T-100

Тяжелый танк прорыва


Разработчик: КБ завода №185
Год начала работ: 1938
Год выпуска первого прототипа: 1939
Серийно не строился из-за принятия на вооружение танка КВ.


Танки прорыва - сколько башен?

История создания танка Т-100


Конец 1930-х гг. стал переломным моментом в мировом танкостроении. Массовое появление противотанковой артиллерии сразу сделало большинство танков, оснащенных 20-30 мм бронированием, устаревшими, так что срочно потребовалось наращивать броню, а заодно и вооружение. Мощным катализатором этого процесса послужила война в Испании 1936-1939 гг., где неоднократно было доказано, что даже мелкокалиберные ПТО, при грамотном использовании, могут причинить немалый ущерб противнику.


В Советском Союзе основным “танком прорыва” на тот момент был Т-35. На момент своего появления этот пятибашенный “монстр”, вне всякого сомнения, сильно тревожил умы высших чинов в генеральных штабах армий вероятного противника. Однако, уже к 1938 году его данные по бронированию считались недостаточными. Помимо этого, Т-35 обладал массой конструктивных недостатков, среди которых особенно ярко выделялись постоянные поломки трансмиссии недостаточная и подвижность на местности, что было следствием большой массы и большого отношения длины к ширине танка. Замену ему планировали давно, но в течении 1934-1937 гг. ни один из предлагаемых вариантов не дошел даже до стадии опытного образца.


По-настоящему за решение этого вопроса взялись после обобщения испанского опыта. В апреле 1938 года, на заседании Главного военного совета рассматривался вопрос о новой системе вооружения РККА. В рамках этой программы армия вновь потребовала наличия тяжелого танка с мощным бронированием и вооружением, способным действовать в наиболее трудных укрепленных районах. За тот период времени, пока будет создана новая боевая машина, предполагалось провести модернизацию танков Т-35, установив на них дополнительную броню и проведя ряд других доработок.

Как это ни странно, но управление бронетанковыми войсками РККА по-прежнему желало получить многобашенный танк. Другими словами – от конструкторов потребовали создать аналог Т-35 тремя-пятью башнями и усиленной до 60-70 мм лобовым бронированием. При этом выдвигалось условие, чтобы масса танка не выходила за пределы 50-55 тонн,что было абсолютно нереально.

Тем не менее, в мае 1938 года, соответствующее тактико-техническое задание было конструкторским бюро сразу трех заводов: ленинградского Кировского, ленинградского Опытного имени С.М. Кирова (№185) и Харьковского паровозостроительного имени Коминтерна (№183).


Работы по тяжелому многобашенному танку, который получил проектное обозначение “Объект 100”, на заводе №185 начались летом 1941 года. Основные проектные работы по новой машине были выполнены И.С. Бушневым, Г.В. Крученых, Г.Н. Москвиным, Э.Ш. Палеем и Л.С. Трояновым. Ведущим инженером по танку был назначен Э.Ш.Палей. Как и в случае с танком СМК “кировская” машина изначально разрабатывалась в варианте с тремя башнями имевшими продольное расположение: главная башня находилась в центре и оснащалась 76,2-мм пушкой Л-10, малые башни, оснащенные 45-мм пушками 20К, располагались спереди и сзади от неё. С каждой пушкой был спарен пулемет ДТ. Предварительные расчеты показали, что при 60-мм круговом бронировании корпуса масса танка превысит 60 тонн. Чтобы уложиться в ТТЗ решили перекомпоновать танк, оставив только переднюю и главную башни – в этом варианте масса колебалась в пределах 55-57 тонн, что было вполне допустимо.


На финишную прямую вышло два проекта – СМК и Т-100. Танк харьковского завода так и остался на уровне эскизов, поскольку в то время завод №183 активно занимался танкам среднего типа, а также ремонтом и модернизацией Т-35.

