Т-44

Средний танк


Разработчик: КБ завода №183
Год начала работ: 1943
Год выпуска первого прототипа: 1944
Средние танки Т-44 в боевых действиях участия не принимали, находились на вооружении до конца 1970-х гг.


Т-44 – от эволюции к революции

1943-1944 гг.


Эпопея развития среднего танка Т-34, начавшаяся в 1938 году с появления прототипа А-20, к концу Великой Отечественной войны подходила к своему логическому завершению. При таких явных преимуществах, как наклонное бронирование и мощное (на момент своего появления) вооружение “тридцатьчетверка” обладала целым рядом существенных недостатков.

Ещё в 1940 году, после поступления в войска танков первой серии, появилось множество нареканий на работу двигателя В-2 и трансмиссии. Башня Т-34 оказалась чрезмерно тесной и разместить в ней пятого члена экипажа (наводчика) не представлялось возможным. Ходовая часть, в которой применялась подвеска на вертикальных пружинах, явно не соответствовала весовым характеристикам Т-34, который от серии к серии только тяжелел. Вызывала сомнение правильность установки топливных баков по бортам боевого отделения в надгусеничных нишах – в боевых условиях пары топлива часто детонировали, полностью разрушая носовую часть корпуса. Ну и самое главное – с появлением летом 1942 года немецких танков Pz.Kpfw.IV Ausf.F2 и следующих модификаций с длинноствольной 75-мм пушкой KwK43, не говоря уже про “тигры” и “пантеры”, пушка Ф-34 калибра 76,2-мм уже не отвечала текущим требованиям.

Конечно, за 7 лет серийного производства в конструкцию Т-34 внесли множество изменений. Улучшили работу двигателя (сделав его одним из самых надежных), установили башню нового типа с размещением стандартного орудия, а с 1944 года в производство запустили модификацию Т-34-85, оснащенную усиленным бронированием и 85-мм орудием. Но всё это не решало основных проблем комплексно. Переходной вариант Т-43, на котором использовали торсионную подвеску, для серии не годился из-за слабого вооружения, хотя некоторые предпосылки для этого были. Далее возникла необходимость оснастить средний танк более мощным орудием, поскольку С-53 с трудом справлялась с новыми типами немецких тяжелых танков на средних дистанциях. Попытка установить 100-мм орудия ЗИС-100, Д-10 и ЛБ-1 в башню Т-34-85 успехом не увенчались из-за габаритов этих артсистем и их общей недоведенности. Вдобавок, дальнейшее наращивание толщины брони корпуса было практически невозможным, хотя на опытном танке Т-34-85М её локально усиливали до 90-100 мм (маска курсового пулемета и крышка люка механика-водителя). Так назрела необходимость создать танк нового типа, лишенного недостатков “тридцатьчетверки”.


Осенью 1943 года соответствующее техническое задание было выдано отделу №520 КБ Уральского танкового завода №183 имени Сталина в Нижнем Тагиле. Вначале конструкторами рассматривалось два варианта: увеличить её длину “тридцатьчетверки” или приступить к разработке принципиально новой боевой машины. Второй вариант оказался более перспективным и в ноябре 1943 года директор завода Ю.В.Макаров и главный А.А.Морозов представили наркому танковой промышленности В.А.Малышеву макет танка под заводским обозначением “объект 136” и его ориентировочные характеристики. Проект получил одобрение, но на пути к его реализации предстояло не только решить массу проблем технического характера, но и преодолеть скептицизм “ортодоксальных” танкостроителей.

Дело в том, что главным отличием Т-44 от любого из Т-34 стала абсолютно новая компоновка корпуса. Чтобы убрать передние топливные баки и увеличить объём боевого отделения конструкторская группа Морозова пошла на нетрадиционный шаг. Ими было принято решение установить двигатель В-2-34 не вдоль моторно-трансмиссионного отделения, а поперек и соединен с коробкой передач “гитарой” (специальным повышающим устройством). Справа от двигателя разместили воздухоочиститель, а на месте вентилятора установили маховик. Радиатор системы охлаждения также разместили поперек корпуса, в то время как вентилятор сместился к кормовому бронелисту. От надгусеничных ниш тоже отказались.

Все это позволило создать для силовой установки низкую и жесткую подмоторную раму, что в свою очередь уменьшило высоту корпуса и сэкономило массу. Размеры боевого отделения, соответственно, были увеличены, причем появилась возможность сместить башню к центру корпуса, где угловые колебания были наименьшими. В результате повышалась точность стрельбы и допускалась возможность установить в башню артсистемы калибром 100-122 мм. Место, которое освобождалось на крыше боевого отделения, отвели под размещение люка механика-водителя (слева), что позволило сделать лобовой бронелист более монолитным.

Критики этой схемы утверждали, что продольная установка мощного дизеля приведет к таким неприятностям, как обрыв шатунов прицепной группы, а сместившаяся назад башню уменьшит угол отрицательного склонения орудия. Однако, Морозов сумел убедить вышестоящее руководство, что традиционная компоновка в данном случае не даст положительного результата. Да и военные сами понимали, что время “тридцатьчетверки” проходит и после войны советской армии понадобится более мощный средний танк.


Конструктивные особенности

Модель 1944 года


Конструкция опытного танка Т-44 отличалась от Т-34-85 весьма значительно, хотя внешне обе машины казались во многом идентичными. Корпус Т-44 представлял собой жесткую коробку и собирался методом сварки из нескольких броневых листов: верхнего и нижнего лобовых, бортовых, верхнего и нижнего кормового, крыши и днища.

