Тип 97 “Чи-ха” \ “Шинхото Чи-ха”

Средний танк


Официальное обозначение: Тип 1 “Чи-ха”
Альтернативное обозначение: ?
Начало проектирования: 1936 г.
Дата постройки первого прототипа: 1937 г.
Стадия завершения работ: серийно выпускался в 1938-1945 гг., использовался японской армией до начала 1960-х гг.


История создания танка “Чи-ха”

1936-1947 гг.


Продолжительные боевые действия в Китае и общие мировые тенденции танкостроения, реализованные в середине 1930-х гг., весьма ясно давали понять Генеральному Штабу японской армии о несоответствии танков Тип 89\Тип 94 современным требованиям. В связи с этим, в 1936 году была выработана новая спецификация, предусматривавшая создание среднего танка с повышенными боевыми качествами.

В этот период наиболее ярко обострились отношения между двумя военно-промышленными группировками внутри японской армии. Представители первой из них, состоявшей из чиновников Генерального штаба и специалистов арсенала в Осаке, утверждали, что наземным силам требуется как можно больше недорогих и простых в эксплуатации болевых машин. Вторая группа, включавшая фронтовых офицеров и специалистов арсенала в Сагами, была убеждена, что "стада танкеток" не решат вопроса и лучше будет разработать более мощные танки, пусть даже в меньшем количестве. Таким образом, дискуссия о том, каким должен быть средний танк зашла в тупик, хотя Генеральный штаб играл тогда доминирующую роль. В результате было решено заказать для сравнительных испытаний по два прототипа двух различных танков. Арсенал в Осаке приступил к разработке танка под обозначением "Чи-ни" ("четвертый средний"), отличавшегося достаточно скромной массой. Параллельно фирма Mitsubishi начала проектирование более тяжелой машины, известной впоследствии как Тип 97 "Чи-ха" ("третий средний").


Первым, в конце 1936 года, на испытания поступил "Чи-ни". Конструктивно этот танк соединил в себе как зарубежный, так и отечественный опыт танкостроения. Специалистами осакского арсенала была выбрана схема шасси, частично заимствованная у британского танка Vickers Mk.E (6-тонный), что позволило сэкономить немного массы и сделать ход более плавным. Вооружение, хотя и не вполне соответствовало требованиям (одна 37-мм пушка и один 7,7-мм пулемет), посчитали вполне достаточным. Приемлемой оказалась и защищенность танка – лобовая броня корпуса и башни имели толщину до 25 мм. По дорогам с твердым покрытием была показана максимальная скорость до 34 км\ч.

Поскольку в это время фирма Mitsubishi ещё только завершала работу над собственным проектом японское командование отдавало явное предпочтение "Чи-ни. Однако, после начала очередной войны с Китаем летом 1937 года, мнение относительно проекта осакского арсенала изменились. Выяснилось, что армии требуется несколько другой танк, оснащенный усиленным вооружением и имеющий лучшую защищенность. Доработать "Чи-ни" по изменившиеся требования не представлялось возможным – башня не была рассчитана на установку орудия большего калибра, а наращивание толщины бронирования неизбежно приводило к возрастанию массы и ухудшению ходовых качеств танка. Кроме того, экипаж "Чи-ни" состоял всего из трех человек и командир должен был совмещать обязанности наводчика и заряжающего.


Таким образом, более перспективным теперь считался проект фирмы Mitsubishi. Впрочем, не стоит думать, что "Чи-ха" являлся новаторским в конструктивном отношении. Скорее наоборот – японские инженеры активно использовали наработки по лёгкому танку "Ха-го", заимствовав от него ряд элементов как в конструкции корпуса, так и ходовой части.

По компоновке "Чи-ха" не сильно отличался от исходного лёгкого танка. Корпус имел смешанную конструкцию, но практически все бронелисты крепились на стальном каркасе при помощи болтов и заклёпок, что было явным анахронизмом, но позволяло производить замену отдельных компонентов в полевых условиях. Бронирование было дифференцированным и варьировалось в пределах от 8,5 до 27 мм – в этом отношении "Чи-ха" практически не отличался от "Чи-ни". В передней части корпуса, имевшей ступенчатую форму, устанавливались агрегаты трансмиссии (состоявшей из 4-скоростной коробки передач, многодискового главного фрикциона, планетарного механизма поворота, одноступенчатых бортовых редукторов и бортовых передач) за которыми размещались места для механика-водителя (в выступающей рубке с правой стороны) и пулеметчика. Верхний двухскатный бронелист, с двумя люками для обслуживания трансмиссии, имел наклон 80°, нижний – 62°.

Среднюю часть корпуса занимало боевое отделение. Борта были вертикальными и изготовлялись из бронелистов толщиной 20-25 мм, однако подбашенная коробка получила форму усеченной пирамиды и имела толщину брони 20 мм и наклоном бортов 40°. Лобовой лист боевого отделения устанавливался под углом всего 10°. На крыше коробки устанавливалась коническая башня со сдвинутой влево кормовой нишей и приземистой командирской башенкой с грибовидным колпаком. В задней стенке башни был сделан эвакуационный люк. В передней части башни выполнили прямоугольный вырез под установку 57-мм орудия Тип 97 с длиной ствола 18,5 калибров. Сектора его наведения оказались весьма скромным – от -9° до +15° в вертикальной плоскости и по 5° в горизонтальной плоскости. Несмотря на недостаточные характеристики бронепробиваемости 57-мм орудие обладало небольшой массой и коротким откатом ствола, что в условиях ограниченного башенного пространства было критически важно. Место командира танка находилось с правой стороны от орудия, место заряжающего – слева. Толщина стенок башни составляла 25 мм при углах их установки 10°-12°. Дополнительное вооружение включало курсовой и башенный 7,7-мм пулеметы Тип 97.