Демонстрация проектов СМК и Т-100 состоялась в августе 1938 года. Проекты произвели хорошее впечатление на представителей АБТУ и высшего военного руководства, поэтому постановлением СНК №198сс от 7 августа 1938 года было принято решение построить и испытать оба танка. Сроки устанавливались весьма жесткие – опытные образцы надлежало предъявить заказчику к 1 мая 1939 года.

Справиться с поставленной задачей в одиночку завод №185 не мог. В связи с этим, “кировцы” выполняли общее проектирование и изготовление основных агрегатов, а также выполняли окончательную сборку танка. Бронелисты поставлялись с Ижорского завода, трансмиссия поступила с завода №183. К этому времени танк получил армейское обозначение Т-100.


Конструкция тяжелого танка Т-100 образца 1939 г.


Конструкция тяжелого танка прорыва, разработанного в КБ завода №185, трудно было назвать новаторской, но сравнительно с аналогичными зарубежными машинами Т-100 был выполнен на более высоком технологическом уровне. Корпус танка был клёпано-сварным и изготавливался из броневых листов 20 (днище), 30 (днище) и 60 мм (борта и лоб корпуса, башня) с применением усиливающих уголков и гужонов с последующей проваркой швов.


В носовой части находилось отделение управления. Место механика водителя располагалось в центре по продольной оси танка. Справа от него разместили радиста и приборы связи. Для обзора вперед имелся небольшой люк со смотровой щелью защищенной бронестеклом. Лобовые бронелисты устанавливались под наклоном, а к нижнему бронелисту крепились два буксировочных кольца. Курсовой пулемет отсутствовал, слева над люком мехвода устанавливалась фара.

Далее располагалось переднее боевое отделение, на крыше которого устанавливалась малая башня конической формы. В ней монтировалась 45-мм пушка 20К образца 1934 г. и спаренный с ней 7,62-мм пулемет ДТ. Башня и маска орудия были сварными, а лобовой щиток – клепаным. Обслуживали вооружение передней башни командир-наводчик и заряжающий.


Среднюю часть корпуса полностью занимало основное боевое отделение. Одной из основных особенностей Т-100 была массивная надстройка корпуса, на которой устанавливалась башня с 76,2-мм пушкой Л-10 и спаренным с ней пулеметом ДТ. В отличии от СМК кормовой пулемет в главной башне отсутствовал, но имелась возможность установки зенитного пулемета на турели с вертикальны ми углами наведения от -12° до +77°.

На крыше с правой стороны находилась командирская башенка со смотровыми щелями. Поворот башенки осуществлялся специальным механизмом, в маховичке ручного привода которого была установлена кнопка электроспуска пулемета. Ближе к переднему краю симметрично монтировались приборы наблюдения. Башня была трехместной и рассчитывалась на командира танка, наводчика и заряжающего. В случае необходимости в среднем боевом отделении можно было перевозить техника. Посадка экипажа осуществлялась через башенные люки, а также через люк мехвода с правой стороны в передней части корпуса. Для аварийного покидания машины был предусмотрен нижний люк в днище боевого отделения.


Кормовая часть корпуса была отведена под моторно-трансмиссионное отделение. Для танка Т-100 был выбран карбюраторный авиационный четырехтактный 12-цилиндровый V-образный двигатель жидкостного охлаждения ГАМ-34-ВТ, развивавший мощность 850 л.с. при 1850 об/мин. Охлаждение водяных радиаторов двигателя осуществлялось с помощью осевого вентилятора с винтовыми лопастями, установленного горизонтально на коробке передач по типу среднего колесно-гусеничного танка Т-29. Воздух для охлаждения двигателя засасывался вентилятором через боковые карманы воздухопритоков, закрытых защитными сетками и расположенных в передней части моторного отделения. Отработанный горячий воздух выбрасывался в задней части моторного отделения на верхние ветви гусениц. Использовавшийся в качестве горючего авиационный бензин размещался в четырех топливных баках общей ёмкостью 1160 литров, что обеспечивало 58-тонной машине максимальную дальность хода до 160 км по шоссе и 120 км по проселку.