Верхний лобовой бронелист толщиной 75 мм был практически цельным, лишь слева, на стуке с крышей корпуса, в нем был сделан вырез под небольшую рубку механика-водителя с верхней броневой крышкой. На ”лицевой” стороне верхнего бронелиста также присутствовали два буксировочных крюка. Курсовой пулемет в шаровой установке, как на Т-34, отсутствовал, а радиостанция была перенесена в башню. В связи с этим, место стрелка-радиста было ликвидировано, что позволило высвободить больше свободного места в отделении управления под установку здесь двух топливных баков. От места механика-водителя они были отделены броневой продольной перегородкой. Поскольку точных средств для измерения топлива тогда не существовала наружу выводился щуп, с помощью которого можно было определить остаток горючего.

Бортовые бронелисты толщиной 60 мм соединялись с носовым бронелистом, днищу и крыше. К ним были приварены кронштейны опор балансиров для торсионной подвески, упоры амортизаторов и пальцеотбойные кулаки опорных катков. В носовой части бортов находились отверстия для кривошипных ленивцев (направляющих колес), в кормовой – отверстия для картеров бортовых передач. В левом бортовом бронелисте имелось два круглых выреза для выхлопных труб, закрываемых броневыми колпаками.
Кормовая часть корпуса состояла из крыши, кормового вертикального и нижнего наклонного бронелистов. К кормовому бронелисту приваривались два буксировочных крюка. В нижнем бронелисте было выполнено два лючка для доступа к оттяжным пружинам тормозных лент.

Днище танка состояло из трех секций, которые соединялись встык методом сварки, и в целях улучшения жесткости имело корытообразную форму с дополнительными продольными и поперечными выштамповками. В днище было сделано 10 вырезов под опоры балансиров опорных катков и торсионных валов. Между второй и третьей группой торсионов находился аварийный люк для экипажа, между четвертой и пятой – люк для доступа к агрегатам МТО. Также в днище было сделано семь отверстий для слива топлива, воды и масла, которые закрывались пробками. Толщина брони составляла 15 м..

Крыша корпуса толщиной 15 мм технологически делилась на три части. В передней (подбашенной) части слева находился вырез под люк-механика-водителя с вращающейся на шариковой опоре крышкой, а справа располагалось отверстие для заправки передних топливных баков. В средней части был сделан вырез под установку башни с диаметром погона 1700 мм. Далее находилась крыша моторного и трансмиссионного отделений. Здесь было сделано три прямоугольных люка для обслуживания агрегатов МТО: топливному фильтру, топливному насосу, трубопроводам и воздухоочистителям. С правой стороны крыши находился люк для заправки средних топливных баков. В крыше трансмиссионного отсека имелся вырез под входные двухстворчатые жалюзи, которые закрывались рамкой с металлической сеткой, а также два люка для заправки масляного бака и водяного радиатора.


В моторном отделении на опытном танке устанавливался 12-цилиндровый V-образный дизельный двигатель В-2-ИС, развивавший максимальную мощность 500 л.с. и снабженный жидкостной системой охлаждения. Трансмиссия включала главный и бортовые фрикционы, ленточные тормоза.


Форма башни Т-44 напоминала башню от танка Т-34-85, но сравнительно с ней получила более развитую кормовую нишу. Крыша башни толщиной 15 мм выполнялась из двух бронелистов, причем задний устанавливался горизонтально, а передний получил небольшой угол наклона. В заднем бронелисте с левой стороны монтировалась командирская башенка, справа – люк для высадки и посадки экипажа. Между ними располагалась укрепленная обечайка с броневым колпаком вентиляционного люка. В переднем верхнем бронелисте находились отверстия под установку перископических приборов наблюдения командира оружия и заряжающего. В лобовой части башни, толщиной 115 мм, выполнялся вырез под установку орудия, спаренного с ней пулемета и телескопического прицела. На бортах башни были приварены поручни для танкового десанта. Несколько впереди и ниже них располагались отверстия для стрельбы из личного оружия. В кормовой части находились крепления для укладки брезента и запасных траков. Борта башни имели толщину 90 мм, кормовая часть – 75 мм. В отличии от танка Т-34-85 башня Т-44 имела опору на шариковый радиально-упорный подшипник.


Ходовая часть танка, несмотря на кажущуюся аналогичность с танком Т-34, имела целый ряд отличий и нововведений. Прежде всего, была использована подвеска торсионного типа, что значительно повысило эксплуатационные и ходовые качества танка, позволяя увеличить предел по боевой массе. Вместе с тем, как и на танке Т-34, было сохранено на каждый борт по 5 сдвоенных опорных катков с резиновыми бандажами. Диаметр катков был увеличен с 635 дл 650 мм. Направляющие колеса располагались спереди, ведущие колеса с гребневым зацеплением находились сзади. Гусеница полностью заимствовалась от “тридцатьчетверки”, однако Т-44 стал последним серийным танком, на котором применялось гребневое зацепление.


Весьма острым был вопрос вооружения. Поскольку в конце 1943 года артиллерийские КБ ещё не разработали надежной и мощной 100-мм танковой пушки, а 122-мм артсистемы были пригодны только для установки на САУ, было принято решение оснастить Т-44 орудием типа Д-5Т, которое также устанавливалось на ранние Т-34-85. Рядом, в общей маске, располагался пулемет ДТ калибра 7,62-мм. Курсовой пулемет того же типа был сохранен, но теперь он жестко крепился по центру верхнего лобового бронелиста. Впрочем, идею с установкой 122-мм орудия тоже не стали отвергать.


