Pz.Kpfw.I

Легкий танк


Официальное обозначение: Pz.Kpfw.I
Альтернативное обозначение: Sd.Kfz.101, 1 LaS Krupp
Год начала работ: 1932
Год постройки первого прототипа: 1933
Стадия завершения работ: серийно выпускался до 1938 г.


От тракторов к танкам

1931-1933 гг.


После серии долгих и не очень удачных экспериментов с лёгкими и тяжелыми "тракторами", проводившимися в Германии с 1926 по 1933 гг. включительно, новое руководство автомобильных войск рейхсвера в лице генерал-майора Лутца, было вынуждено констатировать неудовлетворительное состояние дел в танкостроительной промышленности. Все опытные машины были, откровенно говоря, абсолютно не технологичны в производстве. "Тракторы" имели неудачную компоновку корпуса и сложную в изготовлении многокатковую ходовую часть "японского типа". Уже в 1931 году стало ясно, что серийными ни "Lehttraktor", ни "Grosstraktor" никогда не станут. Тем не менее, надо было чем-то комплектовать в тайне формируемые танковые соединения и тут немцы, что называется, "на полную катушку" использовали одну из немногочисленных поблажек, зафиксированных в Версальском договоре от 1919 года – Германии разрешалось строить учебные бронированные машины лёгкого типа. Расчет был на то, что даже если немцам и удастся наладить сборку таких машин в больших количествах, то для стран бывшей Антанты они не будут представлять существенной угрозы. Сами немцы так совершенно не считали.

В 1932 году полковник Г.Гудериан настоял на том, чтобы немецкая промышленность наладила выпуск лёгких танков. Спецификация, ограничивающая массу машины до 5000 кг при противопульном бронировании и вооружении из двух 7,92-мм пулеметов, была выдана сразу четырем фирмам: Daimler-Benz, Rheinmetall-Borsig, MAN и Krupp. Победителем конкурса стала фирма Kruup, предложившая почти готовой проект "малого трактора", составленный инженерами Хогельлохом и Вольфертом. Чтобы скрыть истинные намерения первый прототип этой машины, выпущенный в июле 1932 года, первоначально получило обозначение LaS. Хотя технические данные этого "сельскохозяйственного тягача" были весьма далеки от идеала для серийной постройки был выбран именно он. Военные сделали ставку на простоту конструкции LaS и возможность быстрого развертывания его массового выпуска.

Производство "тягачей" под новым названием 1 LaS Krupp началось летом 1933 года, но вопреки ожиданиям, даже столь простая машина оказалась достаточно "крепким орешком" для немецкой танковой промышленности. Отправленные на полигон в Куммерсдорфе первые пять LaS "нулевой серии" показали низкую надежность ходовой части и трансмиссии, что препятствовало их нормальному использованию в любых целях. В течении февраля-апреля 1934 года было изготовлено ещё 15 машин, после чего был сделан вывод о готовности промышленности перейти к строительству полноценных танков на этом же шасси.

Первоначальный заказ составил 135 машин, но уже в январе 1934 года его увеличили на 450 единиц, подключив к производству четыре фирмы – через год после прихода к власти нацистов условия Версальского договора утратили свою силу. Некоторое время серийные танки ещё носили обозначение 1 LaS Krupp, но в 1935 году его сменили на официальное Panzerkamfwagen I (Pz.Kpfw.I Ausf.A). В "свозной" армейской системе обозначений танк получил индекс Sd.Kfz.101.


Конструкция лёгкого танка

Pz.Kpfw.I Ausf.A и Ausf.B


Корпус для 1 LaS Krupp был разработан специалистами фирмы Daimler-Benz, которые пошли по пути наименьшего сопротивления, взяв за основу конструкцию "тягача" LaS. Сборка корпуса производилась методом сварки из листов хромоникелевой стали.

В передней части корпуса размещалась трансмиссия, состоявшая из карданной передачи двухдискового главного фрикциона сухого трения, коробки передач, механизма поворота, бортовых фрикционов, передач и тормозов. На танках Pz.Kpfw.I использовались механические пятискоростные коробки передач ZF Aphon FG35 (Ausf.A) и Aphon FG31 (Ausf.B), обеспечивавшие 5 скоростей движения вперед и 1 заднюю скорость. В технической документации экипажу рекомендовались следующие скоростные диапазоны: на первой передаче – до 5 км/ч, на второй – до 11, на третьей – до 20, на четвертой – до 32 и на пятой – до 42 км/ч.

В средней части корпуса находилось отделение управления, которое было совмещено с боевым отделением. Над ними устанавливалась надстройка, одновременно служившая подбашенной коробкой. Место механика-водителя и органы управления танком располагались с левой стороны. Обзорность обеспечивалась тремя люками с броневыми крышками: в лобовом листе надстройки, а также в скошенных бронелистах её левого борта. Для посадки механика-водителя предназначался двухстворчатый люк в левой части подбашенной коробки. Управление танком осуществлялось с помощью педалей сцепления, акселератора и тормоза, а также двух рычагов, связанных с бортовыми фрикционами. Приборное оборудование было очень скромным – на приборной панели присутствовали только датчиком температуры масла, тахометр (проградуирован от 0 до 3000 об/мин с опасной зоной выше 2500 об/мин) и спидометром со шкалой от 0 до 50 км/ч.

На крыше надстройки, со смещением на правый борт, устанавливалась сварная башня, имевшая диаметр погона 911 мм. Борта и корма башни изготовлялись из цельного бронелиста в котором делалось четыре выреза под смотровые люки, причем два задних оснащались смотровыми приборами. В крыше имелся люк для с одностворчатой крышкой для посадки командира. Сиденье командира вращалось вместе с башней при помощи ручного привода, однако полик боевого отделения отсутствовал.

Командир танка обслуживал два пулемета Dreyse MG 13 калибра 7,92 мм, которые были разнесены и устанавливались в полукруглой маск-установке, которая могла фиксироваться в горизонтальном положении. Вести огонь из них можно было раздельно. Боекомплект, состоявший из 61 магазина, размещался в башне и корпусе. В башенной укладке находилось всего 8 магазинов, в то время как в корпусе было четыре укладки по 8, 20, 6 и 19 магазинов соответственно. Максимальные углы вертикального наведения пулеметов составляли от -12° до +18°. Наведение на цель осуществлялось при помощи телескопического двукратного прицела Zeiss TZF 2.

В моторном отделении, находившемся в кормовой части танка, устанавливался 4-цилиндровый карбюраторный горизонтально-оппозитный двигатель Krupp M305 воздушного охлаждения с карбюратором Solex 40 JEP. Двигатель развивавал максимальную мощностью 57 л.с. при 2500 об/мин. Диаметр цилиндра 90 мм, ход поршня 130 мм. Рабочий объем двигателя составлял 3460 см.куб. В задней части моторного отделения находилось два бензобака общей ёмкостью 144 литра. Танки могли заправляться только этилированным бензином с октановым числом 76. На модификации Ausf.A присутствовало две выхлопные трубы, выведенные на оба борта.

Электрооборудование выполнялось по однопроводной схеме с напряжением в сети 12 В. Источниками электричества являлся генератор Bosch GTL 600/12-1200 мощностью 0,6 кВт или Bosch RRCN 300/12-300 мощностью 0,3 кВт. Некоторые танки (как правило, это были командирские машины) получили приёмники FuG2 со штыревыми антеннами. Кроме того, во всех машинах имелся комплект сигнальных флажков и ракетница. Между собой члены экипажа общались посредством звуковой трубы.