В конструкции ходовой части танка Т-100 применялась достаточно интересная схема индивидуальной кривошипно-балансирной подвески опорных катков с использованием листовых рессор. Применительно на каждый борт имелось 8 сдвоенных опорных катков с резиновыми бандажами, причем восьмой каток оснащался буферной рессорой. Верхняя гусеничная ветвь поддерживалась пятью обрезиненными роликами на кронштейнах. Направляющие колеса имели винтовой механизм натяжения, который управлялся из отделения управления, ведущие колеса оснащались съемными зубчатыми венцами. Мелкозвенчатые гусеницы цевочного зацепления изготовлялись из штампованных траков с открытым металлическим шарниром.

Отлично помня, какие проблемы вызывала работа трансмиссии (в особенности - фрикционов) на 50-тонном танке Т-35, инженерами завода №185 была предложена совершенно новая трансмиссия, в состав которой входили следующие элементы:


- 5-ступенчатая трехходовая коробка передач;

- трехдисковый главный фрикцион сухого трения (сталь по ферродо);

- многодисковые бортовые фрикционы сухого трения (сталь по стали) с ленточными тормозами с обшивкой из ферродо;

- простые однорядные бортовые редукторы.


Бортовые фрикционы и тормоза имели пневматические сервоприводы управления и дублирующий механический привод. Сервоуправление машины пневматического типа с замкнутым циклом работы состояло из одноступенчатого двухцилиндрового компрессора производительностью 105 л/мин (1200 об/мин), имеющего привод от коробки передач, системы следящего действия, пневматических цилиндров, радиатора, воздушных баллонов высокого и низкого давления и трубопроводов. Для доступа к двигателю и трансмиссии в крыше МТО были сделаны отдельные люки с броневыми крышками.


Первоначальный состав вооружения Т-100 был скорее временной мерой. “Главным калибром”, если брать аналогию с кораблём, являлась 76,2-мм пушка Л-10 с длиной ствола 17 калибров. Установка в главной башне позволяло вести из неё круговой обстрел, а наведение по вертикали находилось в пределах от –4° до +26°.
Данное орудие было создано артиллерийским отделом КБ ЛКЗ для замены КТ-28, но фактически мало чем отличалось от него в плане эффективности боеприпаса, а по эксплуатационным характеристикам даже уступало ему. Например, бронебойный снаряд имел начальную скорость 555 м\с и не мог поражать броню толще 50-55 мм. Вариант с Л-10 был принят в виду того, что новые танковые артсистемы ещё не успели поступить в серийное производство.

Вспомогательная 45-мм пушка 20К образца 1934 года, установленная в передней башне, была стандартным вооружением легких танков БТ-5, БТ-7 и Т-26 выпуска 1933-1939 гг. Созданная на основе немецкой противотанковой 37-мм пушки фирмы Rheinmetall советская танковая артсистема обладала высокой для своего калибра дульной мощностью, даже превосходящей Л-10. При начальной скорости 757 м\с бронебойный снаряд пробивал вертикально установленную 35-мм бронеплиту с дистанции 1000 метров. На более близких дистанциях этот показатель доходил до 40-50 мм. Углы вертикального наведения составляли от -4,5° до +26°. Наведение по горизонту ограничивалось массивной надстройкой корпуса, но даже в этом случае оно доходило до 256°.

Для ведения прицельной стрельбы и наблюдения за полем боя экипажем машины использовались панорамные и телескопические прицелы: для 45-мм пушки – ПТКУ и ТОП, для 76,2-мм пушки – ПТК, ПТ-1 и ТОД, для зенитного пулемета – ТЗП.

