ИСУ-152

Самоходная артиллерийская установка


Разработчик: КБ ЧКЗ
Год начала работ: 1942
Год выпуска первого прототипа: 1943
Серийно выпускалась в 1944-1945 гг., оставалась на вооружении до конца 1970-х гг.


История создания ИСУ-152
1943 г.


Развитие тяжелого танка КВ-1, повлекшее за собой значительную переработку его конструкции, в 1943 году привело к созданию танков серии ИС, отличавшихся значительно более мощным вооружением и лучшим бронированием. Соответственно, выпуск самоходных установок СУ-152, для которых использовалась ходовая часть от КВ-1с, прекращался, а им на смену должна была придти новая машина.

Вопрос модернизации САУ был инициирован руководством завода №100, которое 25 мая 1943 года издало распоряжение о начале работ над улучшенным образцом СУ-152. В тот же день конструкторская группа по самоходной артиллерии под руководством Г.Н.Москвина, к которой был прикомандирован Н.В.Курин, совместно в БТУ ГБТУ РККА определила основные направления модернизации и новые тактико-технические характеристики. В служебной переписке новая САУ обозначалась как СУ-152-М. Были выработаны следующие требования:

“Разработка тяжелого самохода СУ-152-М ведется на замену самохода КБ-14.

1) для самохода использовать шасси и МТО танка “Объект 237”;

2) основное вооружение сохранить в виде 152-мм самоходной пушки МЛ-20С обр. 1942 г., имеющей внутреннюю балли¬стику гаубицы-пушки указанного калибра обр. 37 г.;

3) необходимо дополнить пушечное вооружение тяжелого самохода оборонительным пулеметом кругового обстрела калибра 7,62-мм или зенитным пулеметом кал. 12,7-мм;

4) увеличить толщину брони лобового листа корпуса до 90-100 мм;

5) обзорность увеличить применением нескольких смотровых приборов типа МК-1У на поворотном основании;

6) улучшить вентиляцию боевого отделения введением до¬полнительного вентилятора, или предусмотреть продувку ствола орудия после выстрела...”


Предусматривалось, что разработка проекта будет завершена к 1 июля 1943 года, но события, связанные с новой САУ, развивались несколько быстрее.

К сожалению, история не сохранила для нас подробностей процесса разработки СУ-152-М – известно лишь, проект эскизный проект был подан раньше срока и практически сразу он был одобрен. Изготовление рабочих чертежей, по всей видимости, заняло всего несколько недель, потому как сборка первого прототипа была начата в июле 1943 года, а 31 августа (по другим данным – 31 июля) состоялся официальный показ СУ-152-М, которую теперь именовали как ИС-152. По воспоминаниям очевидцев демонстрация возможностей САУ состоялась перед высшим руководством страны, где присутствовали И.В.Сталин, В.М.Молотов, К.Е.Ворошилов, Л.П.Берия и другие. Машина произвела хорошее впечатление, но не обошлось без казуса. Дело в том, что перед показом из “самоходчиков” оставили только механика-водителя, места остальных членов экипажа заняли сотрудники НКВД. Понятно, что они имели весьма смутное представление о проблемах, связанных с эксплуатацией самоходных орудий более раннего варианта. Доставленная в Кремль ИС-152 вызвала искренний интерес у вождя, который захотел взобраться именно на эту самоходку. Сталин первым делом заглянул в боевое отделение и поинтересовался у “танкиста”, что в новой САУ сделано для улучшения вентиляции. Сотрудник госбезопасности от неожиданности растерялся, но тут положение спас механик-водитель, который рассказал, что в конструкцию ИС-152 введен дополнительный вентилятор. После завершения осмотра Сталин поздравил наркома В.А.Малышева с созданием улучшенной САУ, столь необходимой фронту, и уже 4 сентября вышло постановление ГКО №4043сс о принятии на вооружение трех новых образцов техники, в число которых попала ИС-152.

Заводские испытания САУ прошли в сентябре 1943 года и выявили большое количество различных недостатков. Кроме того, стоимость ИС-152 оказалась выше запланированной, поэтому выпуск СУ-152 (КВ-14) сохранялся, а новое самоходное орудие отправили на доработку. К этому времени был готов второй опытный образец, который создавался под “Объект 241”. Это был модернизированный вариант ИС-152, ставший эталоном для серии. Заводские испытания этой машины начались в октябре 1943 года, после чего начался цикл государственных испытаний, проведенных на Гороховецком полигоне. Поскольку основные недостатки удалось устранить и по цене ИС-152 мало отличался от СУ-152, 6 ноября 1943 года было принято решение о начале серийного производства этой САУ на Челябинском заводе под обозначением ИСУ-152. Одновременно прекращался выпуск СУ-152. Конструктивно серийная самоходная установка ИСУ-152 представляла собой совокупность наработок по тяжелому танку ИС-1 и САУ СУ-152.


