Т-38

Легкий плавающий танк


Разработчик: КБ под руководством Н.Н.Козырева
Год начала работ: 1932
Год выпуска первого прототипа: 1932
Серийно производился до 1936 г., принимал активное участие в Зимней войне и на начальном этапе войны с Германией летом-осенью 1941 г.


На пути улучшения

История создания плавающего танка Т-38. 1935 г.


Не успев поступить на вооружение плавающий разведывательный танк Т-37А вызвал больше отрицательных отзывов, чем положительных. Машины первых серий отличались чрезвычайно низким качеством сборки и были приняты военной приемкой только потому, что “сверху” требовали оснастить Красную Армию самыми современными танками. Хотя с 1935 г. уровень сборки удалось повысить, Т-37А по-прежнему обладал невысокой проходимостью и недостаточным запасом плавучести. Не менее остро стоял вопрос о защищенности танка, поскольку его броня спасала только от пуль винтовочного калибра.

Не дожидаясь официального разрешения группа конструкторов под руководством Н.А.Астрова в конце 1934 г. приступила к проектированию его улучшенного варианта, получившего заводской индекс 09А. По сравнению с Т-37А новый танк получил более широкий корпус, который теоретически должен был увеличить его плавучесть, но без бортовых поплавков. Главной отличительной чертой стала небольшая рубка механика-водителя, сдвинутая к правому борту. Бронирование танка осталось прежним: лоб корпуса и башни – 10 мм, борта – 8 мм, крыша – 6 мм, днище – 4 мм. Башня, вместе с вооружением (один пулемет ДТ в шаровой установке), почти без изменений перешла от Т-37А.

Ходовая часть также подверглась незначительным доработкам. Были оставлены две двухкатковые тележки с пружинной амортизацией, однако конструкция ведущего колеса была доработана, оставлен только один поддерживающий ролик на борт, а направляющее колесо по размерам стало идентично опорным каткам. При движении на плаву использовался трехлопастный винт и небольшой руль направления. Как и на Т-37А винт при помощи карданного вала соединялся с редуктором отбора мощности, закрепленном на КПП.

Силовая установка танка состояла из двигателя ГАЗ-АА мощностью 40 л.с., так как техническое задание предусматривало использование именно автомобильных узлов и агрегатов для ускорения производства. В общем блоке с трансмиссией он устанавливался вдоль оси корпуса между сидениями водителя и командира. В состав трансмиссии входила 4-скоростная КПП, карданный вал, главной и бортовых передач, главного фрикциона сухого трения и бортовых фрикционов. Насколько оправданной оказалась такая “автомобилизация” плавающего танка показало время.


Первый опытный танк был построен летом 1935 г. и проходил заводские испытания с 3 по 17 июля. Согласно отчету, переданного директором завода №37 в АБТУ, танк большую половину провел на ремонте, в виду большого количества технических недостатков. Тем не менее, испытания были продолжены и завершились в январе 1936 г. лишь частичным успехом. По сумме показанных новым танком характеристик он практически ничем не отличался от Т-37А и вопрос о его дальнейшей судьбе оставался открытым. Как это ни странно, ситуацию “спасли” конкурирующие фирмы. Представленные на испытания танки Т-37Б конструкции П.Шитикова и “газовский” ТМ оказались ещё хуже, что выдвинуло проект Астрова в безусловные фавориты.

Решением от 26 февраля 1936 г. новый плавающий танк был принят на вооружение РККА под обозначением Т-38. Перед запуском в серийное производство в его конструкцию внесли несколько изменений. В частности, ходовая часть дополнилась вторым поддерживающим роликом и немного изменили конструкцию корпуса. Серийная постройка Т-38 развернулась летом 1936 г., причем основным поставщиком бронекорпусов и башен стал Подольский завод им.Орджоникидзе. Впрочем, небольшое количество танков первой серии успели оснастить башнями, изготовленными Ижорским заводом ещё для Т-37А.

Осенью 1936 г. один из серийных образцов Т-38 был доставлен для всесторонних испытаний на полигон НИБТ. Эта машина имела одну отличительную черту – в конструкции тележек шасси отсутствовал поршень внутри горизонтальной пружины, а чтобы направляющий стержень не выскочил из трубки к кронштейнам тележки крепился стальной трос. С сентября по декабрь улучшенный танк прошел 1300 км по дорогам и пересеченной местности без особых замечаний, что позволило военной комиссии рекомендовать его для серийного строительства. В отчете об испытаниях говорилось, что Т-38 способен решать тактические задачи, но требует доработок ходовой части, корпуса (имелся в виду плохой обзор с места водителя и слишком тесная компоновка боевого отделения) и установки более мощного двигателя М-1. Часть этих замечаний реализовали на танках выпуска 1937 г. Кроме новых тележек шасси над смотровой щелью механика-водителя был введен небольшой бронещиток, предохранивший от попаданий мелких осколков и пуль. В этом же году отдельные Т-38 начали комплектовать радиостанцией 71ТК-3 со штыревой антенной, установленной в верхнем переднем листе корпуса между башней и рубкой водителя.

Здесь надо отметить, что сборка Т-38 некоторое время шла параллельно с Т-37А. Этот подстраховочный вариант был явно не случайным – перед поступлением в войска новый танк сопровождался весьма лестными отзывами, в которых “тридцать восьмой” представлялся как безусловный шаг вперед, по сравнению с Т-37А. Однако, в условиях нормальной эксплуатации на поверхность вылезло множество недостатков и дефектов.