На танке "Чи-ха" устанавливался V-образный дизельный двигатель Mitsubishi мощностью 170 л.с. Система охлаждения – воздушная, с масляным воздухоочистителем. Запуск двигателя производился от электрического стартера. Топливные баки на 120 и 115 литров располагались вдоль бортов моторного отделения. Выхлопные трубы выводились по обоим бортам и оснащались глушителями, спереди защищенными бронированными щитками. Также в бортах были установлены жалюзи, закрываемые в боевом положении бронекрышками, которые на марше поднимались и фиксировались в горизонтальном положении.

Ходовая часть танка "Чи-ха" не отличалась особой оригинальностью. Применительно на один борт она состояла из следующих элементов:

- шесть сдвоенных обрезиненных катков; четыре средние блокировались попарно и оснащались подвеской типа Хара, а крайние катки оснащались индивидуальной пружинной подвеской;

- три поддерживающих ролика;

- направляющее колесо заднего расположения;

- ведущее колесо переднего расположения;

- мелкозвенчатая гусеница: 96 траков с одним гребнем шириной 330 мм и шагом 120 мм.


Таким образом, процесс унификации отдельных элементов, начатый с лёгкого танка "Ха-го", получил продолжение на среднем танке "Чи-ха". В целом, этот процесс имел рациональный смысл, поскольку в значительной степени облегчалось серийное производство танков различных типов.

Оба прототипа танка были построены в начале 1937 года. Первый из них оснащался стандартной ходовой частью, а второй получил ходовую часть экспериментального типа. Количество опорных колес было увеличено до восьми, что положительно сказалось на плавности хода. При этом, крайние колеса сохранили индивидуальную подвеску, а шесть средних блокировались попарно в шахматном порядке (переднее спицованное слева, заднее с литым диском - справа). Также вместо трех поддерживающих роликов установили четыре. Определенные преимущества в подобной схеме несомненно присутствовали, но с эксплуатационной точки зрения более приемлемой всё же была подвеска типа Хара.

Сравнив технические характеристики, полученные в ходе испытаний опытных образцов "Чи-ха" и "Чи-ни" выбор был сделан в пользу первого. Безусловных преимуществ танк фирмы Mitsubishi не имел, но сказалось более мощное вооружение и лучшее распределение обязанностей между членами экипажа. К тому же, высадка и посадка танкистов могла осуществляться через башенный люк или через люк над головой пулеметчика. Вместе с тем, боевое отделение оказалось слишком тесным, из-за чего пришлось использовать надгусеничные ниши как у танка "Ха-го", а бронирование так и осталось противопульным. Кроме того, на танке отсутствовали какие-либо средства внешней связи.


Несмотря на явное несоответствие текущим мировым требованиям "Чи-ха" были приняты на вооружение японской армии. Производство было развернуто в 1938 году, когда на предприятиях фирмы Mitsubishi было собрано 110 предсерийных и серийных танков. Далее выпуск "Чи-ха" продолжался более крупными сериями:

1938 год - 110

1939 год - 202

1940 год - 315

1941 год - 507 (часть танков оснащалась 47-мм орудием)

1942 год – 28.

Таким образом, средние танки “Чи-ха” стали одними из самых массовых за всю историю японского танкостроения. Впрочем, на этом их выпуск не завершился.


Модификации танка “Чи-ха”

1939-1945 гг.


Получив новые танки, Генштаб потребовал улучшить их тактико-технические характеристики. В конструкцию серийных танков "Чи-ха" вносились минимальные изменения. В частности, командирские машины начали оснащать радиостанциями с поручневой антенной, но полностью радиофицировать все танки не стали. Предстояло провести более серьёзную модернизацию, которая в значительной мере была ускорена боями на Халхин-Голе, где в очень резкой форме выявилось преимущество советских танков и бронемашин, оснащенных 45-мм пушками 20К. Трехмесячое сражение более чем убедительно показало, что японские средние танки оказаись менее эффективны, чем лёгкие советские БТ-7 и Т-26. Наиболее актуальным являлся вопрос оснащения “Чи-ха” более мощной танковой артсистемой. В качестве замены была выбрана 47-мм пушка Тип 97, обладавшая намного лучшими показателями. Так, при длине ствола 48 калибров, бронебойный снаряд массой 1,4-кг получал начальную скорость 825 м\с. На дистанции до 500 метров он пробивал вертикально установленный лист брони толщиной 50 мм, что считалось хорошим показателем. Пушка устанавливалась в маске с толщиной стенок 30 мм. В боекомплект входило 120 бронебойных и осколочно-бронебойных выстрелов. Боекомплект для пулеметов был увеличен с 3825 до 4025 патронов.

