Christie M1928 \ M1931

Колесно-гусеничный танк


Официальное обозначение: Christie M1928 \ M1931
Альтернативное обозначение: “Model 1940”
Начало проектирования: 1928 г.
Дата постройки первого прототипа: 1928 г.
Стадия завершения работ: построено несколько прототипов, частично проданных на экспорт.


Неудачи с первыми колесно-гусеничными танками, “боевыми” и амфибийными бронемашинами совершенно не разочаровали их создателя Дж.У.Кристи в правильности выбранного им пути. Скорее наоборот, выделив допущенные ошибки конструктор смог приступить к созданию более совершенного танка, которым стал широко известный М1928. На этот раз Кристи выбрал в качестве основы четыре пары сдвоенных опорных катков с резиновыми бандажами, передними направляющими и задними ведущими колёсами. Задняя колесная пара приводилась от ведущей звездочки гусеничного хода через надеваемые цепи Галя, передняя пара колёс была управляемой при движении на колёсном ходу.

Совершенно новой была подвеска танка – каждое колесо оснащалось мощной вертикально установленной пружиной, расположенной между двумя бортовыми листами корпуса и свя¬занной с катками через качающиеся рычаги. Такая схема впоследствии получила наименование “подвески Кристи” (или подвески “свечного” типа) и просуществовала вплоть до появления советских средних танков Т-34 и британских крейсерских танков А34 “Comet”.

Форма корпуса М1928 была отчасти заимствована от более старших моделей. В ней выделялась “клиновидная” передняя часть с верхним лобовым и бортовыми листами, установленными под большими углами и образовывавшими своеобразный треугольник. Впрочем, остальные листы соединялись, по большей части, под прямыми углами, лишь верхний кормовой лист имел рациональное расположение. Толщина бронирования не превышала 12,7-мм. Танк оснащался 12-цилиндровым V-образным бензиновым двигателем Liberty L-12 мощностью 338 л.с. с жидкостным охлаждением. Запас топлива составил 35 галлонов (132,5 литра). Компоновка осталась классической, экипаж танка состоял из 3-х человек: водителя, командира машины и стрелка. Башня на танке отсутствовала, а вооружение, состоявшее из двух 7,62-мм пулеметов Browning, размещалось в носовой части корпуса и на крыше боевого отделения на штыревой установке.


На этот раз труды Кристи и потраченные им за пять лет средства (а это 382.000$ - огромнейшая по тем временам сумма !) не пропали даром. На испытаниях М1928 развил максимальную скорость на колесах 120 км\ч и 67 км\ч на гусеницах. Это был поистине поразительный результат, поэтому Кристи возлагал на этот танк большие надежды и назвал его “Model 1940”.

В октябре 1928 года на полигоне Форт Майерс состоялась официальная демонстрация М1928 военному руководству, в числе которого был начальник штаба армии генерал Чарльз П. Саммеролл. Видимо, не ожидая от очередного творения Кристи положительных результатов он отдал устный приказ о проведении всесторонних ходовых испытаний за счет конструктора. Как и следовало ожидать, в адрес М1928 было отпущено множество критических замечаний. Военные специалисты указали на “съедание” подвеской заброневого пространства в передней части корпуса, слишком тонкое бронирование, слабое вооружении и отсутствие башни. Кристи как мог отстаивал свою идею использования высокоскоростных танков, которые могли, в буквальном смысле этого слова, прошивать оборонительные порядки противника, нарушая его коммуникации и громя незащищенные тылы. Посильную помощь конструктору оказали полковник Дж.С.Паттон и майор С.С.Бенсон, которые также поддержали тактику использования скоростных танков в рамках действия кавалерийских частей.

Шасси, которое после тестов было почти непригодно для дальнейшего использования, передали Кристи для доработок. Ходовая часть была отремонтирована, ёмкость топливного бака довели до 50 галлонов (189 литров), предусмотрели установку одноместной башни с 37-мм пушкой. Тем не менее, пехота и кавалерия остались довольны показанными этой машиной скоростными характеристиками и 22 августа 1929 года танковый комитет рекомендовал принять М1928 на вооружение и включить его в текущую производственную программу.


