Т-27

Танкетка


Разработчик: КБ ЧКЗ
Год начала работ: 1930
Год выпуска первого прототипа: 1931
Серийный выпуск продолжался до 1934 г. Танкетки Т-27 участвовали в Советской-финской и Великой Отечественной войне.


Передовой британкий опыт

История создания танкетки Т-27. 1929-1931 гг.


Гражданская война, бушевавшая на необъятных просторах бывшей Российской Империи четь меньше четырех лет, послужила хорошим катализатором для развития советской бронетанковой техники. Не слишком удачное применение Белыми армиями танков французского и британского производства лишний раз доказало, что будущее стоит не столько за тихоходными гигантами, сколько за скоростными и подвижными машинами, способными совершать стремительные прорывы вглубь вражеской территории. Большое влияние также оказала и международная ситуация – с 1922 г. Советский Союз находился во “враждебном окружении”, где главная опасность происходила со стороны Польши и Японии. Более грозными противниками считались тогда поляки, на вооружении которых состояло не меньше 110 танков и около 30 бронемашин. Парировать столь чувствительное количественное превосходство РККА было на тот момент не в состоянии и, чтобы не остаться в положении “догоняющего”, 2 июня 1926 г. командованием РККА и руководством ГУВП ВСНХ была принята трехлетняя программа танкостроения. Основная роль в ней отводилась танкам сопровождениям и “пулеметкам сопровождения”, сейчас известным нам как “танкетки”.

Сама идея легкобронированной гусеничной машины с пулеметным вооружением принадлежала майору британской армии Дж.Мартелю. В 1925 г. она была реализована её в металле в виде полугусеничного танка с коробкообразным корпусом и вооружением, состоявшим из единственного 7,7-мм пулемета, установленного для стрельбы назад.
Практически одновременно фирмой Carden-Loyd Tractors Ltd. была предложена танкетка на чисто гусеничном ходу. Хотя первые прототипы не вызвали большого интереса у руководства британской армии, вариант Carden-Loyd Mk.VI стал одним из самых востребованных и оказал огромное влияние на развитие темы танкеток на ближайшие 10 лет.


В Советском Союзе также не сидели сложа руки – в течении пяти послевоенных лет на рассмотрение было подано несколько проектов “пулеметок сопровождения”, правда до уровня прототипа удалось довести только одну из них, созданную инженерами КБ ОАТ. Речь идет, разумеется, о проекте одноместного разведывательного танка “Лиллипут”, который впоследствии трансформировался в Т-17. Эта компактная и легко вооруженная машина испытывалась в течении 1930 г. и показала неплохие результаты, но для развертывания серийного производства их посчитали недостаточными. Помимо невысоких ходовых качеств экипаж, состоящий из одного человека (выполнявшего одновременно функции водителя, наблюдателя и пулеметчика) не сочли оптимальным. Дополнительным фактором отказа от Т-17 послужило и то, что гусеничные танкетки не входили в “систему танко-тракторно-автоброневооружения РККА” (СТТА), поскольку та предусматривала только их колесно-гусеничный вариант с пулеметом, имеющим круговой обстрел. По этому поводу о танкетках говорилось следующее:


“…Танкетка колесно-гусеничная. Назначение - разведка, внезапное нападение. Вес, не более 3,3 тн. Скорость не менее 60 км/ч на колесном ходу и 40 км/ч на гусеничном. Броня должна защищать от обстрела бронебойными пулями с дистанции 300 мтр. Вооружение 1 пулемет с обстрелом 360 гр или два неодновременно действующих пулемета с общим обстрелом 360 гр. Боекомплект не менее 2500 патрон, команда - 2 человека. Радиус действия - 300 клм на гусеничном и 450 клм на колесном ходу. Переход от колесного на гусеничный ход не более 0,5 мин не выходя из танкетки. Высота танкетки не более 1,5 мтр...”


В указанные параметры Т-17 укладывался лишь частично, что давало некоторые преимущества другим КБ. Изготовленный в том же году опытный образец улучшенной танкетки Т-23, отличавшейся новой ходовой частью, корпусом и экипажем из двух человек, удовлетворил требования заказчика лишь отчасти – на этот раз препятствием послужила высокая стоимость, сравнимая со стоимостью танка сопровождения.

Более оптимальным был признан проект колесно-гусеничной танкетки Т-25, разработанной под руководством талантливого советского конструктора С.Гинзбурга и инженера В.Симского. Разработчики обещали высокую максимальную скорость, на колесах доходившую до 75 км\ч, а также возможность использование шасси танкетки для создания других машин. В частности, рассматривались проекты его плавающей модификации, зенитного и даже “летающего танка” (танка-планера). Материалы по Т-25 уже начали передавать на 2-й завод ВАТО в Москве, когда “сверху” поступило распоряжение работы по нему прекратить – с 1931 г. у командования РККА появился новый фаворит.


Не дожидаясь, пока советские конструкторы завершат работу над собственными проектами, руководство УММ РККА, с ведома правительства страны, инициировало закупку образцов бронетанковой техники за рубежом. Этот шаг преследовал одну большую цель – сократить отставание в техническом отношении и приобрести ценный опыт в проектировании и постройке танков. Для этого выделялись средства на закупку тестовых образцов бронетехники и документацию к ней.
Первой страной, куда обратилась закупочная комиссия во главе с начальников УММ Халепским, стала Великобритания. Несмотря на то, что британское правительство видело в СССР врага №1, это не мешало проводить различные торговые сделки. В условиях сокращения военных заказов и наступившей вслед за этим Великой Депрессией фирмы, производившие вооружение, были готовы продавать свои изделия кому угодно, в том числе и Советскому Союзу. Наибольший интерес представляли разработки фирмы Vickers, являвшейся тогда основным поставщиком бронетанковой техники для британской и колониальных армий. Из предложенных образцов советская комиссия остановилась на пехотном танке Vickers Mk.A (он же “виккерс 6-тонный”), среднем танке Vickers Medium Mk.II (“виккерс 12-тонный”), тяжелом танке А1Е1 “Independent” и конечно же танкетке Mk.VI совместного производства фирм Vickers и Carden-Loyd.