Прежде всего, плавающий танк Т-38 оказался не таким уж и плавучим. При движении по воде категорически запрещалось совершать резкие маневры на максимальных оборотах винта или включать реверс – в противном случае танк “клевал” носом и тонул, приняв внутрь изрядное количество воды. Как средство десантирования при преодолении водных преград использовать Т-38 не представлялось возможным, поскольку перегрузка в 120-150 кг также могла привести к самым печальным последствиям. При движении по пересеченной или болотистой местности (особенно летом при высокой температуре) мощности автомобильного двигателя явно недоставало, в результате чего температура силовой установки резко возрастала и выходила из строя. И, наконец, по бронированию и вооружению танк не соответствовал требованиям современной войны. К этому ещё можно добавить повысившуюся стоимость производства. Все это привело к тому, что весной 1937 г. выпуск Т-38 был временно прекращен. От инженеров КБ Астрова потребовали провести комплекс мероприятий, направленных на улучшения эксплуатационных характеристик танка. Впрочем, уже тогда было ясно, что схема легкого плавающего танка, позаимствованная пять чет назад у англичан, себя полностью изжила. Так настало время нового витка модернизации наследников Vickers-Carden-Lloyd.


Как это ни странно, но производство Т-38, в стандартной модификации, возобновилось в том же 1939 г., когда АБТУ разрешило заводу №37 завершить постройку танков из имеющегося задела деталей. В очередной раз получилась ситуация, когда устаревший танк сняли с производства, а замену ему так и не подобрали. Будущий Т-40 тогда находился на стадии проекта, до реализации которого было не меньше нескольких месяцев, не говоря уже о серийном выпуске. Вот и выходило, что с помощью Т-38 попытались заполнить образовавшуюся “брешь”. Сделать это оказалось не трудно, так как на заводе №37 ещё с 1937 г. сохранился задел корпусов. В течении следующих нескольких месяцев было выпущено 112 линейных плавающих танков Т-38 без дополнительных доработок и радиостанций.

В последний раз о Т-38 вспомнили весной 1941 г. Согласно планам на 2-е полугодие, разработанными новым начальником АБТУ Я.Федоренко, к сентябрю предстояло изготовить не менее роты модернизированных до уровня Т-38М плавающих танков и провести их испытания. Как можно было догадаться, начало войны с Германией заставило завод отказаться от этого плана и перейти на выпуск более современных машин. Общий выпуск Т-38 за 1936-1939 гг. составил 1175 линейных и 165 “радийных” танков, а также 7 танков Т-38М установочной серии.


Модернизация - первая попытка

Модификации плавающего танка Т-38. 1935-1936 гг.


Требования, полученные к тому времени от военных (в 1937 г. танки Т-38 приняли активное участие в маневрах МВО, БВО и КВО), были вполне ожидаемыми. В частности, предлагалось улучшить маневренность на пересеченной местности, увеличить плавучесть и скорость передвижения по воде, усилить вооружение и бронирование, повысить эксплуатационную надежность и, по возможности, унифицировать ряд узлов с артиллерийским тягачом Т-20. Процесс доработок сильно затянулся из-за большой загруженности завода №37 выпуском тех же тягачей и работой над новым плавающим танков Т-39, так что два улучшенных опытных образца были построены только весной 1938 г. Оба танка получили ведущее колесо, тележки и трансмиссию от Т-20 (кроме бортовых передач), а также двигатели М-1 мощностью 50 л.с. Больше всего выделялся танк Т-38М1, имевший повышенный на 100 мм корпус, что давало заметный прирост плавучести, немного опущенное направляющее колесо, увеличенное сечение воздухопотоков и радиостанцию 71ТК-3. У танка Т-38М2 был изменен лишь корпус, высота которого возросла на 75 мм.

Испытания танков проводились в мае-июне 1938 г. по специальной методике, разработанной начальников АБТУ Д.Павловым. Сначала требовалось провести 3-дневный марш по шоссе и пересеченной местности, причем в день следовало безостановочно идти не менее 10-12 часов. После этого следовал однодневный текущий ремонт, выполняемый силами ремонтных бригад, и полоса препятствий. Завершались испытания преодолением водной преграды с нагрузкой на борту.

В полной мере выполнить все поставленные задачи танкам Т-38М1 и Т-38М2 не удалось. Как и прежде выявилось множество недостатков конструкции, хотя по запасу плавучести и ходовым качествам новые машины оказались несколько лучше серийных Т-38. Пока шло разбирательство Астрова арестовали, по сути прекратив работу над модернизацией танка. Освободили конструктора через несколько месяцев, когда выяснилось, что из конструкции “тридцать восьмого” выжали практически всё.

Решение о запуске в серийное производство танка Т-38М последовало в январе 1939 г. К этому времени Подольский завод получил указание изготовить 10 бронекорпусов улучшенного танка с подвеской от Т-20 и всеми предъявленными изменениями. Серийный Т-38М в итоге представлял собой “гибрид” обоих опытных танков. Ходовую часть заимствовали от Т-38М2, корпус и радиостанцию от Т-38М1, а башню с усиленным бронированием спроектировали заново. Более мелкие улучшения коснулись установки более широкого волноотражателя, стальных крыльев (вместо деревянных), откидного лючка механика-водителя со смотровыми приборами от Т-26 и усиленные смотровые лючки в корпусе и башне.