Интересна история создания ходовой части танка Pz.Kpfw.I. Вдоволь наигравшись с многокатковым шасси немцы пришли к вполне логичным выводам сократить количество опорных колес и располагать ведущие колеса непременно спереди, что снижало риск сброса гусеничной цепи при крутых разворотах. Но это было ещё не всё. Поскольку на поиск новых технических решений времени было немного, немецкие инженеры решили позаимствовать схему (но не конструкцию целиком!) ходовой части от британских танкеток Carden-Loyd Mk.IV. В результате, ходовая часть танка Pz.Kpfw.I, применительно на один борт, состояла из четырех обрезиненных опорных катков диаметром 530 мм, трех поддерживающих роликов, переднего ведущего колеса и заднего ленивца, который в целях снижения удельной нагрузки на грунт был опущен на землю. Опорные катки блокировались попарно на продольной внешней балке и подвешены на листовых четвертьэллиптических рессорах. Для улучшения жесткости конструкции три задних катка и ленивец были дополнительно скреплены общей продольной балкой.


Опыт эксплуатации показал, что танк испытывает нехватку мощности, поэтому на модификации Pz.Kpfw.I Ausf.B рекомендовали заменить силовую установку. В качестве альтернативного варианта предлагался дизельный двигатель Krupp 601, развивавший мощность 60 л.с. при 2200 об\мин., однако этот эксперимент не привел к существенному улучшению ходовых качеств танка. Более эффективной оказалась установка 6-цилиндрового рядного двигателя жидкостного охлаждения Maybach NL 38TR мощностью 100 л.с. (диаметр цилиндра 90 мм, ход поршня 100 мм, рабочий объем 3791 см.куб.). Этот двигатель был более длинным, что повлекло удлинение корпуса на 400 мм, а также изменение задней стенки и крыши моторного отделения. Две выхлопные трубы заменили на одну, которая выводилась на правый борт.

Ёмкость бензобаков увеличили до 146 литров, но никаких существенных улучшений этим не добились в виду более высокого расхода топлива. Если более ранние танки с "крупповским" двигателем потребляли 100 литром бензина на 100 км, то теперь для преодоления такой же дистанции требовалось 125 литров горючего – то есть, расход вырос ровно на четверть. На этой же модификации стали устанавливать два аккумулятора емкостью 105 Ач.

После установки нового двигателя также пришлось дорабатывать ходовую часть – на модификации Pz.Kpfw.I Ausf.B ленивец был поднят над землёй. Часть танков была оснащена радиостанцией FuG5 со штыревой антенной.

С 1936 года танки стал оснащаться новыми пулеметами Rheinmetall-Borsig MG 34, боекомплект которых был увеличен до 90 магазинами с 2260 патронами. Кроме того, спусковой крючок левого пулемета теперь располагался на штурвале подъема оружия слева от командира, а правого – на штурвале поворота башни справа от него. Сам механизм поворота башни был перенесен на правую сторону от маск-установки.


Несмотря на огромные трудности с развертыванием серийного производства танки поступали в войска во всё больших количествах. С 1935 года эти машины выпускались уже пятью фирмами: Krupp-Gruson, Daimler-Benz, Henschel, Rheinmetall-Borsig и MAN. В общей сложности было выпущено 477 танков Pz.Kpfwl Ausf.A (349 – на заводах фирмы Henschel и 128 – на заводах MAN) с серийными номерами от 10 001 до 10 477. Производство танков модификации Ausf.В было вначале организовано на заводах Henschel, Krupp-Gruson в Магдебурге, но с 1936 года также были подключены заводы MAN в Нюренберге и завод фирмы Wegmann в Касселе. Эта модификация стал наиболее массовой – вплоть до июня 1937 года было собрано 1016 (по другим данным – только 675) танков с серийными номерами 10478-15000 и 15201-16500.


Первые годы эксплуатации

1934-1939 гг.


Несмотря на несовершенство конструкции и массу технических недостатков именно "единичкам" была уготована судьба стать основным танком Panzerwafe на протяжении первых пяти лет их существования. Столь долгий период эксплуатации в частйх первой линии был обусловлен трудностями в разработке и серийном производстве "полностью боевых танков", которые знакомы нам под обозначениями Pz.Kpfw.III и Pz.Kpfw.IV – в массовом количестве они начали поступать лишь с 1940 года. Итак, первыми на вооружение начали поступать Pz.Kpfw.I, представлявшие собой учебные танки. После выпуска 15 шасси LaS немецкая промышленность в период с 1936 по ноябрь 1938 года собрала 164 учебных Pz.Kpfw.I Ausf.B. Начиная с 1941 года их перенацелили для использования в качестве эвакуационных тягачей, а в течении 1942 года на них установили газогенераторные установки. Последние машины этого типа успели принять участие в боях на территории Германии весной 1945 года.

Параллельно проводилось создание первых танковых соединений вермахта, позднее составившие основу его ударных сил. Начало этому процессу было положено несколькими годами ранее, но дело пошло быстрее после демонстрации А.Гитлеру в конце 1934 года на полигоне в Куммерсдорфе имевшихся к тому моменту весьма скромных бронетанковых сил. Гудериан показал всего пять взводов (мотоциклетный, противотанковый, легкий танков, а также лёгких и тяжелых бронемашин), оказавших сильное впечатление на фюрера, который высоко оценил потенциальные возможности ещё несовершенных Panzerwaffe и выучку немецких танкистов.

В течении следующих 12 месяцев (к 15 октября 1935 года) было сформировано три танковые дивизии, которые не были полностью укомплектованы:

1 Panzer Division – дислоцировалась в Веймаре, комановал дивизией генерал Вейхс

2 Panzer Division - дислоцировалась в Вюрцбурге, комановал дивизией генерал Гудериан

3 Panzer Division - дислоцировалась в Берлине, комановал дивизией генерал Фессман.

Почти на 80% они были оснащены "единичками", при очень небольшом количестве более мощных танков Pz.Kpfw.II первых серий. Формирование 1-й танковой дивизии, первоначально создаваемой как 1-я танковая бригада, производилось на основе частей 3-й кавалерийской дивизии и состояла из 1-го и 2-го полков. Но вначале, в сентябре 1935 года, новые танки, включая учебные LaS, были переданы трём ротам Kraftlehr Kommando Zossen (Учебное подразделение автомобильных войск в Цоссене) и только месяцем позже их них организовали 1-й танковый батальон в составе четырех рот, полностью оснащенный "единичками". Аналогичным образом был создан и 2-й танковый полк в Ордурфе.

Разумеется, наличие в войсках Pz.Kpfw.I рассматривалась как временная мера, поэтому когда в 1936 году началось поступление танков Pz.Kpfw.II предсерийных партий, комплектацию танковых полков постепенно удалось довести до более высокого уровня. На тот момент каждый взвод состоял из одного Pz.Kpfw.II и четырех Pz.Kpfw.I.

