Pz.Kpfw.VI Ausf.B \ “Tiger II”

Тяжелый танк


Официальное обозначение: Panzerkampfwagen VI Ausf.B, Sd.Kfz.182
Альтернативное обозначение: “Tiger II”, VK 4503, “Königstiger”
Год начала работ: 1942 г.
Год постройки первого прототипа: 1943 г.
Стадия завершения работ: с января 1944-го ао март 1945-й год построено 489 (477-479?) единиц, использовавшихся на Западном и Восточном фронтах до мая 1945 г.


История создания тяжелого танка Panzerkampfwagen VI Ausf.B “Tiger II”

1943 г.


В годы 2-й мировой войны немецкое танкостроение сотрясала не столько конкуренция между фирмами и налёты англо-американских бомбардировщиков, сколько "подковерные игры" между высшим армейским командованием, Управлением вооружений и Танковым комитетом, руководителем которого в 1941 году был назначен доктор Фердинанд Порше, имевший огромное влияние на А.Гитлера. Тем не менее, влияния и огромного конструкторского опыта оказалось недостаточно, чтобы "протолкнуть" свои разработки в серийное производство.

Наиболее ожесточенной получилась борьба вокруг программы 45-тонного тяжелого танка, где машина VK 4501(H) фирмы Henschel, даже при наличии огромного количество технических недостатков, всё равно оказалась лучше VK 4501(P). Танк фирмы Porsche оказался слишком сложным в производстве (два двигателя, электрическая трансмиссия) и тоже "грешил" массой конструктивных дефектов, что закономерно привело к прекращению работ над ним, а заказ на 200 танков аннулировали – удалось собрать всего два прототипа и семь танков с электротрансмиссией, а также один танк с экспериментальной гидротрансмиссией.

Возможность взять быстрый реванш представилась Ф.Порше в августе 1942 года, когда Управление вооружений разработало техническое задание на разработку танка, который в обозримой перспективе смог бы заменить "Tiger". В числе основных требований фигурировало усиление бронирования и использование 88-мм орудия с длиной ствола 71 калибр. Инженеры фирмы Porsche пошли путем наименьшего сопротивления, взяв за основу шасси, силовую установку и трансмиссию от VK 4501(P). Впрочем, корпус и башню разработали заново – они получили рациональные углы наклона бронелистов. Впоследствии для этой машины, получившей официальное обозначение VK 4052(P) и фирменное Porsche Typ 180, было разработано еще несколько вариантов с различной силовой установкой, гидромеханической трансмиссией и расположением боевого отделения в кормовой части корпуса. В общем, уже на ранней стадии проектирования стало понятно, что и этот танк получится слишком сложным и дорогим.

Практически аналогичное направление выбрал конструкторский коллектив фирмы Henschel, под общим руководством Эрвина Адерса. От проекта VK 4501(H) сохранилась лишь ходовая часть с шахматным расположением опорных катков, в то время как все остальные элементы были спроектированы заново. В частности, была выбрана схема бронирования с наклонным расположением бронелистов, при общем увеличении их толщины. Всё это привело к значительному росту боевой массы и потребовало провести дополнительные работы по уменьшению удельного давления на грунт.

Первая модель была показана Гитлеру в середине января 1943 года и получила большое одобрение. Полноразмерный макет продемонстрировали 20-го октября, а до конца года было готово три предсерийных образца. В процессе разработки официальное название танка несколько раз изменялось (Sd.Kfz.182, Pz.Kpfw.VI Ausf.B, "Tiger B", "Tiger II"), но в русскоязычной литературе за ним закрепилось название "Königstiger", что в переводе с немецкого означает "бенгальский тигр", но уж никак не "королевский".


“Королевский Тигр” изнутри и снаружи

Конструкция тяжелого танка “Tiger II”


Компоновка танка "Tiger II" была близка к классической. Отделение управления занимало переднюю часть танка. В нем размещались главный фрикцион, коробка передач и механизм поворота. Слева от коробки передач располагались органы управления танком, контрольные приборы и сиденье механика-водителя. Справа находился курсовой пулемет, сиденье стрелка-радиста и часть боекомплекта пушки. Радиостанция также находилась в отделении управления над коробкой передач и правой бортовой передачей.

Боевое отделение располагалось в средней части танка. Над ним на шариковой опоре размещалась башня, в которой устанавливались пушка и спаренный с ней пулемет, а слева от пушки – механизмы управления огнем, телескопический прицел, ножные педали для поворота башни от гидропривода и ножной спуск пулемета, сиденья наводчика и командира танка. Справа от пушки находилось сиденье заряжающего. В нише башни и по стенкам корпуса в боевом отделении хранился боекомплект.

На днище танка под вращающимся полом боевого отделения устанавливался гидропривод поворота башни и размещались два топливных бака. В моторном отделении, в кормовой части корпуса, находились двигатель, вентиляторы и радиаторы системы охлаждения, топливные баки. Между моторным и боевым отделениями имелась перегородка.

Силовая установка танка VK 4053(H) была целиком заимствована от танка Pz.Kpfw.V, а трансмиссия – от танка Pz.Kpfw.VI Ausf.E. Корпус танка, за счет установки наклонных бронелистов, по форме был во многом похож на корпус "пантеры". Он изготавливался из катаных броневых плит толщиной от 25 до 150 мм, соединенных в шип и обваренных электродами мз высокоуглеродистой стали. Верхний лобовой лист корпуса выполнялся сплошным и имел только амбразуру под шаровую установку курсового пулемета.

В передней части крыши корпуса были смонтированы смотровые приборы механика-водителя и стрелка-радиста, защищенные броневыми П-образными скобами. В верхней части лобового листа слева сделан вырез, чтобы обеспечить механику-водителю максимальный обзор. Кроме того, в передней части крыши корпуса имелись люки-лазы механика-водителя и стрелка-радиста. Для входа и выхода из танка крышки люков приподнимались вверх и отводились в сторону с помощью специального подъемно-поворотного механизма. Как и на танке Pz.Kpfw.V, люки-лазы были выполнены в крышке люка, предназначенного для монтажа и демонтажа трансмиссии. Между люками-лазами находилось вентиляционное отверстие, закрытое броневым колпаком.

Внутренние водонепроницаемые переборки делили кормовую часть корпуса на три отсека. В центральный отсек, где находился двигатель, вода не поступала. Два крайних при преодолении водных преград вброд могли заливаться водой. Эти отсеки закрывались сверху броневыми решетками, четыре из них служили для притока охлаждавшего радиаторы воздуха, а две средних – для его отвода.

В крыше центрального отсека находился люк, в крышке которого имелись две отдушины для притока воздуха к воздушным фильтрам, а также три отверстия: для заливки воды в систему охлаждения, для доступа к горловине системы питания и для установки воздухоподводящей трубы при подводном вождении танка (системой ОПВТ было оснащено незначительное количество машин ранних выпусков).

В днище корпуса были предусмотрены люки для доступа к торсионам подвески, к спускным кранам систем питания, охлаждения и смазки, к водооткачивающей помпе и к спускной пробке картера коробки передач. Перед сиденьем стрелка-радиста в днище был оборудован аварийный люк. Верхняя ветвь гусеницы и вертикальная часть борта корпуса прикрывались 6-мм фальшбортом, который одновременно являлся подкрылком.


Поскольку к моменту появления прототипа "Tiger II" фирма Porsche уже успела изготовить 50 башен собственной конструкции, по решению фюрера первые серийные танки получили именно их. Эти башни, имевшие сварную конструкцию и развитую кормовую нишу, изготавливались из катаных броневых листов соединенных в шип. Лобовая бронеплита соединялась с бортовыми плитами замками типа "ласточкин хвост". Борта и задняя стенка башни имели наклон под углом 25°. На левом борту делалась выштамповка под командирскую башенку. На прототипах и первых серийных машинах ниже выштамповки располагался лючок для выброса стреляных гильз; позже его заварили, а затем и вовсе ликвидировали. Кроме того, в обоих бортах имелись бойницы для стрельбы из личного оружия, которые также позже заваривали. Передняя стенка башни представляла собой сварную выгнутую бронеплиту переменной толщины – 80 мм в нижней части, затем резко уменьшавшуюся до 60 мм и плавно – до 50 мм. В передней стенке башни были три выреза: центральный – для установки пушки; правый – для спаренного пулемета; левый – для телескопического прицела (на танках ранних выпусков, оснащавшихся бинокулярным прицелом, слева от пушки выполнялись два выреза). Крыша башни состояла из трех листов: переднего и заднего наклонных (с толщиной брони по 25 мм) и горизонтального центрального (40 мм). Впоследствии толщину всех бронелистов крыши довели до 40мм. На крыше устанавливалась командирская башенка с семью смотровыми приборами и рельсом для крепления зенитного пулемета. Справа от командирской башенки располагался прямоугольный посадочный люк заряжающего, перед которым находился прибор наблюдения. Кроме того, в крыше башни имелись вентилятор, лючки для выброса стреляных гильз и установки устройства ближнего боя, а в кормовом листе был предусмотрен люк для монтажа и демонтажа пушки, закрывавшийся массивной крышкой на болтах. В ней, в свою очередь, имелся люк для погрузки боеприпасов и аварийного выхода из танка. С июня 1944 года на крыше были введены три основания для подъёма башни с помощью крана.

Начиная с 51-й машины ввели новую башню разработки фирмы Krupp, отличавшейся гораздо более простой конфигурацией, а также расположением люков и лючков в крыше, полным отсутствием каких-либо отверстий в бортах и люка для демонтажа пушки в кормовом листе. Гнутый лобовой лист заменили сплошным прямым бронелистом толщиной 180 мм. Кроме того, маска орудия грушевидной формы перешла от башни, ранее предназначавшейся для танков "Panther II" и Е-50. В новой башне пушка устанавливалась с некоторым смещением вправо от продольной оси танка. Диаметр башенного погона в свету составлял 1850 мм. Благодаря этим доработкам боекомплект удалось увеличить с 77 до 84 выстрелов.

