10TP

Крейсерский танк


Официальное обозначение: 10TP
Альтернативное обозначение: 10-Tonowy Polsky
Начало проектирования: 1935 г.
Дата постройки первого прототипа: июль 1938 г.
Стадия завершения работ: построен один прототип, проект закрыт в 1939 году по причине изменения требований.


О непростых отношениях Уолтера Кристи с зарубежными клиентами можно написать целую книгу, но в нашем случае речь идет конкретно о Польше, представители которой проявили незаурядную "находчивость" в вопросах приобретения новых видов техники. Речь идет о танке 10ТР, огромное влияние на конструкцию которого оказали колесно-гусеничные боевые машины Кристи, появившиеся на рубеже 1920-1930 гг.

Начать можно с того, что ещё в 1926 году американский конструктор, мягко говоря, испытывавший сильные финансовые затруднения, вышел на польских торговых представителей. В ходе переговоров Кристи предложил свои услуги, казалось бы, за вполне приемлемые деньги. Специально для польской армии была разработана колесно-гусеничная боевая машина Christie Model 1927 (M1927), проект которой, как можно догадаться, был представлен в 1927 году для участия в конкурсе на новый легкий танк для замены FT-17. Несмотря на ряд недостатков (отсутствие башни, открытые элементы подвески, невозможность вести стрельбу назад по ходу движения) этот "танк" выглядел вполне современно и обещал высокую мобильность, что было особенно важно, учитывая особенности недавно завершившейся советско-польской войны. Однако, когда Кристи представил деревянный макет, "неожиданно" выяснилось, что конкурс завершен, а победителем объявлен проект Людвика Эбермана под обозначением WB-10. Дальнейшие переговоры относительно судьбы M1927 закончились ничем, но Кристи всё ещё надеялся, что его машины будут востребованы.

Вторая попытка была предпринята двумя годами позже. Поскольку идея с "очень польским танком" оказалась провальной, вопрос о замене FT-17 встал особенно серьёзно. В 1929 году началась новая фаза поисков, причем поляки не ограничили свой выбор только США – различные делегации также посетили танкостроительные фирмы в Польше и Великобритании. Наиболее значимым результатом этих поездок стало приобретение партии из 40 пехотных танков Vickers Mk.E, а также лицензии на их производство в Польше. С французами договорились несколько позже, а вот с Кристи история вышла трагикомическая.

В том же 1929-м году Военный Институт Конструкторских Исследований (WIBI) командировал в США капитана Марьяна Русиньского (Marian Rucinski). Поводом для поездки послужили известия об удачной демонстрации шасси танка М1928. Поляков привлекали высокие ходовые качества очередной машины Кристи, но оценить степень её необходимости предстояло на месте. По прибытии в США польского представителя встретили весьма радушно и на предприятии US Wheel Track Layer Corporation в Равей (Rahway, штат New Jersey) показали не только M1928, но и проект М1931. Рекламный ход вроде бы сработал безотказно – Русиньский отправил в Польшу доклад, где очень красочно описывались все преимущества нового танка, хотя по факту демонстрировалось только шасси с корпусом из неброневой стали и без вооружения. Тем не менее, уже 26-го февраля 1930 года в США Америку отправилась польская закупочная делегация во главе с начальником конструкторского отдела WIBI полковником Тадеушем Коссаковским (Tadeusz Kossakowski).

Договор с польской стороной подписывался на следующих условиях: 30.000$ предстояло оплатить за сам танк и ещё 3.500$ - за комплект запасных частей к нему. Чтобы убедиться в твердых намерениях поляков Кристи потребовал предоплаты в 10.000$, что было выполнено почти незамедлительно. В случае успешных испытаний предполагалось развертывание лицензионного выпуска М1931, за что было потребовано ещё 90.000$. Польская сторона была согласна и на это условие, однако в итоге сделка сорвалась.