В 1938 году командование дивизией принял генерал Рудольф Шмидт – одновременно так называемые легкие роты, включавшие по 4 взвода и входившие в состав танковых батальонов, стали формировать следующим образом: с 1-го по 3-й взвод имели на оснащении по две "единички" и три "двойки", а 4-й взвод имел на вооружении пять "двоек". Кроме того, в состав 1-й танковой дивизии входила 1-я стрелковая бригада, 37-й артиллерийский полк, 37-я рота связи и 4-я разведывательная рота. Незадолго до вторжения в Польшу, в марте 1939 года, была принята организация легкой роты типа "А". Это бяло связано с началом более-менее массовых поставок танков среднего типа. В идеальном варианте лёгкая рота состояла из следующих подразделений:

- штаб: один Pz.Bef.I и два Pz.Kpfw.I;

- легкий взвод: пять Pz.Kpfw.I;

- 1-й, 2-й и 3-й взвод: по три Pz.Kpfw.III или Pz.Kpfw.IV.

Чтобы сэкономить низкий ресурс ходовой части для переброски Pz.Kpfw.I активно применялись различные модели тяжелых грузовиков грузоподъемностью 8800-9500 кг. Наиболее массовыми были Bussing-NAG 900 и 900А, а также Faun L900D567. В течении 1939-1940 гг. к ним добавились трофейные машины: Skoda 6VTP6-T, Skoda 6K, Tatra T81, Laffli S45TL, Bernard и Willeme. Кроме того, на вооружении вермахта состояли специальные прицепы Sd.Anh.115 грузоподъемностью 8000 кг и Sd.Anh.116 грузоподъемностью 22 000 кг (Sd.Anh. - Sonder Anhanger -специальный прицеп), которые буксировались тяжелыми колесными тягачами Hanomag SS100 или полугусеничными Sd.Kfz.9 фирмы FAMO.

Если же танки выходили из строя по каким-либо причинам их ремонт был организован сразу на нескольких предприятиях. Если до 1939 года этим занимались только предприятия немецких фирм, то после полной оккупации Чехии к ним добавился завод Ceskomorawska-Kolben-Danek (CKD), который в скором времени был переименован в Bohemische-Mahrische Maschinenfabrik (BMM).


Машины специального назначения

Модификации на базе танка Pz.Kpfw.I


Как и следовало ожидать, первый серийный танк стал основой для целого ряда бронемашин различного назначения и в отличии от других аналогичных случаев большинство из них выпускалось серийно. Как правило, для доработок и экспериментов использовались уже готовые шасси и несколько реже – серийные танки обеих модификаций.


Пожалуй начать можно с одной из наиболее известных и наиболее распространенной модификации – командирской бронемашины. Задание на её разработку было выдано ещё в 1935 году и в кратчайший срок фирма Daimler-Benz подготовила соответствующий проект. Переделки сводились к установке командирской башенки и высокой неподвижной рубки, внутри которой размещался экипаж из трех человек: водителя, командира и радиотелеграфиста. Башня демонтировалась вместе с вооружением. Отбиваться от противника танкисты теперь могли только при помощи личного оружия, размещенного в укладке. Радиооборудование включало приёмник FuG2 и приёмник-передатчик FuG6. Более поздние бронемашины отличались установкой 7,92-мм пуоемета MG34 в лобовом листе надстройки.

Первые шесть бронемашин, получивших обозначение Sd.Kfz.123, были построены на шасси Pz.Kpfw.I Ausf.А. Все прочие модификации выпцскались на шасси модификации Ausf.B. Помимо новой ходовой части стандартной стала установка пулемета и более толстое бронирование. Так, командирские бронемашины модификации 2 Kl.B оснащались бронекорпуса с толщиной вертикальных поверхностей и лобовой части 14,5 мм, а командирская башенка могла отсутствовать. Первые серийные машины комплектовались жестко закрепленной антенной на деревянной раме, но с 1937 года стандартной стала установка поручневой антенны шириной 2200 мм на корме. На модификации 3 Kl.B лобовая часть корпуса изготавливалась из 19 мм бронелистов. Высокая командирская башенка была заменена на низкую с двухсторчатым люком.

В ходе очередной модернизации, проведенной в 1939-1940 гг., вместо радиостанции FuG6 стали устанавливать FuG8 с увеличенным радиусом действия, а поручневую антенну заменили на штыревую. Командирские бронемашины на базе Pz.Kpfw.I активно применялись с осени 1939 по весну 1942 года, пока им на смену не пришли средние командирские танки.


Не менее успешными оказались эксперименты с самоходными артиллерийскими установками. Работы в этом направлении начались ещё в 1939 году, когда специалистами фирмы Alkett было предложено три варианта САУ на шасси Pz.Kpfw.I:

- противотанковая САУ оснащенная 37-мм пушкой PaK 35/36

- зенитная САУ оснащенная 20-мм автоматической пушкой FlaK 30

- САУ огневой поддержки оснащенная полевым орудием leG 18.

Правда, только одному проекту удалось быть реализованным в предложенном виде. Первыми в числе САУ стала самоходка огневой поддержки, оснащенная 150-мм орудием sIG 33, прототип которой был представлен 29-го января 1940 года. Поскольку сроки поджимали немецкие инженеры пошли по пути наименьшего сопротивления, просто демонтировав башню и подбашенную коробку. На их месте была установлена П-образная надстройка с крышей, за которой вместе с лафетом и колесами закреплялось полевое орудие. Несмотря на ярко выраженные недостатки (перегруженность шасси, высокая центровка, недостаточная проходимость по местности) 15cm sIG33(Sf) auf Pz.Kpfw.I Ausf.B пошла в серию. Эти машины приняли боевое крещение во Франции в составе 701-706 рот тяжелых самоходных орудий. В течении 1941 года они также использовались в Югославии и СССР, а окончательно их вывели в резерв только осенью 1943 года.


Несколько более удачной получилась модификация противотанковой самоходной установки. Планировавшуюся для неё 37-мм отечественную пушку посчитали недостаточно эффективной, а работы по 50-мм противотанковому орудию ещё продолжались. Тогда был предложен вариант использовать чехословацкую пушку 4.7cm KPUV vz.38, выпускаемую фирмой Škoda в буксируемом варианте. Обновленный проект был одобрен и зимой 1940 года был оформлен заказ на 132 машины, который через полгода был увеличен ещё на 70 единиц.

Самоходка Panzerjager I представляла собой танк Pz.Kpfw.I Ausf.B с демонтированной башней и неподвижной рубкой, в лобовом бронелисте которой был сделан вырез для установки 47-мм противотанковой пушки. Первые столкновения с французскими танками в мае-июне 1940 года показали, что наклонная броня толщиной более 30 мм с трудом пробивается бронебойными снарядами на дистанциях более 500 метров. Пришлось на постоянной основе вводить подкалиберные снаряды, которые успешно применялись против советских КВ и Т-34 в кампании 1941-1942 гг.


Зенитная самоходка Flakpanzer I появилась лишь в начале 1941 года и то, в очень небольших количествах. Производство этой машины, оснащенной 20-мм автоматической зенитной пушкой FlaK 38, вообще находилось под большим вопросом – на испытаниях прототипа выяснилось, что самоходка сильно раскачивается при стрельбе. Также, по не совсем ясным причинам, в качестве базы была выбрана модификация Pz.Kpfw.I Ausf.А.

Тем не менее, практически все собранные образцы были направлены в состав 614-го зенитного дивизиона, состоявшего из трех батарей по 8 машин в каждой. Кроме того, каждой батарее придавалось 3-4 транспортера боеприпасов типа Munitionschlepper I или Sd.Kfz.250\6. Применялись Flakpanzer I только на Восточном фронте до конца 1942 года. Несколько самоходок стали трофеями советской армии.