Так как продавать что-либо в единичном экземпляре британцы наотрез отказались с ними пришлось заключить контракты на поставки небольших партий танков. На приобретении танкетки тогда особо настаивал М.Тухачевский, видевший в них идеальное средство ведения разведки и “разрезания” обороны противника. Примерно того же мнения были и зарубежные специалисты, предсказывавшие, что танкетки в скором времени могут заменить собой кавалерию.


Первые два опытных образца Vickers-Carden-Loyd Mk.VI (по документам они проходили как “ВКЛ”) прибыли в СССР уже в мае 1930 г., когда активно велись испытания отечественной Т-17 и проектные работы по колесно-гусеничной Т-25. Чтобы окончательно развеять все сомнения, относительно нужности машин данного типа, летом 1930 г. Тухачевский написал сценарий и добился выделения средств для постановки документального фильма “Танкетка”, в котором наглядно объяснялись её преимущества.

Первая официальная демонстрация ВКЛ командованию РККА состоялась в августе и произвела весьма положительное впечатление. Больше всего импонировала возможность танкетки наносить внезапные удары из засад и, что было немаловажно, простота и небольшая стоимость в производстве. Таким образом, от проектов Т-23 и Т-25 полностью отказывались в пользу британского образца.

Серийное производство ВКЛ планировали развернуть на 2-м заводе ВАТО. Параллельно была организована конструкторская бригада под общим руководством Н.Козырева, которой поручили адаптировать конструкцию танкетки в соответствии с требованиями СТТА РККА. Дополнительно предусматривалась возможность оснастить ВКЛ колесно-гусеничным ходом, что в некоторой степени “реанимировало” проект Гинзбурга. Через несколько дней, 22 августа 1930 г., было принято решение о продолжении работ над Т-25, но уже в гусеничном варианте по типу ВКЛ. Соответственно название танкетки изменилось на В-25 или К-25 (“В” от “Виккерс”, “К” от “Карден-Ллойд”).

Тем не менее, скомбинировать не получилось. За основу была взята конструкция именно Carden-Loyd Mk.VI, подвергшаяся небольшим технологическим изменениям. Первый опытный образец советского изготовления был построен уже к 3 ноября 1930 г. на заводе “Большевик”. Машина получила двигатель Форд-АА, а также корпус, изготовленный с широким применением деталей из мягкой конструкционной стали. Единственными иностранными деталями стали гусеничные цепи и ведущие колеса, которые сняли с британской танкетки.

Испытания, проходившие осенью, сразу выявили несколько серьёзных недостатков. Прежде всего, при движении сильно перегревался двигатель, а объём внутренних топливных баков не давал требуемого запаса хода. Кроме того, бронирование в 4-7 мм посчитали недостаточным для защиты от пуль крупного калибра.
Таким образом, В-25 отправили на доработки, которые проходили осенью 1930 - зимой 1931 гг. Танкетка была в очередной раз переименована, получив индекс Т-27.


Первый прототип Т-27 был построен в январе 1931 г. и по большей части соответствовал британскому образцу.
Расширенный корпус танкетки, имевший ярко выраженную “коробчатую” форму, собирался из катаных бронелистов толщиной от 6 до 10 мм при помощи клепки и, частично, сварки. С целью предотвращения попадания воды внутрь машины при преодолении бродов, листы соединялись с применением холщовых прокладок. Днище танкетки имело оригинальную конструкцию – оно собиралось из нескольких листов, а в его центре находилось корытообразное углубление. В его передней части выполнили два отверстия с нарезными пробками, предназначенными для слива топлива и масла из КПП и картера двигателя. К бортам корпуса крепились специальные металлические щитки, предохранявшие экипаж от попадания вылетавших из-под гусениц грязи или снега.

Компоновка боевого отделения была следующей. С левой стороны находилось место механика-водителя, справа – командира машины, являвшегося также наблюдателем и пулеметчиком. Никаких специальных прицельных или наблюдательных приборов на Т-27 не устанавливалось. Наблюдение за окружающей обстановкой велось через смотровые щели в верхнем лобовом и бортовых листах, а стрельба из пулемета – с помощью обычного механического прицела. Для посадки экипажа было предусмотрено два люка прямоугольной формы, вырезанных в крыше корпуса. Там же были установлены три откидывающихся бронированных колпака, закрывавших люки механика-водителя, пулеметчика и люк доступа к силовой установке. Радиооборудование на танкетке не устанавливалось.

Как указывалось выше, вооружение Т-27 состояло из одного 7,62-мм танкового пулемета ДТ образца 1929 г., установленного в корпусе с правой стороны на специальном креплении. Патронные коробки крепились болтами с наружной стороны бортовых листов и могли вмещать 28 магазинов.