По всей видимости, формулировка "в случае успешных испытаний" американского конструктора не устраивала – подобный опыт уже имелся с армией США, которая брала шасси Кристи "на попробовать", а затем возвращала их в "убитом" виде без каких-либо гарантий на продолжение сотрудничества или организацию серийного производства. Кроме того, Кристи полагал, что поляки используют полученный прототип для копирования и создания на его базе собственного танка, после чего откажутся от приобретения лицензии. Неизвестно, знал ли Кристи об испытаниях в Польше колесно-гусеничных танков CKD KH-50 и St-Chamond M1921, но эти сомнения имели под собой весьма значительные основания. Возможно, что поляки всё же смогли бы получить вожделенный М1931, если бы не появление "тёмной лошадки"… А дело было в том, что пока польские делегации колесили по миру в поисках новых танков, советская разведка также провела не меньшую работу и оперативно сообщила в "центр" об активностях одного из злейших противников СССР. Так уж совпало, что летом 1929 года была принята Система танко-тракторного автоброневого вооружения РККА, в рамках которой предстояло разработать или закупить новую бронетехнику. Не исключено, что выбор советских закупочных комиссии мог быть совершенно другим, но договоренности поляков о развертывании серийного выпуска новейших танков Vickers Mk.E и Christie M1931 сыграли решающую роль – теперь требовалось получить адекватный противовес, что предполагало закупку образцов той же техники. В этом отношении на редкость беспринципными оказались британцы. Точнее говоря, торговое представительство фирмы Vickers использовало только один принцип "продавай сколько сможешь и подороже", поэтому техника продавалась любой стране мира, которая могла за неё заплатить, даже если она была "врагом №1" для Британской Империи. Таким образом, Vickers Mk.E были успешно проданы и Польше, и СССР. Причем советский модернизированный вариант под обозначением Т-26 оказался одним из самых массовых за всю историю предвоенного танкостроения, а польский 7ТР был собрано в количестве чуть более 200 экземпляров.

История с Кристи сложилась совершенно иначе. Как только на связь с американским конструктором вышли советские представители, он совершенно ясно понял, что лучших клиентов на текущий момент вряд ли удастся найти. Советская делегация согласилась на все условия Кристи и его уверенность в успехе была настолько велика, что опытный образец танка М1931 был тут же передан новому заказчику. Соответственно, польская сторона получила свою предоплату назад, а контракт был расторгнут.

Такой поворот событий Польшу совершенно не устраивал – получалось, что злейший враг буквально выхватил из рук потенциальное "оружие победы". Почувствовав себя жестоко обманутыми, если не сказать больше, поляки решили создать собственный образец колесно-гусеничного танка. Тем более, что за два года у них была прекрасная возможность детально ознакомиться с конструкцией М1931. То, что при этом нарушались авторские права на определённые технические решения поляков совершенно не беспокоило.


Проект с рабочим названием "A la Christie" начали готовить в первой половине 1932 года. В очень сжатые сроки были готовы предварительные чертежи и список требуемых деталей, но дальнейшая работа над польским вариантом М1928 вскоре прекратилась. Причиной тому послужил целый ряд фактором, первоочередным из которых стал более высокий приоритет работ над адаптацией танка Vickers Mk.E под польские требования, в результате которых был получен вариант под условным обозначением VAU-33 (Vickers Armstrong Ursus, будущий 7ТР). Некоторое время работы всё же велись параллельно, но в конце 1934 года WIBI был расформирован, а взамен создали Техническое Исследовательское Бюро Бронированных Вооружений (сокращенно BBT Br.Panc- Biurze Badaс Technicznych Broni Pancernych). Лоббирование работ по танку "A la Christie" полностью прекратилось, поскольку новые чиновники долго не могли определиться с приоритетами. Когда же они наконец определились, то тут же инициировали процесс уничтожения всей документации по колесно-гусеничному танку. По стечению обстоятельств сохранились отдельные записи и расчеты, которые оставались на руках у конструкторов и не были подшиты к проектной документации. Причина такого шага со стороны BBT Br.Panc выглядит неадекватно только с первого взгляда – на самом деле, в течении 1935-1936 гг. ощущалось сильное влияние французской танковой школы, в которой преобладала концепция хорошо защищенных, но слабо вооруженных бронемашин различного назначения (типа AMC, AMD и AMR).