Более интересной серийной модификацией была инженерная машина Landusleger I. Поводом для её создания послужил предполагаемый штурм "Линии Мажино", линии укреплений которой были обильно "усеяны" ДОТами.

Было разработано два варианта. Первый предусматривал установку над моторным отделением рельсовых направляющих и ящика со взрывчатым веществом. по которым заряд опускался на землю при помощи цепной передачи. Второй вариант заключался в размещении подрывного заряда массой 75 кг в специальном ящике, установленном на конце рамы длиной 2 метра. Танк должен был подойти к огневой точки после чего тросовый механизм открывал днище ящика. Такой метод ризнали более безопасным, хотя фактически Landusleger I можно было использовать только против пулеметных ДОТов при полном отсутствии противодействия со стороны танков и артиллерии противника. Прототипы Landusleger I были испытаны осенью 1939 года, после чего силами железнодорожных мастерских фирмы Talbot в Аахене переоборудовали 30 серийных танков модификации Ausf.B. Широкого применения, в силу слабого бронирования и особенностей установки подрывного заряда эти машины не нашли. Несколько Landusleger I использовалось в составе 58-го саперного батальона 7-й танковой дивизии. Это подразделение ограниченно применяло инженерные бронемашины в ходе трёх кампаний: во Франции, на Балканах и на Восточном фронте летом-осенью 1941 г.


По мере насыщения Panzerwaffe более новыми танками устаревшие Pz.Kpfw.I отправлялись в мастерские для переделки в машины технической помощи (Instandsetzug Kraftwagen I). Как и полагается, с танков демонтировалась башня и срезалась верхняя часть надстройки. В результате получалась бронемашина, внешне похожая на LaS, но использоввшая шасси от модификации Ausf.B. В течении 1939-1940 гг. было построено несколько десятков таких машин, которые в количестве двух единиц присутствовали в каждой танковой роте. Их использовали для перевозки запасных частей, ёмкостей с топливом и маслом. Часть машин была оснащена плексигласовым ветровым стеклом.


Менее серьёзные переделки сопуствовали появлению транспортера боеприпасов. Разработкой и постройкой этих бронемашин, предназначенных для подразделений штурмовых орудий, занималась фирма Alkett. Доработки сводились к демонтажу башни и установке на её месте коробчатой надстройки. В общей сложности на базе серийных танков Ausf.A и Ausf.B, начиная с весны 1942 года, был построен 51 транспортер Munitionschlepper I (Sd.Kfz.111).


По меньшей мере один танк Ausf.B был переделан в бронированную санитарную машину Sanitatskraftwagen. В увеличеной надстройки разместили крепления для носилок и места для медиков. Башня и вооружение отсутствовали. Этот вариант, внешне сильно напоминавший командирскую бронемашину 2 Kl.B, нес стандартную окраску с красными крестами в больших белых кругах на бортах надстройки. Несмотря на столь яркие идентификационные знаки "санитар", использовавшийся в составе 1-го танкового батальона 1-й танковой дивизии, был подбит в майских боях 1940 года боях на территории Бельгии.


Из других "штучных" модификаций можно отметить попытку установки на Pz.Kpfw.I огнеметной установки. Подобная модернизация, носившая скорее экспериментальный характер, была проведена в полевой мастерской Африканского Корпуса в 1941 году. Вместо правого пулемета в башне устанавливался огнемет Flammenwerfer 40, позолявший производить выстрелы на дальность до 25 метров. Баллонов со сжатым воздухом и резервуара для огнесмеси хватало на 12-15 выстрелов. По причине слабого бронирования использование огнеметного танка носило больше деморализующий характер – силы Британского Содружества в течении 1941 года отступали и их моральный дух был и без того сильно надломлен. Самой крупной операцией с участием этой машины стала осада Тобрука в мае 1941 года.


Также на базе модификации Pz.Kpfw.I Ausf.B было собрано несколько мостоукладчиков, хотя их возможности были сильно ограниченны. Перед началом кампании в Польши вермахт ещё ощущул острую нехватку инженерных средств и предложенный вариант "жесткой" установки металлического моста на специальных стойках, крепившихся к корпусу. Соответственно, башня вооружение снимались с танка. Из-за этой особености конструкции мостоукладчику приходилось самому заезжать в ров или глубокую траншею – из двух машин получался мост общей длиной 11 метров, но переходить по нему могла только пехота и лёгкая техника.


Снятые с танков башни в большом количестве использовались при обустройстве различных оборонительных сооружений. В общей сложности имелось 363 башни оснащенных одним пулеметом (97 находилось в Дании, 143 – на Атлантическом валу, 91 – в Италии и 32 на Восточном фронте) и 260 двухпулеметных башен (20 в Дании, 3 – на Атлантическом валу и 237 на Восточном фронте). Кроме того, одна башня использовалась при постройке опытного образца минного тральщика Minnenraumer Krupp.


Один из серийных Pz.Kpfw.I Ausf.A в 1940 году был использован в качестве испытательного стенда для установки башни от среднего танка Pz.Kpfw.IV и 50-мм орудия.


Не совсем ясно, насколько далеко продвинулись эксперименты с участием Pz.Kpfw.I по созданию "ракетной" модификации танка. Известно, что по меньшей мере одна машина модификации Ausf.B была оснащена пусковыми установками для неуправляемых ракет, которые монтировались на крыше моторного отсека (иногда эта машина именуется как Raketenwerfer auf Pz.Kpfw.I). По всей видимости, массовым этот вариант так и не стал – полугусеничные бронетранспортеры типа Sd.Kfz.251 оказались более предпочтительнее.


Под самый конец войны в Европе танки Pz.Kpfw.I Ausf.A оказались вновь востребованными. Весной 1945 года, советская армия продвигалась очень быстро и уличные бои в Берлине уже не казались чем-то утопическим. Предчувствуя грядущий апокалипсис около десятка старых учебных "единичек" с газогенераторными установками вывели на улицы столицы для проведения учений и разъяснительной работы среди местного населения. На примере "модифицированных" Pz.Kpfw.I берлинцам объясняли, как следует вести себя при появлении советских танков. Впоследствии часть учебных "единичек" выполняла роль ложных целей.


Боевое крещение

Танки Pz.Kpfw.I в Гражданской войне в Испании, 1936-1939 гг.


Пока в Германии полным ходом шло переоснащение армии на юго-западе европейского континента вспыхнул вооруженный конфликт. Разумеется, речь идет о гражданской войне в Испании, которая стала полигоном для обкатки новых типов техники и в значительной мере повлияла на дальнейший ход развития танкостроения во всем мире.

В рамках оказания военной помощи испанским националистам под командованием генерала Франко немецкое командование сухопутными силами выделило не только пехотные и артиллерийские части. На Пиренейский полуостров отправили значительное количество легких танков Pz.Kpfw.I, причем не только для учебных целей (хотя так планировалось вначале).

Первая партия из 32 Pz.Kpfw.I Ausf.A (включая две или три командирские бронемашины) прибыла в октябре 1936 года, когда после ряда локальных побед националисты смогли взять в кольцо Мадрид. Все танки составили основу танковой группы Дроне (Panzergruppe Drohne), командовал которой подполковник Вильгельм Риттер фон Тома. Группа состояла из штаба и двух танковых рот с тремя отделениями (секциями) в каждой. В состав отделения входило пять танков и по одной командирской бронемашине. Кроме того, группа включала транспортное, противотанковое артиллерийское и огнеметное отделение, а также ремонтую полевую мастерскую. Личный состав в количестве 180 человек, набирался из 6-й танковой дивизии и прибыл в Испанию под видом туристов (в этом не было ничего удивительно – пассажирские перевозки в Испанию и обратно не прекращались практически всю войну).