Однако, организовать серийный выпуск М1928 не получилось. В конце 1931 года Кристи создал улучшенную модель М1931, в котором он попытался избавиться от большей части недостатков. Конструкция корпуса подверглась небольшим изменениям – была немного уменьшена его высота и переделана кормовая часть. Появилась цилиндрическая одноместная башня с 37-мм орудием и небольшой командирской башенкой.
Ходовая часть танка подверглась частичным доработкам. Она состояла из восьми опорных обрезиненных колес диаметром 686 мм установленных на качающихся рычагах с длинными геликоидальными пружинами, обеспечивавшими колесу вертикальный ход до 40,65 см. Таким образом, каждое колесо могло подниматься до уровня днища танка, что обеспечивало ему очень высокую проходимость. Гусеницы Т3 состояли из стальных пластин площадью около 645 см.кв. Время перехода с колес на гусеницы увеличилось до 30 минут, при том, что принцип смены хода не менялся.


Департамент вооружение получил М1931 только 19 января 1931 года и сразу поставил его на испытания. Был поднят вопрос о закупке этой машины, но никаких гарантий о серийном производстве чиновники не дали, что совершенно не устроило Кристи. В свою очередь военные указывали на слишком высокую стоимость танка. Итог этой коммерческой “схватки” оказался компромиссным – в 1932 году Кристи получил заказ на 7 модифицированных танков Medium T1 на общую сумму 241.500$, что по сегодняшнему курсу превышает 31.000.000 долларов. Три из них передали пехоте, где они обозначались как Medium Tank T3 и были переданы 67-му пехотному батальону, в то время как четыре Combat Car T1 передали кавалерии. Есть также версия, что пехота перекупила два танка, ранее предназначавшиеся для продажи в Польшу, и обозначала их как Т3Е1. Специально для производства танков Кристи организовал компанию

Танки, согласно принятой в кавалерии системой обозначений, получили название Combat Car T1. Дело в том, что в 1920 году армейское руководство решило, что танковые подразделения могут использоваться только для поддержки пехоты, а кавалерия может вполне обойтись одними бронемашинами. Поэтому кавалеристам приходилось хитрить, называя собственные полноценные танки “боевыми машинами”.

В течении 1932-1933 гг. обширные испытания Т3 проводились на полигоне Форт Беннинг. Танки Кристи показали абсолютное превосходство в скорости и ходовых качествах над старыми 6-тонниками, но при этом отмечали сильный перегрев двигателей. Пехота запросила ещё 5 модернизированных танков Т3Е2 и даже выделила на их сборку часть средств, однако Кристи, целиком поглощенный созданием более современных шасси, сдал всего три. В отличии от более ранних вариантов Т3Е2 получил абсолютно новую восьмигранную башню, оснащенную одной 37-мм пушкой М1916 и пятью пулеметами. В очередной раз немного изменили форму корпуса в носовой и кормовой части, но в остальном конструкция осталась прежней. На танке устанавливался двигатель Curtiss TD12 мощностью 435 л.с., что позволяло развивать скорость до 111 км\ч на колесах и до 65 км\ч на гусеницах при полной массе 12910 кг. Впрочем, дальнейших заказов на Т3Е2 не последовало. Дальнейшее развитие танков с подвеской Кристи оказалось непродолжительным. Почти одновременно фирма Cunningham представила колесно-гусеничный танк Т4, у которого вместо башни была установлена неподвижная бронированная рубка. Впрочем, и эти машины остались только в опытных экземплярах.


Несколько более удачно сложились отношения с зарубежными заказчиками. К машинам Кристи проявляли интерес несколько стран, но на закупку лицензий решились только две.
Одними из первых потенциал быстроходных танков рассмотрели представители Польши. Созданный в начале 1920-х гг. Военный Институт Конструкторских Исследований (WIBI) проводил интенсивные разработки в сфере танкостроения, но поскольку опыта польским инженерам не хватало было решено обратиться к иностранному опыту. В 1929 году в Америку командировали капитана Марьяна Русинского, перед которым поставили задачу детально ознакомиться с танками Кристи. Наиболее современной машиной на тот момент являлся М1928, но поскольку речь шла о возможной закупке лицензии на их выпуск американцы продемонстрировали проект танка М1931.
Оба танка оставили очень благоприятное впечатление и уже 26 февраля 1930 года в США прибыла польская закупочная делегация во главе с начальником конструкторского отдела WIBI полковником Тадеушем Коссаковским. В начале марта был подписан контракт на изготовление одного М1928 для испытаний в Польше – за него была внесена предоплата и в случае удачного исхода польская сторона без промедления покупала лицензию. Казалось бы, у танка Кристи в Польше сложиться безоблачное будущее, однако очень скоро события приняли совершенно другой оборот. Спустя несколько месяцев американская сторона вернула деньги и в одностороннем порядке разорвала контракт. Догадаться, в чём была причина столь резкого шага, было не сложно – в это же время Кристи вёл переговоры с советской стороной, которая предложила более выгодные условия. Тем не менее, в 1932 году польскими инженерами был разработан проект аналогичного танка “A la Christie”, который стал прототипом для широко известного 10ТР, постройка которого была завершена в 1938 г.