Боекомплект танка состоял из 120 выстрелов для 76,2-мм пушки, 393 выстрелов для 45-мм пушки, размещенных в специальных металлических кассетах по три выстрела и 4284 патронов, уложенных в 68 пулеметных дисков для пулеметов ДТ.


Электрооборудование машины было выполнено по однопроводной схеме. Напряжение бортовой сети 12В и 24В (цепь стартера) обеспечивалось четырьмя стартерными аккумуляторными батареями 6СТЭ-144, соединенными последовательно, и генератором постоянного тока мощностью 2,5 - З кВт. Генератор устанавливался на коробке передач и приводился в действие от шестерни привода вентилятора системы охлаждения двигателя. Противопожарное оборудование состояло из ручных огнетушителей с тетрахлоруглеродом.

Средства связи состояли из радиостанции 71-ТАК КАК-3, оснащенной умформерами РУН-750 и РУН-10а, светосигнального прибора на пулеметной башенке (имелось три сигнала: белый, красный и зеленый), а также внутреннего переговорного устройства ТПУ-6.


Нелёгкая судьба танков прорыва

Боевое применение танка Т-100


В установленный СНК срок сдачи первого опытного образца завод №185 уложиться не смог. Проблема заключалась не столько в технологической части (сама сборка была проведена достаточно быстро), сколько с поставками комплектующих. Харьковский завод №183, от которого требовалось поставить трансмиссию, завершил эту работу лишь весной 1939 года. В качестве основного аргумента, оправдывавшего задержку, предъявлялись работы по средним танкам Т-32 и Т-34, которые также имели высокий приоритет.

Монтаж шасси и корпуса Т-100 с заводским номером 350610 была завершена в июне 1939 года. Поскольку времени катастрофически не хватало 2 июля провели пробную обкатку. При этом, на танке отсутствовали такие важные элементы, как люк механика-водителя, башни с вооружением, смотровые приборы, средства связи и элементы боеукладки. Завершить сборку удалось лишь 31 июля, с отставанием от графика на три месяца. В этот же день Т-100 был принят комиссией для проведения полигонных испытаний, которые, в целях ускорения процесса доводки новой машины, объединили с заводскими.

Испытательный цикл начался 1 августа и, согласно программе утвержденной АБТУ РККА, должен был завершиться 3 января 1940 года. Общее мнение о потенциальных возможностях Т-100, особенно если учитывать его массу и габариты, было весьма положительным. Танк мог развивать максимальную скорость до 35,7 км\ч при движении по шоссе и 10,3 км\ч по проселочным дорогам. Хорошей оказалась подвижность машины – Т-100 мог преодолевать подъемы крутизной до 42°, рвы шириной 4 м, вертикальную стенку высотой 1,3 м, брод глубиной до 1,25 м и двигаться по косогору с углом крена до 25°.

Вместе с тем, было выявлено несколько крупных недостатков, препятствовавших нормальной эксплуатации этой боевой машины в БТВ РККА. Прежде всего, полигонная комиссия отметила конструктивное несовершенство трансмиссии с сервоприводами (из-за чего пришлось снять и отправить на доработку сервоуправление педалей главного фрикциона), нестабильную работу системы охлаждения, слабую надежность вентилятора и неудачную конструкцию сеток охлаждения. Далее критике подверглось вооружение, которое явно не соответствовало бронированию танка. Это особенно ярко проявилось на фоне появления неожиданного конкурента в виде опытного танка КВ, который при значительно меньшей массе обладал тем же “набором” орудий с возможностью ведения кругового обстрела. Сравнение с танком СМК показало некоторое отставание Т-100, который при прочих равных характеристиках (бронирование, вооружение) весил на 3 тонны больше и имел удельное давление на грунт 0,860 кг\см.кв.