Силовая установка Т-27 состояла из карбюраторного 4-тактного 4-цилиндрового двигателя ГАЗ-АА мощностью 40 л.с. с карбюратором типа “Форд-Зенит”. Запуск двигателя осуществлялся стартером мощностью 0,9 л.с. или вручную с помощью рукоятки. Запаса топлива во внутренних баках на 42 литра теперь хватало на 110 км при движении по шоссе. Электрооборудование Т-27 состояло из аккумуляторной батареи 3СТ-V ёмкостью 80 Ам\ч и динамо-машины на 200 Вт. Напряжение бортовой сети составляло 6 В.

Ходовая часть танкетки в целом соответствовала британской Mk.VI, но имела более широкую колею. Применительно на один борт она состояла из шести опорных катков с наружной амортизацией, сблокированных попарно в три тележки, переднего направляющего колеса (ленивца) и ведущего колеса заднего расположения с цевочным зацеплением. Вместо поддерживающих катков Т-27 унаследовал длинную пластину. Подвеска танкетки была выполнена блокированной, упругим элементом служили листовые рессоры.
Трансмиссию, в целях максимальной унификации с автомобильными агрегатами, целиком заимствовали от ГАЗ-АА. Она включала сухое однодисковое сцепление с накладками из феродо, четырехступенчатую КПП, простой дифференциал с колодочными тормозами и два бортовых редуктора. В таком виде, решением РВС СССР от 13 февраля 1931 г., танкетка Т-27 была принята на вооружение РККА.

При налаживании серийного выпуска танкеток возникло гораздо меньше трудностей, чем с Т-26 и БТ-2. В немалой степени это было связано с широким использованием автомобильных узлов и агрегатов, а также с простотой изготовления машины. Первые 45 серийных Т-27 собрали на заводе “Большевик”, после чего производство полностью перешло на завод №37 (бывший 2-й завод ВАТО) и ГАЗ. В течении всего выпуска в конструкцию танкетки вносили различные “косметические” изменения, практически не отразившиеся на её внешнем облике и характеристиках. Например, машины последних выпусков отличались следующем:

- в колпаках люков экипажа были сделаны специальные лючки, закрываемые броневыми заслонками

- вместо дверок в кормовом листе корпуса перед радиатором был установлен специальный броневой кожух с отверстием, направленным вниз

- пулемет ДТ устанавливался в специальном фланце, обеспечивавшем более удобное наведение пулемета как по вертикали, так и по горизонтали, а также лучшую защиту стрелка от пуль и осколков

- были введены кормовые грязевые щитки.


Полностью выпуск Т-27 завершился в начале 1934 г., после сборки 3295 танкеток всех модификаций.


Другие варианты

Модификации танкетки Т-27. 1931-1934 гг.


Начавшееся в конце 1931 г. поступление Т-27 в войска не вызвало особого восторга у рядовых танкистов и командования. Да, танкетка оказалась простой в эксплуатации и не требовала огромных затрат на своё текущее содержание и ремонт, но по боевым качествам Т-27 сильно уступал даже легким танкам. Если вооружение, состоявшее из одного пулемета, не считалось большим недостатком, то невозможность кругового обстрела делало танкетку недостаточно эффективной при действиях на открытой местности. Колея шасси, расширенная на несколько сантиметров по сравнению с британским прототипом, не обеспечивала хороших ходовых качеств, особенно при передвижении на мягком или заболоченном грунте. Много нареканий вызывала также теснота в боевом отделении.

В итоге, отношение к танкеткам в скором времени изменилось в обратную сторону. Так, на заседании РВС СССР проходившему в сентябре 1931 г. была рассмотрена обширная программа строительства танков на будущий год, которая предусматривала изготовление 10000 машин различных типов. В количественном отношении лидировали танкетки – их планировали выпустить 5000 штук, на втором месте шли легкие танки – 3000, на третьем маневренные (средние) – 2000 штук. Столь огромное количество бронетехники, суммарное число которой превысило бы число всех построенных танков в мире (!), понадобилось для создания “бронированного кулака мотомехчастей”, который впоследствии намеревались использовать в войне, начало которой могло быть инициировано в 1933-1934 гг. Понятно, что реализация это программы напрямую зависела от сил советской промышленности, а та, в свою очередь, выполнить такой план не могла. В начале 1932 г. программы пересмотрели в сторону уменьшения количества танкеток до 3100. Как можно догадаться, выпустили их почти на 200 штук больше, но ко времени завершения их серийного производства часть Т-27 успели “сплавить” в учебные подразделения, где от них можно было получить больше пользы.

Вместо танкеток, согласно СТТА на 2-ю пятилетку, предполагалось наладить выпуск плавающих танков. В 1932 г. завод №37 приступил к сборке таких машин (Т-37А), но в силу медленного развертывания их производства и многочисленных дефектов танкетки Т-27 оставались на вооружении строевых частей вплоть до 1936 г.


Прекрасно понимая, что боевые качества Т-27 оставляют желать лучшего, военные старались расширить тактические возможности танкетки. Так, в марте 1930 года по приказу М.Н.Тухачевского был сформирован первый внештатный моторизованный воздушно-десантный отряд (авиамотодесантный отряд). В состав отряда входили танки МС-1, в дальнейшем их заменили Т-27. В 1933 году в каждый из четырех воздушно-десантных батальонов входило по одной роте танкеток Т-27.
В 1932 году в опытном порядке на танкетку вместо пулемета была установлена огнеметная установка, в которой огнесмесь выбрасывалась с помощью сжатого воздуха. Дальность огнеметания составляла 25 метров, запаса огнесмеси хвтало на 30 выстрелов. Первую модель, названную ОТ-27, испытывали в 1932 году и даже приняли к серийному производству, однако в целом она оказалась неудачной и спустя полгода её сменили новая модификация, оснащенная химической установкой КС-3. В течении 1933-1934 гг. было выпущено 187 огнеметных танкеток, часть из которых дожила до начала войны.