Новые испытания двух доработанных танков Т-38М прошли с 9 мая по 10 июня 1939 г. на полигоне НИБТ и на реке Москва. В ходе их проведения выяснилось, что танки вполне могут совершать развороты на воде с максимальной скоростью передвижения до 6 км\ч, при этом корпус не зачерпывает воду из-за более высокой ватерлинии. С нагрузкой порядка 300 кг танк ещё мог передвигаться по воде, но после её увеличения до 400 кг создавалась угроза затопления. На твердой почве подвеска от тягача вела себя намного лучше танковой. Отмечалась хорошая управляемость танка и возможность хода при потере одного опорного катка. Из существенных недостатков выявили недостаточный обзор с места командира и закипание радиатора двигателя при движении на максимальной скорости. Было также высказано замечание о недостаточном вооружении Т-38М, но его устранение решили отложить на будущее.

Несмотря на положительные отзывы Т-38М опоздал – зимой 1939 г. Астров приступил к созданию гораздо более совершенного плавающего танка, известного как Т-40, так что последней модификации “тридцать восьмого” была уготована участь остаться только в виде опытных образцов. Вместо этого, по распоряжению начальника АБТУ, заводу №37 предписывалось собрать к 1 августа 1939 г. семь танков установочной серии. Заказ был выполнен в срок, после чего все полученные РККА Т-38М были отправлены в танковые школы. Согласно другому источнику завод №37 успел собрать 15 танков, из которых три являлись прототипами и ещё 8 отправили в учебные подразделения.


Модернизация - вторая попытка

Эксперименты с пушечным вооружением. 1935-1936 гг.


Хотя к 1938 году устарелость Т-38М была очевидна отдельные конструкторы не оставляли надежды улучшить боевые качества этой довольно посредственной машины.
В сентябре того же года уже упоминавшийся инженер Шитиков разработал для Т-38М новую коническую башню, аналогичную той, что устанавливалась на Т-37Б. В ней планировалось установить спарку из 12,7-мм пулемета ДК и 7,62-мм пулемета ДТ с боезапасом из 50 патронных коробок. Был изготовлен опытный образец из неброневой стали, но дальше него работа не продвинулась и башню разрезали на металл. Зимой 1938-1939 гг. на Т-38 проводились испытания торсионной подвески, сконструированной инженером КБ завода №185 В.Куликовым. Ходовая часть танка по-прежнему состояла из четырех опорных катков сблокированных попарно с коротким торсионом, двух поддерживающих роликов, переднего ведущего и заднего направляющего колеса. Ходовые испытания прошли, в целом, успешно, но разработку Куликова признали “сырой” и в скором времени работы по ней прекратили.

Более радикальный вариант перевооружения плавающего танка был принят летом 1941 г. Вместо пулеметов на него планировалось установить 20-мм автоматическую пушку ШВАК, снаряд которой мог пробивать вертикальный бронированный лист толщиной порядка 20 мм. Для проведения доработок было выделено два серийных танка Т-38, находившихся в распоряжении полигона НИБТ. Помимо модифицированной башни, в которую устанавливалось 20-мм орудие, был введен ручной спусковой рычаг на пистолетной рукоятке, рычаг ручной перезарядки и разделитель для возможности стрельбы одиночными выстрелами. После доработок танки стали называться Т-38Ш.

Установка пушки была завершена 10 августа и уже на следующий день первый танк Т-38Ш поступили на огневые испытания. Достаточно быстро выяснилось, что башня не позволяет разместить в ней 7,62-мм пулемет ДТ, в результате чего для поражения пехоты приходилось использовать пушку. В добавок, при стрельбе из ШВАК, возникала сильная вибрация, из-за которой башню временами заклинивало. Прицел пушки также признали несовершенным, поскольку прицельная дальность составляла всего 300 метров. Испытания прекратили в сентябре 1941 г. после поломки главного фрикциона, впоследствии передав танк на склад. На втором опытном образце Т-38Ш планировалось устранить все недостатки, но уже 1 октября наркомат отдал приказ прекратить все работы по дальнейшему совершенствованию танков Т-38.


Особняком стоит проект легкой противотанковой САУ СУ-45, разработка которой началась ещё в 1934 г. Первоначально планировалось, что 45-мм орудие с минимальными изменениями будет установлено в неподвижной рубке на шасси танка Т-37А, с связи с чем САУ получила название СУ Т-37, однако вскоре выяснилось, что ходовая часть “тридцать седьмого” будет сильно перегружена. В качестве замены был предложен Т-38. Переработанный проект САУ, получившей индекс СУ-45, был готов 10 ноября 1935 г., но на постройку прототипа понадобилось ещё полгода. Лишь весной 1936 г. опытный образец самоходки был предъявлен на испытания. По основным параметрам СУ-45 не смогла уложиться в техническое задание и уже осенью все работы в этом направлении прекратили.


Пока производство Т-38 было приостановлено в войска успело поступить не менее 1000 серийных танков, эксплуатация которых проходила достаточно интенсивно и снимать их с вооружения никто не собирался. После испанский событий остро стал вопрос об усилении бронировании имеющихся танков, но сделать это представлялось возможным только путем установки навесной брони. Первый опыт по экранированию Т-38 был проведен ещё весной 1938 г., когда один образец танка в опытном порядке был оснащен накладными бронелистами. Затем, в марте 1939 г., директор завода им.Орджоникидзе направил в АБТУ письмо с просьбой предоставить ему отчет об испытаниях Т-38 с экранированным бронекорпусом, однако никакой реакции на это не последовало.