Первая неделя обучения испанских танкистов стала, в некотором роде, откровением для немецких инструкторов. Их подопечные лихо брались за дело, но относились к процессу обучения с большой долей самодеятельности и откровенного разгильдяйства. При таком положении дел боевое применение и без того не самых лучших танков могло обернуться катастрофой. Чтобы этого не случилось фон Тома бл вынужден отправлять в бой смешанные экипажи, в которых места командиров как правило занимали немцы.

Первый же бой под Мадридом, имевший место 28-го октября 1936 года, стал горьким уроком для танковой группы – сопровождая кавалерию франкистов легкие танки попали под артиллерийский и ружейно-пулеметный огонь. Хотя интенсивность и точность стрельбы республиканцев оставляла желать много лучшего сразу стало понятно, что в открытом бою "единичкам" долго продержаться не смогут. В скором времени это подтвердилось рядом танковых боёв с участием советских Т-26, прибывших на помощь республиканцам. Не особо исправило положение поставка в декабре 19 более новых танков Pz.Kpfw.I Ausf.В.

Однако, промахи республиканского командования сыграли на руку франкистам. После нескольких неудачных операций им удалось захватить в различном техническом состоянии несколько Т-26 и БТ-5. Танки первого типа были более многочисленны, что позволило быстро ввести их в строй. Уже в марте 1937 года в состав Panzergruppe Drohne был включен взвод трофейных Т-26, значительно увеличивших боевой потенциал группы.

Достигнутые успехи позволили провести полное комплектование группы испанским личным составом, однако полностью этот процесс был завершен в марте 1938 года. Обновленная группа получила название Bandera de Carros de Combate de la Legion о состояла из двух танковых батальонов (1. и 2 .Agrupacione de Carros). Соответственно, первый их них оснащался оставшимися танками Pz.Kpfw.I, в то время как второй батальон воевал на трофейных Т-26.

Испанская группа приняла участие на завершающем этапе боевых действий в Стране Басков. Затем танки были переброшены под Тэруэль и Брунете, а в конце 1938 года они сыграли важную роль в битве на реке Эбро, которая стала переломным моментом в гражданской войне. Зимой 1939 года танки франкистов завершили разгром республиканских сил в Каталонии и на главном участке Центрального фронта, 15-го мая 1939 года пройдя парадным маршем по улицам Мадрида. После капитуляции республиканцев "единички" продолжали оставаться на вооружении испанской армии до конца 1940-х гг. В ходе боевых действий потери среди немецких танкистов составили 7 человек.


Впрочем, не надо думать что для "единичек" большая половина войны в Испании была лёгкой прогулкой. Определенные выводы были сделаны уже в первые месяцы боевого применения, но полностью опыт был обобщен только после войны. Даже с точки зрения современников Pz.Kpfw.I оценивался весьма низко. Слабое бронирование и вооружение разработчики танка планировали компенсировать высокой скоростью, однако на практике выяснилось, что воспользоваться этим преимуществом практически невозможно. На максимальном ходу легкий танк сильно раскачивало, что снижало эффективность не только прицельного огня, но и обычного наблюдения. Нередко отмечались случаи когда вступившие в бой экипажи теряли ориентировку на местности и, попав под массированный обстрел, бросали свои машины. Зачастую именно по этой причине республиканцам в 1936-1937 гг. удавалось захватывть танки в полностью боеготовом состоянии, поскольку франкисты были озабочены лишь мыслью о своём спасении. Кроме того, сами развивая легкую противотанковую артиллерию немцы не учли возможность её появления в масовых количествах у противника.

Трофейные "еднички" обеих модификаций, в виду острой нехватки бронетехники, также применялись республиканскими войсками. В 1937 году несколько танков действовало на Центральном фронте.

Впрочем, самыми серьёзными недостатками являлалась общая защищенность танка и вооружение. Если в первом случае сделать что-либо было затруднительно в виду слабости шасси, то исправить недостаток вооружения можно было лишь двумя способами – вновь провести радикальную доработку конструкции или попытаться установить в стандартную башню что-то более мощное, чем два пулемета винтовочного калибра. Откровенно говоря, выбор у франкистов и их союзников был крайне небогатым. Несколько доставшихся "по наследству" старых французских танков Renault FT-17 оснащалось 37-мм пушками Puteaux SA18, имевших небольшую эффективность даже против легкобронированных целей, или 8-мм пулеметами Hotchkiss, так что вопрос с ними был решен однозначно. Прибывшие итальянские танкетки CV 3/33 имели на вооружении только 8-мм пулеметы Breda. Вопрос с установкой 45-мм орудий 20К, снятых с подбитых республиканских танков и бронемашин, не ставился по причине мизерного внутреннего объёма башни. В итоге была озвучена идея оснастить "единичку" крупнокалиберным пулеметом или малокалиберной автоматической пушкой – и то, и другое имелось (хотя и не в избытке) у итальянцев. Оконачательным стал вариант с 20-мм пушкой Breda, успешно применявшуюся в буксируемом варианте. Правда, для этого всё же пришлось доработать башню, срезав крышу и установив небольшую надстройку. В ряде западных источников указывается, что было собрано несколько таких машин, но фактически точно можно говорить только о единичном экземпляре доработанного Pz.Kpfw.I Ausf.A. О боевом применении этой "единички" сведений не сохранилось.


Вперед на восток!

Польская капмания, сентябрь 1939 г.


Аншлюс Австрии, начавшийся 12-го марта 1938 года, был проведен силами 2-й танковой дивизии и полка "Лейбштандарт Адольф Гитлер". За двое суток эти соединения прошли 700 км, причем 480 из них – в первые сутки. Столь продолжительный марш оказался суровым испытанием для танковой дивизии, потерявшей около 38% своих "единичек" по технческим причинам. Главным образом выходила из строя ходовая часть и трансмиссия: помимо ненадежной подвески крайне низким оказался ресурс гусеничных траков. Впоследствии 2-й танковая дивизия осалась в Австрии на постояной основе.

Прошло всего несколько месяцев, как в октябре 1938 года Германия аннексировала Судетскую область, а в марте 1939 года наступила очередь самой Чехии. Последнее "мероприятие" проводилось при участии 3-й танковой дивизии. Уже в 08:20 утра 13-го марта, не встречая никакого сопротивления со стороны чехословацкой армии, передовые танковые части 5-го танкового полка вошли в Прагу, а во второй половине дня подошел 6-й танковый полк. Спустя два дня именно танкисты возглавили парад немецких войск в бывшей чешской столице.


Период громких побед продолжился операцией "Weiss". Вторжение в Польшу было хорошо спланировано – несмотря на нехватку современных танков решать "польский вопрос" нужно было немедленно в соответствии с имеющимися силами. Для примера, до сентября 1939 года было собрано менее 150 Pz.Kpfw.III из которых боеспособными могли считаться только 98 машин. В то же время, вермахт располагал 1445 танками Pz.Kpfw.I, составлявшими на тот момент 46,4% от общего количества танков. Согласно имеющейся статистике танковые дивизии располагали следующим количеством "единичек": 1-я – 85 (по другим данным 93), 2-я и 3-я – по 153 (по другим данным 124 и 122), 5-я – 150 (152), 10-я – 73 (57), "Kempf" – 78 (61). Кроме того, достаточно большое количество Pz.Kpfw.I находилось в составе легких дивизий: 1-я, 2-я и 3-я – по 41, 4-я – 34.