Когда процесс "расправы" над проектом колесно-гусеничного танка был завершен концепция неожиданно изменилась. В конце 1935 года из Советской России пришли тревожные вести – оказывается, советская промышленность развернула серийное производство не только легких танков Т-26 и танкеток Т-27, созданных по британском образцу, но и смогла адаптировать конструкцию американского танка М1931 в мере, достаточной для их выпуска уже не десятками и сотнями, а тысячами экземпляров! Мириться с таким положением вещей BBT Br.Panc и командование польской армии совершенно не собирались, что привело к перерождению проекта. Теперь танк назывался "крейсерским" и должен был составить достойную конкуренцию новейшим БТ-5.

Несмотря на то, что по ряду показателей польская машина уступала зарубежным аналогам, важность программы была настолько высока, что ещё в январе 1936 года Комитет Вооружения и Оснащения (KSUS) включил танки 10ТР в программу Бронетанковых Войск на 1936-1942 гг. Планировалось, что в составе четырех новых моторизованных бригад появятся моторизованные батальоны. Каждый батальон включал роту из 16 танков 10ТР и роту танкеток TK/TKS (также рассчитывали, что в скором времени их заменят на роту новых разведывательных танков 4ТР). Таким образом, только в боевых частях предполагалось иметь 64 крейсерских танка, не считая учебных.


Новым главным конструктором был назначен майор Рудольф Гундлах (Rudolf Gundlach). До этого момента он успел отличиться созданием не очень удачного тяжелого бронеавтомобиля wz. 29 "Ursus", но гораздо большую известность ему принесло создание танкового перископа, который впоследствии выпускался в Великобритании фирмой Vickers как Tank Periscope Mk IV, а с 1943 года его выпуск наладили в СССР под обозначением Mk.4. Среди других разработчиков были: Ян Ляпушевский (Jan Lapuszewski), Мечислав Сташевский (Mieczyslaw Staszewski), Стефан Ольдаковский (Stefan Oldakowski), Казимирж Хейнович (Kazimierz Hejnowicz) и Ержи Напиорковский (Jerzy Napiorkowski).

Итак, поскольку ранние наработки были практически полностью ликвидированы, у конструкторского коллектива Гундлаха появилась определенная свобода действий, тем более, что за последние два года проект танка "A la Christie" устарел морально. Опыт разработки бронетехники однозначно подсказывал, что танк с экипажем из двух человек и одноместная башня являются далеко не оптимальными решениями, в связи с чем конструкция М1928 была радикально пересмотрена – фактически, от неё сохранилась только общая концепция. Этому также способствовало измененное техническое задание, в котором указывалось наличие двигателя мощностью 250 л.с. и пушечно-пулеметного вооружения.

Корпус танка был значительно расширен, что позволило установить на него двухместную башню с 37-мм пушкой wz.36 и 7,62-мм пулеметом wz.30 в общей маске. Ещё один пулемет wz.30 устанавливался в лобовой части корпуса справа от водителя. Полный боекомплект состоял из 80 выстрелов и 4500 патронов. Ещё одним важным улучшением стало усилением бронирования. Толщина бронелистов корпуса была увеличена до 20 мм (лоб, борт, корма), вертикальных бронелистов башни – до 16 мм. В корпусе предполагалась установка радиостанции 2NC, но прототип проходил испытания без неё.

Ходовая часть с четырьмя сдвоеными опорными катками на каждый борт и подвеской на вертикальных рессорах заимствовалась от танка Кристи. От него же переходил и колесно-гусеничный ход, в систему управления добавили гидравлические сервоприводы отечественного производства. На колесном ходу ведущими были 3-й и 4-й опорные катки, 2-й каток немного приподнимался, а 1-й был управляемым. При движении на гусеницах мощность передавалась на ведущие колеса заднего расположения, имевших барабанные тормоза. Гусеничные траки были совершенно нового типа, с грунтозацепами и увеличенные по ширине.