Вращение осуществлялось гидравлическим поворотным механизмом, заимствованным у танка Pz.Kpfw.VI Ausf.E. Скорость поворота зависела от частоты вращения коленчатого вала. При 2000 об/мин и включенной повышающей передаче башенного привода башня совершала полный оборот за 19 секунд, при 1000 об/мин и выключенной повышающей передаче – за 77 секунд. В ручном режиме для полного оборота башни наводчику необходимо было сделать 700 оборотов маховика. Снаружи корпус и башня танка покрывались "циммеритом", поверх которого наносилась камуфляжная окраска, изнутри они были выкрашены в темно-желтый цвет.


Основное вооружение "Tiger II" состояло из пушки 8,8cm KwK 43 L/71, производившаяся на заводе фирмы Fr.Garny вo Франкфурте-на-Майне. "Чистая" длина ствола составляла 6298 мм, вместе с дульным тормозом – 6595 мм. Остальные характеристики были следующими: масса пушки – 1605 кг, масса орудийной установки вместе с маской – 2265 кг, предельная длина отката – 580 мм. Углы наведения по вертикали оказались весьма скромными и находились в пределах от 8° до +15°.

Совершенно фантастической была бронепробиваемость. Табличные значения для 88-мм пушки KwK 43 с длиной ствола явно говорили о том, что среди серийных танков для неё просто нет абсолютно защищенных целей. Достаточно сказать, что на испытаниях в СССР бронебойный 88-мм снаряд навылет пробил башню фирмы Henschel. При использовании бронебойных снарядов PzGr 40/43 массой 7,3 кг, имевших начальную скорость 1130 м\с, значения были такими (для бронелистов установленных под наклоном 30°):

100 метров – 237 мм

500 метров – 217 мм

1000 метров – 193 мм

1500 метров – 171 мм

2000 метров – 153 мм

Пушка снабжалась вертикальным клиновым затвором и полуавтоматикой коморного типа. Противооткатные устройства были смонтированы над стволом орудия и состояли из гидравлического тормоза отката (справа) и воздушно-жидкостного накатника (слева). Подъемный механизм пушки – винтового типа. Пушка уравновешивалась с помощью специального механизма, располагавшегося в башне с правой стороны от пушки. Спусковой механизм – электрического типа, с предохранительным устройством.

В боевом отделении под сиденьем наводчика устанавливался воздушный компрессор для продувки ствола пушки после каждого выстрела. Устройство продувки ствола заканчивалось двумя форсунками по обе стороны затворного кольца. Поток воздуха выдувал пороховые газы из зарядной каморы и предотвращал их поступление в боевое отделение.

С пушкой был спарен 7,92-мм пулемет MG-34 (на танках последних выпусков – MG-42). Курсовой пулемет размещался в лобовом листе корпуса а шаровой установке. На командирской башенке на рельсе устройства FliegerbeschuHgerat 42 можно было установить зенитный пулемет MG-34.


Танки "Tiger II" первоначально оснащались бинокулярным телескопическим шарнирным прицелом TZF 9d/1, а затем монокулярным телескопическим шарнирным прицелом с переменным увеличением TZF 9d. Шарнирное соединение прицела обеспечивало свободу перемещения объективной части вместе со спаренной установкой пушки и пулемета по всему диапазону вертикального угла обстрела при неподвижном окуляре. Окулярная часть прицела шарнирно подвешивалась к крыше башки и имела регулировку по высоте.

Особенностью оптической схемы с переменным увеличением являлось наличие трех линз оборачивающей системы вместо двух, обычно применявшихся в танковых телескопических прицелах с постоянным увеличением. Первая линза оборачивающей системы была закреплена в корпусе прицела неподвижно. Вторая и третья линзы были связаны между собой кулисным механизмом и включались в оптическую схему попеременно. При включении второй линзы прицел давал 5-кратное увеличение с полем зрения 12,5°, при включении третьей линзы – 2,5-кратное увеличение с полем зрения 25°. Курсовой пулемет MG-34 оснащался 1,8-кратным телескопическим прицелом KZF 2.

Боекомплект пушки состоял из 84 выстрелов (у первых 50 танков – из 77), которые укладывались в нише башни и нишах подбашенной коробки в отделении управления и боевом отделении. Боекомплект пулеметов – 4800 патронов. В качестве вспомогательного вооружения танк оснащался мортиркой Nahkampfgerat калибра 26 мм, в боекомплект которой входили дымовые, осколочные и осколочно-зажигательные снаряды. Мортирка располагалась в правой части крыши башни.


На танке "Tiger II" устанавливался 12-цилиндровый карбюраторный четырехтактный двигатель Maybach HL 230P30 мощностью 700 л.с. при 3000 об/мин (на практике число оборотов не превышало 2500) с четырьмя карбюраторами Solex 52FFJHD. Диаметр цилиндра 130 мм. Ход поршня 145 мм. Цилиндры располагались V-образно под углом 60°. Степень сжатия 6,8. Сухая масса двигателя 1300 кг. В качестве топлива использовался этилированный бензин с октановым числом не ниже 74. Емкость семи бензобаков 860 л. Подача топлива принудительная, с помощью двух диафрагменных насосов Solex. Система смазки – циркуляционная, под давлением, с сухим картером. Циркуляция масла осуществлялась тремя шестеренчатыми насосами, из которых один нагнетающий и два отсасывающих. Система охлаждения – жидкостная, состояла из четырех радиаторов общей ёмкостью около 114 л, соединенных последовательно по два. По обеим сторонам двигателя располагались вентиляторы типа Zykion.

Запуск двигателя штатно осуществлялся с помощью электростартера. В случае необходимости был возможен запуск двигателя вручную или пускачом. Рукоятка ручного запуска двигателя соединялась с кулачковой муфтой на коленчатом валу двигателя. Рукоятку вставляли в небольшое отверстие в кормовом листе корпуса с правой стороны, чуть ниже выхлопной трубы. Отверстие закрывалось бронекрышкой.

Для пуска двигателя пускачом снималась крышка большого люка на уровне коленчатого вала двигателя. Пускач неподвижно фиксировался на броне танка двумя держателями, и шестерня на валу пускача входила в зацепление с шестерней на коленчатом валу двигателя. С помощью специального устройства был возможен запуск двигателя танка от двигателей автомобилей Kubelwagen или Schwimmwagen.


Трансмиссия состояла из карданной передачи, коробки передач со встроенным главным фрикционом, механизма поворота, бортовых передач и дисковых тормозов. При этом главный фрикцион, коробка передач и механизм поворота, состоявший из двух суммирующих планетарных рядов, конструктивно были объединены в двухпоточный механизм передач и поворота. Для ускорения запуска двигателя в холодное время года предназначался термосифонный подогреватель, отапливаемый паяльной лампой, которая устанавливалась с наружной стороны кормового листа корпуса.

Коробка передач Maybach OLVAR OG(B) 40 12 16В продукции завода Zahnradfabrik в Фридрихсхафене – безвальная, с продольным расположением осей, восьмиступенчатая, с постоянным зацеплением шестерен, с центральным синхронизатором и индивидуальными тормозами, с полуавтоматическим управлением. Коробка обеспечивала 8 передач вперед и 4 назад. Ее особенностью являлось отсутствие общих валов для нескольких шестерен, каждая шестерня монтировалась на отдельных подшипниках. Коробка снабжалась автоматическим гидравлическим сервоприводом. Для переключения передач было достаточно перевести рычажок, не выжимая педали главного фрикциона. Сервопривод автоматически, без участия водителя, отключал главный фрикцион и работавшую передачу, производил синхронизацию угловых скоростей зубчатых муфт, включал новую передачу, а затем плавно и главный фрикцион.

В случае неисправности гидравлической аппаратуры переключение шестерен и выключение главного фрикциона можно было производить механическим путем. Система смазки шестерен – струйная, с подачей масла в место зацепления при сухом картере.

Особенностью коробки передач танка "Tiger II", по сравнению станком Pz.Kpfw.VI Ausf.E, было наличие радиатора, охлаждавшего масло. Радиатор располагался в специальном резервуаре с водой, не имевшей циркуляции и заменявшейся вручную. Многодисковый главный фрикцион с трением рабочих поверхностей в масле был конструктивно встроен в коробку передач, Так же, как и стояночный тормоз.

Фрикционно-шестеренчатый механизм поворота с двойным подводом мощности обеспечивал танку по два фиксированных радиуса поворота на каждой передаче. При этом максимальный радиус составлял 114 м, минимальный – 2,08 м. Более крутые повороты при включенной передаче, в том числе вокруг отстающей гусеницы, трансмиссией танка не обеспечивались. При нейтральном положении коробки передач был возможен поворот вокруг центра тяжести танка движением забегающей гусеницы вперед и отстающей назад с радиусом В/2. Бортовые передачи – двухрядные, комбинированные, с разгруженным ведомым валом. Механические дисковые тормоза LB 900,4 были изготовлены фирмой Argus.


Ходовая часть танка применительно к одному борту состояла из 9 цельнометаллических сдвоенных опорных катков 800x95 мм с внутренней амортизацией, расположенных в шахматном порядке в два ряда (пять катков во внешнем ряду, четыре – во внутреннем). Подвеска - индивидуальная, торсионная, одновальная. Диаметр торсиона — 60...63 мм. Балансиры передних и задних опорных катков снабжались гидравлическими амортизаторами, размещенными внутри корпуса.

Ведущие колеса переднего расположения имели два съемных зубчатых венца по 18 зубьев в каждом. Зацепление цевочное. Направляющие колеса диаметром 650 мм – с металлическими бандажами и кривошипными механизмами натяжения гусениц, Гусеницы стальные, мелкозвенчатые, из 92 траков каждая (46 гладких траков, 46 двухгребневых). Ширина боевых гусениц Kgs 73/800/52 – 818 мм, транспортных Kgs 73/660/52 – 658,5 мм. Транспортные гусеницы танка "Tiger II" представляли собой боевые гусеницы Pz.Kpfw.V и использовались при перевозке по железной дороге.