Ходовая часть ИСУ-152 была аналогична ИС-1. Применительно на один борт она состояла из шести сдвоенных катков диаметром 385 мм, установленными на оси кронштейна на двух шарикоподшипниках, между внутренними обоймами которых находилась распорная втулка. Направляющее колесо диаметром 550 мм было взаимозаменяемо с ИС-1 и представляли собой стальную отливку с ребрами жесткости. Ведущее колесо заднего расположения имело два съемных зубчатых венца по 14 зубьев. Каждая гусеница состояла из 86 траков, но в целях экономии массы лента собиралась из 43 траков с гребнем и 43 разъемных (составных) траков без гребня. Ширина трака составляла 650 мм, шаг – 162 мм. Подвеска танка - независимая, торсионная, состояла из двенадцати балансиров и двенадцати торсионов.

Корпус самоходки изготовлялся из катаных листов броневой стали. Из-за меньшей ширины ходовой части наклон бортовых бронелистов пришлось уменьшить с 25° до 15°, а наклон кормового бронелиста ликвидировали совсем. В целях компенсации толщину бортовой брони довели до 75 мм, лобовой брони – до 90 мм (угол установки лобовых бронелистов составил 30°). Крыша рубки изготовлялась из двух листов толщиной 30 мм. Передняя часть приваривалась к передним, скуловым и бортовым бронелистам. Помимо двух люков в ней были выполнены отверстие для установки вентилятора прикрываемого бронеколпаком, лючок для доступа к заливной горловине переднего топливного бака (слева) и отверстие антенного вывода (справа). Задний верхний лист был выполнен съёмными и прикреплялся болтами. Днище корпуса собиралось из трех бронелистов и имело лючки и отверстия, закрываемых пробками и бронекрышками.

В моторном отделении, находившемся на корме, был установлен дизельный V-образный двигатель В-2ИС (В-2-10) мощностью 520 л.с. при 2000 об\мин., справа от которого находился топливный бак, слева – масляной бак. Над баками размещались масляные радиаторы. В передней части моторного отделения, у моторной перегородки по бортам, были установлены воздухоочистители ВТ-5 типа "Мультициклон". На самоходке использовалась жидкостная система охлаждения с принудительной циркуляцией и циркуляционная система смазки под давлением. В масляной бак был встроен небольшой циркуляционный бачок, обеспечивавший быстрый прогрев масла и возможность использования метода разжижжения масла бензином при низких температурах. Основной запас топлива размещался в кормовом баке ёмкостью 520 литров. Еще четыре бака общей ёмкостью 300 литров размещались снаружи и являлись запасными, так как они не были подключены к системе питания. Подача топлива принудительно осуществлялась при помощи 12-плунжерного насоса НК-1 высокого давления.

Трансмиссионное отделение и центробежный вентилятор системы охлаждения были отгорожено бронированной переборкой, в которой установлены водяные радиаторы подковообразной формы. В состав трансмиссии входили: главный многодисковый фрикцион сухого трения (сталь по феродо); четырехходовая, четырехступенчатая коробка передач с демультипликатором; два двухступенчатых планетарных механизма поворота и два двухрядных бортовых редуктора.

Крыша МТО состояла из съёмного листа над двигателем, сеток над окнами воздухопритока к двигателю и броневых решеток над жалюзи. В съёмном листе имелся люк для доступа к агрегатам двигателя, закрывавшийся броневой крышкой. В задней части находилось два лючка для доступа к горловинам топливного и масляного баков. Средний кормовой лист крепился на болтах и при ремонте мог откидываться на петлях. Для доступа к агрегатам трансмиссии имелось два круглых люка защищенных бронированными крышками. Толщина крыши МТО составила 30 мм, кормовых наклонных бронелистов – по 60 мм


Вооружение ИСУ-152 осталось аналогичным СУ-152 и состояло только из пушки-гаубицы МЛ-20С обр.1936\43 гг. Тем не менее, орудие имело углы наводки несколько отличные от более ранней модели. По вертикали угол колебался в пределах от -3° до +20°, сектор горизонтальной наводки составлял 10°. Высота линии огня составляла 1800 метров, дальность прямого выстрела – 800-900 м по цели высотой 2,5-3 м, дальность выстрела прямой наводкой – 3,8 км, наибольшая дальность стрельбы – 13 км. Выстрел производился посредством электрического или ручного механического спуска. Пушка на машинах первый серий защищалось маской с толщиной брони 60 мм, заимствованной от СУ-152, но впоследствии бронирование довели до 100 мм.

