Т-50

Легкий танк


Разработчик: СКБ-2
Год начала работ: 1940
Год выпуска первого прототипа: 1941
В 1941-1942 гг. была выпущена ограниченная серия танков, дальнейшие работы прервали в связи с эвакуацией.


В начале сентября 1940 г., ещё до официального завершения испытаний Т-126(СП), в недрах АБТУ созрел новый план, относительно дальнейшего развития темы легких танков сопровождения пехоты. Определенное влияние на это оказали испытания немецкого среднего танка Pz.Kpfw.III Ausf.F, захваченного годом ранее в Польше и тайно перевезенного в Советский Союз для всесторонних испытаний. Как оказалось, при чуть большей массе, чем у последних модификаций Т-26, немецкая машина имела лучшие показатели подвижности и бронирования, при равном вооружении. Обстрел танка из 45-мм противотанковой пушки заставил задуматься – его 32-мм лобовая броня с трудом пробивалась бронебойным снарядом, хотя с данном случае имело место использование некондиционных боеприпасов. Эффективно поражать Pz.III танковая 45-мм пушка 20К могла только на близких дистанциях. В то же время, 50-мм немецкое танковое орудие имело аналогичные баллистические показатели, что немного уравнивало боевую ценность обеих машин.

Сопоставив эти данные были сформулированы новые требования к “легкому танку улучшенного бронирования” и Т-126(СП) в них уже не укладывался. Новый начальник ГАБТУ РККА С.Федоренко 20 сентября 1940 г. получил новые распоряжения. Теперь требовалось, учитывая данные испытаний Pz.III, провести модернизацию танка Т-126(СП) и предоставить для тестов два опытных образца. В тот же день замнаркома НКСМ С.Акопов также направил в АБТУ официальный документ, касаемый дальнейшей судьбы Т-126(СП). В нем, в частности, говорилось, что кроме увеличения подвижности танка следует уменьшить его массу до 14 тонн. Это позволило бы уложиться в стоимостные требования и обеспечить надежное функционирование таких важных узлов, как подвеска и трансмиссия. В крайнем случае, допускалось уменьшение бронирования до 40 мм..


1 октября 1940 г. к проектированию улучшенного варианта Т-126(СП) приступил конструкторский коллектив ОКБ-2 Л.Троянова под общим руководством и С.Гинзбурга. Проект проходил по документам как “Объект 135” (Т-135) и наиболее сильно напоминал свой прототип. Форма корпуса и ходовая часть остались на нем почти без изменений, но массу удалось сократить до 14 тонн. Танк оснащался 300-сильным дизельным двигателем. Схема бронирования Т-135 существенно изменили – теперь его лобовая часть была защищена 35-мм цементованной броней, которая по своим показателям оказалась даже лучше, чем 45-мм бронелист среднего танка Т-34. Производство такой брони уже было освоено на Ижорском заводе. Трансмиссия танка прорабатывалась в двух вариантах (планетарная и гидравлическая). По расчетам конструкторов, Т-135 должен был обладать скоростью 60-65 км\ч при улучшенной подвижности. Вооружение танка состояло из 45-мм пушки образца 1938 г., двух спаренных с ней пулеметов и одного пулемета с укладке. Для улучшения обзора была также введена командирская башенка.

Впрочем, долго оставаться в одиночестве инженерам из ОКБ-2 не пришлось. Уже 8 октября, по просьбе СКБ-2 ЛКЗ, в работу над новым танком включился конструкторский коллектив А.Ермолаева, ранее проектировавший “объект 211”. Их проект во многом был аналогичен Т-135, отличаясь цельнолитым корпусом и совершенно новой системой охлаждения, которая состояла из подковообразного радиатора и вентилятора, размещенного внутри него.