Электрооборудование было выполнено по однопроводной схеме. Напряжение 12 В. Источники: генератор Bosch GTLN 700/12-1500L1 мощностью 0,7 кВт, два аккумулятора Bosch емкостью 150 Ач. Аккумуляторные батареи соединялись параллельно. При нажатой кнопке пуска стартера батареи с помощью переключателя SF/Se8 переключались на последовательное соединение, обеспечивавшее напряжение в 24 В, необходимое для работы стартера. Потребители: электростартер Bosch BPD 6/24 мощностью 4,4 кВт и напряжением 24 В, система зажигания, башенный вентилятор, контрольные приборы, подсветка прицела, приборы звуковой и световой сигнализации, аппаратура внутреннего и внешнего освещения, звуковой сигнал, спуски пушки и пулеметов. Боевое отделение оснащалось электрическим обогревателем мощностью 100 Вт.


Все танки "Tiger II" оснащались радиостанцией FuG 5, имевшей дальность действия 6,4 км телефоном и 9,4 км телеграфом, а также системой внутренней связи Bordsprechanlage 8. Система пожаротушения – автоматическая, включала в себя пять зарядов огнегасящей смеси общей емкостью 3 л. Термодатчики, соединенные с четырьмя форсунками, были расположены в наиболее подверженных возникновению пожара частях моторного отделения. Если температура в силовом отделении превышали 120 "С, то система разбрызгивала один заряд смеси в течение 7 с. Если пожар не удавалось потушить, то срабатывал другой заряд и т.д. Сигнализация была выведена на панель приборов механика-водителя.


Серийный выпуск и модернизация тяжелых танков “Tiger II”

1944-1945 гг.


После непродолжительных ходовых испытаний "Tiger II" сразу же запустили в серийное производство, которое началось в январе 1944 года. Заказ от Управления вооружений предусматривал выпуск 1237 "Tiger II" со средним темпом сборки 120 машин ежемесячно. Полностью выполнить этот план не удалось, хотя было получено близкое к этому количество. Одной из основных причин стало разрушение промышленных комплексов, из-за чего к маю 1944 года удалось собрать только 20 танков. Дальше выпуск удалось нарастить, но осенью союзники произвели новую серию налётов на немецкие предприятия, в результате чего произошло ещё более сильное сокращение производства. Чтобы компенсировать потери фирмы Henschel с марта 1945 года к производству "Tiger II" должны были подключиться заводы Niebelungenwerke в Сент-Валентине, но по понятным причинам этого не произошло. Общее количество собранных танков варьируется в пределах от 477 до 489 серийных единиц.


В процессе серийного выпуска никаких серьёзных улучшений в конструкцию "Tiger II" не вносилось, если не считать замену башен Porsche на Henschel. В дальнейшем была модернизирована конструкция орудия, установлен новый прицел и усилено бронирование моторного отделения. Примерно с осени 1944 года пулеметы MG-34 уступили место более современным MG-42, а вместо шаровой установки появилось крепление для пистолета-пулемета МР-40. Последним улучшением, введенным в марте 1945 года уже на последних серийных "Tiger II", стала бескомпрессорная продувка канала ствола орудия. Параллельно в конструкцию вносилось всё больше упрощений, начиная от демонтажа различных креплений и заканчивая отсутствием внутренней окраски. В среднем на сборку одного "Tiger II" тратилось 14 дней, а стали уходило 119798 кг.

В начале 1945 года 10 танков с башнями типа Henschel были переоборудованы в командирские танки (Panzerbefelhswagen Tiger II) двух типов:

Sd.Kfz.267 — командирские танки для связи в звене "полк — дивизия", с радиостанциями Fu5 (штатной) и Fu8, переделано 5 машин.

Sd.Kfz.268 — командирские танки для связи в звене "рота — батальон", с радиостанциями Fu5 (штатной) и Fu7, переделано также 5 машин. Из-за размещения дополнительных радиостанций боекомплект на всех машинах был урезан до 63 снарядов. Переделкой занималась фирма Wegmann, а первый из командирских танков покинул сборочных цех 3-го февраля 1945 года.


Существовало его несколько разработок на шасси "Tiger II", но далеко не все из них, в силу различных причин, удалось довести до реализации. Основные проблемы заключались не столько в неспособности немецкой промышленности быстро выпускать опытные образцы, сколько в тотальной нехватке времени и ресурсов:

"Tiger II" со 105-мм пушкой – этот интересный проект был предложен в конце 1944 года. При длине ствола 68 калибров бронебойный снаряд массой 15,6 кг имел бы начальную скорость 990 м\с, что приводило к гарантированному поражению любого танка противника.

"Jagdtiger" (Sd.Kfz.186) – самый мощный истребитель танков времен 2-й мировой войны был создан именно на базе "Tiger II". Вместо башни устанавливалась неподвижная рубка с 250-мм лобовым бронированием и 128-мм противотанковым орудием PaK 44. Всего было построено 88 таких самоходок, преимущественно использовавшихся на Западном фронте.

Geschiitzwagen VI – на базе "Tiger II" было разработано два проекта тяжелых самоходных установок со 170-мм пушкой K44 (Gerät 809) и 210-мм мортирой 21cm Mrs.18 (Gerät 810). Работы проводились в течении 1944 года, но до мая 1945 года успели изготовить только один прототип первого варианта (без вооружения), который стал трофеем союзников. От базового танка эти машины отличались удлиненной ходовой частью с 11 опорными катками на один борт и рядом изменений в моторно-трансмиссионной группе при сохранении однотипного двигателя.

Gerät 566 – транспортер для железнодорожного орудия K5. По проекту артиллерийская часть (ствол, лафет и опорная плита) в походном положении устанавливались на два специально оборудованных танковых шасси.

Gerät 817 – проект самоходного лафета для 305-мм и 420-мм минометов.


Боевое применение тяжелых танков “Tiger II” в составе вермахта

1944-1945 гг.


Первым танки "Tiger II" получил 503-й тяжелый танковый батальон (Schwere Panzer-Abteilung 503), который был сформирован в конце 1942 года и на протяжении следующих полутора лет воевал на Восточном фронте, пройдя нелёгкий путь от Ростова до болот Белоруссии. Во второй половине апреля 1944 года батальон, из-за потери практически всей материальной части, был отозван с фронта и получил новую технику. Впрочем, танки "Tiger II" поступили только в 1-ю роту – всего в ней насчитывалось 11 машин с башней Porsche и одна с башней Henschel. Две другие роты оснащались модернизированными танками "Tiger" с усиленным бронированием крыши башни и мелкими конструктивными доработками. Все танки несли циммеритовое покрытие.

Батальон предполагалось вновь отправить на Восточный фронт, где летом 1944 года было развернуто новое советское наступление, однако "внезапная" высадка союзников в Нормандии заставила изменить эти планы. Для усиления бронетанковой группировки 503-й батальон был придан 22-му танковому полку 21-й танковой дивизии и направлен в район города Кан, где велись тяжелые бои с британскими войсками. Первой боевой операцией с участием "Tiger II" стало блокирование прорыва у г.Коломбель – в боевом столкновении с британскими танками "Sherman" немцам удалось подбить и уничтожить 12 машин противника, однако уже 18-го июля позиции батальона подверглись массированному налёту союзной авиации, что привело к первым крупным потерям. Немало машин также вышло из строя по техническим причинам, из-за чего некоторые танки были использованы в роли неподвижных огневых точек. Наиболее широко распространена сейчас серия фотографий, на которых изображен “Tiger II” с башней Porsche и номером 11 на башне - эта машина применялась именно в таком качестве и впоследствии была брошена экипажем.

Сражение на территории Франции обернулось для немцев утратой столь значительного количества танков и САУ, что заводы некоторое время не могли справиться с восполнением потерь. Тем не менее, в конце июля сильно потрёпанную в ходе боёв 3-ю роту отправили в Майли ле Камп и также переоснастили танками "Tiger II". В общей сложности было получено 14 новых машин, из которых 12 имели башни Porsche. Рота в скором времени вернулась на фронт, но на общее положении дел это практически сказалось – вновь потеряв почти всю технику 503-й батальон пришлось отправить в тыл и переформировать, но на этот раз от смешанного состава отказались.

В декабре 1944 года, имея в наличии 45 танков "Tiger II", батальон прибыл в Венгрию. Здесь немецким танкистам была уготована участь принять участие в нескольких попытках контрнаступления в районе озера Балатон (о них будет рассказано чуть ниже), которые завершились полным окружением и уничтожением 6-й танковой армии. По всей видимости для повышения боевого дух и унификации названий 22-го декабря 503-й батальон был переименован в Pz.Abt «Feldhernhalle» и включен в состав одноименного танкового корпуса, который оборонял Будапешт. Город был хорошо укреплен и только в Пеште (восточной части венгерской столицы, куда было переброшено несколько танков этого соединения) имелось 6 концентрических линий обороны, первая из которых проходила по каналу Ракоши. Особо ожесточенным был штурм Буды, последние защитники которой пошли на прорыв вечером 11-го февраля 1945 года – из 25.000 человек и нескольких десятков единиц техники удалось прорваться не более 800 солдатам и офицерам.

В этом плане экипажам "Tiger II" сильно повезло, поскольку их своевременно вывели из города и держали в резерве. На момент последнего немецкого наступления "Fruhlingserwachen" ("Пробуждение весны") батальон располагал 33 боеспособными танками, хотя впоследствии их число несколько уменьшилось. Общее количество танков "Tiger II", имевшихся в составе группы армий "Юг" на 5-е марта 1945 года составляло 104 единицы (Division SS "Tottenkompf" – 6, 501 s.Pz.Abt – 31 (и ещё 6 "Tiger" находились в ремонте), 509 s.Pz.Abt – 36, 506 Pz.Jag.Abt – 6, Pz.Abt «Feldhernhalle» - 26), а всего удалось собрать 303 танка всех типов. Советская сторона имела больше танков, но тяжелых ИС-2 имелось только 47, так что в определенном плане вермахт имел абсолютное преимущество.