Арсенал снарядов МЛ-20С состоял из следующих типов:- бронебойно-трассирующими остроголовый снаряд БР-240 массой 48,78 кг и начальной скоростью 600 м\с (либо тупоголовыми БР-240Б с аналогичными показателями);

- осколочно-фугасный снаряд ОФ-540 (или ОФ-530) массой 43,56 кг и начальной скоростью 655 м\с на полном заряде;

- осколочные гаубичные гранаты из сталистого чугуна О-530А;

- бетонобойные пушечные снаряды Г-545.

Несмотря на небольшую начальную скорость бронебойный снаряд, благодаря своей массе, обладал огромным разрушающим воздействием и с дистанции 1000 метров пробивал вертикальной установленный лист брони толщиной 123 мм.

Бронебойно-трассирующие снаряды и осколочно-фугасные гранаты размещались внизу с левой части корпуса в специальных рамках. Гильзы и боевые заряды находились в нише рубки в специальных рамках и хомутовых укладках. Полный боекомплект составлял 20 (по другим данным - 21) выстрел.

Легкое стрелковое вооружение должно было включать зенитный 12,7-мм пулемет ДШК обр.1938 г. С прицелом К-8Т, установленный на туреле на погоне люка командира. Боекомплект к пулемету составлял 250 патронов. В боевом отделении, в укладке, находилось два пистолета-пулемета ППШ (позже - ППС) с боекомплектом 1491 патрон и 20 ручных гранат Ф-1.


Средства наблюдения за окружающей обстановкой, как и на СУ-152, были достаточно разнообразны. На крыше боевого отделения устанавливалось три призменных смотровых прибора с защитными броневыми крышками, ещё два таких прибора ставилась на левом круглом люке и верхней створке прямоугольного двустворчатого люка. Рабочее место командира машины оснащалось перископом ПТК-4. Механик-водитель в бою вёл наблюдение через смотровой прибор с триплексом, установленным в люке-пробке слева от орудия, который защищался броневой заслонкой. Орудие имело механический (ручной) и электрический спуски, причем первый тип был стандартным для САУ первых серий. Гашетка электроспуска находилась на ручке маховика подъёмного механизма, который вместе с поворотным механизмом секторного типа крепился к левой “щеке” рамки.

Для ведения огня СУ-152 оснащалась двумя орудийными прицелами – телескопическим СТ-10 для стрельбы прямой наводкой на дистанции до 900 метров и панорамой Герца для стрельбы с закрытых позиций. При стрельбе в ночных условиях шкалы прицела и панорамы, а также прицельная и орудийная сетка подсвечивались лампочками прибора “Луч-5”.

Электропроводка в САУ ИСУ-152 была однопроводной, вторым проводом служил бронекорпус машины. Источниками электроэнергии (рабочие напряжения 12 и 24 В) были генератор П-4563А с реле-регулятором РРА-24Ф мощностью 1 кВт и две последовательно соединённые аккумуляторные батареи марки 6-СТЭ-128 общей ёмкостью 128 А•ч. Средства связи включали в себя радиостанцию 10Р или 10РК-26, а также внутреннее переговорное устройство ТПУ-4-Бис на 4 абонента.


Начав производство ИСУ-152 в ноябре 1943 года сборочные цеха ЧКЗ, благодаря схожести конструкций с СУ-152, взяли чрезвычайно высокий темп. Уже в декабре было начато формирование первого тяжелого самоходно-артиллерийского полка (тсап) оснащенного новыми САУ, а зимой 1944 года выяснилось, что оружейники не справляются с поставками пушек МЛ-20С, из-за чего стал образовываться излишек готовых корпусов и шасси. Чтобы решить данный вопрос на ИСУ-152 были установлены 122-мм орудия А-19, а затем Д-25С, что повлекло за собой не только изменение названия САУ, но ряд конструктивных доработок. Впрочем, об этих машинах будет рассказано в отдельной статье.