Спустя ещё несколько дней к ним присоединилась группа выпускников-слушателей ВАММ им.Сталина, под руководством Н.Астрова. Этот проект наиболее сильно тяготел к Pz.III, обладая схожим по форме корпусом, башней и ходовой частью. Кроме того, от немецкого танка переняли конструкцию КПП, систему охлаждения двигателя, смотровые приборы и т.д. Дизельный двигатель В-4 при этом тог устанавливаться либо в корме танка поперек, либо со смещением к правому борту. Коническая башня также была выполнена трехместной, но в отличии от Pz.III её компоновка оказалась излишне тесной. Бронирование танка выполнили под стать немецкому аналогу – лоб 32 мм, борт – 15 мм. Оценочная масса танка составляла около 15 тонн..


Рассмотрение всех трех проектов состоялось с ноябре-декабре 1940 г. Проект группы Астрова был представлен первым, но дальше макетной стали не прошел. Военная комиссия посчитала, что копирование немецкого танка, с внесением корректив, не является оптимальным методом. К тому же, особенности конструкции танка требовали переработки двигателя В-4.
Два других проекта оказались более удачливыми. В феврале-марте 1941 г. было собрано по одному опытному образцу каждого из них. Преимущество оказалось за проектом завода №174, который показал лучшую технологичность конструкции. Литой корпус опытного танка, разработанный специалистами Кировского завода, обладал бы меньшей стоимостью при серийном производстве, однако сложная форма его носовой части вызвала бы трудности при её изготовлении. К тому же, сам процесс литья столь больших деталей ещё не был освоен на предприятиях. Это и стало решающим фактором..


После устранения отдельных недостатков танк Т-50, спроектированный в СКБ-2, в феврале 1941 г. был принят на вооружение РККА. Формировавшимся тогда механизированным корпусам срочно требовалась материальная часть, и по возможности новая, так что потребность в легких танках Т-50 оценили в 550 машин. Ими планировали восполнить недостачу танков БТ-7, которые были сняты с производства.

Очевидно понимая, что выполнить такой заказ в намеченные сроки не реально в него внесле существенные коррективы. Следуя постановлению СНК СССР “О плане текущих военных заказов на III квартал 1941” от 12 апреля того же года, завод №174 с 1 июля по 1 октября должен был собрать 25 танков по временному техпроцессу. Затем, начиная с IV квартала 1941 г., планировалось выпустить первую очередь нового сборочного конвейера, и только с 1942 г. предполагалось выйти на запланированную мощность, не только покрыв недостаток танков БТ-7, но и передавая Т-50 во вновь формируемые соединения. В итоге, на 22 июня 1941 г., легкие танки Т-50 находилтсь на стадии сборки и в строевые части не передавались.


Так что же представлял из себя серийный танк Т-50 спроектированный инженерами СКБ-2. По внешнему виду и компоновке Т-50 напоминал средний танк Т-34, но в остальном это были совершенно разные машины, где прослеживалось влияние как более раннего советского проекта Т-126(СП), так и немецкого среднего танка Pz.Kpfw.III.

Корпус танка собирался методом сварки из броневых листов высокой твердости толщиной 12,15,25,30 и 37 мм. Лобовая броня, установленная под большими углами наклона (верхний 50°, нижний 45°), надежно защищала от огня 20-мм и 37-мм противотанковых пушек, а на дальних дистанциях – от 45-мм. В передней части танка находилось отделение управления, в котором, с небольшим смещением к левому борту, помещался только механик-водитель. Для наблюдения за окружающей обстановкой в крышке люка устанавливался смотровой прибор (в боевой обстановке закрывавшийся броневой крышкой со смотровой щелью) и небольшая шаровая опора с амбразурой для стрельбы из револьвера системы “наган”. За ним располагалось боевое отделение, причем три остальных члена экипажа находились в башне. Здесь просматривается явная аналогия с немецким танком Pz.III. Слева от орудия находилось место командира орудия, справа – заряжающего. Надо отметить, что по уровню обзорности Т-50 был лучшим среди новых советских танков. Кроме прицела и перископов наводчика и заряжающего в бортах башни и в бортовых “скулах” были сделаны дополнительные приборы наблюдения, прикрытые броневыми щитками.