Ещё один вариант усиления бронирования Т-38 был предложен в начале 1941 г. группой слушателей ВАММ. Их предложение сводилось к установке легкосъёмной опалубки из 3-мм стальных листов, в пространство между которыми планировалось заливать бетонную смесь, причем сделать это можно было силами ПАРМ или полевых ремонтных бригад. О весовых характеристиках усиленных таким образом Т-38 сведений не сохранилось, но можно предположить, что навеска подобных стально-бетонных блоков увеличивала массу танка приблизительно на 200 кг, что неизбежно привело бы к ещё большему ухудшению ходовых характеристик. Работа по изготовлению опытных образцов была намечена на 3-й квартал 1941 г., но из-за начавшейся войны на одного “бетонированного” Т-38 не выпустили.

Более совершенным оказался проект специалистов полигона НИБТ. Уже после нападения Германии и поступления сообщений о больших потерях в легких танках был разработан вариант по установке 12-мм бронелиста, крепившегося в передней части коруса на бонках при помощи сварки. Это лист также прикрывал собой подбашенную коробку, а для сохранения обзора с места механика-водителя в нем сделали небольшой вырез. Дополнительно такие же 12-мм бронелисты должны были устанавливаться на лобовую часть башни и верхнюю часть бортов. Обстрел, проведенный по доработанному танку из 7,62-мм немецкого противотанкового ружья, 12,7-мм пулемета ДК и 45-мм пушки дал положительные результаты. Впрочем, дальше экспериментов дело не продвинулось, а окончательно работы свернули 1 октября 1941 г.


Танки дистанционного управления

Телемеханическая группа ТТ-38. 1935-1936 гг.


В межвоенный период Советский Союз был единственной страной, проводившей эксперименты по дистанционно управляемым (телемеханическим) танкам и, что самое главное, сумевший довести их до максимально возможного на тот момент совершенства. Идея использовать для этих целей плавающие танки Т-38 возникла в конце 1939 г., когда по опыту войны с Финляндией было принято решение создать более дешевое средство борьбы с ДОТами противника и ведения ближней разведки. Работы в этом направлении вело НИИ-20, где разработали телемеханическую группу, состоявшую из танка управления ТУ-38 и телетанка ТТ-38. В управляемом танке, помимо пулемета ДТ с электроспуском, в лобовом листе башни был установлен огнемет КС-61Т с 45-литровым баком для огнесмеси и двумя баллонами со сжатым воздухом. В случае необходимости, когда ТТ-38 мог использоваться в качестве “танка-торпеды”, в корпусе был установлен мощный подрывной заряд. В свою очередь, вооружение танка ТУ-38 осталось без изменений.

Установленная аппаратура позволяла управлять телетанком на дистанции до 2000 метров, причем ТТ-38 мог выполнять набор из 12 команд, включавшие стрельбу из пулемета и огнемета и подрыв танка. Чтобы обеспечить нормальную работоспособность оборудования стандартный аккумулятор 3-СТП-85 был заменен электрогенератором ДСФ-500 мощностью 500 кВт и аккумулятором 6-СТ-128 емкостью 128 А\ч.

После проведенных доработок масса ТТ-38 возросла на 73 кг, ТУ-38 – на 135 кг, что впоследствии сказалось на их динамических характеристиках. Испытания телемеханической группы проводились со 2 по 12 декабря 1940 г. и завершились относительным успехом. Военная комиссия от АБТУ констатировала, что танк ТТ-38 обладает худшей проходимостью и маневренностью, а прицельная стрельба вообще не является возможной из-за большой удаленности танка управления. Положение могло исправить телевизионное оборудование, но тогда оно находилось в зачаточном состоянии и не было приспособлено для установки на боевую технику. При этом радиус действия и запас огнесмеси у огнемета КС-61Т признали крайне недостаточным. В конечном итоге испытания пришлось прекратить из-за постоянных сбоев в работе механического дешифратора, вызванными недостаточной калибровкой аппаратуры.

Вопрос о дальнейшем совершенствовании телемеханической системы ТУ-38\ТТ-38 не поднимался, поскольку она не отвечала поставленным требованиям.


Организация танковых частей

Эксплуатация танков Т-38 в довоенный период. 1935-1938 гг.


Создание танка Т-37А подразумевало, что они в скором времени замет собой танкетки Т-27. Последние, хотя и показали хорошую эксплуатационную надежность, обладали крайне слабой бронезащитой и недостаточными ходовыми качествами. С появлением Т-37А эти проблемы так и остались не решенными, даже несмотря на то, что этот танк мог плавать. Поступивший на вооружение Т-38 оказался немногим лучше своего предшественника, в результате чего оба типа плавающих танков использовались параллельно в составе механизированных бригад, танковым батальонов стрелковых дивизий, кавалерийских и воздушно-десантных частей. Никаких специализированных подразделений плавающих танков в то время не создавалось.
В стрелковых частях, согласно штату от 1934 г., имелись танковые батальоны численностью 32-37 танков (Т-26, БТ и Т-37А) и танковые роты при отдельных разведывательных дивизионах и отдельных территориальных стрелковых полках, в которых полагалось иметь 10 плавающих танков Т-37А. Частично “тридцать седьмые”, по мере поступления новой техники, заменялись на Т-38.
Кавалерийские части, как и полагается, также имели собственные танковые части, состоявшие главным образом из танков Т-37А. Согласно штатам 6\532 (для кадровых кавдивизий) и 7\532 (для территориальных) каждый механизированный полк должен был иметь по 5 танков БТ-5 и Т-38. Однако, 27 января 1938 г. Наркомат утвердил новый штат и кавалерийские дивизии лишились плавающих танков, которые были заменены все теме же БТ. Лишь небольшое количество Т-37А и Т-38 осталось в отдельных частях к июню 1941 г.
Что касается бригад ВДВ, то с 1936 г. они комплектовались исключительно танками Т-37А. Только в 1940 г. в состав бригад должны были поступить танки Т-40, но поскольку их выпуск затягивался, из решили временно заменить на Т-38. По штату №04\121 в каждом десантном корпусе планировалось иметь отдельный танковый батальон, состоявший из 50 танков, 8 автомашин и 162 человек личного состава.