Массовое перевооружение на ИСУ-152 и ИСУ-122 началось в 1944 году, а всего до конца войны удалось укомплектовать 56 тсап. Часть этих полков имели САУ обоих типов и даже более старые СУ-152. По штату полагалось иметь 21 самоходку в составе четырех батарей и одну командирскую ИСУ-152. Командир полка обычно имел звание полковника или подполковника, командиры батарей - звание капитана или старшего лейтенанта. Командиры самоходок и механики-водители, как правило, были лейтенантами или младшими лейтенантами. Остальные члены экипажа по штатному расписанию были сержантского или рядового состава. ОТСАП обычно имел в своём составе несколько небронированных машин обеспечения и поддержки - грузовиков, джипов или мотоциклов.


Эксплуатация и боевое применение ИСУ-152
1944-1972 гг.


Хотя ИСУ-152 были задействованы на финальном этапе боевых действий в Европе, их боевая карьера оказалась очень насыщенной. Прежде всего, новые самоходки использовались для поддержки наступающих войск, выполняя роль мобильной крупнокалиберной артиллерии. Однако не были редкими ситуации, когда ИСУ-152 использовались в качестве противотанкового средства и стреляли прямой наводкой. В качестве примера можно привести эпизод боевых действий 1-й гвардейской танковой армии, которой командовал талантливый танкист М.Е.Катуков. В апреле 1944 года, едва получив ИСУ-152, “катуковцы” были втянуты в тяжелые бои в Закарпатье, на границе Венгрии и Румынии. Потеряв большую часть своих “тридцатьчетверок” командование было вынуждено сформировать батальон из трофейных танков Pz.V “Panther” и Pz.IV с длинноствольными 75-мм пушками. Тем не менее, армия Катукова оказалась в очень тяжелом положении, которое усугубилось после прорыва у местечка Нижнюв (в излучине р.Днестр) около 40 “пантер”. В случае их выхода к г.Черновцы армия оказывалась в окружении. Чтобы не допустить этого, Катуков распорядился выдвинуть на наиболее танкоопасное направление полк ИСУ-152. Самоходки заняли позиции на вершине холма и в течении нескольких часов сдерживали атаку немецких танков. По докладу Катукова из 40 “пантер” уцелело только 8, которые были вынуждены отойти. Даже учитывая несколько завышенные данные о немецких потерях ИСУ-152 полностью подтвердили свои высокие боевые качества.


Полки самоходной артиллерии особенно отличились в боях за Полоцк и Витебск. Восемь полков получили почетные названия в честь освобожденных городов, три полка были награждены орденом Боевого Красного Знамени, а три - орденом Красной Звезды. ИСУ-122 и ИСУ-152 вскоре заслужили славу грозного противника немецких "Тигров". Эта репутация была подкреплена делом, например, из 12 "Тигров", потерянных 502-м PzAbt летом 1944 года в Белоруссии и Прибалтике, половина была на счету ИСУ-122 и ИСУ-152.

В ходе тяжелых боёв в Пруссии советские тяжелые самоходки также неоднократно подтверждали свою эффективность в борьбе с танками противника. Во время отражения немецкой контратаки на Земландском полуострове командир 378-го гв.тсап выстроил боевой порядок полка веером, обеспечил обстрел в секторе 180 градусов. Одна из батарей полка, занимая позицию по фронту длиной 250 метров, 7 апреля 1945 года успешно отразило атаку 30 немецких танков, подбив 6 из них без собственных потерь. Лишь две самоходки получили незначительные повреждения ходовой части.

Аналогичным образом сложился бой 20 апреля 1945 года под г.Лихтенберг, во время штурма Берлина. Днём ранее самоходки 360-го гвардейского тсап и пехота 388-й стрелковой дивизии закрепились на занятых позициях и встретили контратаку немцев, в которой участвовало до полка пехоты и 15 танков. В ходе боя противник потерял (по советским данным) 10 танков и около 300 солдат и офицеров. О собственных потерях не сообщается.


В ряде случаев присутствие мощных САУ играло решающую роль. Одним из примеров может служить бой 12 января 1945 г. во время Сандомирско-Силезской операции, когда 385-й гв.тсап получил задание подавить артиллерию противника и в течении 107 минут вел беспрерывный огонь по немецким позициям. Выпустив 980 снарядов самоходчикам удалось подавить две минометные батареи, восемь орудий и до батальона солдат. Несколькими днями позднее, 15 января 1945 года, у г.Борове (Восточная Пруссия) немцы силами до одного полка мотопехоты при поддержке танков и самоходок неожиданно контратаковали нашу наступающую пехоту. Неизвестно, чем бы закончилась эта схватка, не включись в борьбу 390-й тсап – огнем свои 152-мм орудий ИСУ-152 отразили нападение противника и дали возможность пехоте развить наступление.