В связи с установкой нового вооружения пришлось изменить конструкцию башни. Она стало заметно выше и шире, а также получила развитую кормовую нишу. В крыше башни оставили командирскую башенку и верхний люк (с левой стороны) и установили перед ней перископический прибор наблюдения. Также имелся кормовой люк для загрузки боекомплекта и демонтажа орудия. Рядом с ним, со смещением к левому борту, устанавливался 7,7-мм пулемет. В остальном танк изменений не претерпел. Первый прототип улучшенного танка, известный как Тип 97 Каи или "Шинхото Чи-ха" ("третий средний с новой артиллерийской башней"), был предъявлен на испытания в 1940 году. Успех обновленной конструкции был очевиден и со следующего года началось переоснащение серийных танков "Чи-ха" новыми башнями с 47-мм орудиями. Полноценное производство "Шинхото Чи-ха" удалось развернуть только в 1942 году, когда было собрано 503 машины. В 1943 году заводы фирмы Mitsubishi выпустили ещё 427 танков, после чего сборка "Шинхото Чи-ха" была прекращена.

Машины новой постройки получили модернизированную систему вентиляции моторного отсека, установлены полноценные бронированные коробки глушителей, а на корме корпуса крепился ящик ЗИП. Также была введена световая 12-кнопочная сигнализация для связи внутри танка. Танки позднего выпуска стали оснащать дымовыми гранатометами. Первоначально четырехствольный гранатомет крепился на раме на борту башни, но более удачной оказалась их установка над максой орудия.


Несмотря на достаточно посредственные боевые качества танк "Чи-ха" стал хорошей базой для гусеничных машин, которую можно разделить на две категории: специальные и ремонтно-технические.


Специальные бронемашины:

"Ка-ха" – уникальная модификация машины уничтожения линий проводной связи, имеющая в зарубежных источниках название High-Voltage Dynamo Vehicle "Ka-Ha". Доработки танка сводились к демонтажу орудия и установке динамо-машины с генератором постоянного тока напряжением 10000 Вольт. По замыслу создателей, электрический импульс, посылаемый по телеграфному проводу, должен был уничтожать средства связи и вражеских связистов, имевших несчастье в это же время осуществлять переговоры по этим устройствам. Всего было построено четыре “Ка-Ха”, которые были переданы в распоряжение 27-го независимого инженерного полка, дислоцированного в Манчжурии. Об их использовании данных найти не удалось.

"Ка-со" – бронемашина артиллерийских наблюдателей без вооружения в башне.

"Хо-к" – бронированная лесоповалочная машина, выпущена ограниченная серия для применения в Сибири, но в конечном итоге они нашли применение в джунглях Новой Гвинеи.

"Чи-ки" – командирский танк, отличавшийся модернизированной башней с измененной командирской башенкой и вторым люком в крыше, а также улучшенной радиостанцией, навигационными приборами, дополнительными сигнальными устройствами. Кроме отсутствия 57-мм орудия командирские танки отличались поручневой антенной на башне. Вместе с тем, для компенсации ослабленного состава вооружения, вместо курсового пулемета в лобовом листе корпуса устанавливалось 37-мм или 57-мм орудие в рамке. Позднее к башенной орудийной установке всё же пришлось вернуться, а на двух высоких стержнях монтировалась горизонтальная антенна. Работы по модификации "Чи-ки" проводились параллельно с проектированиес среднего танка, причем первый опытный образец оснащался опытной ходовой частью с тремя двухкактовыми тележками. Лишь после проведения испытаний была проведена унификация и танк стал оснащеться стандартной подвеской.

"Чи-ю" – модификация бронированного минного трала. Башня и вооружение не демонтировались, но к передней части корпуса крепилась рама, в передней части которой устанавливался бойковый минный трал. Количество собранных образцов неизвестно.


Ремонтно-технические бронемашины:

"Се-ри" – бронированная ремонтно-эвакуационная машина. Вместо стандартной башни устанавливалась небольшая коническая башенка с 7,7-мм пулеметом Тип 97, а в кормовой части устанавливалась стрела крана грузоподъёмностью в 5 тонн. Установленный на БРЭМ форсированный двигатель Mitsubishi Type 100 развивал мощность 240 л.с., что в сочетании с лебёдкой позволяло осуществлять в полевых условиях ремонт и эвакуацию средних танков. Серийной эта машина так и не стала – выпуск ограничился 2 или 3 экземплярами.

"Т-Г" – достаточно оригинальная модификация бронированного мостоукладчика. В целях сокращения времени укладки была разработана уникальная конструкция сброса моста с применением двух ракет. Фактически, мост вылетал на несколько метров вперед, в результате чего весь процесс занимал несколько секунд. Ещё одной положительной стороной, как это ни странно, была его небольшая грузоподъёмность. Мост мог спокойно выдержать любой японский лёгкий танк, но не американский. Тем не менее, серийное производство мостоукладчиков "Т-г" налажено не было.

"С-К" – точные данные отсутствуют. Предположительно под обозначением Experimental Trench Excavator S-K имелся ввиду траншеекопатель, оснащенный стальным плугом, закреплённым в носовой части корпуса.


Кроме того, на базе танков “Чи-ха” различных серий выпускалось множество моделей улучшенных средних танков и самоходных орудий, рассказ о которых выходит за рамки данной статьи.