Наибольшие проблемы вызвала силовая установка необходимой мощности, а если быть более точным – её полное отсутствие. На то время польская промышленность так и не освоила выпуск танковых моторов мощностью более 100 л.с., поэтому было принято "временное решение" установить мотор 12-цилиндровый бензиновый мотор American la France рабочим объемом 12358 см.куб. Фирма Vimalert, у которой производилась закупка, обещала паспортную мощность порядка 240-246 л.с., но на практике выяснилось, что при 2800 об\мин. более 210 л.с. этот агрегат "выжать" не в состоянии. Положение складывалось не очень удачное, но у BBT Br.Panc выбора просто не было.


К сборке первого опытного образца крейсерского танка 10ТР (10-Tonovy Polsky) приступили в первой половине 1937 года. Работы проводились под руководством начальника Экспериментальной Мастерской (WD) при BBT Br.Panc капитана Казимиржа Грюнера (Kazimierz Gruner), которая находилась на территории завода PZLInz. в городе Урсус, недалеко от Варшавы. Едва начался монтаж первых узлов и агрегатов, как выяснилось, что мастерская не располагает необходимым оборудованием. Работы затянулись на несколько месяцев и только в июле 1938 года прототип танка 10ТР наконец выкатили из цеха.

Ходовые испытания начались месяц спустя, причем начальник BBT Br.Panc полковник Патрик Обрлен де Ласи (Patryk O'BrIen de Lacy) потребовал от начальника II отдела SG соблюдения максимальной секретности испытаний. В чем именно заключалась секретность сказать сейчас трудно, поскольку танк под управлением сержанта Полинарека (Polinarek) ездил под просёлочным дорогам без брезентового покрытия и в присутствии местных жителей. Первая такая поездка была совершена 16 августа, после чего подробный доклад был предоставлен лично начальнику отдела проектов и конструкций BBT Br.Panc капитану Леону Чекальскому (Leon Czekalski).

«Танк выехал с территории WD в 9:25 и прибыл в Помиковек (Pomiechowek) к часу дня. Таким образом, чтобы проехать расстояние 57,3 км потребовалось 2 часа 20 минут... Были достигнуты следующие средние скорости: по дороге с твёрдым покрытием – 34,5 км/ч, по грязному просёлку – 20,6 км/ч... На обратном пути сломался кронштейн правого нижнего вентилятора. Танк очень легко шёл по грязной дороге, бездорожью и с абсолютной лёгкостью справлялся с любым поворотом... и плавно ехал по рытвинам. Передние пылевики слишком короткие и никак не защищали от попадания пыли внутрь, так что водителю очень трудно управлять танком (пыль летит в глаза и рот)... Коробка передач потребляет слишком много масла. Танк достаточно легко преодолел крутой склон (35°-40°) без какого либо скольжения по грунту и несколько раз форсировал вброд реку Вкра, где глубина на несколько сантиметров превышала уровень пола... На обратном пути он угодил в глубокий придорожный кювет (почти 2 м) в Лёмянки (Lomianki) и сбил дерево у дороги (танк без труда выбрался из кювета на задней передаче)... Этот съезд в кювет был вызван временной поломкой тормоза. 17 числа этого же месяца танк остаётся в WD, для установки нового вентилятора. 18 числа этого же месяца, т.е. во вторник эти испытания могут снова начаться. Общий осмотр: результат испытательного пробега на дистанцию 111 км был удовлетворительным по скоростным показателям и преодолению участков труднопроходимого бездорожья».

Из представленного отчета хороша видно, что несмотря на полукустарную сборку прототип танка 10ТР оказался достаточно надежной машиной. В процессе дальнейших тестов удалось достичь максимальной скорости 75 км\ч на колесах и 50-56 км\ч на гусеницах. А вот смена хода занимала от 30 до 45 минут, что нельзя было признать хорошим показателем. В весовую категорию "10 тонн" польские конструкторы тоже не вписались – масса полностью снаряженного танка составила 12,8 тонн.