При грамотном применении ИСУ-152 хорошо зарекомендовали себя во время штурма городских кварталов. В конце войны для штурма укрепленных городских позиций создавались специальные штурмовые группы. Как правило, в их состав входила группа самоходных орудий (обычно две), которые, сопровождая пехоту и танки, огнем прямой наводкой с места или коротких остановок уничтожали вражеские огневые точки, находившиеся в домах, завалах и баррикадах. Наиболее массово такая тактика нашла применение в боях на территории Польши, Пруссии и восточной части Германии.


Таким образом, общее впечатление о боевом применении ИСУ-152 в период Великой Отечественной войны осталось положительное. Вместе с тем, некоторые недостатки САУ устранить так и не удалось. Так, доставившая наибольшее количество проблем вентиляция боевого отделения после установки вытяжного вентилятора решилась далеко не полностью. По воспоминаниям “самоходчиков” пороховые газы временами всё-равно буквально вытекали из ствола и скапливались ядовитой пленкой на полу.

Работа артиллеристов также не была упрощена. Заряжающий должен был обладать хорошей физической формой, поскольку ему предстояло подавать снаряды массой 40-50 кг вручную. Кроме того, раздельное заряжание привело к низкому темпу стрельбы, что не позволяло использовать ИСУ-152 как полноценное противотанковое средство.

Гаубичные функции самоходки также были “купированы”. Из-за применения сильного бронирования лобовой части корпуса и маски орудия его максимальный угол возвышения составлял всего 20° (против 65° у буксируемого варианта МЛ-20), что не позволяло вести огонь по навесным траекториям с высокой крутизной.

При стрельбе на дальность более 900 метров наводчику приходилось пользоваться менее удобным панорамным прицелом, снижая тем самым точность. В этом случае необходимый эффект мог достигаться одновременным использованием нескольких САУ, ведущих огонь по одной удаленной цели. Повторно был раскритикован небольшой возимый боезапас и его длительное время загрузки (около 40 минут).

Также не очень удачным был признан вариант размещения топливных баков внутри боевого отделения. В случае попадания в них снаряда нередко детонировали скопившиеся внутри пары топлива, что приводило к полному разрушению машины. В ином варианте горящее дизельное топливо выливалось внутрь боевого отделения, но тогда у экипажа ещё был шанс выжить, использовав тетрахлорные огнетушители. Во фронтовых сводках нередко отмечалось, что загоревшиеся машины на базе тяжёлого танка ИС (в том числе и ИСУ-152) легко поддаются тушению огня.


И всё же, ИСУ-152 была уготована долгая жизнь. Послевоенная карьера этих самоходок сложилась достаточно мирно, если не считать подавления революционных выступлений в Венгрии. Это эпизод стал последним в боевом применении советских ИСУ-152.

Конфликт между враждующими фракциями в венгерском правительстве назревал ещё с конца 1940-х гг., однако лишь осенью 1956 года он перешёл в активную стадию. Фактически, восстание началось 22 октября со студенческих выступлений, которые спустя сутки приобрели массовый характер. Восставшие пошли на штурм радиоцентра и правительственных зданий, что вызвало мгновенную реакцию со стороны Советского Союза и дислоцированных в Венгрии воинских частей. В ночь с 20 на 21 октября близ Захони была наведена понтонная переправа, а части Особого Корпуса привели в полную боевую готовность. Ввод бронетехники в Будапешт состоялся 23 октября – на улицах венгерской столицы появились танки Т-34-85, которые составляли основу 37-го танкового и 4-го механизированного полков, а также тяжелые ИС-2 и самоходки ИСУ-152. Всего в городе советская сторона располагала 290 танками и САУ, 1230 БТР, 156 орудий и 6000 солдат и офицеров. Видимо надеясь, что ввод тяжелой техники заставит венгров одуматься, советская сторона оказалась совершено не готова к дальнейшим событиям. На сторону повстанцев перешли подразделения армии и народной милиции, которые с большой охотой передавали им оружие со складов. Кроме того, в Будапеште находилось не менее 50 танков (большей частью Т-34-85), которые чаще всего использовались как неподвижные огневые точки вблизи опорных пунктов, и несколько зенитных орудий.

