КВ-220

Тяжелый штурмовой танк


Разработчик: КБ ЛКЗ
Год начала работ: 1941
Год постройки первого прототипа: январь 1941
Причина завершения работ: построено 2 прототипа.


Появление в серийном производстве столь значимых для советского танкостроения машин, как КВ-1 и КВ-2, вне всякого сомнения, имело далеко идущие последствия. На начало 1940 года аналогов им просто не было и перед вторжением в СССР командование вермахта лишь приблизительно представляло, с чем им придется столкнуться в самое ближайшее время. Возможно, останься КВ только на уровне прототипа, мир никогда бы не увидел Pz.Kpfw.VI "Tiger", а в Германии до серийного производства довели бы проект VK6501…

Впрочем, это всего лишь предположения. Советские танки КВ действительно были очень мощными машинами, однако далеко не всё в них утраивало военных. Если исключить чисто технические аспекты их эксплуатации (такие как перегруженный двигатель и трансмиссия, огромная масса и т.д.) откровенное неудовлетворение вызывало вооружение. Установленная на КВ-1 пушка Л-11 была хороша для борьбы с любыми танками противника, но ожидавшееся появление немецких "тяжеловесов" с броней порядка 70-90 мм условно делало её неадекватной. С другой стороны, оснащавшиеся 152-мм гаубицей-пушкой М-10 танки КВ-2 обладали ужасающи низким темпом стрельбы и малым боекомплектом. "Золотую середину" найти было очень нелегко в связи с небольшим ассортиментом подходящих для установки на танк артиллерийских систем, которые устраивали бы представителей БТВ РККА, но определённые наработки в этом направлении всё же имелись.

В июне 1940 года было вынесено предложение об усилении танка КВ-1 бронированием 90-100 мм, что сделало бы его более трудной целью для новых немецкой противотанковой артиллерии. Вопрос с вооружением должен был решиться установкой специализированной танковой артсистемы калибра 76,2-мм с баллистикой зенитной пушки 3-К образца 1931 года. Однако, 3-К уже была снята с производства, а вместо неё начался выпуск 85-мм орудия образца 1939 года, имевшего индекс 52-К. На дистанции 1000 метров его бронепробитие составляло 88 мм (угол наклона бронелиста 30), в то время как у 3-К этот показатель составлял 77 мм. Несмотря на это, было принято решение проводить параллельную разработку обоих типов орудий, а заводу №92 поставили задачу сдать модернизированный "КВ с малой башней" к 1 сентября 1940 года.

Как это ни странно, но танковые орудия были готовы точно в срок, что бывало крайне редко в истории с новыми танками. Орудие калибра 76,2-мм, получившее обозначение Ф-27, создавалось на основе Ф-34, но с новым стволом и усиленными противооткатными устройствами. Испытания начались летом 1940 года и до 2-го сентября было выполнено 5 стрельб, в ходе которых произвели 122 выстрела – результаты были признаны вполне удовлетворительными.

С 85-мм орудием Ф-30 дела обстояли несколько сложнее. Сначала оно прошло испытание возкой на танке Т-28, только после которых перешли к практической части. К указанному ранее сроку выполнили всего 2 стрельбы (68 выстрелов), в ходе которых выявили ряд недостатков и орудие пришлось отправить на доработку. Вернувшись с завода сделали ещё 22 выстрела, после чего была обнаружена трещина в казеннике и испытания снова прервали. После повторного устранения дефектов стрельбы велись вплоть до 29-го октября. В это же время был готов второй образец Ф-30, но технические проблемы и начало войны с Германией так и не позволили довести эту артсистему до серийного производства. Помимо этого, предварительные расчеты однозначно показывали, что в штатную башню танка КВ-1 ни одно из выше упомянутых орудий не влезет, что потребовало проектирования новой башни.