Менее успешными были попытки превратить Т-27 в легкую САУ. В течение 1933-1934 годов специальное конструкторское бюро завода "Красный Путиловец" спроектировало самоходную установку с 76-мм пушкой КТ года на базе танкетки Т-27. Пушка устанавливалась на одной танкетке, а боекомплект и орудийный расчет перевозился на другой. Проект и 5 опытных образцов был выполнен для создания самоходной полковой пушки для моторизованных соединений. Пушка в нем устанавливалась открыто или за щитовым прикрытием. Для ведения огня требовалось откинуть упоры (ноги). Машина оказалась перегруженной и не могла двигаться своим ходом вне дорог из-за перегрева двигателя. Работы были остановлены. В 1933 году была разработана и изготовлена САУ с 76-мм динамореактивной (безоткатной) пушкой Курчевского, получивщая название "малый артсамоход СУ-3". В этой установке все части, кроме сопла и лотка, были закрыты броней. Полигонные испытания она выдержала и была допущена к войсковым, но последние дали отрицательные результаты, так как пушка имела плохие баллистические качества, сильно демаскировала себя во время стрельбы и была небезопасна в обращении. Тогда же завод “Большевик” изготовил на доработанном шасси Т-27 два варианта противотанковой установки 37-мм пушки Гочкиса с транспортировкой боекомплекта на специальной прицепке.

Несколько позднее, 5 августа 1933 года, РВС СССР утвердил “Систему артвооружения РККА на вторую пятилетку”. В рамках этой программы в 1934 году был разработан батальонный 45-мм универсальный пушечный самоход на шасси Т-27. Кроме того, КБ Гроховского разработало проект вооружения танкетки Т-27 двумя неуправляемыми реактивными снарядами. Снаряды крепились по бортам корпуса, пуск осуществлялся изнутри боевого отделения.


Сразу после начала серийного производства УММ РККА распорядилось начать создание на основе Т-27 танков снабжения. Бронемашины такого класса в СССР тогда практически отсутствовали и этот пробел надлежало заполнить в самые кратчайшие сроки. В соответствии с принятой в 1929 году системой вооружения РККА несколько конструкторских коллективов подготовили ряд проектов на основе танкеток Т-20 и Т-23, но ни один из них командованию бронетанковых частей не подошел. Более удачным мог оказаться “танк снабжения” на основе Т-27. Задание на его разработку было выдано в августе 1932 года НАТИ и уже к ноябрю предстояло изготовить опытный образец. По проекту, подготовленному бригадой конструктора Н.И.Коротконожко, с танкетки снималось вооружение, изменялась конструкция боковых карманов и устанавливался саморазгружающий механизм. При боевой массе 3500 кг такая машина могла перевозить 40 патронных ящиков и 24 пулеметных диска. Из-за многочисленных задержек реализация проекта была задержана до 1 марта 1933 года, а затем и вовсе отменена.

Далее, в 1934 году, для Т-27 был изготовлен и испытан деревянный мост длиной 4,5 метра, который мог быть установлен на танкетку в течении 2-х часов. Установка моста осуществлялась при помощи подкидного бруса, который крепился на тросах к передней части моста. Подъехав к препятствию механик-водитель должен был сбросить брус при помощи тросового привода, после чего тот захватывался гусеницами и после натяжения тросов мост упирался передними концами в землю и перекидывался через само препятствие. Хотя такая конструкция была достаточна дешева в изготовлении, от варианта мостоукладчика полностью отказались. Связано это было с низкой надежностью моста, трудностью его установки и неизбежными изменениями в конструкции танкетки.

В том же году прошли испытания минного заградителя. От серийной танкетки эта машина отличалась лишь наличием специального барабана и механизма укладки мин. Минирование проходило следующим образом. Механик-водитель сбрасывал специальный якорь, от которого к барабану натягивался трос. Разматываясь, трос вращал барабан с минами и те, через заданный интервал, ставились прямо на грунт без всякой маскировки. Всего в барабане находилось 170 мин с массой взрывчатого вещества 0,9 кг. Вариант Т-27-“заградитель” также не был принят на вооружение, в виду большого расхода мин и легкости их обнаружения противником.
На базе танкетки был построен опытный образец “танка подводного хода” Т-27ПХ, который мог преодолевать реки и глубокие ручьи глубиной до 4 метров. Первые опыты по герметизации и оснащению танкеток оборудованием подводного хода были проведены в Белорусском военном округе, но на вооружение Т-27ПХ принят не был.

Специально для преодоления противотанковых препятствий (рвов и широких траншей) под руководством Н.Ф.Цыганова для Т-27 была разработана специальная сцепка. По замыслу, две “спаренные” танкетки могли преодолевать рвы шириной более 2 метров, что в 1934 году было подтверждено практически. Однако и этот вариант не был принят военными, поскольку в боевых условиях осуществить сцепку двух боевых машин не представлялось возможным.

Более удачным оказалась модификация АСТ-27 – специальной гусеничной машины авиастартера. Для этого на танкетку устанавливалась специальная ферменная конструкция со стрелой, высота которой могла варьироваться в зависимости от типа самолёта, выдвижной штангой и подножкой для более удобной работы обслуживающего персонала. Испытания АСТ-27 проводились в период с 10 января по 13 февраля 1939 г., где самоходный авиастартер использовался для пуска двигателей и буксировки самолётов И-15, И-16, У-2, Р-5, СБ и других. Затем были проведены войсковые испытания, которые прошли с 19 июля по 27 сентября 1939 г. в войсковой части №9012 в Люберцах. В заключении военной комиссии было сказано, что АСТ-27 вполне оправдывает своё назначение и может быть принят на вооружение. По некоторым данным перед войной в авиастартеры было переоборудовано 20-25 танкеток.