Вопреки распространенному мнению делегация из СССР к танкам Кристи относилась без особого восторга. Дело в том, что согласно принятой в 1929 году системе танко-тракторного и автоброневооружения для нужд бронетанковых частей РККА предстояло разработать три основных типа танка: танкетка, малый (легкий) и маневренный (средний).

Советские танкостроители в полной мере справиться с этим задание не смогли. Крупной серией выпускался только малый танк Т-18 (МС-1), тактико-технические характеристики которого уже к 1930 году признали устаревшими. Не очень удачно обстояли дела с танкетками – испытанные в 1929-1930 гг. опытные образцы Т-17 и Т-23 оказались достаточно дорогими и сложными в производстве машинами, что не позволило организовать их производство.

Сложнее всего было с танками среднего класса. Созданный в 1929 году танк Т-24 был бы неплохой боевой машиной, если бы не масса “детских болезней”, устранить которые так и не удалось. Создаваемый параллельно основной танк Т-19, предназначавшийся для сопровождения наступающей пехоты, из-за ходовой части “французского” типа (перенятой от Renault NC-2) был очень трудоёмким в производстве. Такая же участь постигла и совместный советско-германский проект ТГ, имевший чрезвычайно мощное вооружение и колесно-гусеничный ход (остался только в проекте) – в 1931 году предполагалась постройка 150 танков этого типа, но их стоимость оказалась настолько высока, что от реализации этого плана пришлось отказаться.


В это же время за рубеж отправилась делегация УММ во главе с её начальником Халепским. Посетив Великобританию советская сторона отметила танкетку Carden-Lloyd Mk.VI, 6-тонный пехотный танк Vickers, а также средние танки Vickers Medium Mk.II (в советских документах он фигурировал как “виккерс 12-тонный”) и Vickers Medium Mk.III (3-башенный). Впоследствии несколько экземпляров были закуплены для испытаний в СССР и стали прототипами для танков советского производства Т-26 и Т-27, а трехбашенный "виккерс" послужил прообразом для Т-28.
Незадолго до этого момента совеские предтставители прибыли в США, где им продемонстрировали средний танк Т1 фирмы Cunningham и М1928. Последний действительно вызвал определенный интерес, но в советскую систему вооружений он просто не вписывался. Этому факту есть документальное подтверждение, представленное в отчете о зарубежной командировке:


“...несмотря на высокую скорость движения, которая, по заверениям американца, составляет более 45 км/ч на гусеницах и 70 км/ч на колесах ...означенный танк не подходит для принятия его в систему вооружения РККА”


Тем временем техническое задание на танкетку пересмотрели в соответствии с новыми веяниями того времени. Теперь предстояло спроектировать колёсно-гусеничную разведывательную машину, оснащенную башней с круговым вращением и одним пулеметом. Проект, который разрабатывался под общим руководством С.Гинзбурга, получил название Т-25 (второй с таким названием). Какие-либо наработки по такого рода машинам в СССР отсутствовали, поэтому Гинзбург взял за основу тот минимум информации по колесно-гусеничным танкам, который был доставлен Халепским из США. Однако технические трудности оказались настолько велики, что выполнить и это задание не удалось.

Так появилось предложение закупить для испытаний один или несколько танков конструкции Кристи, тем более что Халепский (очевидно, предвидя проблемы с танками советской постройки) привез предварительную договорённость об их возможном приобретении.


Испытывая нехватку финансирования Кристи охотно пошёл на контакт с советской делегацией, хотя его отношение к СССР было довольно прохладным. Согласно главной версии тех событий, американской стороной была предложена модель, называемая М1930, но поскольку такого танка в реальности не существовало можно сделать вывод, что это был всё-таки М1931. Впрочем, главной причиной покупки танка послужило, прежде всего, предоставление фирмой технической помощи, передача всех производственных чертежей и технологического процесса производства танка. Дж. У.Кристи выразил также готовность прибыть в СССР сроком на два месяца для консультаций и организации производства. Кроме того, фирма предоставляла возможность нашему инженеру работать на заводе в Рауэй (США). Ещё одной причиной в пользу М1931 была установка на нём авиационного двигателя Liberty, который уже производился в Советском Союзе под обозначением М-5 и использовался нескольких типах отечественных самолётов (И-1, И-2, Р-1, Р-3). Техническая поддержка на силовую установку в данном случае не распространялась. Был и ещё один немаловажный фактор - в случае заключения контракта между Польшей и американской фирмой Советский Союз мог снова утратить преимущество в танковом вооружении.