Пока происходили испытания танковых орудий 17-го июля 1940 года вышло постановление СНК Союза ССР и ЦК ВКП(б) №1288–495сс в рамках которого Кировскому заводу предписывалось сдать с 1 декабря два новых прототипа танка КВ. Относительно точного названия определённости не было, поскольку в переписке танк обозначался как Объект 220, КВ-220, Т-220 и как минимум единожды КВ-4. Первоначально корпус, башня и ходовая часть у них были идентичные, но на завершающей фазе проектирования были внесены значительные изменения. Так, прототип Т-220, для которого планировалась пушка Ф-27, должен был получить лобовой бронелист толщиной 90 мм и серийную 76,2-мм танковую пушку Ф-32 – этот образец несколько задерживался с постройкой и в итоге он оказался вторым по счету. Таким образом, единственным "полноценным" КВ-220 оказался только первый прототип.

Именно для этой машины разрабатывалась новая башня. В качестве образца была выбрана "пониженная" башня от серийного танка КВ-2, которую значительно доработали, уменьшив по высоте и адаптировав под установку 85-мм орудия и пулемета ДТ в общей маске. На крыше устанавливалась командирская башенка кругового вращения с ещё одним пулеметом ДТ. Для демонтажа орудия в кормовом бронелисте был выполнен прямоугольный люк. Боекомплект из 91 выстрела частично размещался в башенной нише, в то время как его основная часть находилась в нижней части корпуса.

В связи с тем, что танки Т-220 получали более тяжелое вооружение, для которых требовались не менее тяжелые башни, пришлось серьёзно доработать корпус, общая длина которого увеличилась до 7820 мм. Внутренняя компоновка практически не изменилась, но двигатель и трансмиссия были другими. На Т-220 был установлен двигатель В-2СН, отличавшийся от обычного В-2 (устанавливаемого на серийные КВ и Т-34) наличием механического нагнетателя от авиационного мотора АМ-38. Благодаря этому максимальная мощность составила 850 л.с. – величина практически запредельная для того времени. Соответственно, пришлось усилить ряд элементов трансмиссии (коробка передач, главная передача, бортовые фрикционы).

Изменения постигли и ходовую часть. Поскольку длина корпуса увеличилась, пришлось добавить ещё по одному опорному катку и поддерживающему ролику на каждый борт. Теперь, применительно на один борт, ходовая часть включала:

- переднее направляющее колесо с механизмом натяжения;

- заднее ведущее колесо со съёмными венцами;

- 7 сдвоенных опорных катков;

- 4 поддерживающих ролика;

- гусеничная лента из крупнозвенчатых траков с одним гребнем каждый.

Экипаж танка Т-220 состоял из 6 человек. В передней части корпуса находились места механика-водителя (слева) и стрелка-радиста (справа). В связи с установкой нового орудия в башне теперь размещалось 4 человека: командир, наводчик и два заряжающих.


Специалисты танкостроительного КБ Кировского завода, ещё до выхода постановления, как никто другой понимали, что объём доработок будет весьма существенным и сроки вряд ли будут выдержаны. Так оно и случилось – корпус первого образца Т-220 поступил на завод только 7-го декабря 1940 года. На полную сборку, включая установку новой башни с вооружением, был потрачен ещё месяц, поэтому к ходовым испытаниям танк был готов в январе 1941 года. В процессе сборке "совершенно внезапно" выяснилось, что орудие Ф-30 является неуравновешенным, что не делало невозможным практические стрельбы (интересно, что в ходе испытаний на Т-28 такой "нюанс" не проявился). План полигонных испытаний Т-220 утвердили 14-го января, причем заводские испытания не проводились вообще.

Первые "пробежки" по полигону сразу же выявили ряд существенных проблем с двигателя "повышенной мощности" В-2СН. В частности, был отмечен быстрый износ поршневых колец и высокий расход топлива, составивший чуть меньше литра на один километр. В процессе ходовых испытаний удалось достичь максимальной скорости 33 км\ч при движении по шоссе, а среднетехническая скорость составила 21,2 км\ч, что для танка с боевой массой чуть более 62 тонн можно было считать весьма хорошими показателями. Общая надежность силовой установки тогда оценивалась как приемлемая, но 25-го января, после 106 километров пройденных по дорогам с твердым покрытием, двигатель всё же вышел из строя. Поскольку В-2СН считался опытным агрегатом, главный конструктор завода №75 Т.П.Чупахин (находившийся в то время на ЛКЗ) прямо заявил, что никаких гарантий по выносливости и работоспособности он дать не может. Спустя несколько дней моторостроители отгрузили новый В-2СН, но уже 3-го февраля член комиссии по испытаниям инженер 1-го ранга Глухов доложил, что и этот мотор вышел из строя. Поскольку ремонт в полевых условиях не представлялся возможным, а поставка очередного В-2СН ожидалась не ранее 15-го февраля, было решено заменить его на В-5, обладавший мощностью 700 л.с. Как вскоре выяснилось, произошла замена "шила на мыло" – при меньшей мощности новый двигатель по надежности оказался на уровне прежнего, так что испытания вновь вынужденно прекратились.