Боевое применение танков “Чи-ха”

(дополненая глава из монографии "Бронетанковая техника Японии 1939—1945")


В боях на Халхин-Голе весной-летом 1939 года “Чи-ха” не использовались - всего два танка были отправлены для проведения фронтовых испытаний в составе 3-го танкового полка. Предполагалось, что обе машины составят резерв на непредвиденный случай, однако в первых числах июля полк понес катастрофеские потери от огня советской артиллерии и танков. Довершили разгром несколько авианалётов, в ходе одного из них был потерян один “Чи-ха”. Тем не менее, после поражения, понесенного там от советских войск, реализация программы строительства средних танков получила новый импульс, а три роты 4-го танкового полка, имевшие тогда на вооружении легкие “Ха-го”, вскоре были перевооружены на средние “Чи-ха”.


7 декабря 1941-го японцы приступили к вторжению на Филиппины и в Малайю. 10 декабря началась высадка передовых частей 14-й армии генерала Хомма на о.Лусон, а 22 - 24 декабря высадились главные силы армии. На Филиппинах японские танки впервые столкнулись с американскими—с ноября 1941 года на Лусоне дислоцировалась танковая группа из 180 МЗ "Стюарт" и 50 75-мм САУ Т12. Японцы высадили здесь подразделе ния 4-го и 7-го танковых полков и несколько танковых рот. Танки доставлялись к берегу на десантных баржах и сразу сходили с них на берег. С первых столкновений 22 и 31 декабря 1941 года до последнего боя 7 апреля 1942-го основную роль здесь играли легкие “Ха-го”, хотя средние “Чи-ха” также участвовали в боевых действиях. Обычно танки возглавляли атаки пехоты, иногда совершали быстрые броски к объектам, уже захваченным парашютистами для окончательного слома сопротивления противника.

Подразделения 7-го танкового полка захватили несколько легких "стюартов". Трофеями японцев стали и САУ Т12 (на шасси полугусеничных бронетранспортеров), которые в 1944-1945 годах они использовали на Филиппинах против американцев. Отход американо-филиппинской группы войск к укреплениям на полуострове Батаан свел действия японцев к штурму полуострова и острова-крепости Коррехидор. В боях на Батаане “Чи-ха” действовали уже активнее, иногда применяя дымовые гранатометы. После захвата Батаана был сформирован десантный отряд для высадки на Коррехидор. Предыдущие бои показали малую эффективность 57-мм орудий “Чи-ха” в танковых боях с высокоподвижными, маневренными "стюартами", к тому же способными вести огонь с больших дистанций. Поэтому в состав отряда кроме роты “Чи-ха” включили два "Шинхото Чиха", доставленных ранее на Батаан и введенных в состав 7-го танкового полка. Любопытно отметить, что командир этой танковой роты майор Мацуока действовал на трофейном "Стюарте". Высадка 5 мая 1942 года на Коррехидор стала боевым дебютом “Шинхото Чи-ха”.

Японская 25-я армия генерал-лейтенанта Ямасита, вторгшаяся в Малайю и имевшая 211 танков в составе 1, 6 и 14-го танковых полков, быстро продвигалась к о.Сингапур. Наступление на остров с севера, то есть со стороны суши, британцы считали невозможным, тем более с использованием танков. Японцы думали иначе. Пересеченная, покрытая джунглями местность действительно сильно затрудняла действия машин, двигаться им приходилось в основном колоннами по редким дорогам. В этих условиях танки использовали еще и как транспортное средство для перевозки имущества. В качестве маскировки экипажи применяли "юбки" из пальмовых листьев или другой растительности, укрепляя их на корпусах и башнях. Потери танков были незначительны, чему немало способствовал недостаток противотанковых средств у противника и господство японской авиации в воздухе.

Операция началась 7 декабря, а уже 11-го 1-й танковый полк успешно атаковал линию обороны Джитра. По свидетельству англичан, появление японских средних танков 6-го танкового полка 7 января 1942 года у Куала-Лумпуру в Силаногре "внесло неописуемое смятение". Японские танки форсировали реку и не только прорвали британскую оборону, но и захватили богатые трофеи, включая исправные бронеавтомобили и легкие БТР. Для поддержки частей, переправившихся 9 февраля на Сингапур, японцы провели танки через Джохорский пролив по железнодорожной дамбе. 15 февраля Сингапур был захвачен японскими войсками, и танки сыграли в этом большую роль.


В боях в Бирме (21 января - 20 мая 1942 года) 15-я японская армия генерала Ида использовала танки 1, 2 и 14-го танковых полков. 29 апреля они перерезали Бирманскую дорогу, а 30 апреля вступили в г.Лашио — важный узел коммуникаций. В Бирме японские танкисты участвовали в боях со "стюартами" британского 7-го гусарского полка. Кроме того, здесь действовали и Т-26 китайской 200-й механизированной дивизии, но в танковых боях с японцами они не участвовали.


После высадки 7 августа 1942 года 1-й дивизии морской пехоты США на о. Гуадалканал (в группе Соломоновых островов) и продвижения ее в глубь острова японцы 16 октября высадили на остров десант Сумимоши, усиленный 1-й отдельной танковой ротой, которая была укомплектована ветеранами 4-й роты 2-го танкового полка. После ряда местных стычек 26 октября японцы попытались форсировать реку Матеника и атаковать позиции американской морской пехоты на противоположном берегу. Из 12 “Чи-ха”, пытавшихся перейти реку вброд, большинство было потеряно от огня 37-мм противотанковых пушек. Собственно на этом танковые бои и закончились. Перебросить подкрепления из Рабаула японцы не успели и 1 - 7 февраля 1943 года скрытно эвакуировались с Гуадалканала.