Договор о поставке двух танков, между фирмой U.S. Wheel Track Layer Corporation и Амторгом (торговой организацией, представлявшей в США интересы СССР), был заключен 28 апреля 1930 года на основе устного (!) соглашения между двумя сторонами. Интересно, что у нас принято именовать эти машины как “шасси танка Кристи”, хотя это не совсем верно. Штатное вооружение М1928 и М1931 ограничивалось только двумя пулеметами, а УММ РККА такой вариант не устраивал. Танки надлежало оснастить башенным орудием, чего Кристи сделать не смог (или отказался), поэтому машины прибывшие в СССР не имели башен и вооружения.


Стоимость двух танков оценивалась в 60000 долларов, включая комплект запасных частей, поставляемых фирмой U.S. Wheel Track Layer Corporation. За продажу производственных прав, передачу патентов и услуг в отношении технического содействия У. Кристи было уплачено еще 100000 долларов. Договор был подписан с американской стороны Дж.Уолтером Кристи - президентом корпорации, с советской стороны - А.В.Петровым, президентом "Амторга", в присутствии И.А. Халепского (СССР), Дж.Майкеля, Дж. Раймонда и Тиффани (все - США). То есть всего Советскому Союзу пришлось уплатить сумму 160 000 долларов. В этой связи необходимо указать следующее – никаких официальных документов американская и советская сторона не подписывали.


Практически сразу был поднят вопрос о производстве танков Кристи на Ярославском автомобильном заводе, который обсуждался на расширенном совещании РВС с представителями промышленности "По вопросам о танках", состоявшемся в период с 1 по 5 июля 1930 года. Тем временем в Нью-Йорк, для изучения организации производства и контроля за выполнением заказа, прибыл представитель технического комитета Н.М.Тоскин. встреча с Кристи состоялась 14 мая (предположительно), после чего на имя Халепского было отправлено 127 листов чертежей опытного танка, а также уведомление о том, что конструктор сам собирается посетить Москву.

Спустя два месяца, 9 августа 1930 г., чертежи прибыли в Москву и попали в распоряжение главного конструкторского бюро при Государственном Всесоюзном орудийно-оружейно-пулеметном объединении под руководством С.П. Шукалова, и были возвращены в АБТУ только 13 октября после снятия копий. Не дожидаясь прибытия опытных образцов М1931 постановлением РВС СССР от 21 ноября 1930 года танк Кристи принимался на вооружение бронетанковых частей РККА в качестве временной меры, пока не будут разработаны отечественные танки аналогичного назначения. Как известно, ничего не бывает продолжительнее, чем временное решение – с М1931 получилась именно такая история.

Два опытных танка были отправлены из Нью-Йорка только в конце декабря 1930 г. и прибыли в СССР в следующем месяце. Вплоть до середины весны 1931 года их устройство и конструкция изучалась как военными специалистами, так представителями АБТУ и промышленности. К примеру, 4 марта танк с номером 2051 был отправлен на склад №127 АБТУ, а 14 марта его передали в испытательный отдел, глее в течении двух дней проводилась его демонстрация под руководством начальника отдела Громова и инженера танковой станции Лаврентьева. Вплоть до 16 апреля с М1931 знакомились различные делегации руководящего состава, на которых машина Кристи произвела хорошее впечатление. В связи с этим, 24 апреля состоялось совещание "О танковой программе на заводе на 1931 год". О важности рассматриваемого вопроса свидетельствует состав участников совещания: К.Е. Ворошилов, Тухачевский, Славин (РВС ЛВО), Карпенко (ОГПУ), Литуновский, Халепский, Лебедев (УММ), Сальников (директор завода), К.К.Сиркин, Забржевский (технические директора завода), а также другие представители завода и цехов. В принятом постановлении завод обязали приступить к изготовлению рабочих чертежей с 1 мая 1931 г. и до конца года поставить 100 серийных танков. Ещё раньше, решением АБТУ от 11 января 1931 года было определено название танка:


"Поскольку американский танк Кристи не отвечает требованиям системы танко-тракторно-автоброневооружения и на вооружение не принимался, сквозного индекса Т ему не присваивать... Более разумным представляется предложение о присвоении ему индекса "СТ" - скороходный танк, или "БТ" - быстроходный танк..."