Средства наблюдения танка Т-44 обеспечивали его экипажу лучший обзор, чем на Т-34. Перископический прибор механика-водителя МК-4, размещенный в крышке люка, имел угол обзорности 116°, смотровой прибор в левом борту и в лобовом бронелисте рубки – 37deg. Смотровые приборы, размещенные в крыше башни, обладали следующими показателями. Башенный перископический прибор МК-4 обеспечивал обзор командиру в пределах 150° (большей частью слева). Расположенный с правой стороны МК-4 обладал углом обзора уже 220°.


Танк Т-44 комплектовался внутренним переговорным устройством ТПУ-3-бис-Ф и радиостанцией 9Р,оснащенной штыревой антенной выведенной на крышу башни.


В итоге, при внешней схожести с серийным Т-34-85, новый советский средний танк получился на 210 мм ниже, но при этом длина его боевого отделения увеличилась на 430 мм. Из-за установки торсионов и усиления брони проектная масса танка выросла до 30 тонн, но также возросли и его потенциальные боевые качества.


От прототипов к серии

1944-1945 гг.


Разработка опытного образца среднего танка Т-44 была проведена в очень сжатые сроки – с декабря 1943 по январь 1944 года включительно. В КБ УЗТМ приняли решение построить сразу три прототипа, каждый из которых получил следующие отличия:

- опытный танк №1 оснащался 85-мм пушкой Д-5Т и башней с диаметром погона 1700 мм;

- опытный танк №2 также оснащался пушкой Д-5Т, но получил башню с погоном 1600 мм;

- опытный танк №3 оснащался 122-мм орудием Д-25-44 и башней с погоном 1700 мм.

Испытания первого прототипа прошли в целом успешно. По ходовым качествам опытный Т-44 не уступал серийному танку Т-34, но максимальная скорость составила 52 км\ч вместо 56 км\ч по проекту. Впрочем, даже в этом случае преимущества новой машины были очевидны. После ходовых испытаний танк был передан на огневой полигон для обстрела из трофейных противотанковых орудий. Ожидания разработчиков Т-44 в этом случае практически полностью оправдались – верхний лобовой бронелист корпуса и лоб башни не пробивались снарядами 75-мм PaK 40 на дистанциях до 300 метров, а на дистанции более 700 метров броня советского танка не поддавалась бронебойным снарядам танковых орудий калибра 75 и 88 мм. Другими словами, в бою на средних и дальних расстояниях Т-44 не уступал “пантере” и “тигру”. Вместе с тем, бортовые 45-мм бронелисты оказались слишком слабыми для немецких артсистем уже с 600-900 метров. В итоге военная комиссия высказала пожелание усилить бронирование бортовой части корпуса и башни до 90 мм, В общей сложности, за январь 1944 года, опытный танк №1 прошел 1100 км без особых нареканий. Попутно выяснилось, что ходовая часть и трансмиссия оказались более выносливыми, а управление танком облегчилось.

В феврале 1944 года УЗТМ выпустил два следующих прототипа, которые формально являлись “эталонными”. Как уже говорилось ранее, опытный танк №2 отличался только диаметром погона башни, а на танке №3 была установлена более тяжелая артсистема. Стоит отметить, что 122-мм танковая пушка Д-25-44Т имела “тяжелые” корни, поскольку её начальный вариант Д-25Т устанавливался на танки ИС-2 и впоследствии на ИС-3. Для адаптации под машину среднего класса пришлось уменьшить на 2-4% мощность выстрела и ввести выстрел унитарного заряжания. Оба прототипа оснащались двигателем В-2-ИС мощностью 520 л.с., более пригодный для тесного МТО танка, и доработанными выхлопными патрубками. Боеукладка танка претерпела изменения и превратилась в удобный для работы заряжающего стеллаж.

Испытания танков №2 и №3 прошли в феврале-марте 1944 года также без особых нареканий. Наибольшие проблемы возникли с танком, оснащенным 122-мм пушкой (его часто именуют Т-44-122). При высокой мощности этого орудия его унитарный выстрел имел длину более 1 метра, что вызывало проблемы с заряжанием. Использование выстрелов раздельного заряжания привело бы к снижению скорострельности. Чтобы не терять времени эту машину в конце марта 1944 года перевооружили 85-мм пушкой, но через несколько дней внезапно вышел из строя двигатель и государственные испытания Т-44 пришлось отложить.


После ремонта танки Т-44 были снова отправлены на полигон, где вновь прошли усиленные испытания. На май 1944 года была запланирована постройка двух улучшенных образцов, которые должны были получить более технологичную конструкцию. Один из этих танков предполагалось оснастить 85-мм пушкой С-53, а второй – пушкой Д-10Т калибра 100 мм. Сборка была задержана в виду того, что Кировский завод не поставил необходимого комплекта деталей и вообще, его мощности были целиком заняты под выпуск серийных Т-34-85. В результате лишь в июне было сдано два следующих танка, конструктивно идентичных “эталонным” Т-44, но оснащенных 85-мм орудиями С-53 и дизельными моторами В-2-34М.