1943 год стал переломным - как Германия в Европе, так и Япония в Азии и на Тихом океане вынуждена была перейти к стратегической обороне. Японские гарнизоны на Марианских островах, входивших во внутренний пояс обороны Страны восходящего солнца и имевших стратегическое значение, были усилены подразделениями 9-го танкового полка полковника Хидеки Гото: 1 -я и 2-я роты (29 танков “Ха-го” и “Чи-ха”) находились на о. Гуам, 3, 5 и 6-я — на о.Сайпан. Кроме того, на последнем дислоцировались “Ха-го” отдельной танковой роты десантного отряда, а на Гуаме — 24-й отдельной танковой роты (9 танков). Имелись здесь и плавающие “Ка-ми”, а в системе ПТО использовались 47-мм пушки “Тип 1”.

15 июня 1944 года на Сайпан высадился американский десант в составе 2-й и 4-й дивизии морской пехоты с плавающими танками, 16 июня — 27-я пехотная дивизия. Японцы использовали свои танки для контратак совместно с пехотой, но понесли тяжелые потери от огня пехотных противотанковых средств и танков М4 “Sherman”. 16 июня вице-адмирал Нагумо отдал приказ о проведении очередной контратаки. Под командой полковника Гото на остров вместе со 136-м пехотным полком направили 44 танка: “Ха-го”, “Чи-ха”, “Шинхото Чи-ха” из состава 9-го танкового полка и “Ка-ми” из десантной танковой роты. Танки скрытно высадились в тылу у закрепившейся на западном берегу американской морской пехоты, но на галечных пляжах Гарапан произвели много шума своими гусеницами. Морские пехотинцы успели вызвать взвод M4 и несколько самоходных противотанковых установок МЗ. 11 танков японцы потеряли уже на пляже. Тем не менее в 2 часа утра 17 июня 40 японских танков с пехотой на броне (редкий для японцев тактический прием) пошли в атаку. Им пришлось двигаться по открытой местности. Часть танков достигла позиций морской пехоты, но при свете осветительных снарядов, выпущенных с кораблей, американцы подбили несколько танков огнем реактивных гранатометов "Базука" и 37-мм противотанковых пушек. Остальные, пытаясь обойти подбитые машины, застряли на топких местах и слабом грунте и оказались неподвижными мишенями. После контратаки американской морской пехоты с танками и САУ у японцев осталось только 12 танков - по 6 “Чи-ха” и “Ха-го”. Часть из них погибла 24 июня в неравном бою с "шерманами" (роты "С" 2-го танкового батальона морской пехоты), остальные — чуть позже в столкновениях с М5А1 "Stewart" армейских подразделений (по другим данным - от огня 37-мм противотанковых пушек). Сайпан был захвачен американцами только к 9 июля и стоил обеим сторонам тяжелых потерь.

Когда 21 июня 3-я дивизия морской пехоты и 77-я пехотная дивизия США высадились на Гуам, японские силы на острове включали 38 танков “Ха-го” и “Чи-ха”, сосредоточенных у западного берега, куда и высаживались американцы. В первых столкновениях участвовали только “Ха-го”, хотя "Чиха" принесли бы больше пользы - легкие танки быстро оказались подбиты. 11 “Чи-ха” 2-й роты 9-го полка, находившейся к началу высадки в составе 48-й отдельной смешанной бригады у Аганы, оттянули к Тараге на северном берегу. Их использовали для поддержки пехоты в ночных атаках. Удачную атаку провели, например, пять “Чи-ха” в ночь с 8 на 9 августа на позиции морских пехотинцев, чьи "базуки" оказались выведены из строя из-за дождя. Но уже на следующий день американские "шерманы" атаковали японский опорный пункт, подбили два танка и захватили семь - те либо были неисправны, либо не имели горючего. 10 августа сопротивление на Гуаме японцы прекратили.

Сайпан и Гуам стали местом наиболее интенсивного применения японских танков на Тихоокеанском ТВД. 16 июня на Сайпане они провели и свою последнюю массированную атаку. Бои здесь продемонстрировали и полное несоответствие “Чи-ха” требованиям времени — эти танки легко подбивались огнем американских "базук", танковых и противотанковых пушек, были случаи поражения этих машин огнем крупнокалиберных пулеметов и винтовочными гранатами.


На Филиппины в распоряжение 14-й армии (14-го фронта) средние танки “Чи-ха” и “Шинхото Чи-ха” прибыли из Маньчжурии в январе 1944 года в составе частей 2-й танковой дивизии. Вскоре 11-й танковый полк был усилен “Шинхото Чи-ха”, переименован в 27-й отдельный танковый полк и направлен на Окинаву. Таким образом, на о.Лусон остались три танковых полка (в каждом по одной роте легких и одной — две роты средних танков)— всего 220 танков, включая “Шинхото Чи-ха”, а также САУ "Хо-ни" и "Хо-ро". На о.Лейте имелись легкие “Ха-го” и несколько устаревших средних "Тип 94" 7-й отдельной танковой роты. Этим силам предстояло встретиться более чем с 500 американскими танками и САУ.