По состоянию на 1 января 1938 г. в эксплуатации танковых частей РККА находилось 984 “линейных” и 147 “радийных” танков Т-38. Далеко не все из этих машин находились в хорошем техническом состоянии, но боле 50% были вполне для применения в боевых условиях. По округам они распределялись следующим образом:

Отдельная Дальневосточная Армия – 186 + 40

Московский ВО – 117 + 14

Закавказский ВО – 17 + 2

Уральский ВО – 38 + 9

Сибирский ВО – 43

Среднеазиатский ВО – 43 + 9

Харьковский ВО – 69 + 12

Белорусский ВО – 346 + 14

Приволжский ВО – 40 + 10

Забайкальский ВО – 75 + 5

Ленинградский ВО – 83 + 11

На складах, полигонах и заводах – 6 + 4

Примечательно, что в Киевском военном округе танков Т-38 не было вообще (!).


Ситуация несколько изменилась в конце 1939 г. После начала войны с Финляндией, территория которой перенасыщена реками и озерами, появилась идея сформировать отдельные танковые батальоны Т-37А и Т-38. Соответствующий приказ был получен в начале декабря и в скором времени утвердили штатный расчет №010\994. Всего создали 8 таких батальонов, материальную часть которых собрали из числа танков взятых со складов и отдельных танковых рот стрелковых дивизий. В составе каждого подразделения находилось 183 человека личного состава, 54 танка, 1 легковая машина, 9 грузовиков, 3 бензозаправщика, 1 походная зарядная станция, 1 автомастерская типа Б, 3 ремонтных “летучки” типа А или машины с инструментами, 2 походные кухни и батальонный набор запасных частей. Первый такой батальон за номером 14 (14-й отб) был сформирован под Москвой на основе танковых рот Московского, Орловского и Приволжского Военных округов. Остальные батальоны формировались в БВО (41-й, 60-й и 81-й отб), ХВО (18-й отб) и КВО (21-й, 38-й и 79-й отб). Планировалось, что данный процесс будет завершен к 10 декабря, но на практике для этого понадобилось на несколько дней больше. В период с 11 по 22 декабря 1939 г. батальоны прибыли к месту новой дислокации у советско-финской границы. Четыре из них передали в распоряжение 13-й армии, два – 9-й армии и по одному 7-й и 8-й армиям. Что-либо сказать об их использовании и боевом применении трудно, однако точно известно, что после окончания войны батальоны были расформированы.

Что касается стрелковых подразделений, то решением наркомата от 13 июня 1940 г. в них упразднялись танковые батальоны. По штату №4\106 при разведывательном батальоне дивизии оставалась танковая рота из 16 танков Т-38 или Т-40 (4 из них – “радийные”) и 36 человек личного состава. Сокращенная стрелковая дивизия должна была оснащаться взводом плавающих танков, состоявшим из двух “линейных” и одного “радийного” (командного) Т-38.


Следующий этап в строевой карьере плавающих танков наступил летом 1940 г., когда стали формировать механизированные корпуса. В их составе плавающие машины находились только в разведбатальонах моторизованных дивизий и предназначались только для ведения разведки. По новому штату №5\74 каждый батальон имел 10 “линейных” и 7 “радийных” танков Т-38. К началу войны это количество сократилось, поскольку большинство плавающих танков выпуска 1935-1937 гг. оказались сильно изношенными, при этом двигатели на части машин имели почти полностью выработанный моторесурс.


Пора на фронт...

Боевое применение танков Т-38. 1939-1945 гг.


Как и Т-37А новый плавающий танк не вызвал бурю восторга у танкистов и техников из ремонтных бригад. Больше всего нареканий вызывала ходовая часть и небольшой моторесурс двигателей, временами не вырабатывавших и 50 часов. Но хуже всего оказались боевые качества “тридцать восьмого”.

Первой “пробой пера” стало нападение на Польшу в сентябре 1939 г. Действуя в интересах пехотных частей перед танками Т-38 ставилась задача вести разведку местности. Столкновения с польскими войсками были довольно редки, хотя 20-22 сентября плавающие танки были задействованы в боях под городом Холм. Потери составили всего три Т-38, но отзывы о них были далеко не лучшими. В отчете о боевых действиях танковых войск РККА указывалось следующее: “…танки Т-38 как машины разведки не соответствуют поставленным задачам. В ходе всей операции они не успевали за танками Т-26…”

Исходя из полученного опыта в следующей, советско-финской войне, Т-38 старались использовать только по прямому назначению. В составе действующих армий на 30 ноября 1939 г. насчитывалось 435 плавающих танков всех модификаций, что составляло 18,5% от общего количества. В большинстве случаев Т-38 применялись для охраны штабов, связи и сопровождения колонн техники, но время от времени им доводилось участвовать в прямых столкновениях с финскими войсками.