Настоящий эталонный образец танка Т-44 был готов к началу августа 1944 года. В отличии от опытных машин на нем устанавливалась новая башня с усиленным бронированием. Следуя пожеланиям военных толщину лобовой части довели до 110 мм, бортов и кормы – до 80 мм. В очередной раз доработали кормовую часть корпуса, которая теперь состояла из трех частей: верхнего откидного бронелиста, кормового и нижнего штампованного (два последних приваривались к бортам и днищу). Толщина этих бронелистов соответственно составляла 30, 45 и 30 мм. Также усилили верхний лобовой лист корпуса – теперь его толщина составляла 90 мм.

Испытания эталонного Т-44 продолжались до сентября 1944 года включительно. Учитывая успешность испытательного цикла и необходимость скорейшей поставки новых танков в войска решение о налаживании серийного выпуска было принято ещё до принятия Т-44 на вооружение. Постановление, предписывающее организовать производство новых танков на заводе №75 в Харькове, было подписано ГКО 18 июля 1944 года. Одновременно устанавливался темп выпуска – 300 машин в месяц. Официально танк под индексом Т-44А на вооружение Красной Армии был принят лишь 23 ноября, когда было устранено большинство недостатков.

Для того, чтобы обеспечить положенный темп заводу №75 передавались уцелевшие цеха довоенного завода №183. В скором времени в Харьков из г.Кирова прибыл экспериментальный цех завода № 38 и имевшееся там КБ под руководством М.Щукина, которое ранее занималось самоходным орудием СУ-76М.

Пока разворачивалось серийное производство специалисты из НКТП продолжили испытания танков. На 10 октября 1944 года их насчитывалось всего шесть единиц: три прототипа, два танка Т-44 и один “эталонный” Т-44А. Наиболее интенсивно эксплуатировались два опытных Т-44 с пушками С-53 и двигателями В-2-34М, которые находились на полигоне в Кубинке. До конца 1944 года обе машины прошли по 2500 км каждая без серьёзных поломок. То же относилось и к трем другим прототипам, отправленным на полигон УВЗ – здесь они прошли по 3000 км. “Эталонный” танк Т-44А в это же время использовался для различного рода экспериментов. Например, в сентябре 1944 года была опробована планетарная трансмиссия, а 30 октября на танк был установлен дизель В-2-44, только что полученный с Кировского завода.

На основании полученных данных в конструкцию танка внесли ряд изменений, связанных прежде всего с работой силовой установки. Кроме того, механик-водитель получил обычный люк к крыше корпуса, а передний смотровой прибор перенесли в лобовой бронелист. Немного усилили защиту лобовой проекции башни, доведя толщину бронирования до 120 мм.

Подверглось изменениям и вооружение. Вместо пушки Д-5Т было решено установить С-53 того же калибра, но большей мощности. Пулеметы ДТ, которые уже много лет вызывали целый ряд нареканий, были заменены на модифицированные ДТМ. Общий боекомплект состоял из 58 выстрелов и патронов. Укладка снарядов была выполнена следующим образом: в башне на правом борту – 2, в нише башни – 16, в правом и левом борту корпуса – по 5, в передней части корпуса справа – 30.

На серийных танках Т-44А впоследствии устанавливался дизельный двигатель типа В-44 (12-цилиндровый, жидкостного охлаждения, мощностью 500 л.с.). Который несмотря на прямую “наследственность” от В-2-34, также подвергся перекомпоновке, вызванной общим уменьшение высоты корпуса танка. В его конструкции выделялись следующие основные отличия:


- нижний картер уширен и снабжен дополнительными ребрами для усиления жесткости;

- водяной насос перенесен на правую сторону картера, два всасывающих патрубка заменены одним;

- все три секции водяного насоса повышенной производительности установлены в одной плоскости;

- переработана конструкция приводом масляного и водяного насосов;

- топливный насос НК-1 оборудован всережимным регулятором РНК-4 с корректором подачи топлива;

- муфта привода топливного насоса выполнена в виде жесткой втулки со спицами;

- топливоподкачивающая помпа смещена вверх и повернута на 90° вместе с дополнительными деталями;

- привод тахометра перенесен на левую сторону нижнего картера;

- дренажная трубка перенесена вправо и соединена с картером посредством штуцера;

- всасывающая трубка масляной системы соединена с насосом со стороны передачи;

- откачивающая трубка масляной системы соединена с насосом со стороны носка двигателя;

В общей сложности высоту двигателя В-44, по сравнению с В-2-34, была уменьшена на 921 мм, а его габариты стали более компактными.


Согласно уточненным планам НКТП до конца 1945 г. завод в Харькове должны были изготовить 850 танков так называемой "валовой" серии Т-44Б при общем заказе 1200 боевых машин. Однако, несмотря на все прилагаемые усилия, первые пять серийных Т-44 были собраны только в ноябре 1944 года. В дальнейшем темп выпуска оставался весьма скромным и до 10 января 1945 года он составил всего 25 единиц. До конца текущего года было собрано ещё 880 машин, а на момент завершения производства в осенью 1946 года общий объём выпуска составил 1823 танка.