20 октября 1944 года четыре пехотные дивизии 6-й американской армии высадились на о.Лейте, а к 28 декабря бои там уже закончились. Средние "Тип 94" были потеряны при попытке отбить взлетные полосы. Здесь стоит отметить, что борьба за тихоокеанские острова являлась не столько попыткой взять контроль над ключевыми точками морских коммуникаций, сколько захватить аэродромы. После того как японские танки на о.Лейте не смогли провести ни одной более-менее удачной контратаки и оказались в большинстве своем подбиты, генерал Ямасита решил использовать их на Лусоне в качестве стационарных огневых точек, распределив по опорным пунктам пехотных подразделений и поставив задачу задержать продвижение американских частей. Танки окапывали и тщательно маскировали, для них готовили по нескольку запасных позиций. Для маскировки экипажи натягивали на корпус и башню проволочные сетки, на которые крепили ветки, листья, траву. Защищенность лобовой части башни увеличивалась за счет навешивания запасных траков, что в принципе было нехарактерно для японских танкистов. Подготовленные таким образом машины служили ядром опорных пунктов, отличавшихся друг от друга размерами и силами. Так, пункт у Урданета имел 9 боевых единиц, отряд Шигеми у Сан-Мануэль - 45 (7-й танковый полк, в основном “Шинхото Чи-ха”), отряд Ида у Муноз - 52 (6-й танковый полк).

Высадка 1-го и 14-го корпусов 6-й американской армии на Лусон началась 9 января 1945 года. 17 января произошел танковый бой у Линман-гансен — "шерманы" роты "С" 716-го американского танкового батальона подбили 4 “Шинхото Чи-ха” 7-го танкового полка японцев. 24 января та же американская танковая рота атаковала отряд Шигеми у Сан-Мануэль при поддержке 105-мм самоходных гаубиц М7.

Ранним утром 28 января 30 оставшихся в строю машин этого отряда в сопровождении пехоты пошли в контратаку, но в большинстве своем были подбиты огнем танков и САУ, причем сами американцы потеряли лишь три "шермана" и одну М7. 30 января прорывающаяся из окружения колонна из 8 “Чи-ха” и 30 автомобилей была расстреляна у Умунган.

Отряд Ида также вел бои в окружении с 1 февраля. Попытку прорыва пресек огонь американской артиллерии и легких танков — "стюартов". Все японские танки оказались подбиты. 10-му танковому полку также не повезло — 29 января его колонна попала под огонь самоходных установок М10 637-го американского противотанкового батальона, подбивших четыре “Шинхото Чи-ха”. К 5 мая американцы уничтожили на Филиппинах 203 “Чи-ха” и “Шинхото Чи-ха”, 19 “Ха-го”, 2 "Хо-ро". 2-я танковая дивизия выполнила приказ, задержав продвижение американцев в глубь острова, но заплатила за это слишком большую цену — она просто перестала существовать.

После захвата Филиппин центр внимания американского командования переместился на острова Формоза, Окинава и Иводзима, которые могли служить авиационными базами для непосредственного нападения на японские острова. 19 февраля 1945 года 5-й десантный американский корпус при поддержке 200 плавающих танков начал высадку на о.Иводзима. Здесь дислоцировался 27-й японский танковый полк, имевший 28 танков - в основном “Чи-ха” и “Шинхото Чи-ха”. Командовавший ими подполковник Ниши намеревался использовать “Шинхото Чи-ха” в качестве кочующих противотанковых орудий, что в целом соответствовало обстановке и возможностям танков. Однако чаще они применялись на окопанных стационарных позициях. Не имея возможности отойти, эти танки вскоре поражались огнем артиллерии или "базук" 1-й отдельной танковой роты, американской морской пехоты. Впрочем, по крайней мере один опорный пункт, в котором находились три “Шинхото Чи-ха”, оказал очень упорное сопротивление. Не случайно бои на маленьком острове шли до 26 марта. Вслед за этим американцы 1 апреля высадили четыре дивизии 3-го десантного и 24-го корпусов на западный берег Окинавы. Десантные силы включали более 800 танков и САУ, а также большое количество плавающих танков и БТР. Японская же 32-я армия располагала здесь только подразделениями уже упомянутого выше 27-го танкового полка, размещенными в северной части острова — всего 13 “Ха-го” и 14 “Шинхото Чи-ха”. Практически все эти машины были потеряны при попытке контратаки 5 мая. Бои на Окинаве шли до 21 июня, но в самых ожесточенных схватках танки участия уже не принимали.


После поражения 2-й танковой дивизии на Филиппинах японское командование не стало рисковать оставшимися частями и перебрасывать дополнительно танки на Окинаву (да и сама возможность этого в силу полного господства американцев на море была более чем сомнительна), хотя остров и считался этнически японской территорией. Так закончились боевые действия японских танковых сил на Тихом океане.