А ведь испытания танков Кристи ещё даже не начинались…


Поставленные из США танки М1931 отличались от образца, который был передан американской армии, наличием 800-кг балласта (заменявшем отсутствующую башню), опорными катками диаметром 813 мм и 400-сильным двигателем Liberty. Толщина бронирования составляла от 5,5 мм (днище) до 20 мм (лоб корпуса и башни). На взвешивании 16 мая масса танка определялась в 9360 кг.
Испытания пробегом начались в этот же день, однако уже 17 мая, во время поворота на травяном грунте сломался кронштейн правого ленивца. На ремонт ушло двое суток, но сварки хватило лишь на 500 метров движения на гусеницах. После второй поломки (23 мая) танк вновь отправили на ремонт, который продолжался ещё трое суток.

С 27 мая и до 13 июня танк испытывался пробегом по шоссе и грунтовым дорогам только на колесном ходу. Максимальная скорость не превышала 65-70 км/час. Существенным недостатком оказалась полная невозможность движения на колесах по песку из-за значительного их погружения в грунт. Было также отмечено, что посадка в танк может производиться только через верхний люк, поскольку водительский люк слишком узок, непригоден для эвакуации и не оборудован приборами бокового обзора. Доступ к агрегатам моторно-трансмиссионного отделения был возможен лишь после полной разборки крыши. Недостатком признали отсутствие башни и установку только пулеметного вооружения в корпусе. Общий “набег” М1931 за 10 дней составил 200 км на колесах, но 50 из них танк прошел ещё в США.

Впрочем, во время демонстрации М1931 членам правительства машина, даже с поломанным кронштейном, показала себя хорошо. На колесном ходу танк свободно прошел 5 рядов проволочных заграждений, а затем преодолел двухметровый окоп. Экипаж машины за 44 минуты установил гусеничные ленты, а после 10-минутного перерыва за 35 минут снял и уложил их на надгусеничные полки.

Последняя попытка провести испытания М1931 на гусеничном ходу была предпринята 13 июня, но после того как танк прошел всего 1 км, злополучный кронштейн снова сломался. Тремя днями позже начала заедать коробка передач на 2-й и 3-й скорости. Всего с 16 мая по 21 июня танк прошел на гусеницах 43,5 км и 863 км на колесах. По результатам испытаний был составлен подробный отчет на 15 листах. В нем, в частности, отмечалось, что танк не прошел полных испытаний из-за поломки кронштейна ленивца:


"...Танк испытывался только на колесах, причем испытания показали, что средние скорости по шоссе не превышают 30-35 км/час. Водитель после 4-5 часов сильно устает (благодаря трудности управления и неравномерности хода требовалось все время выравнивать машину). ...Двигатель работал хорошо, но необходима частая регулировка клапанов. АКБ недостаточны для запуска двигателя (холодный двигатель запускался, как правило, с буксира). В коробке передач после 600-650 км выскакивают 2-я и 3-я передачи при большой нагрузке двигателя. Течь смазки из-под уплотнений, затруднено включение всех передач. Через 2-3 часа движения значительно нагревается КПП до 85-88°С при температуре окружающего воздуха +35-40°С.
Гусеницы. После 40,5 км сломано 8 пальцев.

Ведущие колеса. После 150-200 км наблюдается развал в наружную сторону на 1,5-2 см.

Управление танком - удовлетворительное. На грунтовых дорогах "отказывается слушаться руля", а при езде по неровностям толчки выбивают руль у водителя из рук. На скоростях 55-60 км/час управление затруднительно...

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.
...Танк Кристи в том виде, в котором он был представлен на испытаниях, является исключительно интересной машиной с универсальным движением, требует как боевая машина большой разработки и введения ряда конструктивных усовершенствований и изменений".


Не дожидаясь завершения полного испытательного цикла 1 июня 1931 года председатель НТК УММ РККА Лебедев направил директору ХПЗ Владимирову утвержденное Начальником УММ РККА Халепским задание на проектирование колесно-гусеничного танка БТ отечественного производства.