Столь небольшое количество Т-44 объяснялось двумя главными причинами. Во-первых, надо учитывать, что производство абсолютно новой машины было развернуто на разрушенном войной заводе в Харькове, где параллельно с производством танков шло его восстановление. Во-вторых, более приоритетной задачей в 1944-1945 гг. ставилось наращивание выпуска серийных танков Т-34-85 (который уже достиг пика своего совершенства) и ИС-2, составивших основную ударную силу РККА на завершающем этапе боевых действие в Европе. Помимо этого, выпуск Т-44 производился в обстановке повышенной секретности и даже в первые послевоенные годы о наличии этого танка знали далеко не все командиры танковый частей среднего ранга. Впрочем, точку в истории с серийным производством поставило всё же появлении более мощного танка Т-54, который начали выпускать с 1946 года.


На службе Родине

1945-1979 гг.


Поступление танков Т-44А в войска началось по мере их приёмки военной комиссией и первые машины были приняты в декабре 1944 года. До этого времени, с целью обеспечения командными кадрами будущих подразделений, на комплектование которых должны были поступить новые танки, было сформировано несколько учебных танковых частей. По состоянию на 15 сентября 1944 года (то есть, до официального принятия на вооружение) уже существовали три училища:

- гвардейское танковое Харьковское училище на базе 33-й гвардейской танковой бригады;

- гвардейское Сивашское Краснознаменное танковое училище на базе 6-й гвардейской танковой бригады;

- гвардейское Таманское танковое училище на базе 62-й танковой Таманской бригады.

В каждом их них устанавливался штатный состав численностью 1000 курсантов. Здесь стоит заметить, что полностью заменять танки Т-34 на Т-44 никогда не планировалось. Этот процесс был бы слишком трудоёмким и занял бы более 10 лет, а за это время могли появиться более современные машины. Собственно, так оно и произошло – уже к 1956 году в танковых частях советской армии совместно эксплуатировалось сразу четыре типа танков среднего типа: модернизированные Т-34-85, Т-44А, Т-54 в трех модификациях и Т-55.
Первые танки Т-44А, поступившие в эксплуатацию в 1945 году, обладали внушительным количеством производственных дефектов и потому считаться боеготовыми они не могли. Чаще всего проблемы возникали с работой силовой установки и ходовой части, у которой выходили из строя торсионы подвески. По этой причине новые танки поступали в распоряжение учебных подразделений и только после устранения большей части "детских болезней" их начали передавать в войска.


Несмотря на то, что Т-44А появились за полгода до завершения войны в Европе, в боевых действиях против Германии и её союзников эти танки участия не принимали. Весной 1945 года несколько машин было отправлено для фронтовых испытаний, однако название и дислокацию воинской части, в которой они эксплуатировались, выяснить пока не удалось. В общем-то можно понять, почему Т-44А не попали на фронт - Сталин берег лучшую технику для новой войны, которая теперь ожидалась с бывшими союзниками. Отчасти по этой причине в боях с немецкими танкми не участвовали тяжелые танки ИС-3, а в небе Германии так и не появились американские истребители Р-63 "Kingcobra", поставляемые в СССР по ленд-лизу.

В послевоенный период танки Т-44А в основном дислоцировались в западных военных округах и, в крайне небольших количествах, на территории стран Восточной Европы. Принято считать, что машины этого типа никогда не участвовали в боевых операциях, проводимой в период существования СССР. И всё же, сохранилась по меньшей мере одна фотография, на которой запечатлен одиночный Т-44А идущий по улице Будапешта. Вполне можно предположить, что в ноябре 1956 года советская группировка использовала несколько этих танков для подавления восстания в столице Венгрии.

Впрочем, дальнейшая карьера Т-44А оказалась мирной. Пройдя два этапа модернизации эти танки прослужили в частях первой и второй линии в общей сложности 30 лет. Одни из последних Т-44А использовались при учениях войск Московского ВО, проведенных зимой 1971 г. После вывода из эксплуатации большая часть Т-44А была отправлена на временное хранение, либо передавались в учебные части, где они использовались до середины 1980-х гг.

ашни от старых танков в конце 1960 - начале 1970 гг. использовали для строительства долговременных огневых точек в комплексе железобетонных вооружений, разработанных для частей Западной Группы Войск дислоцированных в Германии. Часть из этих строений сохранялась до последнего времени.


Пути модернизации

11945-1966 гг.


Как бы ни был хорош Т-44 уже после появления Т-54 он морально устарел. Прежде всего, пушка калибром 85-мм уже не отвечала современным требованиям. Как известно, попытка установить 122-мм пушку успехом не увенчалась по вполне понятным причинам, поэтому в 1945 году был рассмотрен вариант оснащения Танка Т-44А новой пушкой Д-10Т калибра 100 мм.

Новая модификация Т-44-100 внешне отличалась только более длинным стволом орудия. Опытный образец прошел испытания летом 1945 года и показал крайне низкие результаты. Если к конструкции танка особых претензий не предъявлялось, то с установкой Д-10Т в стандартной башне возникли большие проблемы. При выстреле танк сильно раскачивало, что сбивало точную наводку, а башенном погоне образовывался люфт. Также не удалось нормально уравновесить орудие, что исключало эксплуатацию такой машины в строевых частях.

Осенью 1944 года на испытания вышел улучшенный вариант, оснащенный орудием ЛБ-1, зенитным пулеметом ДШК калибра 12,7-мм и бортовыми экранами толщиной 8 мм, сделанными по типу немецких танков. В целом, впечатление от улучшенного Т-44-100 было более положительным, но военных не устроило наличие дульного тормоза. Столь большая нелюбовь к “наболдашнику” объяснялась якобы тем, он сильно демаскирует танк и снижает мощность выстрела. Кстати, немцы с такой теорией были абсолютно не согласны – достаточно вспомнить последние варианты Pz.IV и “пантеры”, с которыми предстояло бороться Т-44.