За ними, в кормовой части башни ближе к левому борту, было оборудовано место командира танка. Над его головой установили небольшую командирскую башенку с восемью смотровыми приборами и вентиляционным люком в крыше. Для посадки и выхода экипажа из танка были сделаны два прямоугольных люка в башне и один в лобовом листе.

В кормовой части корпуса находилась силовая установка, состоявшая из четырехтактного 6-цилиндрового рядного дизеля В-4 с жидкостным охлаждением. Этот двигатель был развитием В-3, опробованного на опытном танке Т-126(СП), и мог развивать максимальную мощность до 300 л.с. Номинальный ресурс В-4 составлял 200-250 моточасов. Для пуска двигателя использовался инерционный стартер или электромотор, хотя был предусмотрен резервный вариант с использованием сжатого воздуха. Устанавливался В-4 вдоль продольной оси танка, при этом конструкторами, по опыту боёв в Испании, была предусмотрена надежная защита моторного отделения от поражения ручными противотанковыми средствами. Так, выпускные щели для выброса охлаждающего воздуха были снабжены заслонками и защитными сетками, смонтированными на крыше моторно-трансмиссионного отделения. Выхлопные патрубки двигателя и воздухозаборники для входа охлаждающего воздуха располагались в бортовых листах над гусеницами. Такая схема обеспечивала не только защиту от поражения горючей смесью, но и обеспечивала хорошее охлаждение агрегатов трансмиссии. Для борьбы с пожаром внутри танк был предусмотрен ручной тетрахлорный огнетушитель.

Трансмиссия танка была максимально упрощена для серийного производства. Она состояла из двухдискового главного фрикциона сухого трения, 5-скоростной КПП, двух бортовых фрикционов с ленточными тормозами и двух двухрядных бортовых редукторов.

Ходовая часть Т-50 была во многом аналогична опытному танку Т-126(СП) и состояла из шести опорных необрезиненных катков на борт с внутренней амортизацией, трех поддерживающих роликов, переднего направляющего и заднего ведущего колеса со съемными зубчатыми венцами цевочного зацепления. Гусеницу выполнили мелкозвенчатой, с литыми траками из стали Гартфилда шириной 360 мм. Подвеска танка – торсионная.

Средства связи серийного Т-50 состояли из радиостанции КРСТБ, внутреннего переговорного устройства ТПУ-3 и светосигнального устройства для дополнительной связи между механиком и командиром танка.

Электрооборудование было выполнено по однопроводной схеме с напряжением бортовой сети 12В. На танке устанавливался аккумулятор ЗСТЭ-126 ёмкостью 126 А-ч и генератор тока ДСФ-500Т мощностью 0,5 кВт с реле-редуктором РРК-ГТ-500.

Вооружение Т-50 больше соответствовало легкому танку БТ-7 последних серий выпуска. В башне монтировалась 45-мм пушка 20К образца 1938 г. с вертикальным полуавтоматически затвором. Справа и слева от неё были установлены спаренные 7,62-мм пулеметы ДТ. Углы наведения этой установки по вертикали составляли от -7° до +25°. Боезапас составлял 150 выстрелов к пушке и 64 магазина к пулеметам. Кроме этого, в боевом отделении имелась укладка с пехотным пулеметом ППД (710 патронов) и 24 ручными гранатами Ф-1. .


В начале 1941 г. выпуском Т-50 занимался лишь завод №174 в Ленинграде, где и был разработан этот танк. Несмотря на относительную простоту конструкции эта машина оказалась сложнее в производстве, чем выпускавшиеся здесь ранее Т-26, что повлекло за собой задержку в сдаче серийной продукции. Также подвели смежники – завод №75 в Харькове оказался неспособным проводить одновременную сборку дизелей В-2 и В-4 в требуемом объёме. В результате, долгая “раскачка” предприятий привела к тому, что первые серийные Т-50 были получены только в июле 1941 г.