Одновременно с "моторной" эпопеей развивались не менее интересные события, связанные с вооружением. Как уже было сказано ранее, 85-мм танковое орудие Ф-30, на которое возлагались особые надежды, оказалось не готовым к установке в башню танка Т-220. Огневые испытания, ранее перенесённые на более поздний строк, так и не провели. Спустя всего несколько месяцев калибр 85-мм потерял актуальность в глазах военного руководства, не говоря уже о наиболее широко распространенном калибре 76,2-мм, что привело к отказу от дальнейших работ по орудиям Ф-30 и Ф-27.

На горизонте вновь замаячили крупные артсистемы, из которых в приоритете оказался калибр 106,7-мм. Несколько ранее В.Грабин предлагал установить в башне танка КВ-2 пушку Ф-42 такого же калибра с баллистикой дивизионной пушки М-60 (опытный образец был собран на заводе №92 в декабре 1940 года), что было явно адекватнее установки М-10. Аналогичное предложение было сделано в отношении Т-220, хотя размеры его башни явно не благоприятствовали для этого. Тем не менее, вопрос усиления вооружения стоял весьма остро и для установки Ф-42 решили выделить второй опытный образец. Работы должны были проводиться на заводе №92, но в марте 1940 года, когда поступили данные о тяжелых танках из Германии, Т-220 был признан несоответствующий требованиям. Вместо него и КВ-1 со второй половины 1941 года предполагалось наладить выпуск танков Т-150 и КВ-3, причем второй из них являлся развитием "220-го", но с усиленным бронированием и пушкой ЗИС-6 (серийная Ф-42) установленной в башней новой формы. Впрочем, ни одного КВ-3 так и не было построено, а Т-150 остался только на уровне прототипа.

Помимо чисто технических проблем на сложной судьбе танка Т-220 сказались и чисто экономические факторы. Достаточно сказать, что общий бюджет проекта составил 4 миллиона рублей, включая по 1.200.000 рублей на постройку каждого из прототипов и 900.000 рублей на их доработку после испыатний. И это не считая стоимости вооружения! Производство столь дорого танка, пусть даже и лучшего, чем КВ-1, в таких условиях было явно нецелесообразным.


Поскольку дальнейшее развитие проекта Т-220 было остановлено, сборка второго опытного образца продолжалась крайне неспешно и завершилась только в начале июля 1941 года. Ни новая башня, ни 76,2-мм пушка Ф-27, на нём так и не появились. Справедливости ради следует отметить, что в 1941 году Ф-27 прошла испытания на одном из серийных танков КВ-1, но от массового перевооружения на неё отказались. Первый прототип танка, получивший наконец третий по счету двигатель В-2СН (кстати, отличавшийся гораздо лучшей надежностью) в это же время активно использовался для отработки различных узлов и агрегатов. Например, на нём проходили испытания новые опорные катки для танков серии КВ и воздухоочистители типа Vortex. По состоянию на 20-е июня 1941 года первый прототип Т-220 "накатал" 1979 километров, так и не сделав ни одного выстрела из штатного орудия Ф-30.