Наступление началось ранним утром 6-го марта 1945 года, но в отличии от январских операций фактор внезапности отсутствовал. Более того, советские части заранее подготовились к обороне и умело распоряжались резервами. Достаточно сказать, что за первые двое суток боёв у канала Шарвиз и г.Калоз 1965-й и 1966-й артполки заявили о подбитии и уничтожении 54 танков, САУ и БТР противника, но и сами потеряли 20 орудий. Не менее удачно действовали экипажи 209-й сабр, которые 10-го марта, при отражении немецких атак, подбили 3 "Tiger II".

Атаки продолжались до 15-го марта включительно, когда вермахт полностью исчерпал наступательный потенциал, сумев лишь незначительно потеснить советские войска на некоторых участках фронта. Только по данным командования 3-го Украинского фронта за период немецкого наступления было уничтожено 324 и подбито 332 танка и самоходных орудия, включая венгерские. В целом, это близка действительности, поскольку на сохранившихся фотографиях, сделанных в районе озера Балатон во второй половине марта, максимальный номер, оставленный трофейной командой, имеет значение 355 с учетом бронетранспортеров (учитываем также, что немцы смогли эвакуировать часть подбитой техники). В это число входят 28 танков "Tiger II", как уничтоженных, так и захваченных в почти неповрежденном состоянии или брошенные экипажами. Несмотря на не слишком удачное завершение боевой карьеры 503-й тяжелый танковый батальон, за всё время своего существования, заявил об уничтожении 1700 танков и около 2000 орудий противника.


Очередным соединением, которое получило на оснащение танки "Tiger II' стал 505-й тяжелый танковый батальон (Schwere Panzer-Abteilung 505). Переоснащение на новую технику было проведено в августе 1944 года, причем часть прежней матчасти предварительно передали другим батальонам. С новыми "Tiger II" 505-й батальон снова отправился на Восточный фронт, где вёл упорные бои на территории Литвы, Польши и Восточной Пруссии. В частности, осенью 1944 года танки были задействованы при подавлении Варшавского восстания, а в октябре они приняли участие в боях под Неммерсдорфом.

Потери в этот период были достаточно высокими и если бы не пополнения, 505-й батальон прекратил бы своё существование уже в первой половине 1945 года. Например, на 1-е декабря 1944 года из 29 танков в строю имелось 11, 18 находилось в ремонте, а суммарные потери со времени получения первых "Tiger II" составили ещё 18 машин. Далее ситуация развивалась по сценарию "от плохого к худшему". По состоянию на 15-е января батальон располагал 44 танками (27 в ремонте), а на 5-е февраля из 30 машин в боеспособном состоянии не было ни одного! Если верить зарубежным источникам, то большая часть техники была уничтожена собственными танкистами, поскольку безвозвратные потери с февраля составили только 17 танков. Впрочем, уже на 15-е марта в составе 505-го батальона числилось всего 2 танка (оба в ремонте), а потери за последний период составили ещё 30 "Tiger II". Боевая карьера этого соединения завершилась в Пиллау, где остатки личного состава сдались советским войскам.


Как и многие другие соединения этого типа 506-й тяжелый танковый батальон (Schwere Panzer-Abteilung 506) проходил переформирование несколько раз. Едва получив в начале 1944 года модернизированные танки "Tiger", как уже к августу почти все они были потеряны, а батальон вновь отправился в тыл и был оснащен танками "Tiger II", большинство из которых имело циммеритовое покрытие.

В сентябре 1944 года 506-й батальон перебросили в район Оостербека, а затем под Арнем. На этом участке фронта немцы пытались сдержать наступление союзников, но в итоге танки заняли оборону под Аахеном, где держались почти месяц. Потери были весьма существенные и в октябре на пополнение прибыло 14 машин. В связи с тем, что события здесь приобрели весьма специфический характер, в состав 506-го батальона была введена 4-я рота, которая по факту являлась автономным подразделением и действовала как "Feuerwehr" ("пожарная команда"). На момент своего создания она называлась sPzKp. "Einzats Dunkirchen", но ещё в тренировочном лагере в Падеборне из неё сформировали sPz.Erzats und Ausbildungs Abt.500, который был оснащен 14 танками "Tiger" (уже после переброски на фронт, 19-го сентября, батальон переименовали в sPz.Kp."Hummel" по имени его первого командира). Официально это рота была включена в 506-й батальон 19-го сентября 1944 года и вместе с ним приняла участие в Арденской операции.

Новое пополнение из 13 "Tiger II" батальон получил только в марте-апреле 1945 года, но другие 13 машин так и не достигли этого соединения. В последние месяцы войны, так и не имея полного состава 506-й батальон принимал участие в оборонительных боях на территории Германии, пока его немногочисленные уцелевшие танки не были окружены в районе Рура и сданы союзникам.


На редкость короткой получилась история с танками "Tiger II", попавшими в состав 507-го тяжелого танкового батальона (Schwere Panzer-Abteilung 507), который в конце февраля 1945 года практически остался без материальной части. Первые четыре машины были получены 4-го марта, но следующие 11 доставили только к 22 марта, причем ещё по 3 машины были переданы из состава 510-го и 511-го тяжёлых танковых батальонов. Таким образом, из 21 танка удалось собрать только 2-ю и 3-ю роты, но даже в неполном составе батальон отправился на Западный фронт.

В ходе отражения наступления союзников на территории Германии 507-й батальон не смог полностью реализовать свой боевой потенциал, хотя в ряде случаев имели место очень удачные бои. Так, 30-го марта 1945 года, танки 3-й роты устроили засаду оперативной группе 3-й американской танковой дивизии и в результате боя потери противника составили 17 танков М4, 17 бронетранспортёров, 3 грузовика, 2 джипа и 1 истребитель танков M36 (погиб также командир дивизии генерал-майор Роуз). Собственные потери составили всего три "Tiger II".

Впрочем, в течении двух следующих недель батальон лишился всех тяжелых танков. Если на 5-е апреля в его составе числилось 12 машин, то уже на 11-е апреля не осталось ни одного "Tiger II". Часть машин пришлось взорвать, другие же были просто брошены экипажами из-за неисправностей и отсутствия топлива. Остатки батальона отправили в Миловице и, перевооружив разнотипной техникой (Pz.Kpfw.IV, "Hetzer", зенитная самоходка на базе Pz.Kpfw.IV), отправили на подавление Пражского восстания. Здесь добиться успехов тоже не удалось и в течении 11-12 мая 1945 года оставшийся личный состав отошел на запад и сдался американцам.


Наверное, самым неудачливым из всех стал 501-й тяжелый танковый батальон (Schwere Panzer-Abteilung 501), боевая карьера которого оказалась на редкость насыщенной. Это соединение формировалось во Франции и в конце 1942 года было отправлено в Тунис, где итало-немецкие войска отбивались от союзников. Несмотря на неблагоприятную обстановку и сложности со снабжением экипажам Pz.Kpfw.VI "Tiger" и более старых Pz.Kpfw.III удалось нанести противнику огромные потери, но в марте 1943 года уцелевшая материальная часть батальона досталась союзникам в качестве трофеев.

Спустя несколько месяцев 501-й батальон был сформирован заново и отправился теперь уже на Восточный фронт, где в период с декабря 1943-го по начало июля 1944 года его танки вели тяжелые бои на территории Белоруссии. Очередным переломным моментом стало летнее советское наступление на этом участке фронта. Хотя оно не было неожиданным, удар оказался настолько сильным, что немецкая оборона попросту треснула сразу в нескольких местах. Батальон откатился от Орши до Молодечно, где после потери последних машин оставшийся личный состав отправился в Ордурф. Здесь, согласно приказу №30433\44 от 7-го июля 1944 года, провели его очередное переформирование.

На этот раз батальон получил новейшие танки "Tiger II" в количестве 45 штук, которые прибыли в течении 25-го июля – 7-го августа 1944 года. Впрочем, уже 5-го августа, начинается его переброска под Баранов (Польша), но пока без танков 1-й роты. Во ходе 50-км марша многие машины выходят из строя, но это не мешает немецкому командованию передать неполный батальон в распоряжение 16-й танковой дивизии. Первый бой "Tiger II" в районе местечек Оглендув и Шидлов очень хорошо описан в статье "Очередной блин комом" из 6-го номера журнала "Танкомастер" за 1999 год, поэтому подробно остановимся лишь на его самых значительных моментах.