Один из первых таких эпизодов произошел 2 декабря 1939 г. Посланный на разведку финский позиций у станции Ино 361-й танковый батальон 70-й стрелковой дивизии 7-й армии Северо-Западного фронта, состоявший из 10 Т-26 и 20 Т-38, провел сложную переправу через реку, но боевую задачу выполнил. При отходе на исходные рубежи танки вступили в бой с заходившей в тыл советским частям финской пехотой и артиллерией. За время боя, длившегося всю ночь, артиллерийским огнем было подбито три Т-38, сорвав планы противника. Впоследствии батальон поддерживал наступление пехотных частей потеряв за время боевых действий всего 10 танков.

Также успешным было применение плавающих танков в составе 381-го танкового батальона 14-й стрелковой дивизии, в котором имелось по одной роте Т-26 и Т-38. Оказавшись в окружении танкисты закопали их в землю по башню, превратив их в импровизированные огневые точки. В случае попыток прорыва финских войск Т-38 выдвигались на наиболее опасные участки, поддерживаю свою пехоту. К середине января 1940 г., когда у танков полностью закончилось горючее, их стали использовать в качестве БОТов. В результате, действуя в самых неблагоприятных условиях, батальон потерял в общей сложности по 5 танков каждого типа.

Менее удачно Т-38 воевали на Карельском фронте. Здесь ряд подразделений вообще не участвовал в боях, в то время как другие бросались в атаки на финские укрепления. Например, 177-й отб 122-й сд и отдельный танковый батальон 163-й сд, располагавшие к началу войны 29 Т-37А, 2 Т-38 и семью БА, первое время использовались по прямому назначению. Спустя всего неделю танки распределили по стрелковым частям, где они пошли в бой уже в качестве танков сопровождения пехоты. Итогом такой нехитрой тактики стала полная потеря материальной части уже к 20 декабря.

Воевавшая рядом на мурманском направлении 14-я армия располагала 34 плавающими танками, но здесь их использовали для патрулирования и охраны тылов. Что касается 8 отдельных танковых батальонов, сформированных в декабре 1939 г., то их судьба сложилась похожим образом. Прекрасно понимая, что бросать слабо бронированные машины на укрепленные финские позиции будет самоубийственно, командиры батальонов попытались использовать их с наибольшей эффективностью.

Одним из первых, 11 декабря 1939 г., на фронт прибыл 18-й отб. В начале войны батальон большей частью оставался в тылу, но в феврале, когда началось крупномасштабное наступление на Карельском перешейке, Т-38 были приданы 136-й сд. Плавающие танки выполняли самые разнообразные задачи: поддерживали наступающую пехоту, подвозили боеприпасы, вывозили раненых, осуществляли огневое прикрытие. К 13 марта от огня противника батальон потерял 3 танка и ещё три вышли из строя по техническим причинам.

Хорошую подготовку показал и 79-й отб в составе которого находилось 52 Т-37А, 2 Т-38, 5 БА-10, 10 БА-20 и два тягача Т-26Т. Батальон был задействован для поддержки отступавших у Суомуссалми частей 163-й сд, не дав финнам полностью окружить их. Учитывая интенсивность их боевого применения потери можно считать небольшими: 22 Т-37А и 2 Т-38 (оставлены на территории противника в виду невозможности эвакуации).

Чуть больше повезло 60-му отб, прибывшему в распоряжение 9-й армии 22 декабря 1939 г. в составе 54 Т-38. На марше Кемь-Ухта батальон попал в сильный снегопад, который в сочетании с большим морозом привел к выходу из строя нескольких машин. В результате на фронт смогла прибыть только одна рота из 15 Т-38. С 31 декабря эти танки действовали в полосе 163-й сд совместно с 79-м танковым батальоном и показали ничуть не худшие результаты. Финнам удалось подбить всего один танк, три пришлось бросить на территории противника и ещё 9 вышло из строя по техническим причинам и были отправлены на заводской ремонт. В других отдельных танковых батальонах танков Т-38 не было вовсе, либо они в боях не участвовали, осуществляя охрану штабов и конвоирование.


По последним оценкам суммарные потери плавающих танков в период с 30 ноября 1939 г. по 13 марта 1940 г. составили всего 94 Т-37А и Т-38, что можно было считать хорошим показателем. Однако теперь стало окончательно ясно, что по основным показателям эти машины не соответствуют требованиям к современному разведывательному танку. В дополнение к слабому бронированию и вооружению слишком высоким оказался износ материальной части. На 15 сентября 1940 г. среднего и капитального ремонта требовало около 40% танков Т-38, но из-за отсутствия запасных частей и откровенного нежелания вновь вводить в строй устаревшую технику их предпочитали держать на складах или в учебных подразделениях. В результате получалось, что ряд мехкорпусов и стрелковых дивизий располагал плавающими танками только на бумаге. Наиболее боеспособным в этом плане оказался только 6-й мк (Западный ОВО, район Волковысска) в котором насчитывалось 110 Т-37А и Т-38, но об их техническом состоянии точных данных не сохранилось.