Испытания продолжались до 30-го сентября 1938 года, после чего танк был возвращен в мастерскую для ремонта. В общем-то, к этому времени поляки пришли к выводу, что колесный ход для 10ТР совершенно избыточен, поэтому в том же году были инициированы работы по танку 14ТР, который имел только гусеничный ход и доработки корпуса, включая 50-мм лобовое бронирование. Впрочем, построить эту машину поляки так и не успели.

Тем временем, ходовые тесты были продолжены и 16-го 1939 когда на испытаниях лично присутствовал главный конструктор. В этот день танк прошел 154 км до Лёвица (Lowicz), а с 22-го по 25-е апреля 10ТР совершил пробег до Гродно, всего преодолев 610 км. В конечном итоге, когда суммарный пробег прототипа составил около 2000 км, его вновь отправили в мастерскую WD для осмотра износа деталей, выявления дефектов сборки и устранения проблем – в связи с этим танк пришлось полностью разобрать. В мае 1938 года его собрали снова и представили польскому военному командованию, но к этому времени наивысший приоритет имел проект 14ТР, а 10ТР уже не рассматривался как боевая машина, которую можно запускать в серийное производство.

Как закончил свою жизнь единственный 10ТР сказать сейчас сложно, поскольку информации о том, что происходило с ним с июня по сентябрь 1939 года не сохранилось. Вполне возможно, что прототип был разобран ещё до начала войны с Германией.



Источники:
J.Magnuski "Armor In Pancerne. Profile 1". PELTA. Warsaw. 1997
J.Magnuski "Czolg 10TP", "Nowa Technika Wojskowa" nr.6/96
Проекции крейсерского танка 10TP образца 1939 г.
Схема шасси крейсерского танка 10TP образца 1939 г.


ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ЛЕГКОГО ТАНКА
10TP образца 1939 г.

БОЕВАЯ МАССА12800 кг
ЭКИПАЖ, чел.4
ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ
Длина, мм5400
Ширина, мм2550
Высота, мм2200
Клиренс, мм400
ВООРУЖЕНИЕодна 37-мм пушка wz.34 и два 7,92-мм пулемета wz.30
БОЕКОМПЛЕКТ880 снарядов и 4500 патронов
ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯтелескопический прицел, перископический наблюдательный прибор, панорамный перископ Гундлаха
БРОНИРОВАНИЕ лоб корпуса – 20 мм
борт корпуса – 20 мм
корма корпуса – 20 мм
башня – 16 мм
крыша и днище - 8 мм
ДВИГАТЕЛЬAmerican la France, 12-цилиндровый, 4-тактовый, жидкостного охлаждения, рабочим объёмом 12358 см.куб., мощностью 240-210 л.с. при 2800 об\мин.; запас топлива - 130 литров
ТРАНСМИССИЯмеханического типа: сухая мультидисковая, 4 передних скорости и 1 задняя, ременные тормоза, бортовые передачи
ХОДОВАЯ ЧАСТЬ(на один борт) 4 обрезиненнных сдвоенных опорных катка, переднее направляющее и заднее ведущее колесо; число трактов в одной цепи - 65-67, ширина трака - 350 мм, длина - 170 мм
СКОРОСТЬ75 км\ч на колесах
50-56 км\ч на гусеницах
ЗАПАС ХОДА ПО ШОССЕ~90 км по шоссе
ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ
Угол подъёма, град.37°
Высота стенки, м0,61
Глубина брода, м1,00
Ширина рва, м2,20
СРЕДСТВА СВЯЗИрадиостанция 2N\C со штыревой антенной

ВНИМАНИЕ
Все права на текстовые материалы принадлежат администрации сайта Aviarmor.
Перепечатка и использование возможны только с письменного разрешения администрации
или при наличии активной ссылки на этот сайт.
©2016 www.aviarmor.net