Тяжелые танки "Tiger II" немецкое командование собиралось использовать в качестве "тарана", который должен был сокрушить оборонительные порядки советский частей на Сандомирском плацдарме. На станции Консуполь 501-й батальон прибыл 9-го августа суммарно имея в своём составе 40 танков (по 20 Pz.Kpfw.IV и "Tiger II"). Во время первого марша до населенного пункта Хмельник, где находился штаб 16-й дивизии, из строя вышло 10 машин. Частично их удалось ввести в строй, но уже на следующий день, после 2-км марша до Шидлува, по техническим причинам вышло из строя ещё несколько танков, так что в строю осталось всего 11 боеспособных машин. Бронетанковые силы РККА были представлены 6-м гвардейским танковым корпусом, сильно потрепанным в предыдущих боях: 9 боеспособных Т-34-76 имелось в 53 гв.тбр., 11 танков Т-34-76 и 4 Т-34-85 - в составе 51-й гв.тбр, а также 11 тяжелых танков ИС-2 и 1 танк ИС-85 в составе 71-го гвардейского отдельного тяжелого танкового полка. Кроме того, имелась сильноая артиллерийская и авиационная поддержка. Атака немцев началась ранним утром 13-го августа - имеющиеся силы были разделены на групп, которые атаковали с разных направлений, однако тяжелым танкам пришлось двигаться по песчаному грунту, что в значительной мере усугубило их положение. Со своей стороны, советское командование организовало танковые засады, где "первую скрипку" сыграли Т-34-85. Вскоре после этого продвинувшиеся вперед "Tiger II" попали в "огневой мешок", причем огонь по ним теперь вела не только артиллерия и "тридцатьчетверки", но и танки ИС-2. К исходу дня, в районе местечек Сташув и Шидлув, войсками 6-го гв.тк было захвачено и уничтожено 24 вражеских танка, 13 из которых были "Tiger II". Но самым неприятным было то, что советские войска захватили три совершенно исправные машины с башенными номерами 102, 234 и 502. Интересно, что танки 102 и 502 относились к достаточно редкой командирской модификации (предположительно Sd.Kfz.267), а последний из них был просто брошен своим экипажем на окраине Оглендува, как только здесь советские войска. После такого фиаско командир батальона фон Легат, допустивший фатальные тактические ошибки, был снят с занимаемой должности, а заменил его майор Саемиш. Понеся значительные потери оставшиеся танки были отведены на новые рубежи.

Сентябрьские бои 1944-го года тоже не стали особо успешными для 501-го батальона. Находясь в подчинении у командования XXXVIII танкового корпуса, пытавшегося остановить продвижение советских войск по польской территории, танкисты из 3-й роты понесли особо тяжелые потери. Тем не менее, за счет прибытия танков из 509-го батальона и пополнения на 1-е октября количество боевых машин удалось довести с 29 до 36, а на 1-е ноября имелся 51 действующий танк в обоих батальонах.

В декабре бои принимают более позиционный характер, что благотворно отражается на количественном составе материальной части, а 24-го числа батальон получает номер 424 (Schwere Panzer-Abteilung 424). В начале января 1945 года, когда советские войска развернули новое крупное наступление, батальон снимают с выгодных позиций и бросают на "латание дыр" в обороне. Бои вновь предстояло вести на местности, не благоприятствовавшей действиям тяжелых танков, но хуже всего было то, что в первые дни после передислокации танкисты не получали никаких конкретных приказов от вышестоящего командования. Тем не менее, 13-го января под Лисовом предпринимается контратака с участием всех боеспособных танков 424-го батальона. Немцы утверждали, что в течении дня экипаж обер-лейтенанта Обербрахта уничтожил около 20 советских танков, прежде чем был подбит сам, а 2-я рота доложила о 7 уничтоженных Т-34. В то же время, несколько "Tiger II" увязли в болотистой местности и ещё три танка (номера 202, 221 и 334) вышли из строя по техническим причинам. Войдя в Лисов 424-го батальоноказался под массированным огнём противотанковых орудий и тяжелых танков ИС-2. Шансов на успех в этой операции у немцев практически не было и к исходу дня остатки батальона вернулись на прежние рубежи.

Вплоть до начала февраля 424-й батальон, получивший в качестве пополнения 2 Pz.Kpfw.V "Panther", 3 Pz.Kpfw.IV и несколько "Hetzer", пытался сдержать советские войска в районе городов Линден, Зедлиц и Мамслау. Впрочем, уже 12-го февраля выходит приказ о расформировании батальона, причем большая часть его личного состава направляется в 512-й батальон истребителей танков (Schwere Panzer Jager Abteilung 512) и лишь экипажи 3-й роты остались в Падеборне в ожидании дальнейших приказов.

Апрель 1945-го года ознаменовался тяжелыми боями на территории земли Севреный Рейн-Вестфалия в условиях постоянного отступления, в ходе которого остатки 3-й роты (два "Tiger II", одна "Panther" и один Pz.Kpfw.IV) под командованием обер-лейтенанта Буша держали оборону на линии Падеборн-Зальцкоттен. В ходе последнего боя, потеряв один "Tiger II" с экипажем оберфельдфебеля Бевинга, рота была вынуждена отойти к городу Хёкстен, где сдалась союзникам.


502-й тяжелый танковый батальон (Schwere Panzer-Abteilung 502) получил свои "Tiger II" лишь в ноябре 1944 года, причем новые танки не заменили полностью более ранние "Tiger". Это соединение смешанного состава отправляется в Восточную Пруссию, где на начало января 1945 года сложилась критическая обстановка. В период с конца января по апрель батальон ведёт тяжелейшие бои против советских войск, несколько раз оказываясь рассеченным на части и попадая в окружение. Тем не менее, урон противнику наносился весьма существенный, при том, что "тигры" использовались небольшими группами по 2-5 машин.

В зарубежных источниках указывается, что одним из наиболее успешных стал бой 13-го апреля под Норгау, где боевая группа Кершера, состоявшая всего из двух танков, в первой половине дня уничтожает 20 советских танков, после обеда – ещё 15, а в довершение "разгрома" было заявлено о 12 подбитых СУ-100! В общей сложности, на 20 апреля, командование батальона заявило о 102 уничтоженных танках противника. На следующий день Кершер рапортовал об уничтожении ещё 21 танка, доведя личный счет до 100 побед (вообще приключения этот "чудо-танкиста" заслуживают отдельной монографии). Оставим на совести немцев эти победные реляции, но отметим, что в ходе боёв в Восточной Пруссии потери советских войск в бронетехнике были действительно очень большими. Последние бои 502-й батальон провел в районе Кенигсберга, капитулировав перед советскими войсками 9-го мая 1945 года. Вместе с тем, 3-я рота успела получить 31-го марта восемь новых "Tiger II", проведя несколько боёв в южной части Гальцевских гор и распущенная 19-го апреля у Тале.


Тяжелые танковые батальоны с номерами 504 и 508 танков "Tiger II" не получали, хотя в процессе переформирования и переучивания на новую технику экипажи обучались и на этих машинах. Поскольку данные батальоны предназначались для отправки в Италию был сделан вывод, что они вполне могут обойтись танками "Tiger", которые были более приемлемы при действиях в горных условиях.


Перевооружение 509-го тяжелого танкового батальона (Schwere Panzer-Abteilung 509) было проведено в период с 5-го декабря 1944-го по 1-е января 1945-го года. Всего было получено 45 "Tiger II", после чего батальон перебросили под Кюнгес и подчинили 3-му танковому полку SS. Далее батальон был передан в подчинение обергруппенфюреру Герберту Гилле, который командовал танковым корпусом SS, в задачу которого входила деблокада Будапешта в районе озера Балатон.

Контрнаступление в Венгрии было вызвано несколькими факторами, основным из которых была "сырая" оборона советских войск в данном районе, что давало надежду на успех внезапного удара. Основная задача, стоявшая перед командованием вермахта, заключалась в расчленении сил 3-го Украинского фронта и последующем уничтожении советской группировки. Операция получила название "Konrad" и была назначена на январь 1945 года. Вместе с тем, немцы ещё не располагали достаточным для нанесения сокрушающего удара количеством сил, поэтому главным врагом для них была спешка, в которой к линии фронта стягивались боевые соединения.

Наступление проводилось в несколько фаз, которые получили названия "от "Konrad I" до "Konrad III" и состоялись в период с 3 по 20 января 1945 года. Главной ударной силой в рамках операции "Konrad III" должны были стать тяжелые танки, для чего танковым дивизиям SS "Tottenkompf" и "Viking" был придан 509-й тяжелый танковый батальон. Первая атака с участием немецких тяжелых танков состоялась 18-го января – танки вышли на позиции 135-го стрелкового корпуса, который имел в своём распоряжении только 45-мм и 76,2-мм орудия. В резерве находился 1202-й сап с 20 самоходками СУ-76М, но его ввод в бой не сильно изменил ситуацию. Огонь артиллерии оказался мало эффективным, причем экипажи "Tiger II" расстреливали орудия буквально в упор или давили их гусеницами. Самоходчики попытались остановить немцев, пытаясь поразить тяжелые танки подкалиберными снарядами с дистанции 100-150 метров. За день 1202-й сап потерял 19 машин (16 уничтожено, 2 подбито и одна подорвана экипажем) и остатки его личного состава отвели в тыл.

Прорыв линии обороны советского стрелкового корпуса, безусловно, стал успехом для 509-го батальона, но в тот же день его танки вступили в бой с частями 7-го механизированного корпуса. Несмотря на то, что советские танкисты вступили в бой прямо с марша и в конечном итоге были вынуждены отойти за канал Шарвиз, батальон потерял 11 "Tiger II" из которых 7 безвозвратно. Потери советской стороны оцениваются в 20 танков.

Первое время немецкое наступление развивалось очень успешно – в течении 19-22 января вермахту удалось не только потеснить советские войска, но и взять в окружение целые корпуса! Выход советских войск сопровождался потерями не только техники, которую приходилось взрывать и выводить из строя, но и баз снабжения. Например, в ночь на 19-е января на станции Шарашд пришлось уничтожить 60 вагонов с боеприпасами. Немцам удалось занять город Секешфехервар, но дальнейшее наступление столкнулось с недостатком снабжения и необходимостью восполнения потерь, которое не было проведено достаточно оперативно. Пытаясь развить успех, 509-й батальон 21-го января был направлен к Фельше-Бельше и в ходе 50-км марша потерял по техническим причинам 6 из 12 машин. Поскольку темп наступления был сбит, на этом участке фронта активные боевые действия с использованием танков "Tiger II" временно прекратились.

На 29-е января в батальоне осталось всего 5 боеспособных танков, причем указывалось, что только один "Tiger II" был поврежден в бою. Несмотря на то, что немецкое наступление ещё не выдохлось, советское командование смогло подтянуть резервы и 27-го января развернуть контрнаступление. На острие удара 135-й танковой бригады, наступавшей на город Петтенд, оказались остатки 509-го батальона, но даже четырех "Tiger II" хватило для отражения атаки советских танкистов. Согласно немецким данным был уничтожен и подбит 41 танк, согласно ведомости потерь безвозвратные утраты составили 27 Т-34 сгоревшими, что тоже немало. Вместе с тем, на 1-е февраля 1945 года, 509-й батальона остался с 11 танками и при таких условиях совершать "разящие контрудары" было очень проблематично.