В 1935 году на военных маневрах демонстрировалось транспортирование по воздуху танкеток Т-27, подвешенных к тяжелым бомбардировщикам ТБ-1 и ТБ-3. Устройство, с помощью которого осуществлялась подвеска, разработал инженер А.Ф.Кравцев. С помощью этого устройства танкетки Т-27 не только подвешивались под самолетами, но и сбрасывались с малой высоты на землю.


Однако самым удачным оказался вариант танкетки-транспортера, иногда называемый Т-27Т. Первые опыты по переоборудованию обычных Т-27 в тягачи были проведены в 1934 г., а с 1936 г. их доработка стала проводиться в массовом порядке. Основными отличиями Т-27Т стали специальные спинки-поручни на патронных ящиках и подножки. Такой тягач мог транспортировать 37-мм или 45-мм противотанковую пушку.

Более интересными были эксперименты по телеуправляемым танкам. В 1932 году, после установки соответствующего оборудования на легкий танк Т-18, поступило распоряжение создать “телетанки” на основе танкеток Т-27. В январе-феврале 1933 года пять таких машин были отправлены на полигон Ленинградского военного округа, где прошли испытания совместно с аналогичными машинами на базе Т-18 и Т-26. Их результаты оказались для ТТ-27 неутешительными. Оборудование, которое было установлено в кормовой части корпуса в деревянном ящике, подвергалось сильной тряске и воздействию отработанных газов из выхлопной трубы, что могло привести к его отказу или самопроизвольному выполнению команд. Проходимость “телетанка” также оказалась неудовлетворительной.

Вместе с этим, управление ТТ-27 оказалось достаточно надежным. Машина могла выполнять несколько сложных команд, включая распыление ОВ, дегазацию местности и подрыв заряда на борту. Были также проведены опыты по управлению танкетками с самолёта Р-5 и ни разу не было зафиксировано случаев отказа аппаратуры. Сравнив полученные данные было принято решение отказаться от дальнейших работ по ТТ-27 и сосредоточить внимание на телемеханических группах на базе легких танков.


И в ученьи, и в бою...

Эксплуатация и боевое применение танкеток Т-27. 1931-1945 гг.


В начальный период насыщения войск бронетехникой танкетки Т-27 сыграли большую роль, которая в дальнейшем уменьшилась из-за ее технических недостатков, а также в связи с принятием на вооружение более совершенных образцов боевых машин. Согласно директиве РВС в 1930 г. танкетками был оснащен первый опытный механизированный полк, сформированный годом ранее и имевший на вооружении самую разнообразную технику, включая трофейные танки. В мае полк переформировали в бригаду, которая по штату располагала 60 танками, 32 танкетками Т-27 и 17 бронеавтомобилями. В начале 1931 г. бригада была усилена, что позволило выделить танкетки и бронеавтомобили в отдельную разведывательную группу (полк), состоявший из батальона Т-27 и трех механизированных дивизионов. К концу года бригад имела уже 100 танкеток и 119 танков. Помимо этого, с 1931 г. каждая кавалерийская дивизия дополнялась механизированным полком с 30 танками, 16 бронемашинами и 16 танкетками.

По состоянию на 25 декабря 1932 г. в распоряжении УММ РККА находилось 2084 танкетки Т-27 и 20 танкеток Mk.VI. Последние использовались только как учебные и в скором времени были отправлены на долговременное хранение на склады.

По мере увеличения общего количества построенных Т-27 число танкетных батальонов к 1 января 1934 г. достигло 23, однако спустя всего два года танкетки стали постепенно выводить из частей первой линии, стараясь заменить их легкими танками.

В начале 30-х годов танкетки весьма успешно применялась в Средней Азии (пустыня Каракум, Гурьевская область) в борьбе с "басмачами". В конце 30-х годов танкетки вывели с первой линии и использовали главным образом для подготовки танкистов. Кроме того, некоторое количество танкеток было передано в ОСОАВИАХИМ.


А что же было после? Неужели Т-27 так и остались доживать свой век без особой пользы ? Если вы думаете, что танкетке грозила подобная участь, то вы очень сильно заблуждаетесь. Т-27 пошли в бой и в 1941 году, только об этом факте никто из советских историков вспоминать не любил, да и сейчас найти более-менее достоверное описание боевого применения танкеток в начальный период войны найти весьма проблематично, не говоря уже об официальных документах. И все же…

Несмотря на устарелость конструкции и явную неспособность бороться даже с аналогичными машинами противника Т-27 продолжали использоваться в строевых частях РККА. Вплоть до конца 1937 г. 4 стрелковых полка повышенной готовности имели в своём составе танкетные батальоны. Также по танкетной роте было в стрелковых полках территориальных дивизий типа Б, развертываемых при мобилизации в корпуса.