В том же году на танк Т-44 попытались установить стабилизатор вооружения. Опытная конструкция уместилась в стандартную танковую башню, но внутри она занимала столько места, что работа экипажа оказалась сильно затруднена. К тому же, сам стабилизатор оказался недоработанным и эту идею временно оставили, реализовав её через 20 лет.


Так, оставшись с 85-мм пушкой С-53, танки Т-44А спокойно дожили до 1961 года, когда было принято решение довести их до современных стандартов. Комплекс мероприятий заключался в следующем: установлен двигатель В-54, увеличена ёмкость топливных баков, бортовые фрикционы заменены на двухступенчатые планетарные механизмы поворота, введены гусеницы и ведущие колеса цевочного зацепления, а также штампованные катки по типу Т-54. Боекомплект к пушке увеличился до 61 выстрела. В крышке люка механика-водителя установили прибор ночного видения ТВН-2, а радиостанцию Р-9 заменили на Р-113. После этих изменений танк получил обозначение Т-44М.

Следующая модификация появилась в 1963 году, когда на базе “линейного” танка был создан его командирский вариант. На него устанавливалось сразу две радиостанции (Р-112 и Р-113), что повлекло за собой уменьшение боезапаса до 15 выстрелов и 441 патрона. Был также демонтирован курсовой пулемет. Командирские танки получили обозначение Т-44МК. В последний раз Т-44 модернизировали в 1966 году, когда часть танков получила двухплоскостной стабилизатор вооружения. Этим машинам был присвоен индекс Т-44С.


Некоторое количество Т-44М в 1960-е гг. было переоборудовано в бронированные тягачи БТС-4. Как и в аналогичных случаях, с танков демонтировалась башня и устанавливалось специализированное оборудование, включавшее лебедочный механизм. Из вооружения оставили только пулемет РПК калибра 7,62-мм и два автомата АК-47 в укладке. Интересной особенностью БТС-4 было наличие оборудования для подводного хода. Первый опытный образец БТС-4 был построен в 1965 году и принят на вооружение в ноябре 1967 года. Тягачи на базе Т-44М успешно эксплуатировалось вплоть до начала 1990-х гг., причем некоторые из них сохранились до нашего времени во вполне приличном состоянии. По крайней мере, в конце 2010 года ещё попадались объявления о продаже частными организациями демилитаризованной техники, в том числе и БТС-4.


В начале 1945 года база танка Т-44А была использована для проектирования противотанковой самоходной установки СУ-101\СУ-102, которая должна была придти на замену СУ-100. Данные САУ получили компоновку с задним расположением боевого отделения, позволившую сильно сократить их длину. Обратной стороной стало резкое ухудшение охлаждения двигателя и вентиляции, что привело к быстрой отмене проекта.


В кино как в бою

1960-1980 гг.


В 1960-1970 гг. танкам Т-44 довелось стать “киногероями” нескольких фильмов о Великой Отечественной войне. По всей видимости впервые эти танки были задействованы при съёмках фильма “На дорогах войны”, где они играли роль Т-34. Непонятно правда, как армия не предоставила обычные “тридцатьчетверки”, которые в те годы имелись в избытке. Также Т-44М участвовали в фильме “Офицеры” (19971 г.), где с ними был снят один небольшой эпизод с освобожденным городом.

Но наиболее хорошо Т-44 запомнились в фильме “Отец солдата”, вышедшего на экраны страны в 1964 году. Здесь они сыграли сразу две роли – “тридцатьчетверок” в эпизоде у немецкого виноградника и немецких танков в эпизоде с отступлением советской пехоты в сентябре 1942 года. Во второй сцене Т-44 явно “гримировали” под хорошо узнаваемых “тигров”. Впрочем, фильм “Отец солдата” интересен ещё и тем, что при его съёмках задействовали массу другой интересной бронетехники, не часто встречающейся на экранах. Кроме обычных Т-34-85 здесь можно было увидеть тяжелые танки ИС-2 (в двух небольших эпизодах) и ИС-3 (тоже в двух эпизодах, причем в одном из них на башне танке имелась надпись “На Берлин”), самоходные установки ИСУ-152, артиллерийский тягач АТ-П “конверсированный” в немецкую САУ, а также послевоенные бронетранспортеры БТР-40.

Последними фильмами, где можно было увидеть Т-44М, стали “Действуй по обстановке” (1982 г.) и киноэпопея “Освобождение” – в обоих случаях танки дорабатывались под “тигриные” башни и характерную для немецких танков лобовую часть корпуса.


Постскриптум

Последствия перестройки 1980-х гг.


Вот так сложилась история среднего танка Т-44, который ещё в годы советской власти было принято называть “танком-революцией”. Как это ни странно, но в своё время мне довелось видеть Т-44 в массовом количестве, а случилось это при следующих обстоятельствах.


В 1987 году наша семья переехала в микрорайон Уручье (г.Минск), получивший свой название от одноименной деревни, которую тогда полностью снесли и построили на её месте многоквартирные дома. Рядом нами, на московском направлении, находился военный городок “Восточный” (он же “9-й километр”), где была расквартирована 120-я отдельная механизированная бригада. За лесным массивом, у станции Озерище, располагалось стрельбище и танковый полигон. Я хорошо помню, как в последние годы существования СССР мы бегали на “танковое шоссе” у станции, по которому ездил почти весь танковый арсенал БВО. Но вернемся к главному.