На континенте боевые действия развернулись в Бирме и Китае. В Бирме после нескольких "пробных" операций в 1943 году союзники в начале следующего года перешли в наступление. К началу боев с британско-индийскими и американо-китайскими войсками танковые силы японцев составлял только 14-й танковый полк. Причем его 4-я рота была вооружена трофейными "стюартами", но после боев с британскими танками роту усилили “Шинхото Чи-ха”. В таком составе это подразделение участвовало в боях с американцами у Мьитькина в первые дни августа 1944 года. В марте 1945-го последние японские танки в Бирме были потеряны в столкновениях с "шерманами" на дороге Мьитькина — Мандалай. К 6 мая союзники полностью отвоевали Бирму.

В Китае базировалась 3-я японская танковая дивизия, включавшая 5-ю {8-й и 12-й полки) и 6-ю (13-й и вновь сформированный 17-й полк) танковые бригады. В 1942 — 1943 годах японцы использовали танки эпизодически в про-тивопартизанских операциях, в частных наступлениях на 8-ю Народно-освободительную армию Китая в Пограничном районе, против гоминьданов-ских войск в районе Ичана. 8-й полк в 1942 году был переброшен на о.Новая Британия.

В ходе осеннего наступления 1943 года в Китае части 3-й танковой дивизии применялись для захвата аэродромов, с которых в это время начались налеты бомбардировщиков В-29 на промышленные объекты Маньчжурии и о.Кюсю. В 1944 году 6-ю танковую бригаду вывели из состава дивизии и направили к монгольской границе, так что из собственно танковых частей 3-я дивизия сохранила лишь 12-й полк. В таком виде она была придана 12-й армии. После включения в ее состав еще двух мотопехотных полков дивизия превратилась скорее в механизированную или усиленную моторизованную, нежели танковую. Но именно в это время перед танковыми подразделениями начали ставить решительные задачи.

В апреле 1944-го началось наступление на гоминьдановские войска в направлении на Лоян, Синьань и вдоль железной дороги Ханькоу — Чанша - Хэнян — Кантон. Его задачей являлся захват магистрали, ведущей к корейскому побережью и в направлении на Ханой, последующий разгром китайских войск и соединение Северного, Центрального и Южного фронтов японских экспедиционных сил. В рамках этой "Операции № 1" действовала 12-я армия. 3-я танковая дивизия, следуя за пехотой вместе с 4-й кавалерийской бригадой, приняла участие в ряде боев. При этом танки, мотопехота и кавалерия вели маневренные действия, совершали охваты, дальние (до 60 км в сутки) обходные марши. При их активном участии 5 мая был захвачен Линьчжоу, 25 мая — Лойанг. К середине осени японцы заняли более 40 городов, включая Чанша, Хэнян, Гуйлинь, Шаочжоу, Наньин, аэродромы у Хэнян, Лючжоу, Гансяне. Этот успех во многом объяснялся слабостью ПТО про-тивника. При штурме населенных пунктов танки использовались для обстрела ворот или проломов в стенах, окружавших большинство китайских городов, с дальности пулеметного огня. После входа пехоты в город часть танков действовала впереди нее, а другие направлялись в обход, чтобы отрезать противнику пути отхода. 3-я танковая дивизия и 4-я кавалерийская бригада приняли также участие в наступлении на американскую авиационную базу у р.Лаохахэ весной 1945 годах. В начавшейся 22 марта операции и захвате аэродромов 3-я танковая дивизия решала скорее вспомогательные задачи, но танкисты сыграли немаловажную роль в закреплении успеха и отражении китайских контратак (например, в апреле в Сычуани). После этого 3-ю дивизию с остальными силами оттянули к северу, к Бэйпину (будущий Пекин). Интересно, что после капитуляции Японии 3-я танковая дивизия не была полностью разоружена — американцы и гоминьдановцы использовали ее для защиты Бэйпина от захвата Народно-освободительной армией, пока в ноябре 1945 года ее не сменила 109-я гоминьдановская дивизия. Весьма характерно для тогдашней обстановки в Китае — разоружение японских войск здесь закончилось лишь в феврале 1946-го.


К началу Маньчжурской наступательной операции советских войск 1945 года Квантунская армия под командованием генерала Ямада, насчитывавшая более 1 млн. человек, включала 1-ю и 9-ю отдельные танковые бригады, базировавшиеся соответ ственно в районах городов Шахэ (к югу от Мукдена) и Телин (к северо-западу от Мукдена), 35-й танковый полк вместе с 39-й пехотной дивизией размещался у г.Сыпингай. 9-я бригада служила танковым резервом Квантунской армии. Эти районы находились в полосе 3-го Западно-Маньчжурского фронта. Японские танковые силы были значительно ослаблены потерями в осеннем наступлении 1944 года в Китае и перебросками части подразделений и техники на Японские острова. Всего Квантунская группировка вместе с 17-м Корейским фронтом к августу 1945 года имела 1215 танков. Советские войска насчитывали 1,7 млн. человек и 5200 танков и САУ.

9 августа советские войска Забайкальского, 1-го Дальневосточного и часть сил 2-го Дальневосточного фронтов перешли в наступление. В боях с Красной Армией в августе — сентябре японские танки практически никак себя не проявили и были захвачены в основном в парках. Войскам Забайкальского и 1-го Дальневосточного фронтов, например, досталось, таким образом до 600 исправных японских танков.