Самые значительные потери понесла 4-я танковая дивизия, наступавшая на центральном направлении в составе 10-й армии. Польская оборона оказалась не прочной, однако в завязавшихся уличных боях дивизия потеряла около 50 танков, что заставило немцев временно прекратить наступление. Пошедшая на прорыв польская кавалерия принесла новые проблемы – в сражении под г.Мокра подразделения 35-го танкового полка потеряли ещё 11 "единичек". Если бы противник располагал более значительными бронетанковыми силами потери могли бы быть намного существеннее. Несколько ранее, 5-го сентября, во время контрудара польских войск под г.Петркув-Трыбунальским группа танков 7ТР из состава 2-го танкового батальона вступила в бой с превосходящими силами немцев, в ходе которого было подбито пять "единичек". Несмотря на это, армия "Prusy" потерпела жестокое поражение и вынуждена была перейти на правый берег Вислы. Воспользовавшись случаем 1-я и 4-я немецкие танковые дивизии, захватив пётркувское шоссе, получили открытый путь на Варшаву. Несмотря на то, что уже 8-го сентября танки вышли к пригородам Варшавы, взять город с ходу не удалось.

Попав в отчаянное положение польские войска пошли на прорыв к Варшаве, что вылилось в крупное сражение на реке Бзура, длившееся с 9 по 22 сентября. Выполнить боевую задачу удалось только нескольким кавалерийским подразделениям, в то время как 150.000 остальных польских солдат попало в плен. Параллельно с этим 12-го сентября немецким частям удалось выйти ко Львову, окончательно решив вопрос окружения сразу нескольких польских армий. Тем временем, с северного направления наступал XIX танковый корпус, основу которого составляла 3-я танковая дивизия. Выйдя из Померании корпус в первые же дни перерезал Польский коридор, отрезав тем самым Польшу от Балтийского моря. Продвигаясь ещё несколько дней по северной части страны 3-я танковая дивизия повернула на юг и вышла к Брест-Литовску. Здесь 18-го сентября замкнулись "клещи" огромного "котла" и после объединения усилий с частями XII танкового корпуса наконец-таки удалось взять Варшаву, которая капитулировала 27-го сентября.

Конец Польской кампании оказался для Pz.Kpfw.I печальным. По различным причинам (в том числе и небоевым) было потеряно 320 танков, из которых 89 не подлежали восстановлению.


На Западном фронте

Боевое применение танков Pz.Kpfw.I в Дании, Норвегии и Франции, апрель-июнь 1940 г.


Следующей целью стали страны Скандинавии – Дания и Норвегия. Правительства этих государств, занимавших важное стратегическое положение на Балтике и Северном море, почему-то считали, что объявив о нейтралитете можно гарантировать себе спокойную жизнь. Отсюда вытекало острое нежелание заниматься развитием бронетанковых войск (и авиацию тоже), но если датчане хотя бы закупали для испытаний по несколько образцов зарубежной бронетехники, то норвежцы не делали даже этого. В конечном итоге "на двоих" у скандинавов имелся всего один легкий танк Landsverk L-120 и меньше десятка бронемашин! Ставка делалась на только на моторизированные пехотные соединения и артиллерию. А вот немцы думали совершенно иначе, хотя подход к планированию операции "Weserubung" они проявили своеобразный.

Для десантной операции командование решило задействовать совершенно новое танковое соединение, получившее название Panzer Abteilung zur besonderer Vervendung 40 (Pz.Abt. z.B.v.40), что можно перевести как "континентальный танковый батальон особого назначения №40". Этот батальон, формирование началось 8-го марта 1940 года в Путлосе (земля Шлезвиг-Гольштейн), имел в своём составе три роты лёгких танков, экипажи и техника для которых набирались из 3-й (предположительно 5-й полк), 4-й (36-й полк) и 5-й (15-й полк) танковых дивизий. Первой ротой командовал капитан фон Бурштын (von Burstin), второй – капитан Толке (Toelke) и третьей – капитан Нидрек (Niedreck). Каждая рота включала штаб и четыре взвода. По всей видимости, немцы прекрасно знали, что норвежцы не имеют в большом количестве противотанковых средств, а союзники слишком медлительны, чтобы успеть перебросить достаточное количество вооружений в Норвегию. Таким образом, можно было обойтись только легкими танками, сохранив более ценные "тройки" и "четверки" для готовящейся операции против Франции (тем не менее, в Норвегию они попали тоже, но несколько позднее). Штаб роты располагал одним танком Pz.Kpfw.I, двумя Pz.Kpfw.II и командирской бронемашиной Pz.Bef.I. Взводы с 1-го по 3-й оснащались четырьмя Pz.Kpfw.I каждый, а 4-й взвод получил танки Pz.Kpfw.II. Большинство танков относилось к моделям ранних серий выпуска. Например, большинство "единичек" относилось к модификации Ausf.A, в то время как "двойки" – к модификации Ausf.c. В общей сложности, по состоянию на 9-е апреля 1940 года, батальон располагал 42 Pz.Kpfw.I, 21 Pz.Kpfw.II и 6 Pz.Bef.I. Других бронемашин батальон не имел.


При вторжении в Данию участвовали 1-я и 2-я роты 40-го батальона, но фактически они выполняли роль машин "доминирования и устрашения", поскольку война для армии Датского королевства завершилась к вечеру 9 апреля 1940 года.

Начавшееся в тот же день вторжение в Норвегию пошло не совсем по плану, хотя на начальном этапе десантными подразделениями был достигнут определенный успех. Танки, погруженные на транспортные суда "Urundi" и "Antaris H", шли во втором эшелоне. Для немецких мореходов большой неожиданностью стала высокая активность англо-французской авиации и флота на Северном море. Явный провал в противовоздушной и противолодочной обороне своих судом обернулся потерей "Antaris H", который был потоплен британской субмариной. Вместе с ним на дно ушло 12 "единичек", шесть "двоек" и одна командирская бронемашина. То есть, фактически была потеряна целая танковая рота. Несколько больше повезло "Urundi", но при выгрузке в порту г.Осло выяснилось, что на его борту находится лишь по одному Pz.Kpfw.I и Pz.Kpfw.II. Чтобы компенсировать столь значительные потери немецкое командование приняло решение отправить в Норвегию взвод из трёх тяжелых танков Nb.Fz.VI под командованием лейтенанта Ганса Хорстманна. Конечно же, подобная замена равноценной, поскольку боевые качества "трехбашеников" оценивались достаточно низко и к этому моменту они использовались исключительно для обучения экипажей. Впрочем, при грамотном применении, 75-мм танковые орудия вполне можно было использовать для поддержки пехотных частей. Главной целью использования Nb.Fz.VI стала пропаганда, хотя в боевых условиях две такие всё же использовались (правда, без какого-либо успеха).