Однако здесь возникли новые, куда более серьёзные трудности. К концу лета немецкие войска вышли на ближние подступы к Ленинграду и проводили массированные бомбардировки как самого города, так и его предприятий. Сборочный конвейер оказался поврежден, однако до эвакуации завод №174 сумел выпустить 50 танков. Возможно, это количество могло быть и большим, но ситуация с выпуском Т-50 усугублялась отсутствием нужного металлопроката, двигателей и отдельных комплектующих.

В качестве резервного варианта рассматривался выпуск Т-50 на заводе №37 в Москве, но это предприятие было и без того загружено работой по легким танкам Т-40 и их модификациям, так что присланная сюда техническая модификация осела “мертвым грузом”.

Тем временем, в августе-октябре 1941 г., на ленинградском заводе провели серию улучшений, направленные на ускорение технологического процесса. Так, сложные фрезерованные детали по возможности заменялись литыми, вместо огневой резки стали использовать оборотные механические пилы, а нарезку резьбы в бронелистах заменили на пробки и бонки из конструкционной стали с резьбой внутри них. Перед самой эвакуацией, в октябре 1941 г., завод приступил к изготовлению упрощенных корпусов из гомогенной стали толщиной 40 мм и литых башен с толщиной брони 50 мм. Масса танка при этом возрастала до 17800-18200 кг, но на ходовые качества это практически не повлияло. В сумме эти новшества позволили снизить стоимость готовой продукции на 25-29%, но реализовать эти выгодные шаги своевременно не удалось – после эвакуации завода на Урал производство танков Т-50 прекратилось на несколько месяцев.

Прибыв в декабре 1941 г. в Омск на заводе №174 попытались снова наладить серийное производство Т-50, тем более что госзаказ на них никто не отменял. Тут выяснилось, что сделать это будет весьма затруднительно. У завода остался лишь небольшой задел корпусов и башен, позволявший собрать всего несколько машин. В добавок, из-за дефицита оптического стекла пришлось отказаться от командирской башенки и смотрового прибора механика-водителя, вместо которых использовали стандартные поворотные башенный и водительский перископические наблюдательные приборы, унифицированные с танком Т-70. Судя по сохранившимся документам, такая башня с середины декабря 1941 г. находилась в производстве на заводе №180 в Саратове, причем в феврале следующего года было рекомендовано сократить экипаж до 3-х человек, так как размещение наводчика в танке затруднено. Было ли это выполнено на деле остается лишь догадываться. Хотя даже в этом случае выпуск Т-50 мог быть возобновлен в прежних объемах, танк уже поспешили “похоронить”.

Основной причиной, повлекшей за собой отказ от выпуска Т-50, стал массовый переход промышленности на выпуск средних танков Т-34, строительство которых продолжалось даже в ущерб другим типам бронемашин. Другим, не менее важным фактором, стало отсутствие двигателей В-4, выпуск которых прервался осенью 1941 г. из-за эвакуации заводов. Положение с Т-50 ещё более ухудшилось после того, как задел двигателей вывезенных из Ленинграда в Челябинск был “реквизирован” директором ЧКЗ для выпуска КВ-1. Конструкторский отдел 174-го завода попытался компенсировать нехватку двигателей установкой карбюраторных ГАЗ-202, но этот тип силовой установки явно не подходил для 14-тонного танка. Последним “гвоздем в крышку гроба” для Т-50 стало распоряжение о развертывании серийного выпуска средних танков Т-34 на заводе №174, последовавшее после начала боёв за Сталинград и частичной эвакуации СТЗ. Нехватку столь ценных для фронта танков предполагалось компенсировать все теми же “тридцатьчетверками”, легкими Т-70 и британскими “Valentine”, поставки которых начались несколькими месяцами ранее. Впоследствии было принято утверждать, что причиной отказа от выпуска Т-50 стала его большая сложность в производстве и высокая стоимость.

Так, за первый квартал 1942 г. удалось выпустить всего 15 танков, часть из которых была оснащена радиостанциями 9Р и переговорными устройствами ТПУ-2. Несколько Т-50 первой серии, оставшиеся под Ленинградом, осенью 1941 г. были модернизированы путем установки навесной брони толщиной до 25 мм.