В течении февраля 509-й батальон прикрывал действия других соединений, что в итоге позволило улучшить локальное положение на фронте и даже занять несколько населенных пунктов. В отчетах боевые действия экипажей "Tiger II" выглядели весьма оптимистично:

01.02.1945 – подбито 30 танков противника, в боеспособном состоянии 11 "Tiger II";

02.02.1945 – в районе Саркарестца уничтожено 22 танка противника;

03.02.1945 – во время атаки в направлении на Замоли подбито 8 Т-34;

04.01.1945 – отход к Штульвейссенбургу, уничтожено несколько танков противника;

07.02.1945 – бой между Бергонзом и Серегляесом, подбито 13 танков противника (в этот день также указывается, что потери батальона за последние дни составили 3 танка);

После этого 509-й батальон, в котором осталось всего 5 боеспособных машин, вывели из боев на двое суток и вновь ввели его в действие 10-го февраля. До полного состава численность этого соединения так и не довели, а танки шли в бой небольшими группами. Максимальное количество боеспособных "Tiger II" было достигнуто только 3-го марта, когда в бой одновременно могли пойти 32 машины. К этому времени батальон планировали применить в рамках уже упомянутой операции "Пробуждении весны", что предвещало тяжелейшие бои.

Первый из них состоялся 6-го марта, когда "Tiger II" помогли менее удачливым экипажам танков "Panther" преодолеть заслон из нескольких ИС-2 (указывается, что было подбито 6 "исов"). Спустя трое суток, преодолев сильное сопротивление советских войск, батальон сильно вклинился в оборонительные порядки противника, но это не помешало немецким танкистам только за 12-е марта заявить об уничтожении 20 самоходных орудий. Очередной удар был проведен 13-го марта силами 16 "Tiger II" при поддержке группы Брадель – немцы атаковали в восточном направлении между населенными пунктами Веленцефюрде и Тюкреспутца, но практически сразу напоролись на минное поле и огонь 24 советских самоходок ИСУ-152, в результате чего 3 танка было разбито полностью, а 13 других получили различные повреждения. Атака захлебнулась, но после ремонта матчасти и расчистки проходов два "Tiger II" вышли на позиции самоходчиков и, как утверждается в документе, уничтожили все САУ. В целом, данный эпизод действительно соответствуют реальности, но вот потеря шести батарей ИСУ-152 является явным преувеличением.

Весь апрель 509-й батальон вёл арьергардные бои, пока не стало ясно, что война проиграна и сдаваться надо кому угодно, только не русским. В середине апреля были планы присоединить батальон к 6-й армии SS, но в условиях тотального отступления и потери управления войсками их реализовать не удалось. В первых числах мая немногочисленные "Tiger II" (на 1-е мая имелось 13 боеспособных машин) удерживали позиции на линии Майльберг – Гросс Харрас, после чего пришлось отступить в направлении Цнаима и Капплица, где из-за нехватки топлива и поломок пришлось взорвать 9 машин. Остальные экипажи 8-го мая предприняли попытку прорыва, но после 3-часового боя было принято решение уничтожить уцелевшие "Tiger II" и сдаться американцам южнее Карлица.


В числе последних на танки "Tiger II" пересел 510-й тяжелый танковый батальон (Schwere Panzer-Abteilung 510). Но не весь, а только 3-я рота под командованием старшего лейтенанта Хелпупа (всего 6 машин). Получив новые машины рота тут же получает приказ выдвигаться к Фритцлару, где 30-го марта 1945 года вступает в бой с войсками союзников. Не получив помощи и находясь под сильным артиллерийским огнем все "Tiger II" отступают к Касселю. В течении следующей недели рота постоянно отходит, лишь изредка вступая в столкновения с противником. Потери составили всего один танк, подбитый 2-го апреля противотанковым орудием - спустя два дня его удается отремонтировать, однако на общее положение дел это абсолютно не влияет. Вскоре отступление превращается в бегство и 17-го апреля рота распускается, а танки оставляют противнику. Собственно на этом история танков "Tiger II" из состава 510-го тяжелого танкового батальона завершилась, но не их экипажей...

Уже находясь в пешем строю 18-го апреля танкисты стали "пленниками" танковой бригады SS "Westfallen", получив в своё распоряжение "Tiger II" ранее брошенный 507-м батальоном. Этот экипаж несколько часов прикрывал долину Боде, подбив несколько американских танков, но и их танк получил попадание в ходовую часть. Танкисты попытались восстановить подвижность своей машины, однако артиллерийский огонь был слишком плотным и её пришлось бросить.


Под конец войны в сводках вермахта всё чаще давались объединенные данные по тяжелым танкам, поэтому в ряде случаев просто невозможно определить, какой из типов "тигров" был упомянут. В частности, на 28-е апреля 1945 года приводились такие цифры: 149 "тигров" обоих типов на Восточном фронте (118 боеготовых), 33 – в Италии (боеспособны 22, но тут речь идет исключительно о Pz.Kpfw.VI Ausf.E) и 18 на Западном фронте (10 боеспособных).


Боевое применение тяжелых танков “Tiger II” в составе Waffen SS

1944-1945 гг.


В русскоязычных монографиях, посвященных танку "Tiger II", как-то боком обходят их присутствие в составе элитных частей SS, зачастую лишь упоминая, что то или иное подразделение принимало участие в такой-то операции. По крайней мере, автору данной статьи какие-либо русскоязычные материалы по данной теме практически не попадались. Вместе с тем, именно тяжелые танковые батальоны SS зачастую составляли костяк ударных соединений, пытавшихся остановить продвижение советских и союзных войск в 1944-1945 гг.


Schwere SS-Panzer Abteilung 501 – формирование этого батальона, первоначально носившего название Schwere SS-Panzer Abteilung 101, было начато в 1943 году на базе 13-й тяжелой танковой роты SS. После тяжелых боёв на Восточном фронте это соединение в августе 1944 года было отправлено в тыл и уже в сентябре батальон был переоснащен танками "Tiger II", попутно сменив название на Schwere SS-Panzer Abteilung 501. В декабре 1944 года батальон задействовали в Арденнской операции, подчинив его дивизии "Leibstandarte SS Adolf Hitler". На момент ввода в бой имелось 45 "Tiger II", а в период с 5-го декабря по 24-е января 1945 года, общие потери (включая технические) составили 15 танков. Вместе с оставшимися 30 танками батальон был переброшен на Восточный фронт, где он действовал до мая 1945 года.

По состоянию на 15-е марта в строю официально числилось 34 машины, однако на ходу было всего 8. Вообще, проблема с техническим обеспечением и ремонтом тяжелых танков была основной на протяжении всего времени существования 501-го батальона. Собственно, именно по техническим причинам численный состав боеспособных "Tiger II" был очень скромным, что не позволило в полной мере реализовать весь потенциал массированного применения тяжелых танков. Находясь уже в составе группы армий "Юг" батальон продолжал отход, неси значительные потери и в конечном итоге 6 машин было передано 509-му тяжелому танковому батальону вермахта, а 30-го марта остатки батальона перебросили в Австрию.

Здесь, на одном из заводов фирмы Henshel, 5-го мая 1945 года удалось принять два истребителя танков "Jagdtiger". Техническое состояние обеих машин было не из лучших и один "истребитель" довести до боеготовности не удалось. Второй "Jagdtiger" некоторое время использовался как "заслон", но его впоследствии пришлось уничтожить во избежание захвата противником. За весь период боевых действий 501-й тяжелый танковый батальон SS потерял в боевых условиях 31 "Tiger II".


Schwere SS-Panzer Abteilung 502 – схожая судьба была и у этого батальона. В апреле-мае 1944 года это соединение, полностью сформированное из ветеранов Восточного фронта и тогда носившее номер "102", получила положенные по штату 45 "Tiger" и отправилось уже на Западный фронт. Здесь немецким танкам пришлось вступить в бой с численно превосходящими их союзниками и до конца августа батальон потерял практически всю технику. В виду высоких потерь личный состав был отправлен в Зелленлагер для переформирования, куда все благополучно прибыли 9-го сентября. В скором времени батальон получил новый номер "502" и уже готовился было к переучиванию на "Tiger II", как вдруг выяснилось, что поставки новой техники будут проводиться с большими задержками. Когда 27-го декабря батальон получил первые 6 машин оказалось, что они предназначались для "учебного" 503-го батальона, история которого будет изложена ниже. Лишь в период с 15-го февраля по 6-е марта 1945 года удалось-таки принять и обкатать 31 "Tiger II", но до полного штата это соединение так никогда и не довели.

В бой 502-й батальон вступил 22-го марта под Заксендорфом в составе группы армий "Центр". В начале 1945 года это соединение оказалось в составе частей, державших оборону на реке Одер. В ходе тяжелейших боёв батальон откатывался на запад, где под Щетином и Кюрстеном потерял значительную часть танков и другой техники. Фактически, уже к концу апреля 1945 года, 502-го тяжелый танковый батальон SS перестал представлять из себя организованную силу и в конечном итоге уцелевшие танкисты сдались в плен американским войскам.