Последним заказчиком выступила британская армия, представители которой по достоинству оценили возможности танков БТ-5, продемонстрированные на Больших Киевских маневрах в сентябре 1936 г. Уже в октябре британское военное ведомство дало согласие на закупку у Кристи танка М1931 (одного из образцов не принятого американской армией), которму заранее присвоили индекс А13Е1. Американский конструктор был искренне рад продать свою машину, однако препятствием для осуществления подписанного контракта стал запрет Конгресса на продажу новейшей техники. В те годы американское правительство действовало по принципу "сам не гам и другим не дам" только лишь из опасений, что танки и самолёты новых конструкций могут попасть в руки вероятного противника - то есть Германии, СССР и Японии. А карательные санкции за нарушение этого запрета были весьма жестокими. Печальная участь авиационного конструктора А.Северского, продавшего в 1939 году документацию и опытный образец многоцелевого самолёта 2РА японцам, была наглядным тому примером. В такой ситуации Кристи не оставалось ничего другого, как пойти на хитрость - он разобрал М1936 на части и, упаковав в контейнеры, продал его по документам как партию фруктов.

После проведения повторных ходовых испытаний британцы сделали вывод, что Кристи действительно оказался прав по части наделения танка высокими скоростными характеристиками, но отсутствие башни и размещение вооружения только в корпусе было воспринято как недостаток конструкции. На базе документации, полученной из США, фирмой Naffield были начаты работы по созданию крейрского танка Mk.III, который стал "прародителем" целой серии аналогичных машин.


Так закончилась история одного из самых удачных танков конструкции Дж.У.Кристи. Боевые машины, построенные в СССР на его основе (БТ-2, БТ-5 и БТ-7), в 1930-е гг. производили сильное впечатление на иностранных специалистов и прожили долгую жизнь. Достаточно сказать, что последние БТ были списаны только после окончания Второй Мировой войны. До настоящего времени сохранился только один танк Кристи – это один из Т3, проданных в 1932 году американской армии и носящий имя “Tornado”. Сейчас он находится в экспозиции танкового музея в Абердине.



Источники:
"Полная энциклопедия танков мира 1915-2000". сост.Г.Л.Холявский. Харвест.Минск \ АСТ.Москва. 1998 г.
George F. Hofmann "Through mobility we conquer" "Танкомастер" №1, 1999
И.Желтов, И.Павлов, М.Павлов "Танки БТ. Часть 1", Армада №1
Tanks!: Medium Tanks USA

Цветные прокции с сайта WW2Drawings
Christie M1928
Christie T1
Christie T3
Christie T3E2


ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ КОЛЕСНО-ГУСЕНИЧНЫХ ТАНКОВ
Christie M1928 и М1931

Christie M1928
1928 г.
Christie M1931
1930 г.
БОЕВАЯ МАССА 8600 кг 10500 кг
ЭКИПАЖ, чел.33
ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ
Длина, мм51805500
Ширина, мм21302230
Высота, мм18302280
Клиренс, мм?
ВООРУЖЕНИЕ два 7,62-мм пулемета Browning одна 37-мм пушка и один 7,62-мм пулемет Browning
БОЕКОМПЛЕКТ3000 патронов126 выстрелов и 3000 патронов
ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯоптические прицелы<
БРОНИРОВАНИЕ лоб корпуса – 12,7 мм
борт корпуса – 12,7 мм
корма корпуса - ?
башня - ?
крыша - ?
днище - ?
лоб корпуса – 19 мм
борт корпуса – 13 мм
корма корпуса - ?
башня - ?
крыша - ?
днище - ?
ДВИГАТЕЛЬ Christie, карбюраторный, 6-цилинровый, мощностью 120 л.с., запас топлива 59 галлонов (223 литра) Christie, карбюраторный, 6-цилинровый, мощностью 120 л.с., запас топлива 67 галлонов (253 литра)
ТРАНСМИССИЯмеханического типа: 4 передачи вперед и 4 назад
ХОДОВАЯ ЧАСТЬ(на один борт) 4 опорных катка, переднее направляющее и заднее ведущее колесо, крупнозвенчатая гусеница со стальными траками
СКОРОСТЬ 112 км\ч на колесах
68 км\ч на гусеницах
75 км\ч на колесах
44 км\ч на гусеницах
ЗАПАС ХОДА ПО ШОССЕ 120 км на гусеницах
185 км на колесах
273 км на гусеницах
402 км на колесах
ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ
Угол подъёма, град.40°
Высота стенки, м0,70
Глубина брода, м?
Ширина рва, м6,00
СРЕДСТВА СВЯЗИ-

ВНИМАНИЕ
Все права на текстовые материалы принадлежат администрации сайта Aviarmor.
Перепечатка и использование возможны только с письменного разрешения администрации
или при наличии активной ссылки на этот сайт.
©2012 www.aviarmor.net