Общее количество выпущенных танков, таким образом, оценивается в 65 экземпляров двух серий, хотя по другим источникам это количество составляет 69 или 75 единиц..


Пока на заводе №174 налаживали серийное производство Т-50, в мае 1941 г. замнаркома обороны маршал Г.Кулик распорядился начать работы по проектированию пушек калибра 55-60 мм с увеличенной бронепробиваемостью и уменьшенным действием осколочного выстрела. Толчком для этого послужили новые сведения об использовании средних танков Pz.III, броню которых советские 45-мм орудия пробивали только с близких дистанций.

Спустя некоторое время ОКБ-92 под руководством Грабина провела эскизную проработку проекта 57-мм орудия на основании выстрела от горной пушки образца 1938 г., но с дульцем обжатым до нужного калибра. Предварительные расчеты показывали, что при начальной скорости порядка 780 м\с бронебойный снаряд массой 3,6 кг сможет пробить броню толщиной 70 мм с дистанции 500 метров. Такие показатели вполне удовлетворяли предъявленным требованиям, что позволило АБТУ инициировать создание новой модификации танка Т-50, вооруженного 57-мм пушкой. Эту работу вновь поручили КБ завода №174, обязав спроектировать для танка новую башню с уширенным на 80 мм погоном, приспособленным для установки нового высокомощного орудия. Заодно было выдано задание на разработку открытой башни с 25-мм зенитным автоматом.

Модифицированный танк по документам проходил под индексом Т-135-2 или Т-50-2, однако довести начатую работу до конца не получилось. Последние упоминание о работах в этом направлении относится к началу июня 1941 г., но с началом войны проект Т-50 с 57-мм противотанковой пушкой был закрыт в пользу доработок серийных танков.

А вот с зенитным танком все вполне могло получиться. Абсолютно новую башню, приспособленную для установки 25-мм или 37-мм зениток, разработал инженер Савин. Танк, прошедший “переквалификацию”, был переименован в Т-50-3. Испытания этой артиллерийской системы должны были начаться в июле, но из-за неподачи ствола для 25-мм зенитного автомата машину пришлось оставить в Ленинграде и её дальнейшая судьба остается пока неясной. Можно предположить, что корпус Т-50-3 был использован для постройки серийного танка. О модификации с 37-мм пушкой данных пока найти не удалось.

Примерно в это же время Т-50 пытались превратить в огнеметный танк. О подробностях этих работ сведений также найти не удалось, но исходя их особенностей конструкции танка можно сделать вывод, что огнемет АТО-41 устанавливался в башне вместо 45-мм орудия, с сохранением одного, либо обоих пулеметов. Эта модификация осталась на уровне прототипа..


К сожалению, сведений о боевом применении Т-50 сохранилось крайне мало. И все же, сохранился ряд документов, которые позволяют отследить короткий боевой путь этого танка. По всей видимости, первой Т-50 в августе 1941 г. получила 1-я танковая дивизия. Прибывшие прямо с завода 10 новейших танков приняли активное участие в оборонительных боях на кингисепском направлении.

Также около десятка машин в сентябре-октябре поступило в состав 7-й армии, части которой оборонялись на рубеже под Петрозаводском. Наиболее ожесточенные бои развернулись здесь в конце августа – начале сентября 1941 г., когда немцы активизировали свои действия к югу от Ладожского озера. Стабилизировав фронт на Карельском перешейке советское командование направило освободившиеся резервы в район г.Мга, который 31 августа был контратакован частями 1-й дивизии НКВД и 1-й горнострелковой дивизией. В этой атаке участвовала достаточно сильная танковая группа, состоявшая из 9 Т-26, 3 Т-50 и 7 КВ. Взять город так и не удалось, хотя за две недели боёв обе стороны понесли тяжелые потери. Практически все Т-50, находившиеся в это время на передовой, были потеряны. В ходе боёв с финскими войсками один Т-50 с накладными бронелистами был захвачен противником. Впоследствии танк отремонтировали и использовали в учебных целях до 1954 г..