Пока развивались эти события началась Зимняя война. В январе 1940 года СНК принял решение испытать новые танки в боевых условиях, отправив их на самый важный участок – “линию Маннегейма”, занимавшую весь Карельский перешеек. Опытные машины были сведены в отдельное подразделение, приданное 20-й тяжелой танковой бригаде, на оснащении которой стояли Т-28 различных серий. Впрочем, ясности относительно присутствия Т-100 на фронте в этот период до сих пор нет.
Согласно первой версии оба двухбашенных танка и КВ провели первые бои 17 и 18 декабря у ДОТА “Великан”. На вторые сутки им удалось пробиться к шоссе Кямери-Выборг, где танк СМК подорвался на мине. Вытащить его пытались с помощью танка Т-100, но после безрезультатных попыток экипаж СМК был эвакуирован, а поврежденная машина оставлена. Сейчас эта версия оспаривается, так как не нашлось никаких документов, подтверждающих отправку этого танка на фронт в декабре 1939 года. Вполне вероятно, что СМК пытались вытащить сопровождавшие его Т-28, которые затем эвакуировали экипаж. За это время было решено провести модернизацию танка, которая, в первую очередь затронула вооружение.

Вместо не оправдавшей себя Л-10 была установлена новая пушка Л-11, также разработанной артиллерийским КБ ЛКЗ. По сути, Л-11 была улучшенным образцом “десятки”, отличаясь от неё новым затвором (сделанным по типу полковой пушки обр.1927 г.) и увеличенной до 23,5 калибров длиной ствола. Кроме того, был добавлен механизм выключения полуавтоматики и изменены подъемный механизм и механизмы ручного и ножного спусков. В результате удалось повысить скорость бронебойного снаряда до 612 м\с, что позволяло на дистанции 1000 метров пробивать 63-мм лист вертикально установленной брони. Максимальная дальность стрельбы увеличилась до 12 км, а дальность прямого выстрела составила 3600 метров. Правда, скорострельность оказалась невысокой – всего 6-7 выстрелов в минуту. В качестве преимуществ Л-11 можно отметить только преемственность боеприпасов от “полковушки”, что заметно упрощало снабжение. В остальном модернизация танкового орудия от ЛКЗ сводилась к упрощению его производства и повышению надежности, но в действительности получилось наоборот.

В 1939 году орудие Л-11 успешно прошло испытания на артиллерийском танке БТ-7А. Хотя в это же время появилась намного более удачная Ф-32 конструкции КБ завода №92, “кировцам” удалось протолкнуть Л-11 в серию и начать установку орудий этого типа сразу на три типа танков (Т-28, Т-34 и КВ-1). В добавок к этому, на основе танковой пушки была разработана казематная установка Л-17 (надо отметить – достаточно удачная), предназначенная для монтажа в ДОТах приграничных укрепленных районов. На танк Т-100 орудие Л-11 было установлено лишь в феврале 1940 года.


Первый факт боевого применения Т-100, таким образом, имел место зимой 1940 года. Согласно "Отчету по испытаниям танков КВ и Т-100 на Карельском перешейке в боях с белофинами" от 8 апреля 1940 г. танк Т-100 прибыл в район боевых действий 21 февраля 1940 г. и был включен в состав группы опытных тяжелых танков под командованием капитана Колотушкина. Поскольку поврежденный СМК находился на нейтральной полосе вплоть до конца войны, группа формировалась из четырех танков КВ (три из них оснащались 152,4-мм орудием М-10) и одного Т-100. Фактически, в боях с финскими войсками на завершающем этапе боевых действий приняли участие только опытный КВ с пушкой Л-11 и Т-100. Танки действовал в составе 20-й (22 февраля — 1 марта) и 1-й (11-13 марта) танковых бригад на второстепенных участках фронта, что позволило избежать потерь и сильных повреждений. За это время Т-100 прошел 155 км и получил 14 попаданий снарядами противотанковых орудий ведущих огонь с дистанций 300-500 метров.