Основной задачей советских войск было поддержание порядка, но почти сразу танки и САУ были вовлечены в уличные бои. В отличии от предыдущего штурма Будапешта, когда штурмовые группы с большой эффективностью действовали против немецких и венгерский частей, теперь самоходные орудия и танки действовали разрозненно, без поддержки пехоты. Не имея противотанковых орудий и мин восставшие использовали против танков давно проверенное оружие – бутылки с зажигательной смесью. В течении дня венграм удалось поджечь и уничтожить несколько машин, среди которых были и самоходные орудия. Но и советские танкисты оказывали упорное противодействие, нередко открывая огонь по жилым домам, где были замечены огневые точки восставших. К 25 октября большая часть ключевых зданий перешла под контроль советских войск, но кризис в Венгрии этим решить не удалось. Потери в самоходных орудиях, в целом оказались небольшими, но широко распространенные сейчас фотографии двух подбитых ИСУ-152 и одного Т-34-85, сделанные с разных ракурсов, создают ложное впечатление, что советских машин было уничтожено гораздо больше.

Через несколько дней войска пришлось отвести, но уже 4 ноября состоялся новый штурм города, по ожесточенности сражений не уступавший боям 1945 года. На этот раз действия бронетехники и пехоты были более слаженными, а танковые части были усилены более новыми машинами Т-44 и Т-54. Фактически, основные силы повстанцев были разгромлены или разоружены к 6 ноября, но в отдельных местах Будапешта бои продолжались до 14 ноября, а в южных предгорных районах страны – до конца года. Информацию о полных потерях ИСУ-152 пока найти не удалось, но в период с 23 октября до конца ноября было подбито и выведено из строя не менее десятка САУ.


Впоследствии ИСУ-152 для участия в подобных операциях не привлекались. Достаточно часто, на протяжении 1950-1960-х гг., старые самоходки задействовались при проведении учений и общевойсковых маневров, а последние САУ этого типа были выведены из эксплуатации только в 1972 году.


Первой иностранной армией, получившей на вооружение 152-мм САУ стало Войско Польское. В 1944 году, вместе с другой техникой, Советский Союз передал чуть больше 30 тяжелых самоходок. В скором времени поляки сформировали 25-й полк самоходной артиллерии, в котором числилось 10 ИСУ-152 и 22 ИСУ-122. В составе 1-го польского танкового корпуса (Т-34 и Т-34-85) полк принял участие в боях на реке Ныса (левый приток Одера на юго-западе Польши) в марте 1945 года. В начале 1945 года польское командование собиралось сформировать ещё один полк ИСУ-152 из полученной техники, но самоходок этого типа оказалось недостаточно, в результате чего 13-й полк самоходной артиллерии получил два батареи ИСУ-152 и две батареи СУ-85. Это соединение участвовало во взятии Берлина в апреле-мае 1945 г. В послевоенный период ИСУ-152 оставались на вооружении польской армии вплоть до конца 1960-х гг., после чего часть выведенных в резерв САУ была переоборудована в БРЭМ и вспомогательные машины.


В рамках оказания военной помощи дружественным странам несколько ИСУ-152 после войны также передали армии Чехословакии, где они использовались до конца 1950-х гг.


В начале 1960-х гг. Египет приобрел, по меньшей мере, полк ИСУ-152. Об их эксплуатации точных сведений не сохранилось. Советские самоходки использовались по прямому назначению в ходе войн 1967 и 1973 гг., а после выработки моторесурса египтяне вкопали их вдоль Суэцкого канала, соорудив из ИСУ-152 неподвижные огневые точки. Несколько самоходок и вспомогательных машин на базе ИСУ-152 (по некоторым данным – около двух десятков) стали трофеями израильской армии и сейчас одна из них демонстрируется в танковом музее Yad la-Shiryon вместе с БТТ-1.


Модернизация и модификации на базе ИСУ-152
1944-1958 гг.


Первый этап модернизации ИСУ-152 был проведен в 1944 году, когда на самоходках стали использовать улучшенную ходовую часть от танка ИС-2, более толстую лобовую броню (сваренную из двух катаных бронеплит) и более вместительные топливные баки. Хотя этот вариант не полностью отвечал требованиям к САУ большой мощности, его производство продолжалось до 1947 года, когда была сдана последняя 2790-я серийная машина.

После войны было предпринято две попытки улучшить боевые качества самоходки, тем более что в течении 1945-1949 гг. ни один из опытных образцов 100\152-мм САУ к серийному производству принят не был.