Тем не менее большая часть Т-27 к 1938 г. была полностью заменена легкими плавающими танками (а по существу те ми же танкетками) Т-37А и Т-38. С “освободившейся” материальной частью предстояло как-то разумно распорядится, поскольку даже на 21 февраля 1938 г. на балансе РККА ещё числилось не менее 2960 машин этого типа (!). То есть, за семь лет интенсивной эксплуатации было отправлено на переработку или разобрано не более 500 танкеток, что явилось неплохим показателем их надежности и позволило оставить их на вооружении ещё на несколько лет. Поскольку боевая ценность Т-27 за это время сильно снизилась их начали передавать в состав танковых училищ или переделывать в транспортеры вооружения. Вместе с тем командующий Западным ОВО Павлов, где имелось порядка 500 танкеток, предложил использовать Т-27 для связи и передать часть танкеток в распоряжение командования укрепрайонов, выделив их в отдельные роты или батальоны. Это предложение было поддержано и утверждено Комитетом Обороны СССР 7 августа 1938 г. Несмотря на это, лучшим вариантом казалось их использование как учебных машин, причем здесь не обошлось без казусов. Когда в конце 1940 г. в войска стали поступать танки Т-34, КВ-1 и КВ-2 вопрос обучения танковых экипажей стал наиболее остро. Для ускорения этого процесса 3 декабря 1940 г. начальник Генерального Штаба РККА подписал директиву №5\4\370, в которой предписывалось “для обучения личного состава и сбережения материальной части отпустить, исключительно как учебные, на каждый батальон тяжелых танков по 10 танкеток Т-27”. Непонятно, как экипажи и технический персонал могли научиться управлять и обслуживать тяжелые КВ, если разница в весовых и ходовых характеристиках между ними и Т-27 была просто фантастическая. Директиву, впрочем, пришлось исполнять. Более удачным было использование танкеток в качестве тягачей 45-мм противотанковых пушек. В этом варианте вооружение обычно не демонтировалось, но проводились доработки по установке инженерных приспособлений для буксировки орудия. Судьба танкеток, впрочем, могла быть решена 8 мая 1940 г., когда на рассмотрение в ГКО поступила очередная инициатива – снять с вооружения все Т-27, однако…


В то время как в центре Европы “гремела” “Странная война” на севере, в явно неравной схватке, сошлись СССР и Финляндия. О наличии Т-27 в строевых частях на 30 ноября 1939 года полная информация отсутствует. По наиболее достоверным данным в составе 9-й армии (точное подразделение не указано), действовавшей на мурманском направлении, имелось несколько танкеток. Ещё около десятка Т-27 числилось за разведывательными подразделениями. Например, в 33-м отдельном разведывательном батальоне бате (орб) на 9 марта 1940 года имелось два Т-27 и две самоходки СУ-1-12, а 35-й орб, который на начало войны не имел бронетехники, впоследствии получил один бронеавтомобиль ФАИ и шесть Т-27 из состава стрелковых подразделений. Кроме того, в стрелковых частях состояло на вооружении 19 танкеток Т-27 и 35 тягачей Т-20 “Комсомолец”, преимущественно использовавшихся как бронетранспортеры.

По всей видимости, прямых боевых столкновений Т-27 с противником не было. Лишь несколько машин было потеряно от мин и технических неисправностей. Вообще, на протяжении всей советско-финской войны, танкетки старались использовать только для боевого охранения и патрулирования дорог.


Количественный состав танкеток за это время немного сократился по вполне объяснимым причинам. Например в отчете за май 1940 года указывалось, что в составе военных округов находятся порядка 1800 танкеток, однако сколько из них могло эксплуатироваться дальше не сообщалось. К 1941 году общее количество Т-27 оценивается в пределах 2558 (по другим данным – 2154) единиц, из них на ходу было не менее 1134. Определить, сколько боеспособных танкеток было в приграничных округах на 22 июня 1941 г. сейчас вряд ли возможно, хотя некоторые данные на этот счет все имеются.

1-й мехкорпус, 1-я танковая дивизия – всего 307 танков, из них 40 танкеток. Дивизия приняла активное участие в летне-осенних боях под Ленинградом и в Карелии, данных об использовании Т-27 обнаружить пока не удалось.

4-й мехкорпус, 32-я танковая дивизия – всего 361 танк, 38 танкеток были поровну распределены между 63-м и 64-м танковыми полками, все были потеряны к концу июля.

9-й мехкорпус, 35-я танковая дивизия – данные о количестве танков расходятся. По одним источникам дивизия располагала 141 Т-26 и 1 ХТ-26, по другим число танков составило 141 единицу (79 Т-26 с 45-мм пушкой, 40 пулеметных Т-26, 4 Т-26 с 37-мм пушкой, 1 ХТ-26, 10 "тягачей-транспортеров" Т-26Т и 7 Т-27). В любом случае, все имеющиеся Т-27 были потеряны к концу июля.

10-й мехкорпус, 24-я танковая дивизия – всего 282 танка, из них две танкетки. Использование неизвестно.

15-й мехкорпус, 37-я танковая дивизия – всего 316 танков. Вечером 22 июня в районе Кременца, с целью обороны тыла, было оставлено примерно 30% её состава, включая 46 танков, из которых 20 были “нештатными” танкетками Т-27. Командиру 74-го танкового полка предстояло развернуть круговую оборону города и сдерживать наступающие немецкие части до подхода подкреплений. К сожалению, узнать побольше о судьбе этих Т-27 не удалось. 23-го июня на подступах к городу шли ожесточенные бои и к концу дня осталось всего семь боеспособных машин БТ-7 и Т-26, которые держали оборону до 1-го июля. Основные силы дивизии понесли ещё более ужасающие потери – на 10 августа уцелело всего пять танков БТ-7, один Т-34 и одиннадцать бронеавтомобилей БА-10.