За это время Т-100 получил 14 попаданий от огня ПТО. Один 37-мм снаряда попал в ствол 45-мм пушки и вывел её из строя. Два попадания в правый борт корпуса оставили на броне воронки в виде эллипса глубиной 27 мм и в виде круга глубиной 26 мм. Попавшими в карман воздухопритока осколками была поцарапана вертикальная перегородка отсека и помяты охлаждающие ребра радиатора. Два попадания в правый борт корпуса по закруглениям заднего листа брони сделали вмятину глубиной в 10 мм и незначительную царапину на броне. Одно попадание у основания кронштейна правого заднего поддерживающего катка создало незначительное углубление в броне и помяло основание кронштейна. Снаряд, попавший в левый четвертый опорный каток, сбил ребро жесткости и повредил обуртовку диска колеса, а снаряд, попавший в гребень трака гусеницы, сбил его наварную часть.


Результаты боевого применения тяжелых танков нового типа однозначно говорили в пользу однобашенного КВ, на базе которого в 1940 году развернули серийное производство КВ-1 с 76,2-мм пушкой и КВ-2 со 152,4-мм гаубицей М-10. Принимать на вооружение двухбашеные танки, в виду отсутствия у них явных преимуществ, БТВ РККА отказались.
После войны Т-100 был отправлен в Киевский ОВО, но уже 2-го августа 1940 года последовало распоряжение Э-4/0616 предписывающее отправить двухбашенный танк на полигон в Кубинку. Здесь он оставался вплоть до начала Великой Отечественной войны, но до боевого состояния не доводился. Несколько странно, что Т-100 не пытались вновь ввести в строй, как это было сделано с другими опытными машинами. Вместо этого “двухбашенник” отправили снала в Казань, а затем на Челябинский тракторный завод, где небоеспособную машину использовали для изучения особенностей конструкции и при новом проектировании. По всей видимости, после завершения войны Т-100 был разобран на металл.


Последние варианты

Модификации на базе танка Т-100


Эпопея с танком двухбашенным танком завода №185, столь печально завершившаяся для него в 1940 году, могла иметь намного менее печальный исход, ведь помимо основной функции “танка прорыва” шасси этой боевой машины подходило и для других целей.
Ещё на начальном этапе войны с Финляндией, в декабре 1939 года, с фронта в адрес АБТУ стали поступать донесения о необходимости наличия в войсках тяжелой бронированной инженерной машины. Вариации на тему Т-26 и Т-28 здесь использовались весьма ограниченно, поскольку в отличии от Монголии и Польши советской армии пришлось преодолевать в Финляндии сильно укреплённую “линию Маннергейма”. Помимо минных полей и противотанковых сооружений здесь сама местность благоприятствовала оборонявшимся финским войскам.

В этой ситуации АБТУ выдало заводу №185 заказ на изготовление штурмовой инженерной бронемашины, способной транспортировать мосты, доставлять саперов и взрывчатку к ДОТам противника, а также эвакуировать с поля боя поврежденные танки и артиллерию. Работа закипела, но буквально тут же последовало распоряжение оснастить Т-100 более мощным орудием. Инициатором этой идеи был маршал Т.Н.Кулик, который решил использовать потенциал двухбашенного танка в целях переделки его в САУ высокой мощности.

На основании приказа, выданного в декабре 1939 года, на Т-100 предстояло установить крупнокалиберную артиллерию. В январе 1940 года Кулик распорядился эти работы ускорить - вооружение танка Т-100 152,4-мм гаубицей должно было закончиться 5 февраля 1940 г., а установка 130-мм пушки - 20 февраля того же года, но время было уже упущено.

Проект штурмового танка T-100-Z оснащенного гаубицей М-10 был разработан под руководством Л.С. Трояновым и ведущим инженером Э.Ш. Палеем. Кроме новой башни увеличенных размеров других отличий от исходного варианта он не имел. Единственное, что успели сделать на заводе №185 – это завершить изготовление башни и начать сборку шасси.