Один из первых проектов, получивший название ИСУ-152К (“Объект 241К”), был разработан в 1953 году силами КБ Ленинградского Кировского завода. Прежде всего, на самоходке был установлен новый двигатель В-54К с эжекционной системой охлаждения и штатным обогревателем, что повлекло за собой переделку МТО. Радиаторы теперь располагались горизонтально по обе стороны от мотора, а под эжекторами на надгусеничных полках установили топливные баки. Благодаря изменившейся компоновке удалось избавиться от топливного бака в боевом отделении, а ёмкость основного бака увеличили до 920 литров, что дало прибавку в запасе хода по шоссе ещё на 500 км. Из-за изменившейся системы охлаждения оставили только два наружных топливных бака. Моторама теперь крепилась к бортам корпуса, что позволило увеличить жесткость её крепления и избежать выхода из строя трансмиссии и двигателя при незначительных повреждениях днища. Примененная коробка передач нового типа имела 8 скоростей вперед и 2 назад – в сумме все перечисленные доработки привели к возрастанию максимальной скорости до 40 км\ч.

Ходовая часть ИСУ-152К была модернизирована путем заимствования многих элементов от тяжелого танка Т-10, от которого перешли опорные катки и “крылья” с загнутыми вниз краями. Часть машин оснащалась траками шириной 720 мм, хотя встречались и “комбинированные” варианты, когда самоходка оснащенная траками одного типа несла запасные траки другой ширины.

Орудийная маска была модернизирована путем установки броневого кольца на отверстии над прицелом и некоторым изменением формы подвижной бронировки. Некоторые ИСУ-152К оснащались дополнительным 15-мм бронелистом, приваренным поверх 60-мм бронеплиты над маской орудия, хотя часть машин не имела этих нововведений вообще.

Обзорность из боевого отделения была улучшена после установки командирской башенки как у Т-10, оснащенная семью смотровыми приборами ТПН и одним 1-ТПКУ. Поскольку её размер был несколько больше, чем диаметр командирского люка, пришлось сократить бронировку вентилятора. В то же время, механик-водитель получил новый люк со смотровым прибором МК-4. Турель для пулемета ДШК теперь стала стандартной, а его боезапас увеличили до 300 патронов. Обслуживал пулемет правый заряжающий орудия (замковый), а не командир, как на ранних вариантах САУ. Значительной переделки подверглась рубка. После удаления из неё топливного бака боекомплект увеличили до 30 выстрелов – дополнительные 10 снарядов разместили на освободившемся месте, а над ними крепились два автомата АК-47 и укладка с гранатами. Гильзы размещались по правому борту (21 штука), под орудием (6 штук) и на левом борту под снарядными ящиками (3 штуки). Также, вместо прицела СТ-10 был установлен ПС-10. Выпуск, а точнее говоря – доработка, САУ по стандарту ИСУ-152К на ЛКЗ продолжалась в течении 1955-1958 гг., после чего работы по модернизации САУ передали на ЧКЗ.

Созданный в Челябинске вариант ИСУ-152М (“Объект 241М”) во многом повторял ИСУ-152К, отличаясь главным образом лишь отсутствием эжекционной системы охлаждения. В целом, но модернизированной САУ активно использовались узлы и агрегаты от тяжелого танка ИС-2М, а вместо пулемета ДШК был установлен ДШКМ с тем же боезапасом и приборы ночного видения. В дальнейшем, с 1958 года в ходе штатного ремонта, штатные радиостанции и переговорные устройства заменялись на более новые “Гранат” и ТПУ Р-120.


В 1960-е гг. САУ планировали использовать как средство для стрельбы ядерными боеприпасами, но малый угол возвышения орудия и недостаточная дальность могли привести к тому, то самоходку вполне могло накрыть ударной волной. Проблему попытались решить за счет создания активно-реактивного снаряда, но после принятии на вооружение САУ новых типов от этого варианта полностью отказались.


