ Виллер-Бретонне (Villers-Bretonneux), захвачен французской пехотой и демонстрировался в Place de la Concorde (Париж).

543 "Bulle", "Prinz Adalbert", "Adalbert" - сдан на слом союзниками в 1919 г.

560 - разбит в бою 11 октября 1918 г. близ города Иву (Iwuy).

561 "Nixe" - вышел из строя в бою 24 апреля 1918 г. близ Виллер-Бретонне (Villers-Bretonneux) и уничтожен немецкими войсками.

562 "Herkules" - сдан на слом немцами после боя 31 августа 1918 г.

563 "Wotan" - сдан на слом союзниками в 1919 г. В конце 1980-х гг. была построена его полноразмерная реплика, которая сейчас является экспонатом Deutsches Panzermuseum в Мюнстере (Германия).

564 "Prinz Oskar", "Oskar" - сдан на слом союзниками в 1919 г.


На этом историю танков A7V можно было бы закончить, если бы не одно обстоятельство. В зарубежных источниках (да и в отечественных тоже), можно встретить утверждение об использовании немецких танков A7V польскими войсками в войне с Советской Россией в 1919-1920 гг. Например, британский журнал “Profile” в 1970 году опубликовал следующие откровения (не указав, правда, их источника): “После войны несколько уцелевших A7V были переданы Польше и сыграли определенную роль в советско-польской войне 1919-1920 гг. Пять танков приняли участие в битве за Варшаву. A7V официально оставались на службе в Польше до 1921 г.”

Любопытные сведения, не находите ли? Все это выглядит довольно красиво, особенно с польской стороны, сумевшей каким-то образом ввести в состав свей армии столь сложные в эксплуатации машины. Но тут возникает сразу несколько вопросов. Во-первых, немецких A7V построили всего 20 экземпляров и судьба каждого из них не является тайной – все они были уничтожены самими немцами или союзниками в течении 1918-1920 гг. Значит немцы успели построить ещё как минимум 5 танков и заготовить для них массу запасных частей. Куда же тогда смотрела союзная комиссия по разоружению Германии? Допустим, танки все же были собраны, затем захвачены французами и переданы полякам. Здесь появляется второй вопрос – откуда в польской армии появился подготовленный технический персонал, а главное – экипажи для танков? Предположим, их подготовили в Германии, хотя и это кажется мало вероятным, учитывая особо дружественные отношения между Польшей и Францией. Третий вопрос – если польские A7V действительно использовались против РККА, то почему не сохранилось ни одного свидетельства очевидцев этого диковинного зрелища. Ведь не заметить громадный A7V или спутать его с каким-то другим танком было просто невозможно. Не дошло до нас ни одной фотографии немецких танков, находившихся на польской службе, что тоже довольно странно. Скорее всего, польские A7V – не более чем миф, созданный зарубежными авторами на основе непроверенных сведений.



Источники:
С.Л.Федосеев "Танки Первой Мировой Войны". Москва. АСТ\Астрель. 2002
С.Л.Федосеев "Танки кайзера. Германские танки 1-й мировой войны" ("Бронеколлекция МК")
John Foley "A7V Sturmpanzerwagen". Profile Publications. 1967
Steve Zaloga "German Panzers 1914–18". Osprey Publishing. ISBN 1-84176-945-2. 2006
panzerbilder.blogspot.com.by: Sturmpanzer A7V 505 "Baden I" (Deutschland)
pinterest.com: A7V
landships.activeboard.com: Who am I?


ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ТЯЖЕЛОГО ТАНКА
A7V образца 1918 г.

БОЕВАЯ МАССА30000 кг
ЭКИПАЖ, чел.18
ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ
Длина, мм7350
Ширина, мм3060
Высота, мм3300
Клиренс, мм200
ВООРУЖЕНИЕодна 57-мм пушка типа Maxim-Nordenfeldt и шесть 7,92-мм пулеметов Schwarzloze MG 08/15
БОЕКОМПЛЕКТ180 выстрелов
10000-15000 патронов
ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯтелескопический орудийный прицел и оптические прицелы для пулеметов
БРОНИРОВАНИЕ лоб корпуса - 30 мм
борт корпуса - 20 мм
корма корпуса - 20 мм
крыша - 15 мм
днище - 10 мм
ДВИГАТЕЛЬдва Daimler, 4-цилиндровые, карбюраторные, жидкостного охлаждения, максимальной мощностью 100 л.с. каждый при 800-900 об\мин.
ТРАНСМИССИЯмеханического типа: 3-скоростная КПП, однорядеый бортовой редуктор
ХОДОВАЯ ЧАСТЬ(на один борт) три тележки с 5 опорныыми катками, 6 поддерживающих роликов, заднее ведущее колесо зубового зацепления и переднее направляющее колесо; блокированная подвеска тележек на винтовых пружинах; крупнозвенчатая металлическая гусеница из 48 траков шириной 500 мм и шагом 254 мм
СКОРОСТЬ12 км\ч по твердому грунту
ЗАПАС ХОДА ПО ШОССЕ?
ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ
Угол подъёма, град.18°
Высота стенки, м0,455
Глубина брода, м0,80
Ширина рва, м2,20
СРЕДСТВА СВЯЗИ-

ВНИМАНИЕ
Все права на текстовые материалы принадлежат администрации сайта Aviarmor.
Перепечатка и использование возможны только с письменного разрешения администрации
или при наличии активной ссылки на этот сайт.
©2013 www.aviarmor.net