18-й мехкорпус, 47-я танковая дивизия, 94-й танковый полк – эту часть начали формировать в марте 1941 г., причем изначально в ней числилось только 36 танкеток, из которых 24 были в исправном состоянии. Использовались Т-27 для обучения личного состава, но из-за высокой степени износа большинство из них вышло из строя в течении первых двух месяцев. Впоследствии дивизия получила танки Т-26 и БТ-7, а также бронеавтомобили БА-10.

24-й мехкорпус – всего 185 танков, из них 7 танкеток. К началу июля все Т-27 были потеряны, либо брошены, после боёв на Украине.


Впрочем, эпизодическое использование Т-27 продолжалось. Так, 13 июля 1941 года в районе г.Казатин (Украина) попал в окружение 87-й танковый полк, неделей ранее переданный в подчинение “группе комдива Соколова”. Это соединение было собрано из остатков 8-го и 15-го мехкорпусов, располагая весьма разношерстой матчастью. В его составе имелось по меньшей мере два батальона Т-26 и БТ, батальон огнеметных танков (вероятно ХТ-26 и ХТ-130), несколько единиц Т-34 и КВ-1, а также бронеавтомобили и танкетки. После ожесточенных боёв у Бердичева “группа Соколова” была рассечена на части и каждое подразделение вело бои самостоятельно. Чтобы выйти из окружения командование 87-го полка сформировало деблокирующий отряд, в который вошли шесть БТ, три бронеавтомобиля, две противотанковые батареи, стрелковый батальон с 6 орудиями и одна танкетка. В ночь на 14 июля основным силам удалось прорвать неплотную немецкую оборону, но единственный Т-27 был, по всей видимости, потерян.

Конечно, использование танкеток было вынужденной мерой, но большой популярности Т-27 это не прибавляло. Начиная с июля-августа 1941 года в танковые части РККА стали активно использовать в боях бронированные тягачи Т-20 “Комсомолец” и совсем “древние” легкие танки МС-1. Последние пытались модернизировать путем установки 45-мм пушки, что дало весьма положительные результаты – по крайней мере теперь Т-18 могли с успехом бороться против легких немецких танков и бронемашин, о чем свидетельствуют отчеты первых месяцев войны. Еще один заслуживающий внимания, но малоизвестный факт – в самом начале войны рядом с Т-27 соседствовали их польские собратья – танкетки TKS, захваченные в качестве трофеев после завершения “освободительного похода” на Польшу в сентябре 1939 г.

Судя по всему, большая половина Т-27 к сентябрю 1941 г. так и осталась на территории занятой противником, но количество танкеток имевшихся у РККА по-прежнему продолжало оставаться значительным. Про них “повторно” вспомнили при формировании дивизии народного ополчения, на вооружение которых поступало вооружение залежавшееся на складах. Кроме старых японских винтовок и французских пушек времен Первой Мировой войны они также получили Т-27. По меньшей мере танкетки были переданы шести из них (2-й,7-й,8-й,9-й,10-й и 35-й дивизии). Отдельные танкетные батальоны имели в своём составе по 16-17 единиц Т-27, и только 10-я дивизия, державшая оборону в районе Дорогобужа, располагала 33 танкетками.

Тем не менее, передача танкеток началась в боевые части гораздо раньше. В частности, приказом от 8 августа 1941 г. подразделения 14-й армии, из состава частей 1-го мотострелкового полка, пополнились “новой” техникой, в числе которой находилось 40 танкеток, четыре БА-10 и одиннадцать БА-20. В каком техническом состоянии находились танкетки – пока остаётся неясным. Возможно, Т-27 использовались в роли артиллерийских тягачей.

Теперь перейдем непосредственно к фактам боевого применения Т-27 на подступах к Москве. Одним из характерных примеров использования танкеток могут служить воспоминания непосредственного участника боёв Кендзерского А.Ю.


“Мне был 19-й год. Я работал в Москве на большой автобазе слесарем по ремонту машин. Нас не призывали, поскольку у нас была "бронь". Потом пришел какой-то молодец - агитатор из райкома комсомола и говорит: "Ребята, вы же молодые. Вы же можете добровольно на фронт пойти". Ну, мы и пошли. Причем, пошли почти все, во главе с нашим мастером, Иваном Кутузовым.

Попали мы в 32-ю Краснопресненскую дивизию народного ополчения. При этой дивизии была отдельная танковая рота, командиром которой был Паценко, а политруком твой соотечественник Юдович. На вооружении роты было 17 танкеток Т-27. Просто игрушка - вся она весила полторы тонны. Бронирование слабенькое. Моторчик слабенький от М-1. Экипаж состоял из двух человек - стрелка и водителя, причем командиром считался водитель. Ну, какой там командир! Все мы были равными. Все управление - педаль газа и палка - на себя потянешь, он налево повернет, от себя - направо. Влезать в эту танкетку надо было через крышу закрывающуюся крышкой с крючком, как на оконной раме. Я со своим ростом туда еле помещался. У командира роты танкетка была побольше – Т-40. Забыл сказать, что вооружена танкетка была пулеметом ДТ, к которому было всего три диска. А что ты думаешь? У людей винтовок не хватало! Был даже приказ, чтобы убитых раздевать и хоронить голыми, а одежду давать живым. В конце лета - начале осени отправили нас на фронт.