Тем не менее, это абсолютно не помешало немцам записать на свои счета просто невероятное количество уничтоженных (именно "уничтоженных", а не подбитых и выведенных из строя) советских танков. За примерами далеко ходить не надо, достаточно рассказать о "боевых подвигах" унтерштурмфюрера Мартина Шройфа, который с марта 1944 года командовал взводом во 2-й роте тогда ещё 102-го тяжелого танкового батальона. Так вот, за июль-август 1944-го и март-апрель 1945-го года этот танковый "ас" заявил о 161 победе. Учитывая то, что за время боев в Нормандии вся 2-я рота 102-го батальона подбила 61 танк, а весь батальон – 227 танков, в такую фантастическую результативность поверить очень сложно. Более того, на фоне суммарных 600 уничтоженных танков за всю историю существования этого соединения цифра 161 смотрится невразумительно. Совсем иначе обстояли дела с экипажем унтершарфюрером Вилли Феем, на счету которого было 80 уничтоженных танков. При этом, 61 из них был записан летом 1944 года в течении 50 дней оборонительных боёв в Нормандии и практически на каждый имелось документальное подтверждение.

Ещё один танковый ас, оберштурмфюрер Пауль Эггер, воевавший как на "Tiger", так и на "Tiger II", имел на своём счету 113 танков. Последний из них его экипаж подбил 3-го мая 1945 года, но спустя несколько дней, Эггеру пришлось бросить свой танк и вместе с остальными танкистами переправляться через Эльбу, чтобы сдаться в плен американским войскам. Аналогичным образом сложилась судьба остального личного состава 502-го тяжелого танкового батальона SS, которому посчастливилось уцелеть в боях на берлинском направлении.


Schwere SS-Panzer Abteilung 503 – от момента своего создания и практически до последних месяцев войны это соединение являлось своего рода "кузницей кадров" для 501-го и 502-го тяжелых танковых батальонов. Это подразделение начало формироваться 1-го июля 1943 года при 3-м танковом корпусе SS на базе 11-го танкового полка SS и первоначально носило обозначение обычного 2-го танкового батальона полкового подчинения. Переименование в 103-й тяжелый танковый батальон состоялось только 1-го ноября. Попутно в его состав включили учебную роту гауптштурмфюрера SS Флюгеля.

В соответствии с решением командования Waffen SS батальон комплектовался только "тиграми", причем вторая партия из 6 тяжелых танков была получена только 4-го февраля 1944 года. В конце 1944 года батальону был присвоен номер "503". Кроме обучения личного практиковалась передача материальной части, к которой уже "притерлись" немецкие танкисты – например, в том же 1944 году более 20 "тигров" было передано 502-му батальону.

Начиная с 29-го октября 1944 года началось перевооружение 503-го батальона SS на новые танки "Tiger II". Однако, из-за перебоев с поставками техники, данный процесс сильно затянулся и даже по состоянию на 27-е января 1945 года, когда батальон был отправлен на Восточный фронт, в его составе имелось только 39 танков из 45 положенных по штату. Первые бои на новой технике были проведены в Венгрии. К 16 сентября батальон был сосредоточен в Будапеште, откуда впоследствии его передислоцировали к городу Грод. В этом районе в течении трех следующих месяцев "тигры" держали оборону, действуя небольшими группами по 3-4 машины. В конце октября батальон оказался в Сегеде, а с 1-го ноября его танки вели бои между Сегедом и Кечкеметом. Здесь впервые в массовых количествах немцы встретились с советскими тяжелыми танками ИС-2. Разумеется, каждый бой с ними завершался победой экипажей "тигров", хотя подробности достижения подобных успехов представляются весьма расплывчатыми. Например, в одном из боёв экипаж фельдфебеля Книспеля (на общем счету которого числиться 168 "уничтоженных танков") добился попадания в ИС-2 с дистанции 3000 метров, причем сам командир заявил об уничтожении этого танка. Впрочем, сражения в Венгрии закончились тем, что к декабрю 1944 года Будапешт оказался полностью окруженным, а попытки деблокирующих ударов закончились огромными потерями для вермахта и Waffen SS.

Поскольку обстановка на других участках фронта для Германии также складывалась критическая, 503-й батальон перебросили обратно в Германию. Первые бои на этом участке фронта экипажи "Tiger II" провели в районе Арнсвальде и Кюстрина, но уже в феврале танки попали в окружение и были вынуждены порганизовать деблокирующий удар. Прорыв удался, но завершился большими потерями для обеих сторон. Достаточно сказать, что по состоянию на 15-е марта 1945 года батальон имел в своем составе 8 зенитных самоходок на базе танков Pz.Kpfw.IV и всего 12 "Tiger II", из которых только один был исправен. Вслед за этим 503-й батальон перебросили под Данциг, а затем под Штеттин. В конечном итоге оставшиеся экипажи и материальную часть переправили морем в другой немецкий порт, откуда их перебросили на оборонительные позиции близ Берлина.

В конце марта 1945 года 503-й тяжелый танковый батальон SS был объединен с танковым батальоном "Hermann von Salza" (название принято в честь великого магистра Тевтонского ордена жившего в 13-го веке), вместе с которым они образовали танковый полк "Nordland" при 11-й танковой дивизии SS. На 15-е апреля количественный состав определялся в 12 "Tiger II" из которых 10 были на ходу. Тяжелые танки неплохо показали себя при обороне немецкой столицы, но все их успехи оказались исключительно локальными при достаточно крупных потерях. Например, по состоянию на 25-е апреля 1945 года, когда остатки батальона вели бои в Темпельхофе (пригород немецкой столицы), в батальоне осталось всего 6 танков.

Удачно действовал в пригороде Берлина экипаж танка под командованием Карла Кёрнера. Если верить немецким донесениям, то под Боллерсдорфом его "Tiger II", в ходе контратаки с пехотой, встретился с двумя ИС-2. Бой начался на дистанции порядка 200 метров и закончился тем, что Кёрнер подбил один советский танк, а второй, при попытке маневрировать, попал в противотанковый ров и был оставлен экипажем. Далее, по дороге к Штраусбергу, Кёрнеру встретилась советская танковая колонна из 12-15 танков (точное количество немцы определить, по всей видимости, не смогли). Несколькими снарядами командир "Tiger II" поджег головной и замыкающий танки, после чего расстрелял оставшихся, попутно уничтожив несколько машин с топливом и боеприпасами. Растратив последние 39 снарядов немцы отступили, без всякого стеснения записав всю танковую колонну противника как уничтоженную.

Был в составе 503-го батальона такой танковый "ас", как унтерштурмфюрер SS Карл Бромман, командовавший 1-й ротой. В сообщении берлинского радио от 10-го апреля 1945 года озвучивались такие показатели – за время боёв под Гогенхафеном его экипаж уничтожил 66 танков, 44 орудия и 15 грузовиков! Тут немецкая пропаганда явно преувеличила, поскольку получается, что в указанном районе Бромман воевал с "красными ордами" фактически один. И всё же, видимо некоторые успехи имели место быть, так как 29-го апреля унтерштурмфюрера собирались наградить Рыцарским Крестом, но церемония так и не состоялась по причине ранения Броммана.

Тем временем уцелевшие машины 503-го батальона продолжали вести бои в окружении, фактически не представляя единого соединения. В частности, танк унтершарфюрера Карла-Хайнца Турка, совместно с подразделениями танковой дивизии "Müncheberg", оборонял Потсдамскую площадь, где предположительно был подбит. Кстати, в составе "Müncheberg" имелось значительное количество танков, включая некоторое количество "Tiger" и "Tiger II". Именно при поддержке 503-го батальона части дивизии обороняли позиции у железнодорожных станций Весткройц (Westkreuz) и Халензее (Halensee), но 1-го мая был получен приказ отступить в район парка Тиргартен и Берлинского зоопарка. Последний танк дивизии, а это был "Tiger", пришлось бросить на улице Унтер дер Линден (Unter den Linden), всего в 100 метрах от Брандербургсгих ворот.

Одновременно с этими событиями экипаж унтершарфюрера Герга Диерса на танке с номером 314, 30-го апреля получил приказ занять оборонительные позиции около Рейхстага – на тот момент из всего 503-го батальона в Берлине находилось только два "Tiger II". По немецким данным Диерс уничтожил около 30 советских танков (что проверить фактически невозможно), после чего он возглавил успешную контратаку к Кроль-Опере. В течении 1-го мая танк маневрировал по городу, пока при попытке прорваться из Берлине он не был уничтожен. Второй танк был подбит 2-го мая при схожих обстоятельствах в районе Шпандау.


С танками "Tiger II" связана история "героической" 3-й танковой дивизии SS "Totenkompf" ("Мертвая голова"), которая сумела отличиться не только активным участием в боевых действиях на Восточном и Западном фронтах, но и военными преступлениями. Один только расстрел пленных британцев в Ле-Парадиз во время французской кампании 1940 года чего стоит. Изначально "Totenkompf" создавалась как мотопехотная и только с 21-го октября 1943-го года она была переформирована в танковую дивизию, имея в свойм составе 3-м танковый полк (SS Panzer-Regiment 3 Totenkopf).

Надо отдать должное немцам – после разгромных потерь в июне-июле 1944 года в Белоруссии 3-я танковая дивизия получила пополнение и в августе нанесла ощутимый урон советским войскам в районе г.Модлин. На тот момент основную ударную силу составляли танки "Panther", однако в конце года дивизия получила более мощные "Tiger II", вместе с которыми она отправилась в Венгрию, организационно подчиняясь командованию IV танкового корпуса SS.

Перед началом сражения на озере Балатон "Totenkompf" имела неполный состав и испытывала недостаток снабжения. Вместе с тем, на бумаге состав дивизии выглядел достаточно серьёзно: 11 "тигров", 27 "пантер", 34 "четверки", одна "тройка", 32 StuG, 20 Pz.Jag.IV, 80 бронетранспортеров и 58 орудий различного калибра. Именно в таком составе, совместно с 5-й танковой дивизией SS "Viking" также входившей в состав IV танкового корпуса SS, ей предстояло прорвать советскую оборону и выйти на встречу окруженной немецкой-венгерской группировке находившей в Будапеште.