На 20-е апреля в Осло удалось собрать остатки сил, которые распределили между 1-й и 2-й ротами. Всего немцы располагали 13 Pz.Kpfw.I, 7 Pz.Kpfw.II и одним Pz.Bef.I. В составе 3-й роты первоначально числился 21 танк, но в скором времени в ней оставили по одному Pz.Kpfw.I и Pz.Kpfw.II, а также три Nb.Fz.VI. Танки активно применялись для поддержки пехотных подразделений в районе озер Мьоса (Mjosa) и Рандсфьорд (Randsfjord) неся при этом небольшие потери. После завершения боевых действий батальон был расквартирован в крепости Акерсхус (Akershus) под Осло, но зимой 1941 года он был отправлен в Финляндию.


После захвата Дании и Норвегии всем участникам войны было абсолютно ясно, что следующей целью является Франция. Точное количество бронетехники, участвовавшей в ходе вторжения, до сих пор обсуждается многими историками. На начало мая 1940 года вермахт располагал 3305 танками всех типов (в том числе 1276 "единичек"), но не все из них были поставлены в действующую армию или считались боеспособными. На западной границе немцы сосредоточили от 2574 до 2597 танков, включая 523 Pz.Kpfw.I. Больше всего, по 106 единиц, их имелось в 3-й и 4-й танковых дивизиях, в остальных дивизиях их количество колебалось от 35 до 86 единиц. "Единички" участвовали во всех танковых сражениях на территории Франции и Бельгии, самым крупных из которых стала битва у Намюра 12-13 мая. Упоминается, что 3-я и 4-я немецкие танковые дивизии потеряли там 64 Pz.Kpfw.I, но большая их часть была выведена из строя не французскими танками, а полевой артиллерией. Согласно другим источникам, в период с 10 по 20 мая 1940 года вермахт понес одни из самых тяжелых потерь в своей истории – противнику удалось вывести из строя 127 танков, причем первые две строки этого "хит-парада" поделили Pz.Kpfw.I и Pz.Kpfw.II (41 и 45 единиц соответственно).

В общем, положение в танковых частях было далеко не радужным. О состоянии дел может говорить такой факт – на 16-е мая командование 4-й танковой дивизии отчиталось о 15 потерянных "единичках" и хотя в строю ещё оставалось 137 танков этого типа только 68 были боеспособны.

Не лучше обстояли дела и в других частях Panzerwaffe. Знаменитая битва у Дюнкерка, продолжавшаяся с 21 по 31 мая, унесла с собой ещё 485 танков, включая 101 Pz.Kpfw.I. Больше было потеряно только "двоек" (150 единиц). Вообще, за всю Французскую кампанию суммарные потери среди Pz.Kpfw.I составили от 32,8 до 34,8% от первоначального состава.


Решение послать в Африку армейский контингент в виде Deutche Afrika Korps было для А.Гитлера и всего немецкого командования весьма болезненным. Но сделать это было необходимо, поскольку итальянская авантюра приобретала угрожающий по трагикомичности размах. Первые подразделения DAK под командованием Э.Роммеля начали выгружаться в Триполи 11-го марта 1941 года. Корпус был очень хорошо оснащен и включал 15-ю танковую дивизию и 5-й танковый полк, в составе которого имелось 25 "единичек" модификации Ausf.A. Хотя утверждается, что африканская карьера Pz.Kpfw.I была очень короткой, это далеко не так. Например, на 19-е августа 1941 года 5-й танковый полк располагал 20 "единичками", что говорит только о пяти безвозвратно потерянных машинах за 6 месяцев боевого применения, включая первую осаду Тобрука. Правда, затем потери стали ощутимее и на 10-е сентября количество Pz.Kpfw.I сократилось до 13, а всего полк располагал 124 танками. Окончательно Pz.Kpfw.I были выбиты только к началу ноября 1941 года, не сумев пережить операции "Crusader".


И снова на восточном направлении

Боевое применение танков Pz.Kpfw.I в Югославии и на Восточном фронте, 1941-1943 гг.


На редкость короткой получилась кампания в Югославии. Вообще-то планировалось, что югославы перейдут на сторону Германии и Италии, создав единый "монолит", противостоять которому не сможет уже никто, Однако 25-го марта в Югославии случился государственный переворот и с этого момента судьба страны была решена. Вторжение в Югославию, начатое ранним утром 6-го апреля, осуществлялось сразу с нескольких направлений – с территорий Албании, Австрии, Венгрии и Италии. Поддержку с востока также обеспечили болгары и румыны. Немцы атаковали силами 2-й и 12-й армий, в состав которых было включено пять танковых дивизий составившими XLI танковый корпус. В основе своей они были оснащены Pz.Kpfw.II и Pz.Kpfw.III, однако некоторое количество "единичек" ещё имелось в составе 2-й, 5-й и 11-й танковых дивизий.

Основным направлением был выбран Белград, где немецкие танковые колонны пересеклись уже 11-го апреля. Ожесточенное сопротивление было встречено только на подступах к югославской столице, после чего командование полностью утратило управление войсками. Потери в танках не уточняются, хотя не исключено, несколько машин было всё же подбито и затем вновь введено в строй. То есть, как бы безвозвратных потерь не было. В то же время, достаточно часть приводится пример потери в личном составе XLI танкового корпуса – один из офицеров был убит снайпером. Впрочем, кампания завершилась 17-го апреля безоговорочной капитуляцией Югославии.


Тем временем, парк "единичек" продолжал сокращаться. Если верить современной статистике, то за 8 лет непрерывной эксплуатации количественный состав "единичек" изменялся следующим образом (данные на 1-е января): 1936 год – 720 1938 год – 1469 1939 год – 1445 1940 год – 1305 1941 год – 1079 1942 год – 723.

Потери могли быть значительнее, если бы не успехи в кампаниях 1939-1941 гг. Поле боя зачастую оставалось за немцами, что позволяло своевременно эвакуировать и ремонтировать поврежденные танки.


Перед нападением на СССР вермахт располагал 410 полностью боеспособными Pz.Kpfw.I, из которых только 79 находились в частях первой линии. Еще 245 танков находились в ремонте или переоборудовании. Из-за малочисленности эпизодов их боевого применения в приграничных сражениях известно немного. Ситуация изменилась после тяжелых боёв на Смоленском и Киевском направлении. Немецкие танки выбивались быстрее, чем шли поставки из Германии и ремонтных мастерских, так что и для старых Pz.Kpfw.I вновь нашлась работенка.

В ходе боёв на Восточном фронте, по состоянию на сентябрь 1941 года, общие потери Panzerwaffe оценивались в 1734 танка, в числе которых было 358 "единичек". К исходу 1941 года количество уничтоженных Pz.Kpfw.I возросло до 428 единиц. Сопоставляя имеющиеся цифры несложно сделать вывод, что эти потери были невосполнимыми – по всей видимости немцы сами не горели желанием восстанавливать поврежденные "консервные банки". В течении 1942 года частями РККА было уничтожено ещё 92 "единички". Оставшиеся машины вывели в тыл, где приступили к их переделке в транспортеры боеприпасов и вспомогательные бронемашины. Собственно на этом история боевого применения Pz.Kpfw.I завершилась.