Когда начала война всем стало не до опытных танков. Несколько месяцев оба Т-220 оставались невостребованными, пока в сентябре 1941 года положение советских войск под Ленинградом не стало критическим. Потеряв по северном направлении несколько механизированных корпусов и танковых бригад командование обратило свой взор на склады и запасники, откуда стали извлекать всё, что можно принести пользу на фронте. В первую очередь это коснулось Т-220, находившихся в хорошем техническом состоянии, но без вооружения. Поскольку орудие Ф-30 так и не было доработано, а вторая башня осталась на заводе №92, было принято решение максимально унифицировать оба прототипа с танками КВ-1, установив на них серийные сварные башни. Теперь настало время разобраться, куда были направлены "модернизированные" Т-220. Во многих источниках приводится доклад за подписью военпреда Бубякина, в котором утверждается следующее:


"…танк Т-150, опытный, убыл 11 октября 1941 года в 123-ю танковую бригаду, танк КВ-220-1 заводской № М-220-1, опытный, убыл в 124-ю танковую бригаду 5 октября 1941 года, танк КВ-220-2 заводской № М-220-2, опытный, убыл в 124-ю танковую бригаду 16 октября 1941 года. Все танки вооружены 76 мм пушками Ф-32."


Несмотря на наличие данного документа, есть все основания полагать, что самом же деле, танк М-220-1 на фронт так и не отправился, поскольку в докладах о составе 124-й танковой бригады от 10-го октября никаких упоминаний о нём нет. В отношении М-220-2 информации несколько больше, поскольку в недавнее время были опубликованы воспоминания командира роты Д.И.Осадчего, который поделился ими с военным историком М.Коломийцем:


"Осенью 1941 года наша бригада получила на пополнение несколько танков КВ, один из которых назывался «За Родину». Он был изготовлен в единственном экземпляре на Кировском заводе. Он обладал теми же возможностями, что и танк КВ, но имел усиленную броневую защиту, вес более 100 т и более мощный двигатель с турбиной. При движении на высших передачах двигатель свистел и этот свист был очень похож на свист пикирующих «юнкерсов». Первое время после получения танка при его движении в бригаде даже подавали сигнал «Воздух!». Танк поступил в мою роту и сначала хотели назначить его командиром меня, но потом его командиром стал мой заместитель, опытный танкист лейтенант Яхонин. Танк считался практически неуязвимым для артиллерии противника и предназначался для штурма укрепленных позиций.

В декабре 1941 года (точной даты я не помню) наша бригада получила задачу прорвать оборону немцев на участке Усть-Тосно — железнодорожный мост, форсировать р.Тосна и во взаимодействии с частями 43-й стрелковой дивизией развить наступление на Мгу. В первом эшелоне атаковал 2-й танковый батальон под командованием майора Пайкина, танковый взвод 1-го батальона и танк «За Родину» моей роты. В данном бою танк получил задачу захватить железнодорожный мост через р.Тосна и удержать плацдарм для подхода основных сил. Бой развернулся на открытой местности. Промерзший верхний слой торфяника с трудом выдерживал танк. Когда он подошел вплотную к мосту, то был встречен огнем немецких тяжелых орудий и с ним пропала радиосвязь. Я находился в это время на КП батальона. Когда с танком «За Родину» прервалась связь, я попытался пробраться к месту боя вдоль железнодорожной насыпи. Когда мне удалось подползти к танку, я увидел, что с него сбита башня, а весь экипаж погиб."


Бои в районе н\п Усть-Тосно в ноябре-декабре 1941 года действительно были очень тяжелыми и безвозвратные потери 124-й бригады оказались более чем чувствительными. Казалось бы, в истории М-220-2 можно было бы "поставить точку", если бы не статья Ю.Пашолока "Опытный танк с боевой биографией", опубликованная на сайте Warspot в январе 2016 года. В ней указывается, что согласно найденным в ЦАМО архивным документам, имелся приказ №012 от 8-го февраля 1943 года по 12-му отдельному учебному танковому полку, где в списке зачисления экипажей указывается… танк "За Родину" с серийным номером М-220-2. В качестве дополнительного подтверждения приводится факт эвакуации 17 танков КВ-1 из района Усть-Тосно, среди которых мог теоретически оказаться тот самый Т-220. Однако, указанные танки на самом деле имели незначительные повреждения, причем часть из них принадлежала 2-му танковому батальону и была "засажена" в болото 11-го ноября 1941 года в ходе очередной атаки. Даже учитывая то, что М-220-2 также мог быть эвакуирован, с большим трудом представляется, как можно полностью отремонтировать танк после попадания в него крупнокалиберного снаряда, повлекшего за собой детонацию боекомплекта (сорвать в бою башню с танков типа КВ можно было только таким способом). Судя по всему, в приказе имела место опечатка, и ремонт прошел М-220-1, в ходе которого был установлен серийный двигатель В-2К с серийным номером 1193-03. В связи с тем, что для 60-тонной машины этот агрегат был явно слабоват с зимы 1943-го и до 1944-го года Т-220 использовался для обучения танковых экипажей, после чего был отправлен на переплавку.