К сожалению, сведений о боевом применении танков Т-38 в период войны с Германией сохранилось очень немного. К примеру, тот же 6-й мехкорпус, достаточно быстро оказавшийся в окружении, потерял большую половину свой техники на маршах или от ударов немецкой авиации. Ни один плавающий танк вывести из окружения не удалось.

Более подробным примером может служить отчет начальника автобронетанкового отдела 9-й армии Южного фронта. Не располагая крупными силами бронетехники при армии был собран отдельный танковый отряд, состоявший из БТ-5 и Т-38. Первые потери в плавающих машинах он понес утром 9 сентября, когда три дозорных Т-38 были расстреляны находившейся в засаде 75-мм пушкой. Затем, в течении дня, танки вели непрерывную разведку по всему фронту и участвуя в поддержке пехотных соединений, потеряв ещё один Т-38. К 10 сентября в боеспособном состоянии осталось 14 плавающих машин.


Из-за больших потерь, понесенных РККА летом-осенью 1941 г., число плавающих танков в действующих армиях сильно сократилось и к 1942 г. не превышало 100 единиц. В большинстве случаев Т-38 были не на ходу или требовали ремонта, так что их в боях не использовали.

Единственным исключением стал 478-й отб, где на 30 июня 1942 г. числилось 41 Т-37А и Т-38, 1 БТ и 9 Т-26. В ходе боёв под Харьковом батальон потерял почти все “тридцать восьмые” при следующих обстоятельствах: подбиты артиллерией – 2 танка, оставлены на территории противника и взорваны экипажами – 7, вышли из строя по техническим причинам 3, утонули при переправе через Дон - 2. О судьбе остальных машин не сообщается.

Небольшое количество Т-38 находилось и на Ленинградском фронте, где с сентября бои приняли позиционный характер. Благодаря насыщенности местности реками и озерами плавающие танки иногда привлекались для форсирования водных преград. Эту задачу возложили в первую очередь на ОЛТБ – отдельный легко-танковый батальон, собранный из расформированных батальоном пехотных частей. Его создание началось 14 августа, когда ОЛТБ получил первые танки Т-37А и Т-38. большая часть этих машин была в довольно изношенном состоянии или ранее получила повреждения и была отправлена на ремонт. По оценке командования к плаванию они были не пригодны. Немало проблем доставил набор личного состава. Как оказалось, прибывшие на фронт офицеры не имеют должного уровня подготовки и на плавающих танках не ходили ни разу. Тем не менее, с середины августа танки ОТЛБ участвовали в отражении немецкого наступления на Ленинград, зачастую используясь как БОТ. Затем батальон передали 70-й сд, но за это время экипажам удалось получить небольшую практику по управлению танком на воде. Перед дивизией была поставлена задача форсировать Неву и создать на противоположном берегу плацдарм. Для этой цели 26 сентября решили задействовать все 29 имевшихся тогда плавающих танков. Первая рота из 10 машин сразу понесла большие потери. Ещё до выхода на исходный рубеж три танка пришлось отправить на ремонт, один танк утонул и ещё три были потоплены огнем немецких орудий. Трем уцелевшим Т-38 удалось выйти на берег, однако и они вскоре были подбиты. За четыре следующих дня пехоте удалось занять часть берега, но при этом ОТЛБ потерял все плавающие танки и 7 октября его расформировали.

На Карельском фронтеТ-38 были переведены в бронеотряды смешанного состава, распределенные между тремя оперативными группами под Мурманском, Кандалакшой и Кемью. Осенью 1941 г. активных действий они не вели, хотя бронеотряд Кемской ОГ пытались задействовать для поддержки пехоты. Танки, вместо ведения разведки, либо использовали как БОТ, либо посылали в атаку. В итоге отряду пришлось оставить на территории противника 7 танков. К 19 декабря на Карельском фронте остался всего 31 плавающий танк. В боях они почти не участвовали, привлекаясь главным образом для охранения штабов или находясь в ремонте. Возможно, на этом эпизоде боевая карьера Т-38 могла завершиться, однако…

Летом 1944 г., когда готовилось новое наступление в Карелии, все плавающие танки в количестве 40 единиц собрали в 92-м отп. Командование фронтом решило использовать эти силы для форсирования реки Свирь, причем рядом должен был действовать 275-й отдельный моторизованный батальон особого назначения укомплектованный бронеавтомобилями Ford GPA. 19 июля оба подразделения вышли на исходные рубежи, проведя предварительную разведку местности. Атака началась утром 21 июля и стала в некоторой степени неожиданной для финнов, которые совершенно не ждали появления здесь плавающих танков в большом количестве. Ведя огонь на ходу Т-37А и Т-38 практически без потерь форсировали реку, преодолели проволочные заграждения и три линии окоп, завязав вскоре бой в глубине вражеской обороны. Благодаря поддержке со стороны трех самоходно-артиллерийских полков и грамотному использованию техники полк потерял всего 5 танков. Этот эпизод стал последним в истории использования советских плавающих танков.


На чужой стороне

Эксплуатация танков трофейных Т-38. 1940-1945 гг.