Нам повезло - только проскочили через Вязьму, и тут же на станцию налетели немцы. Нам не досталось, а на станции они все с землей смешали. Сначала нашу дивизию бросили на подавление Вязьменского десанта. Часть немцев разбежалась, а часть мы уничтожили. Потом нас перебросили под Ельню, которую 8-го Октября мы взяли обратно. В этих боях все обошлось почти без потерь - у нас только одну танкетку подбили. А 17-го Октября, как сейчас помню, потому что это был день моего рождения, нас расколошматили. Мою танкетку подбили. В нее со стороны стрелка попал то ли мина, то ли снаряд. Я не знаю. Короче, Юрке Шахову, моему стрелку, осколком распороло живот, и потроха его на мотор вывалились. А меня задело рикошетом в голову, и кровь залила глаза. Я думал, меня убили. Потом глаза протер, смотрю - Юрка хрипит. Я встал, а там щель такая в два пальца и вижу дуло винтовки: "Рус, сдавайся!" А у меня никакого оружия не было, только 2 гранаты в ногах лежат! А за ними нагибаться! А ему только нажать! Мне же некуда деться!.. Я сейчас за этого немца Бога молю… Почему он на спуск не нажал? Ну, я этот крючок откинул, крышку поднял и вылез... “


Ещё пытались использовать Т-27 для поддержки морского десанта. Пожалуй, единственный случай использования танкеток в этом качестве имел место осенью 1941 г., когда два или три Т-27 были загружены на тральщик, который должен был доставить десант к Евпатории. Здесь более уместным было бы использование плавающих Т-37А или Т-38, только командование флотом не имело их в своем распоряжении. Десант высадили, но корабль с танкетками был поврежден огнем с берега и затонул.

Одно из последних упоминаний о Т-27 относиться к 1 декабря 1941 года. В тот день несколько Т-27 поддержали в районе Яхромы атаку 71-й отдельной морской стрелковой бригады. О том, насколько успешной для экипажей танкеток оказалась эта атака история умалчивает.


Однако дольше всего танкетки служили на восточных границах СССР. Конечно, к началу войны их уже не считали полноценными боевыми машинами, но в качестве учебных средств они могли вполне использоваться дальше. Согласно акту о наличии БТТ на Дальнем Востоке на 30 сентября 1945 г.(!) имелось 56 Т-27 и ещё 52 машины, определенные как “танкетки”. Самое интересное, что все они числились исправными.


Несколько танкеток также использовались в армиях противника. Так, в ходе отступления советских войск на Украине и в Белоруссии, пришлось оставить в относительно пригодном для эксплуатации состоянии несколько десятков Т-27. Большая часть из них досталась немцам и, судя по имеющейся информации, в 1941-1942 гг. их использовали в качестве машин охранения и транспортеров легких пушек. Согласно И.П.Шмелёву несколько танкеток досталось в качестве трофеев венгерской армии, но об их применении сведений пока найти не удалось.

Если верить отчетам, то румынская армия, захватившая летом 1941 г. богатые трофеи на Украине, также стала “счастливым обладателем” нескольких Т-27. По крайней мере, на 1 ноября того же года, среди 125 трофейных танков числилось и две танкетки. Судя по сохранившимся фотографиям их использовали для обучения личного состава и в качестве транспортеров.



Источники:
И. П. Шмелев. "Бронетехника Германии 1934-1945 гг.: Иллюстрированный справочник". Москва. Астрель\ АСТ. 2003
М.Свирин. Броня крепка. "История советского танка 1919-1937". Москва. Яуза\Эксмо
М.Павлов, А.Протасов "Сверхлегкие - для разведки и связи" ("Моделист-Конструктор" 1991-09)
“Первые советские танки” М. Свирин, А. Бескурников ("Армада" 1995-01),
“Танкетка Т-27”, Военная летопись вып.7

Продольный разрез танкетки Т-27
Схема бронирования танкетки Т-27


ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ТАНКЕТКИ
T-27 образца 1933 г.

БОЕВАЯ МАССА2700 кг
ЭКИПАЖ, чел.2
ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ
Длина, мм2600
Ширина, мм1825
Высота, мм1443
Клиренс, мм340
ВООРУЖЕНИЕодин 7,62-мм пулемет ДТ
БОЕКОМПЛЕКТ2520 патронов
ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯпулеметный прицел
БРОНИРОВАНИЕ лоб корпуса - 10 \ 90°
борта корпуса - 10 \ 90°
корма корпуса - 10 \ 90°
ннз боковой коробки - 6 \ 0°
лоб надстройки - 10 \ 30°
борт надстройки - 10 \ 35°
крыша надстройки - 6 \ 90°
днище - 4 \ 0°
ДВИГАТЕЛЬФорд-АА, карбюраторный, 4-цилиндровый, мощностью 40 л.с. при 2000 об\мин, запас топлива 42 литра
ТРАНСМИССИЯмеханического типа: сухое однодисковое сцепление с накладками из ферродо, четырехступенчата механическая коробка передач, главная передача, простой дифференциал с колодочными тормозами и два бортовых редуктора
ХОДОВАЯ ЧАСТЬ(на один борт) 6 опорных катков собранных в 3 тележки, переднее ведущее колесо и заднее направляющее колесо, мелкозвенчатая гусеница со стальными траками
СКОРОСТЬ 42 км\ч по шоссе
16 км\ч по проселку
ЗАПАС ХОДА ПО ШОССЕ 110-120 км по шоссе
60 км по грунту
ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ
Угол подъёма, град.30°
Крен, град.30°
Высота стенки, м0,50
Глубина брода, м0,50
Ширина рва, м1,20
СРЕДСТВА СВЯЗИотсутствовали

ВНИМАНИЕ
Все права на текстовые материалы принадлежат администрации сайта Aviarmor.
Перепечатка и использование возможны только с письменного разрешения администрации
или при наличии активной ссылки на этот сайт.
©2012 www.aviarmor.net