Мой отец, заядлый грибник, в свой время исходил все ближние леса и как-то рассказал мне, что у стрельбища находится учебная площадка с танками. По его словам техники там было много, но вся она была не новая. Впрочем, это меня абсолютно не смущало. Несколько раз я порывался пойти туда один, но идти 5 км пешком и 3 из них по незнакомой местности я тогда не решился. И вот, на весенние каникулы 1990 годы мы с отцом всё-таки вышли в дальний путь. Честно говоря, я ожидал увидеть нечто наподобие открытой площадки нашего Музея ВОВ, только гораздо скромнее. Но то, что предстало перед моими глазами, меня сильно поразило.


Это был настоящий учебный центр, с вполне настоящими образцами вооружения. На “входе” нас встречала противотанковая пушка с расставленными станинами, а сама “экспозиция” для меня открылась с истребителя МиГ-17 и вертолета Ми-4. Тут же были выставлены бомбы, мины, ракеты, сбрасываемые контейнеры и кажется даже торпеда. Чуть дальше находился вкопанный в землю бункер цилиндрической формы. Но больше всего меня впечатлила техника.

На небольшом отрезке узкоколейной железной дороги в ряд на тележках стояло несколько казавшихся новыми гусеничных машин. Они напомнили мне легкие танки Т-70, только гораздо короче и без башни. Вначале я думал, что это какая-то современная “конверсия”, и лишь спустя годы узнал, что это были тягачи АТ-П, лишь недавно снятые с вооружения (чем и объяснялось их хорошее состояние). Далее можно было увидеть грузовики ЗиЛ, несколько других военных машин и огромные четырехосные МаЗы. Судя по состоянию всей техники (особенно авиационной) за учебной площадкой никто не следил уже пару лет. Всё что можно было отвинтить или отломать уже давно отломали. О реставрации экспонатов тогда уже никто не думал, хотя на МиГ-17 “милосердно залатали“ крыло и кабину металлическими листами. Но самое интересное открывалось ближе к баракам и плацу, находившимися за проволочным ограждением. Перед ними, на небольших прямоугольных площадках, находилось около десятка Т-44М. Конечно, с них уже давно сняли всё оборудование и вооружение, но всё-равно эти танки смотрелись очень красиво. Несмотря на то, что все люки были наглухо заварены, мне не терпелось залезть внутрь и почувствовать себя хоть немного танкистом. И тут отец подсказал мне, что у каждого танка должен быть аварийный люк недалеко от носа корпуса. Так оно и оказалось. Набравшись смелости я пролез под днищем одного из танков, стоявших с гордо поднятым вверх стволом. Оказавшись внутри боевого отделения у меня уже не оставалось сомнений, что этот поход мы затеяли не зря. Я побывал на всех четырех местах экипажа и пришел к выводу, что Т-44М танк весьма тесный. Даже при моем росте и детской комплекции сидеть на месте командира орудия и мехвода было крайне неудобно. Оставалось только предположить, как чувствовал себя экипаж Т-44 на марше, где танк трясло со страшной силой. Впрочем, положительным моментом было присутствие рычагов управления и работающий маховик вертикальной наводки орудия (башня не вращалась). Кстати, если пройти ещё где-то километр, можно было увидеть другую часть наглядных пособий в виде ещё одного МиГ-17, полуразрушенного Як-28 (или Як-27, точно не помню) и всяких БРЭМ. Тут же были наглядная агитация в стиле “Защищай Родину” и “Знай уязвимые места техники НАТО”. Хотя вся техника тут тоже была не в лучшем виде, впечатление она оставлялось весьма сильное.


Впоследствии я ещё дважды водил туда друзей и последний мой поход состоялся в сентябре 1992 года. Тогда моему другу захотелось снять на подаренные ему “Зенит” что-нибудь оригинальное и учебная площадка подошла очень хорошо. К несчастью, все снимки оказались испорченными. Затем наша независимая страна впала в кризис и мне стало не до полигона. Года через два я услышал от отца, что учебный центр стали растаскивать, но тогда мне казалось, что продать и распилить столько танков сразу нереально. Оказалось, что вполне реально.

Летом 1997 года мы с семьей выбрались на сбор черники под Озерище. Поскольку ближайший лес был уже хорошо “освоен” горожанами нам пришлось углубиться в лес и дойти до стрельбища. В такой ситуации я не упустил возможность добраться до учебного центра и тут я испытал не меньшее потрясение, чем 7 лет назад. На месте огромной экспозиции не было ничего. Вообще ничего. Снесли даже большую часть бетонных постаментов, а на месте техники валялись какие-то железяки. Потом отец рассказал мне, что в течении лета 1994 года начали распиливать на драгметаллы “авиацию”, а затем взялись за остальную технику. Все танки Т-44 (или почти все) свезли на станцию, где их погрузили на платформы и отправили в неизвестном направлении. Тогда мне показалось, что больше я не увижу Т-44 никогда…


И вот, в 2007 году я добрался до музея на Поклонной горе в Москве. К моему удивлению здесь, рядом с Т-34-85, стоял Т-44. Залезть внутрь танка разумеется было нельзя, но внешнее состояние этой машины было вполне хорошим. Это был хороший знак. Спустя ровно год мне довелось посетить нашу “Линию Сталина”. Экспозиция этого музея мало в чем уступает московскому, а по некоторым видам техники даже превосходит. Например, тут находится сразу два тяжелых танка Т-10 различных вариантов. Был здесь и Т-44М. Очень хотелось надеяться, что это один из “выживших” танков учебного центра.