Шасси ряда ИСУ-152 (а также ИСУ-122) использовались для создания самоходных артиллерийских систем большой и особой мощности, пусковых установок тактических ракет. Разоружённые ИСУ-152 и ИСУ-122 с заваренным отверстием под монтировку орудия в лобовом листе рубки под названием ИСУ-Т использовались как танковые тягачи, штабные машины, передвижные артиллерийские наблюдательные посты. Некоторое количество таких машин было передано гражданским ведомствам для использования в качестве тягачей или транспортов в труднопроходимой местности. На той же базе строились танковые тягачи БТТ-1 с расширенной функциональностью по сравнению с ИСУ-Т. К корпусу БТТ-1 приваривались демпферы для толкания аварийного танка с помощью бревна, сзади машина оборудовалась сошниками, платформой над моторно-трансмиссионным отделением и разборной стрелой ручного крана грузоподъёмностью до 3 тонн. Вместо орудия и боекомплекта в рубке размещалась мощная лебёдка с приводом от коробки отбора мощности от главного двигателя машины. Вариант БТТ-1Т вместо лебёдки оснащался комплектом такелажного оборудования.

На железных дорогах СССР небольшое количество разоружённых ИСУ-152 использовалось в восстановительных поездах в качестве кантователей или тягачей при аварийных ситуациях. Последние из этих машин служили вплоть до 1995-1996 гг. на железных дорогах Украины и России, после чего их передали в музеи или установили как памятники.



Источники:
Барятинский М. "Бронетанковая техника СССР 1939-1945 гг.", Бронеколлекция №1, 1998
Баратинский М. "Тяжелые САУ Красной Армии", Бронеколлекция №2, 2006
Карпенко А.В. "Тяжелые советские САУ", Танкомастер №4, 2001
Свирин М. "Самоходки Сталина.История советской САУ 1919-1945". Москва. "Яуза"\"ЭКСМО". 2008
Солянкин А.Г., Павлов М.В., Павлов И.В., Желтов И.Г., "Советские тяжелые самоходные артиллерийские установки 1941-45 гг.", Экспринт, 2005
Шунков В.Н. "Оружие Красной Армии", Харвест, 1999
Танки Т-54, Т-55, Т-62 и другие трофейные танки
Samohodno orudje JSU-152
Зверобои: тяжелые артиллерийские самоходные установки ИСУ-152
Чертежи САУ ИСУ-152 образца 1944 г. (лист 1)
Чертежи САУ ИСУ-152 образца 1944 г. (лист 2)


ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ ТЯЖЕЛОЙ САМОХОДНОЙ УСТАНОВКИ
ИСУ-152 образца 1944 г.

БОЕВАЯ МАССА46000 кг
ЭКИПАЖ, чел.5
ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ
Длина, мм6770
Ширина, мм3070
Высота, мм2480
Клиренс, мм470
ВООРУЖЕНИЕодна 152-мм пушка-гаубица МЛ-20С с длиной ствола 29,3 калибра и один 12,7-мм пулемет ДШК
БОЕКОМПЛЕКТ20 выстрелов раздельного заряжания и 250 патронов
ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯ стереоскопический прицел СТ-10
панорама Герца
БРОНИРОВАНИЕ лоб рубки - 90 мм
лоб корпуса (верх) - 60 мм
лоб корпуса (низ) - 90 мм
борт корпуса (верх) - 75 мм
борт корпуса (низ) - 90 мм
корма рубки - 60 мм
крыша рубки и корпуса - 30 мм
днище - 20 мм
ДВИГАТЕЛЬВ-2ИС, V-образный 4-тактный 12-цилиндровый дизель, мощностью 520 л.с. при 1850 об\мин., ёмкость топливного бака 500 литров
ТРАНСМИССИЯмеханического типа: главный многодисковый фрикцион сухого трения (сталь по феродо); четырехходовая, четырехступенчатая коробка передач с демультипликатором (6 скоростей вперёд и 2 назад); два двухступенчатых планетарных механизма поворота и два двухрядных бортовых редуктора
ХОДОВАЯ ЧАСТЬ(на один борт) 6 сдвоенных опорных катков, 3 поддерживающих ролика, переднее направляющее и заднее ведущее колесо, мелкозвенчатая гусеница со стальными траками
СКОРОСТЬ 35 км\ч по шоссе
10-12 км\ч по проселку
ЗАПАС ХОДА ПО ШОССЕ145 км по шоссе
ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ
Угол подъёма, град.32°
Высота стенки, м1,00
Глубина брода, м1,50
Ширина рва, м2,50
СРЕДСТВА СВЯЗИрадиостанция 10Р или 10РК-26 и переговорное устройство ТПУ-4-Бис

ВНИМАНИЕ
Все права на текстовые материалы принадлежат администрации сайта Aviarmor.
Перепечатка и использование возможны только с письменного разрешения администрации
или при наличии активной ссылки на этот сайт.
©2013 www.aviarmor.net