Не было обделено Т-50 и центральное направление. К началу сентября 1941 г. в танковых частях Западного фронта находилось 245 танков, большая половина из которых из которых относилась к новыми (22 KB, 83 Т-34, 23 БТ, 57 Т-26, 52 Т-40, 8 Т-50). Рядом, на Брянском фронте, действовала группа Ермакова, в задачу которой поставили уплотнить стык с Юго-Западным фронтом. Судя по всему, все “полтинники” находились здесь в составе 150-й танковой бригады (12 Т-34 и 8 Т-50).

Вероятно, последние из Т-50 числились в составе 5-й гвардейской танковой бригаде Южного фронта летом 1943 г., а на 1 июня 1944 года в резерве командующего бронетанковыми и механизированными войсками Ленинградского фронта все ещё оставался одиночный Т-50, использовавшийся для охраны.

Не лишним было бы отметить, что вместе с Т-50 под Ленинградом участвовал в боях опытный легкий танк “объект 211”, бывший в свой время основным конкурентом Т-126(СП). По всей видимости, он находился в весьма хорошем техническом состоянии и был отправлен на фронт в августе или сентябре 1941 г. О его боевой работе сведений до нашего времени не сохранилось..


До нашего времени сохранились три боевые машины: в Музее бронетанкового вооружения и техники в подмосковной Кубинке можно увидеть "объект 126" и серийный танк Т-50. Единственный трофейный танк с дополнительными броневыми экранами сохраняется в Финляндии, в танковом музее в городе Парола.



Источники:
М.Свирин. "Броневой щит Сталина. История советского танка 1937-43 гг." Изд."Яуза", "Эксмо". 2006 г.
М.Барятинский "Советские танки в бою.От Т-26 до ИС-2". ЯУЗА\ЭКСМО. Москва. 2007.
"Полная энциклопедия танков мира 1915-2000". сост.Г.Л.Холявский. Харвест.Минск\АСТ.Москва. 1998 г.
RKKA in World War II


ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ ЛЕГКОГО ТАНКА
Т-50 обр.1941 г.

БОЕВАЯ МАССА13800 кг
ЭКИПАЖ, чел.4
ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ
Длина, мм5200
Ширина, мм2450
Высота, мм2165
Клиренс, мм350
ВООРУЖЕНИЕодна 45-мм пушка 20К образца 1938 г. и два спаренных с ней 7,62-мм пулемета ДТ
БОЕКОМПЛЕКТ150 снарядов и 4000 патронов
ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯ телескопический ТОС
перископический ПТ-1
БРОНИРОВАНИЕ лоб корпуса – 37 мм
борт корпуса – 37 мм
корма и крыша башни - 15 мм
лоб башни - 37 мм
борт башни - 37 мм
кожух орудия - 15 мм
крыша корпуса - 15 мм
корма корпуса - 25-30-37 мм
днище - 12-15 мм
ДВИГАТЕЛЬВ-4, дизельный, 6-цилиндровый, мощностью 300 л.с.
ТРАНСМИССИЯмеханического типа: 4-скоростная КПП (4 передачи вперед и 1 назад), бортовые фрикционы
ХОДОВАЯ ЧАСТЬ(на один борт) 6 опорных катков, 3 поддерживающих ролика, заднее ведущее и переднее напрвляющее колесо, мелкозвенчатая гусеница из стальных траков
СКОРОСТЬ 55 км\ч по шоссе
42 км\ч по грунту
ЗАПАС ХОДА ПО ШОССЕ 344 км по шоссе
280 км по грунту
ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ
Угол подъёма, град.35°
Высота стенки, м0,70
Глубина брода, м0,70
Ширина рва, м2,20
СРЕДСТВА СВЯЗИрадиостанция КРСTБ или 9Р
переговорное устройство ТПУ-3 или ТПУ-2

ВНИМАНИЕ
Все права на текстовые материалы принадлежат администрации сайта Aviarmor.
Перепечатка и использование возможны только с письменного разрешения администрации
или при наличии активной ссылки на этот сайт.
©2013 www.aviarmor.net