Достоверно известна участь башни, снятой с первого прототипа осенью 1941 года – её установили на бетонное основание в полосе обороны 22-го Карельского укреплённого района. Бронированную огневую точку назвали «Арт.БОТ (КВ) с пушкой 85 мм "Победа"» и в таком качестве она прослужила ещё несколько лет, пока её не демонтировали после окончания боевых действий на этом участке фронта в конце 1944 года.



Источники:
"Отечественные бронированные машины 1905-1941". Том I. Изд.центр "Экспринт". 2002 г.
М.Коломиец "История танка КВ. Часть I". (Фронтовая иллюстрация №5, 2001 г.)
М.Коломиец, В.Мальгинов "Советские супертанки". (Бронеколлекция №1, 2002 г.)
М.Свирин "Броневой щит Сталина. История советского танка 1937-43 гг.". Яуза\Эксмо. 2006
"Техника и Вооружение" 2014-11
Ю.Пашолок "Опытный танк с боевой биографией"
Книга про КВ: Статья на Варспоте по КВ-220.
Танковый фронт: 124-я отдельная танковая бригада
Чертежи тяжелого штурмового танка КВ-220 образца 1941 г. (В.Мальгинов)
Продольный разрез тяжелого штурмового танка КВ-220 образца 1941 г.


ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ТЯЖЕЛОГО ШТУРМОВОГО ТАНКА
КВ-220 образца 1941 г.

БОЕВАЯ МАССА62700 кг
ЭКИПАЖ, чел.6
ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ
Длина, мм8830 (с орудием)
Ширина, мм3410
Высота, мм3110
Клиренс, мм430
ВООРУЖЕНИЕ по проекту: 85-мм пушка Ф-30 и три 7,62-мм пулемета ДТ
фронтовой вариант: одна 76,2-мм пушка Ф-32 и три 7,62-мм пулемета ДТ
БОЕКОМПЛЕКТ91 снаряд и 4032 патрона
ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯ телескопический прицел - ТОД-6
перископический прицел - ПТ-6
командирская панорама - ПТ-1
БРОНИРОВАНИЕ лоб корпуса - 80-100 мм
борт корпуса - 100 мм
корма корпуса - 100 мм
лоб башни - 100 мм
борт башни - 100 мм
корма башни - 100 мм
маска пушки - ?
крыша - 30 мм
днище - 30-40 мм
ДВИГАТЕЛЬВ-2СН, 12-цилиндровый, V-образный, дизельный, мощностью 850 л.с.
ТРАНСМИССИЯмеханического типа: механического типа, многодисковый главный и бортовые фрикционы сухого трения, 5-скоростная коробка передач
ХОДОВАЯ ЧАСТЬ(на один борт) 7 сдвоенных основных катков с индивидуальной торсионной подвеской, 4 поддерживающих ролика, переднее направляющее колесо и заднее ведущее колесо зубового зацепления, крупнозвенчатая гусеница со стальными траками шириной 600 мм
СКОРОСТЬ33 км\ч
ЗАПАС ХОДА ПО ШОССЕ150 км
ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ
Угол подъёма, град.36°
Крен, град.30°
Высота стенки, м1,20
Глубина брода, м1,60
Ширина рва, м3,00
СРЕДСТВА СВЯЗИрадиостанция 71-ТК-3 со штыревой антенной

ВНИМАНИЕ
Использование текстового материала данной статьи допускается только при наличии активной ссылки.
В случае обнаружения ошибок и неточностей, а также при возникновения вопросов по авторским правам - просьба обращаться к администратору сайта.
(e-mail указан на главной странице)
©2016 www.aviarmor.net