Танки “Чи-ха” и “Шинхото Чи-ха” 11-го танкового полка вместе с частями 91 -й пехотной дивизии находились на островах Шумшу и Парамушир Курильской гряды, занятой войсками 5-го японского фронта. Они приняли участие в боях с советскими войсками 2-го Дальневосточного фронта, проводившими Курильскую десантную операцию. Кроме того, на Курилах японцы имели две отдельные танковые роты. Для противодействия советскому десанту (101-я стрелковая дивизия с батальоном морской пехоты) на о.Шумшу 18 - 20 августа 1945 года японцы дополнительно перебросили танки с о.Парамушир. Артиллерийскую поддержку советского десанта обеспечивали корабли Тихоокеанского флота. Об ожесточенности боев свидетельствуют останки “Шинхото Чи-ха”, и поныне ржавеющие на острове. Шумшу и Парамушир были очищены от японцев 23 августа, а все Курильские острова — к 1 сентября. 2 сентября Япония капитулировала.


Несколько слов о танках, предназначавшихся для обороны Японских островов. Весной 1945 года Объединенная армия национальной обороны имела 2970 танков в составе двух дивизий, шести бригад и нескольких отдельных рот. 1 -я и 4-я танковые дивизии составляли мобильный резерв, расквартированный к северу от Токио, Американо-английский десант на о.Кюсю планировался на ноябрь 1945 года, на Хонсю — на весну 1946-го. Он должен был включать три бронетанковые дивизии, а также значительное число отдельных танковых батальонов. Наверняка превосходство вновь было бы на стороне американцев, но находившиеся в метрополии японские танковые части, полностью укомплектованные и хорошо оснащенные, по-видимому, оказали бы более серьезное сопротивление, чем в других местах. Впрочем, это чистые предположения — капитуляция предотвратила эти бои. Японские танки в целости были сданы американским оккупационным войскам. После капитуляции Японии “Чи-ха” и “Шинхото Чи-ха” продолжили свою боевую службу — в ходе Третьей гражданской войны в Китае (1945 — 1949 годы).


Исправные машины, взятые у Квантунской армии, включая 350 “Чи-ха”, советские войска передали Народно-освободительной армии. С другой стороны, значительное число японских танков, с содействия американцев, получили гоминьдановские войска Чан Кайши. Ограниченное количество боевых машин с обеих сторон обусловило их использование для непосредственной поддержки пехоты при атаке отдельных опорных пунктов. В Бэйпин (Пекин) 31 января 1949 года и в Нанкин 23 апреля Народно-освободительная армия Китая вступала на японских танках — в том числе и на “Чи-ха”. Стоит отметить, что несколько трофейных танков были подвергнуты "модернизации", путем установки другим типов артсистем. В частности, одна из машин оснащалась высокой неподвижной рубкой с двухстворчатым бортовым люком в которой устанавливалось 57-мм орудие.

В самой Японии сохранившиеся "Чиха" и "Чи-хе" оставались на вооружении до 60-х. Впрочем, в эти годы они играли скорее роль учебных машин, поскольку основу вооружения "корпуса безопасности", а затем "сил самообороны" Японии составляли тогда танки американского производства.



Источники:
П.Сергеев "Танки Японии во Второй мировой войне". 2000
С.Федосеев "Средний танк Чи-ха" (Бронеколлекция МК 1998-05)
С.Федосеев "Бронетанковая техника Японии 1939—1945" ("Историческая серия", приложение к журналу "Техника-молодежи"). 2003
Steven Zaloga, Tony Bryan "Japanese Tanks 1939-45"
Axis History Forum: Knocked out Japanese tanks


ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ СРЕДНЕГО ТАНКА
"Чи-ха" образца 1938 г.

БОЕВАЯ МАССА14000 кг
ЭКИПАЖ, чел.5
ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ
Длина, мм5730
Ширина, мм2330
Высота, мм2420
Клиренс, мм420
ВООРУЖЕНИЕодна 57-мм пушка Тип 97 и два 7,7-мм пулемета Тип 97
БОЕКОМПЛЕКТ120 выстрелов и 3825 патронов
ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯтелескопический орудийный и оптические пулеметные прицелы
БРОНИРОВАНИЕ лоб корпуса - 25 мм
борт - 22 мм
корма - 25 мм
башня - 20 мм
маска пушки - 25 мм
крыша - 12 мм
днище - 8 мм
ДВИГАТЕЛЬMitsubushi Type 100, 12-цилиндровый, дизельный, воздушного охлаждения; мощность 170 л.с. при 2000 об/мин
ТРАНСМИССИЯмеханического типа: редуктор, коробка передач с понижающей передачей (8 + 2), карданный вал, бортовые фрикционы, бортовые однорядные редукторы
ХОДОВАЯ ЧАСТЬ(на один борт) четыре опорных катка с подвеской типа Хара, два катка с индивидуальной пружинной подвеской, три поддерживающих ролика (все обрезинены); гусеница мелкозвенчатая, с одним гребнем, шириной 330 мм
СКОРОСТЬ44 км\ч по дороге
ЗАПАС ХОДА ПО ШОССЕ210 км
ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ
Угол подъёма, град.30°-35°
Высота стенки, м0,76
Глубина брода, м1,00
Ширина рва, м2,50
СРЕДСТВА СВЯЗИ?

ВНИМАНИЕ
Все права на текстовые материалы принадлежат администрации сайта Aviarmor.
Перепечатка и использование возможны только с письменного разрешения администрации
или при наличии активной ссылки на этот сайт.
©2013 www.aviarmor.net