В настоящее время, кроме “Линии Сталина” под Минском, есть ещё по крайней мере четыре музейных Т-44А и Т-44М. Два танка в данное время находятся в Москве: в экспозиции музея на Поклонной горе (где он соседствует с Т-34-85) и в музее БТТ в Кубинке. Еще по одному танку имеются в экспозициях музея "Брестская крепость-герой" и в музее на Соколовой горе в Саратове.



Источники:
"Отечественные бронированные машины 1941-1945". Том II. Изд.центр "Экспринт". 2005 г.
Назад в прошлое. Фото Т-44 (Танкомастер №6, 2004 г.)
Ю. Мухин "Танк-революция" (Танкомастер №1, 2004 г.)
Р. Уланов "Я испытывал Т-44" (Танкомастер №1, 2004 г.)
Гусеничный бронетягач БТС-4
"Быть ли танку на поле боя" (Моделист-Конструктор №11, 1978 г.)
Продольный разрез танка Т-44А (Моделист-Конструктор №11, 1978 г.)
Проекции среднего танка Т-44А (Моделист-Конструктор №11, 1978 г.)


ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ СРЕДНИХ ТАНКОВ
Т-44, Т-44А и Т-44-100 образца 1944-1945 гг.

Т-44 (1-й прототип)
обр.1944 г.
Т-44 (серийный)
обр.1944 г.
Т-44-100
обр.1945 г.
БОЕВАЯ МАССА 30400 кг 31800 кг 33500 кг
ЭКИПАЖ, чел.4
ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ
Длина, мм 7650 (полная) 8750 (полная)
Ширина, мм 3100 3180 3200
Высота, мм 2470 2412 2400
Клиренс, мм 355-480 430 420-450
ВООРУЖЕНИЕ одна 85-мм пушка Д-5Т и два 7,62-мм пулемёт ДТ одна 85-мм пушка С-53 и два 7,62-мм пулемёт ДТМ одна 100-мм пушка Д-10Т или ЛБ-1 и два 7,62-мм пулемета ДТМ
БОЕКОМПЛЕКТ 54 выстелов и 2772 патронов 58 выстрелов и 1890 патрона 36 выстрелов для пушки
2000 патронов для 7,62-мм пулемета
200 патронов для 12,7-мм пулемета
ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯ телескопический ТОД-6 обр.1940 г., перископический ПТ-6 обр.1940 г.
телескопический орудийный прицел ТШ-16, телескопический пулеметный прицел ППУ-8Т
телескопический прицел ТШ-16, телескопический пулеметный прицел ППУ-8Т
БРОНИРОВАНИЕ лоб корпуса – 75 мм
лоб башни - 115 мм
борт и корма башни - 75 мм
борт корпуса - 60 мм
корма - 30-45 мм
крыша корпуса - 15 мм
крыша башни - 15 мм
днище (передний лист) - 15 мм
лоб корпуса – 90 мм
лоб башни - 120 мм
борт башни - 90 мм
корма башни - 75 мм
борт корпуса - 75 мм
корма - 30-45 мм
крыша корпуса - 15 мм
крыша башни - 15 мм
днище (передний лист) - 15 мм
лоб корпуса – 90 мм
лоб башни - 120 мм
борт башни - 90 мм
корма башни - 75 мм
борт корпуса - 75 мм
корма - 30-45 мм
крыша корпуса - 15 мм
крыша башни - 15 мм
днище (передний лист) - 15 мм
бортовой экран - 6 мм
ДВИГАТЕЛЬ В-2-ИС, дизельный, 12-цилиндровый, жидкостного охлаждения, мощностью 500 л.с. В-44, дизельный, 12-цилиндровый, жидкостного охлаждения, мощность 500 л.с. при 1700 об.мин.; ёмкость баков - 420 литров. В-2-34, дизельный, 12-цилиндровый, жидкостного охлаждения, мощность 520 л.с. при 1700 об.мин.
ТРАНСМИССИЯмеханического типа: 5-скоростная КПП (4 передачи вперед и 1 назад), бортовые редукторы и фрикционы
ХОДОВАЯ ЧАСТЬ(на один борт) 5 сдвоенных опорных катков диаметром 830 мм, переднее ведущее и заднее направляющее колесо; гусеницы - стальные, мелкозвенчатые, гребневого зацепления, по 72 трака в каждой
СКОРОСТЬ 52,6 км\ч по шоссе 50 км\ч по шоссе 52 км\ч по шоссе
ЗАПАС ХОДА 210 км по шоссе 235 км по шоссе 380 км по шоссе
ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ
Угол подъёма, град.30°
Высота стенки, м0,701,000,70
Глубина брода, м2,50
Ширина рва, м1,40
СРЕДСТВА СВЯЗИ радиостанция 9Р, переговорное устройство ТПУ-3 радиостанция 9РМ или 9РС, переговорное устройство ТПУ-3-бис-Ф радиостанция 9РМ или 9РС, переговорное устройство ТПУ-3-бис-Ф

ВНИМАНИЕ
Все права на текстовые материалы принадлежат администрации сайта Aviarmor.
Перепечатка и использование возможны только с письменного разрешения администрации
или при наличии активной ссылки на этот сайт.
©2013 www.aviarmor.net