Не секрет, что "единички" и командирские бронемашины неоднократно становились трофеями РККА. Об их использовании в боях с немцами информации нет. Возможно, такие случае действительно имели место в 1941-1942 гг., о чем можно найти короткие упоминания в современных изданиях. Более рационально эти машины можно было бы использовать в других качествах – такая попытка была предпринята на московском опытном заводе ВИМ, занимавшемся в годы войны ремонтом танков. В феврале 1942 года с фронта доставили большое количество различной бронетанковой техники, брошенной немцами после контрнаступления под Москвой. Среди них нашлось три командирских бронемашины KI.Pz.Bf.Wg. на шасси Pz.Kpfw.l Ausf.B. Поскольку использовать их в текущем виде было затруднительно на заводе объявили конкурс, главной задачей которого было оснащение трофейных машин артиллерийскими орудиями отечественного производства. На тот момент завод располагал примерно 40 пушками ТНШ-20 и ШВАК калибра 20 мм, а также пятью 45-мм пушками 20К. победителем конкурса был признан проект инженера И.Беликова (или Белякова, в документах неразборчиво), который предложил снять с бронемашин радиооборудование и смонтировать в лобовой части надстройки шаровую установку с 20-мм пушкой ШВАК. Первая такая машина была готова уже в марте. В ее лобовой броне прорезали увеличенную амбразуру, куда на болтах монтировалась литая маска пушки, а в маске находился «грушевидный вкладыш» с пушкой, дополненной упрощенным спусковым механизмом с рукояткой и плечевым упором. После недолгих испытаний орудийную установку дополнили винтовым стопором, после чего пушками оснастили ещё две бронемашины. Одна из них осталась на заводе, а остальные отправились на фронт. Как сложилась их боевая карьера – осталось неизвестным.


На экспорт танки Pz.Kpfw.l Ausf.B поставлялись только в Китай. В 1935 году правительство Гоминьдана инициировало множество закупок различной боевой техники, чтобы модернизировать свою армию. Посколько средств катастрофчески нехватало пришлос довольствоваться малым - так, в Германии была приобретена партия бронемашин Sd.Kfz.221 и легких танков Pz.Kpfw.l Ausf.А. Всего удалось получить 15 машин, которые приняли эпизодическое участие в боях 1937 года и в скором времени были выведены из строя. НЕсколько танков было захвачено японскими войсками.


Музейные экспонаты

Боевое применение танков Pz.Kpfw.I в Югославии и на Восточном фронте, 1941-1943 гг.


В настоящее время танки Panzer I можно увидеть в нескольких музеях мира. По одному образцу Pz.Kpfw.l Ausf.A находятся в Pansarmuseet (Аксвалл, Швеция), Panzermuseum (Мунстер, Германия), El Goloso Barracks (Мадрид, Испания), Military Museum (Осло, Норвегия) и в War Museum (Оттаве, Канада).

Танков Pz.Kpfw.l Ausf.B сохранилось несколько меньше. Сейчас эти машины можно увидеть в экспозиции музеев El Goloso Baracks в Мадриде и San Clemente de Sasebas Recruit Centre в Ге-роне (Испания). Кроме того, в Ordnance Museum на Абердинском полигоне (США) экспонируется Pz.l Ausf.B с макетной крышей моторного отделения. В России в Музее бронетанкового вооружения и техники в Кубинке хранится редчайший экземпляр Pz.Kpfw.l Ausf.B, приспособленный для форсирования водных преград вплавь. Из командирских бронемашин KI.Pz.Bf.Wg лишь одна является экспонатом Bovington Tank Museum в Уорхэме (Великобритания).



Источники:
А.Кощавцев, М.Князев "Легкий танк Panzer I" ("Бронеколлекция МК" 2000-02)
П.Чемберлен, Х.Дойл “Энциклопедия немецких танков 2-й Мировой войны”. АСТ\Астрель. Москва, 2004
И.П.Шмелёв “Бронетехника Германии 1934—1945 гг.”. АСТ. 2003. Москва. ISBN 5-17-016501-3
Militarymodels: Ju 87 stuka towed by Pz.Kpfw.I
Nemectanki: Photo Pz.Kpfw.I
Steven Zaloga “Spanish Civil War Tanks: The Proving Ground for Blitzkrieg”. New Vanguard
Bryan Perrett and Terry Hadler “German Light Panzers 1939-1942”
George Forty “A Photo History of Tanks in Two World Wars”
Pier Paolo Battistelli “Panzer Divisions: The Eastern Front 1941-43”
Pier Paolo Battistelli “Rommel's Afrika Korps: Tobruk to El Alamein”
Pier Paolo Battistelli “Panzer Divisions: Blitzkrieg Years 1939-40”


ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ЛЁГКИХ ТАНКОВ
Pz.Kpfw.I Ausf.A и Ausf.B образца 1935-1936 гг.

Pz.Kpfw.II Ausf.A
1935 г.
Pz.Kpfw.II Ausf.B
1936 г.
БОЕВАЯ МАССА 5400 кг 5800 кг
ЭКИПАЖ, чел.2
ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ
Длина, мм 4020 4420
Ширина, мм2060
Высота, мм1720
Клиренс, мм250
ВООРУЖЕНИЕ два 7,92-мм пулемета MG13 два 7,92-мм пулемета MG34
БОЕКОМПЛЕКТ 1525 патронов 2250 патронов
ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯ телескопический прицел TZF 2 телескопический прицел TZF 2
БРОНИРОВАНИЕ лоб корпуса - 8-13 мм
борт корпуса - 13 мм
корма корпуса - 13 мм
крыша корпуса - 8 мм
лоб башни - 13 мм
борт башни - 13 мм
корма башни - 13 мм
крыша башни - 8 мм
маска пушки - 15 мм
днище - 5 мм
ДВИГАТЕЛЬ Krupp M305, карбюраторный, 4-цилиндровый, жидкостного охлаждения, мощностью 57 л.с. Maybach NL-38TR, карбюраторный, 4-цилиндровый, жидкостного охлаждения, мощностью 100 л.с.
ТРАНСМИССИЯ механического типа: карданный вал, редуктор, двухдисковый главный фрикцион сухого трения объединённый в общем блоке с КПП Aphon-Getriebe F.G.35 и механизмами поворота, фрикционно-шестерёнчатый механизм поворота с ленточными тормозами и однорядные бортовые передачи механического типа: карданный вал, редуктор, двухдисковый главный фрикцион сухого трения объединённый в общем блоке с КПП Aphon-Getriebe F.G.31 и механизмами поворота, фрикционно-шестерёнчатый механизм поворота с ленточными тормозами и однорядные бортовые передачи
ХОДОВАЯ ЧАСТЬ (на один борт) 4 опорных катка, 3 поддерживащих колеса, переднее ведущее и заднее направляющее колесо, мелкозвенчатая двухгребневая гусеница со стальными траками Kgs. 67 280-90 шириной 260 мм и с шагом 91 мм (на один борт) 5 опорных катков, 4 поддерживащих колеса, переднее ведущее и заднее направляющее колесо, мелкозвенчатая двухгребневая гусеница со стальными траками Kgs. 67 280-90 шириной 260 мм и с шагом 91 мм
СКОРОСТЬ 37,5 км\ч по шоссе
10-12 км\ч по метсности
40 км\ч по шоссе
12-15 км\ч по метсности
ЗАПАС ХОДА 140-145 км по шоссе
93 км по местности
170 км по шоссе
115 км местности
ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ
Угол подъёма, град. 30°
Высота стенки, м 0,37
Глубина брода, м 0,60
Ширина рва, м 1,40
СРЕДСТВА СВЯЗИ не устанавливались

ВНИМАНИЕ
Все права на текстовые материалы принадлежат администрации сайта Aviarmor.
Перепечатка и использование возможны только с письменного разрешения администрации
или при наличии активной ссылки на этот сайт.
©2013 www.aviarmor.net