Более удачным оказалось переоборудование Т-100 в 130-мм самоходку, что привело к появлению моделей Т-100-Х и Т-100-Y. Второй вариант имел неплохие шансы поступить на вооружение БТВ РККА, но и ему тоже не повезло. Для постройки Т-100-Y использовали ходовую часть от Т-100-Z, установив на неё высокую бронированную надстройку, полностью защищавшую экипаж и казенную часть орудия. Испытания самоходки, проведенные в 1941 году, завершились успешно, но после начала войны все работы по ней были прекращены. Есть утверждения, что прототип Т-100-Y принял участие в Битве под Москвой в ноябре-декабре 1941 г. Сейчас эта машина является единственной из семейства Т-100, которую удалось сохранить до нашего времени.



Источники:
М.Коломиец "Многобашенные танки РККА", часть 2, Москва, Стратегия КМ (Фронтовая иллюстрация № 5-2000)
А.Широкорад "Энциклопедия отечественной артиллерии", 2000
М.Барятинский "Тяжелые САУ Красной Армии" (Бронеколлекция МК №2-2006)
М.Павлов "Танк прорыва Т-100", Танкомастер №1 за 1998 год

Проекции тяжелого танка Т-100 обр.1939 г.
Схема бронирования тяжелого танка Т-100 обр.1939 г.


ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ТЯЖЕЛОГО ТАНКА ПРОРЫВА
Т-100 образца 1939 г.

БОЕВАЯ МАССА58000 кг
ЭКИПАЖ, чел.7-8
ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ
Длина, мм8495
Ширина, мм3400
Высота, мм3430
Клиренс, мм525
ВООРУЖЕНИЕ главная башня: одна 76,2-мм пушка Л-10 (или Л-11) и два 7,62-мм пулемета ДТ
малая башня: одна 45-мм пушка 20К и один 7,62-мм пулемет ДТ
БОЕКОМПЛЕКТ120 выстрелов для 76,2-мм пушки, 393 выстрелов для 45-мм пушки и 4284 патронов
ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯПТКУ и ТОП (для 45-мм пушки); ПТК, ПТ-1 и ТОД (для 76,2-мм пушки); ТЗП (для зенитного пулемета)
БРОНИРОВАНИЕ главная и малая башня - 60 мм
крыша главной башни - 30 мм
крыша малой башни - 20 мм
лоб корпуса – 60 мм
борт корпуса - 60 мм
корма корпуса - 60 мм
днище - 20-30 мм
крыша корпуса - 20 мм
ДВИГАТЕЛЬГАМ-34-БТ, карбюраторный, авиационный, четырехтактный, 12-цилиндровый, V-образный, жидкостного охлаждения, мощностью 890 л.с.; ёмкость внутреннего топливного бака - 1270 литров
ТРАНСМИССИЯмеханического типа: пятиступенчатая трехходовая КПП (5 скоростей вперед и 1 назад), трехдисковый главный фрикцион сухого трения, многодисковые бортовые фрикционы сухого трения с ленточными тормозами с обшивкой из ферродо, однорядные бортовые редукторы
ХОДОВАЯ ЧАСТЬ(на один борт) 8 опорных катков с наружной амортизацией, 5 поддерживающих катков, ведущее колесо заднего расположения, направляющее колесо переднего расположения; мелкозвенчатая гусеница цевочного зацепления
СКОРОСТЬ 32 км\ч по шоссе
12 км\ч по местности
ЗАПАС ХОДА ПО ШОССЕ210 км по шоссе
ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ
Угол подъёма, град.42°
Высота стенки, м1,20
Глубина брода, м1,25
Ширина рва, м4,00
СРЕДСТВА СВЯЗИрадиостанция 71-ТК-3 и переговорное устройство ТПУ-6

ВНИМАНИЕ
Все права на текстовые материалы принадлежат администрации сайта Aviarmor.
Перепечатка и использование возможны только с письменного разрешения администрации
или при наличии активной ссылки на этот сайт.
©2013 www.aviarmor.net