Первыми ознакомиться с плавающими танками получили возможность финны. Интересно, что в 1932 г. в Финляндию был доставлен танк Vickers-Carden-Lloyd, но его ходовые качества совершенно не удовлетворили заказчика и британцы так и не получили ожидаемого заказа. После завершения Зимней войны финнам досталось несколько десятков плавающих танков, но лишь небольшая часть из них находилось в боеспособном состоянии. Как говориться, “дареному коню в зубы не смотрят”, и финские техники получили приказ ввести в строй максимальное количество машин. Работ закипела, и к 31 мая 1941 г. на ходу было уже 13 танков Т-38. Впоследствии силами ремонтных мастерских в Варкаусе это число выросло до 19 – “пополнение”, разумеется, было получено за счет новой захваченной техники. Все танки эксплуатировались в составе единственного танкового батальона, но об их боевом применении сказать сейчас что-либо сложно. По всей видимости, Т-38 использовались как для охраны, так и для обучения экипажей, пока летом 1944 г. им не придумали новую роль.

Несмотря на то, что советско-финский фронт считался второстепенным и с октября 1941 г. боевые действия на нем приобрели позиционный характер, новая советская техника поступала и сюда. Самое большое впечатление произвели конечно КВ-1 и Т-34, бороться с которыми было очень тяжело. Для ускорения обучения расчетов противотанковой артиллерии несколько Т-38 переоборудовали в ходовые макеты. С танков снималось вооружение, а бортам и башням придавались легко узнаваемые очертания советских машин. В финской армии из именовали как Т-38-34 и Т-38-КВ. Из 15 переоборудованных таким образом танков несколько единиц пережили войну и были списаны только в 1960 г.


Наибольшее количество "тридцать восьмых", разумеется, оказалось в руках немцев. В течении июня-августа 1941 г. немецкой армии достался практически весь парк плавающих танков Белорусского и Прибалтийского ОВО, а это около 400 машин типа Т-38, не считая более старых Т-37А. Однако не стоит полагать, что эти танки в полном составе находились в боеспособном состоянии. Основная масса Т-38 оказалась либо разбитой в боях, либо находилась на ремонте и не могла быть использована. Кроме того, советские экипажи, в случае нехватки топлива, боеприпасов или технических неисправностей, старались полностью вывести свои танки из строя.

Установить сейчас точное количество всех Т-38, равно как и Т-37А, использовавшихся вермахтом, не представляется возможным. По всей видимости, танки находившиеся на ходу передавались в охранные или учебные части, где от них можно было получить максимальную пользу. Общее количество боеспособных Т-38 вряд ли превышало 20-30 единиц.


В румынской армии, также "обогатившейся" за счет советской трофейной техники, к осени 1941 г. числилось около десятка Т-38, но уже к 1 января следующего года их число сократилось до трех. Использовались Т-38 только в тылу.


Информация о танках, захваченных венгерской и словацкой армиями фактически отсутствует. Судя по фотографиям этим союзникам Германии также досталось по несколько единиц трофейных плавающих танков, но об их дальнейшей участи сведения отстутствуют.


На сегодняшний день сохранилось очень немного Т-38. Два из них находятся в России в музее АЗЛК (серийный) и Центральном Музее ВС РФ (опытный Т-38Ш с 20-мм пушкой), и ещё два в Финляндии в музее города Аксвелле (Т-38-34).


Источники:
М.Свирин. "Броневой щит Сталина. История советского танка 1937-43 гг." Изд."Яуза", "Эксмо". 2006 г.
М.Барятинский "Советские танки в бою.От Т-26 до ИС-2". ЯУЗА\ЭКСМО. Москва. 2007.
Г.Л.Холявский."Полная энциклопедия танков мира 1915-2000". Харвест.Минск\АСТ.Москва. 1998 г.
Коломиец М. "Фронтовая Иллюстрация. Танки-амфибии Т-37,Т-38,Т-40". Москва. Стратегия-КМ. 2003 г.



ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ ЛЕГКОГО ПЛАВАЮЩЕГО ТАНКА
Т-38 обр.1936 г.

БОЕВАЯ МАССА3200 кг
ЭКИПАЖ, чел.2
ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ
Длина, мм3780
Ширина, мм2234
Высота, мм1630
Клиренс, мм
ВООРУЖЕНИЕодин 7,62-мм пулемет ДТ
БОЕКОМПЛЕКТ1512 патронов
ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯпулеметный прицел
БРОНИРОВАНИЕ лоб корпуса - 9 мм
борт корпуса - 9 мм
корма корпуса - 9 мм
крыша - 4 мм
днище - 4 мм
башня - 9 мм
ДВИГАТЕЛЬФорд-АА, карбюраторный, 4-цилиндровый, мощностью 40 л.с. при 2000 об\мин
ТРАНСМИССИЯмеханического типа: сухое однодисковое сцепление с накладками из ферродо, четырехступенчата механическая коробка передач, главная передача, простой дифференциал с колодочными тормозами и два бортовых редуктора
ХОДОВАЯ ЧАСТЬ(на один борт) 4 опорных катка сблокированных в 2 тележки, 2 поддерживающих ролика, передние ведущие и задние направляющие колеса, мелкозвенчатая гусеница со стальными траками
СКОРОСТЬ 40 км\ч по шоссе
6 км\ч по воде
ЗАПАС ХОДА ПО ШОССЕ220 км по шоссе
ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ
Угол подъёма, град.?
Крен, град.?
Высота стенки, м0,50
Глубина брода, мплавающий
Ширина рва, м1,40
СРЕДСТВА СВЯЗИрадиостанция 71ТК-1 с рамочной антенной (только на Т-37РТ)

ВНИМАНИЕ
Все права на текстовые материалы принадлежат администрации сайта Aviarmor.
Перепечатка и использование возможны только с письменного разрешения администрации
или при наличии активной ссылки на этот сайт.
©2013 www.aviarmor.net