В ходе первой операции "Konrad" танковые и пехотные соединения вели ожесточенные бои в районе г.Байна, а 6-го января удар был обрушен на позиции 18-го танкового корпуса в районе Жамбека. Хотя советская сторона понесла тяжелые потери, включая 9 новейших СУ-100, немецкое наступление с целью деблокады Будапешта было остановлено. Не получив желаемого результата, и всё ещё располагая значительными силами, немецкий штаб спланировал операции "Konrad II" и "Konrad III". Именно в ходе последней из них танки дивизий SS "Viking" и "Totenkompf" составляли основную ударную силу. Кроме того, в качестве поддержки вместе с ними действовал 509-й тяжелый танковый батальон полностью укомплектованный танками "Tiger II" и впоследствии сыгравший важную роль в наступательных действиях.

По состоянию на 15-е января 1945 года в составе дивизии "Totenkompf" имелось всего 9 боеготовых танков "тигр", что абсолютно не помешало использовать даже эти скромные силы в следующей наступательной операции. Совместно с дивизией "Viking" им удалось 21-го января отсечь один полк 63-й кавалерийской дивизии и "вбить клин" в оборону противника на 4-5 км, но уже 24-го января, когда началось немецкое генеральное наступление, атака на эшелонированные советские укрепления завершилась полным провалом. Спустя трое суток, 28-го января, командование поставило перед дивизией чисто оборонительные задачи. Тем временем, за счет отремонтированной техники, численность танков удалось довести до более-менее приемлемого уровня. Так, на 1-е февраля 1945 года, в составе дивизии "Totenkompf" имелось 13 "тигров", 16 "четверок", 14 "пантер", одна "тройка" и 24 самоходных орудия. Всё это смотрелось внушительно, если не считать того, что в боеготовом состоянии находилось всего 11 танков (включая 2 "тигра") и 10 самоходок.


Относительно других соединений, в составе которых могли находится танки "Tiger II", сведения не всегда бывают точными. Например, в монографии Исаева и Коломийца "Разгром 6-й танковой армии SS. Могила панцерваффе" есть упоминание о том, что по состоянию на вечер 5-го марта 1945 года 560-м батальоне тяжелых истребителей танков (schwere heeres Panzerjager Abteilung 560) имелось 12 "Tiger II" и 6 "Jangpanther", из которых 6 танков находились в ремонте. Тут не всё однозначно, поскольку в других источниках указывается наличие на 3-е марта шести "Jangpanther" и восьми Panzerjager IV в боеготовом состоянии, без каких-либо танков. Спустя ровно неделю их количество сократилось до 4 и 1 машины соответственно, и про танки тоже не было никаких упоминаний. Так что не исключено, что имела место ошибка.


Послесловие


Несомненно, что танки "Tiger II" оказались очень эффективным оружием, что особенно ярко проявилось в оборонительных операциях, но назвать их лучшими тяжелыми танками очень тяжело. За обладание такими преимуществами, как мощное вооружение и сильное бронирование, пришлось заплатить огромной массой и скромной подвижностью. Мобильность "Tiger II" также страдала из-за постоянных проблем технического характера - высокомощный двигатель дополнительно перегружал трансмиссию, что очень часто приводило к выходу машины из строя ещё на марше (аналогичным недостатком страдали советские танки КВ в самом начале войны). Толстая броня тоже имела свои недостатки – при испытаниях трофейного "Tiger II" на полигоне НИБТ было установлено, что на танках этого типа бронелисты обладают меньшей снарядостойкостью, чем на танках Pz.Kpfw.VI Ausf.E. Таким образом, создать сбалансированную боевую машину, в которой броня и вооружение органично сочетались бы с подвижностью и эксплуатационной надежностью, немецким конструкторам не удалось.


Сохранившиеся образцы “Tiger II”


К настоящему времени сохранилось не так уж много танков "Tiger II". Так уж получилось, что из 8 имевшихся на 2011 год машин 4 были захвачены в ходе Арденской операции и принадлежали 503-му тяжелому танковому батальону.

Танковый музей в Бовингтоне (Великобритания) – обладает двумя танками (с башнями Porsche и Henschel);

Военный колледж в Шрайвенхеме (Великобритания) – один экземпляр;

Военный музей в Ла-Глезе (Бельгия) – один экземпляр;

Бронетанковый музей в Кубинке (Россия) – один экземпляр из состава 501-го батальона, захвачен на Сандомирском плацдарме в августе 1944 года, имеет боеприпасы;

Танковый музей в Мюнстере (Германия) – один экземпляр, ранее стал трофеем американцев, находился на полигоне в Абердине, но в 1960-м году его вернули немцам;

Военно-исторический музей в Дрездене (Германия) – здесь выставлена пушка KwK 43 L/71 снятая с разбитого танка "Tiger II" имевшего башню типа Porsche;

Танковый музей в Самюре (Франция) – один образец (и единственный из всех находящийся в ходовом состоянии);

Военный музей Фулля (Швейцария) – один экземпляр, до 2006 года находившийся в музее французского г.Тун (у орудия отсутствует дульный тормоз и часть ствола).



Источники:
П.Чемберлен, Х.Дойл "Энциклопедия немецких танков 2-й Мировой войны". АСТ\Астрель. Москва, 2004
П.Н.Сергеев "Тяжелый германский танк «Королевский Тигр»"("Военные машины" No.44-46) 2000
М.Барятинский "Тяжёлый танк «Королевский тигр»" ("Бронеколлекция МК" / 2001-02 (35))
М.Барятинский "«Королевский тигр». Последний аргумент Гитлера". Арсенал-Коллекция. Яуза\ЭКСМО. Москва. 2008
М.Барятинский "«Тигр». Первая полная энциклопедия". Москва. Яуза. ISBN 978-5-699-29831-0. 2008.
А.Смирнов "Танковые асы СССР и Германии" ("Фронтовая иллюстрация" 2006-02). Москва. Стратегия КМ. ISBN 5-90126-601-3. 200
И.Желтов, А.Сергеев "Очередной блин комом" ("Танкомастер" 1999-06)
А.Исаев, М.Коломиец "Разгром 6-й танковой армии SS. Могила панцерваффе". Москва. Яуза\ЭКСМО\Стратегия КМ. 2009
Отто Кариус "«Тигры» в грязи". Москва. Центрополиграф. 2004
Thomas Jentz "Panzertruppen 2: The Complete Guide to the Creation & Combat Employment of Germany's Tank Force 1943–1945". Schiffer. ISBN 978-0-7643-0080-6. 1996
С.Е.Федоров (ред.) "501 танковый батальон". Москва. Артефакт. 1997
С.Е.Федоров (ред.) "502 танковый батальон". Москва. Артефакт. 1998
Е.О.Грицына (ред.) "509 танковый батальон". Москва. Артефакт. 1998
С.Е.Федоров (ред.) "510 танковый батальон". Москва. Артефакт. 1998
World war photos: King Tiger (photos)
Raidersmerciless: Formation of Panzer-Abteilung (Tank-Division) "Muncheberg"
nakop.ru: тяжёлые танковые батальоны
reibert.info: 506-й и 508-й батальоны тяжелых танков


ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ТЯЖЕЛОГО ТАНКА
Pz.Kpfw.VI Ausf.B \ “Tiger II” образца 1944 г.

БОЕВАЯ МАССА68000 кг
ЭКИПАЖ, чел.5
ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ
Длина, мм 7380 (по корпусу)
10286 (с пушкой)
Ширина, мм3755
Высота, мм3090
Клиренс, мм490
ВООРУЖЕНИЕ одна 88-мм пушка KwK 43 L/71
26-мм мортирка (Nahkampfgerat)
два 7,92-мм пулемета MG-34
БОЕКОМПЛЕКТ 77 выстрелов (башня Porsche)
82 выстрела (башня Henschel)
5820 патронов ? выстрелов для мортирки
ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯтелескопические прицелы TZF 9b/1 (позже TZF 9d) и Kg ZF 2
БРОНИРОВАНИЕ лоб корпуса (верх) - 150 мм / 50°
лоб корпуса (низ) - 100 мм / 50°
борт корпуса (верх) - 80 мм / 25°
борт корпуса (низ) - 80 мм / 0°
корма корпуса (верх) - 40 мм / 90°
корма корпуса (низ) - 80 мм / 30°
крыша корпуса - 40 мм / 90°
днище - 25-40 мм / 90°

лоб башни (Henshel) - 180 мм / 90°
борт башни (Henshel) - 80 мм / 21°
корма башни (Henshel) - 80 мм / 21°
крыша башни (Henshel) - 40 мм / 78-90°
маска орудия (Henshel) - 60-80 мм

лоб башни (Porsche) - 60-110 мм
борт башни (Porsche) - 80 мм / 30°
корма башни (Porsche) - 80 мм / 30°
крыша башни (Porsche) - 40 мм / 77-90°
маска орудия (Porsche) - 50-100-110 мм
ДВИГАТЕЛЬMaybach HL 230P30, 12-цилиндровый, бензиновый, мощностью 700 л.с. при 2500-3000 об\мин
ТРАНСМИССИЯMaybach OVLAR OG(B) 40 12 16B с главным фрикционом (8 передач вперед и 4 назад), механизмом поворота, бортовыыми передачами и дисковыми тормозами
ХОДОВАЯ ЧАСТЬ(на один борт) 8 опорных катков с индивидуальной торсионной подвеской расположенных в шахматном порядке, переднее ведущее и заднее направляющее колесо, мелкозвенчатая гусеница со стальными траками
СКОРОСТЬ 38-41,5 км\ч по шоссе
13 км\ч по местности
ЗАПАС ХОДА ПО ШОССЕ 150 км по шоссе
70 км по местности
ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ
Угол подъёма, град.35°
Высота стенки, м0,85
Глубина брода, м1,60
Ширина рва, м2,50
СРЕДСТВА СВЯЗИрадиостанции FuG5 со штыревой антенной

ВНИМАНИЕ
Все права на текстовые материалы принадлежат администрации сайта Aviarmor.
Перепечатка и использование возможны только с письменного разрешения администрации
или при наличии активной ссылки на этот сайт.
©2015 www.aviarmor.net