ЗиС-30

Противотанковая самоходная артиллерийская установка


Разработчик: КБ завода №92 (г.Горький)
Год начала работ: июль 1941
Год выпуска первого прототипа: август 1941
Самоходные орудия ЗИС-30 воевали на фронте c октября 1941 до лета 1942 гг.


В наше принято считать, что самым трудным периодом войны было лето 1941 года, когда механизированные корпуса потеряли в общей сложности более 21000 танков, не считая другой техники. Этот вывод является не совсем верным – наибольшие трудности Красная Армия стала испытывать как раз после летней катастрофы, когда уже к началу сентября на центральном направлении танков практически не осталось. Впрочем, и это “практически” было довольно условным – чуть менее 1000 танков тоже сыграли далеко не последнюю роль. Но самым печальным было то, что немцы использовали свои “двойки” и “тройки” (а именно они были основными машинами Panzerwaffe на тот момент) с гораздо большей эффективностью и часто возвращали в строй большую половину подбитых танков.

Эту “стальную лавину” предстояло остановить любыми средствами. Лучше всего для борьбы с немецкими танками подходили Т-34 и КВ-1, но в силу различных причин на них возлагали роль не противотанковых средств, а штурмовых и ударных машин. В этом случае основная нагрузка приходилась на долю артиллерии. Самой распространенным противотанковым орудием вплоть до середины войны была 45-мм пушка, созданная на основе орудия фирмы Rheinmetall в 1938 году. Эффективная дальность стрельбы по средним танкам типа Pz.Kpfw.III Ausf.E\F и Pz.Kpfw.IV Ausf.E\F, обладавших 30-мм броней, составляла 500 метров. Более мощным орудием была 57-мм противотанковая пушка ЗиС-2, которая могла пробивать броню толщиной 94 мм под прямым углом с того же расстояния (60 мм под углом 60° с 1000 метров). В ряде случаев наблюдалось сквозной пробитие корпуса легких немецких танков, без видимых для них последствий. Из этого был сделан вывод, что производство ЗиС-2 следует прекратить в виду “…избытка мощности при отсутствии соответствующих целей”. В результате, к концу 1941 года было сдано всего 371 орудие. Протрезвление пришло довольно быстро, но до этого времени было принято одно очень важное решение.

Спустя неделю после начала войны в народном комиссариате вооружений пришли к выводу, что свертывание работ по самоходным орудиям было преждевременным решением. Отсутствие у РККА самоходок явно оказалось на руку вермахту, который активно использовал свои Schturmgeschutze на направлениях главного удара. Положение следовало срочно исправлять и уже 1-го июля 1941 года нарком вооружений Ванников подписал приказ, согласно которому следовало в кратчайшие сроки создать сразу три разнотипных САУ:

- завод №4 должен был разработать 37-мм зенитную пушку на самоходном шасси:
- завод №8 получил задачу разработать 85-мм зенитную и противотанковую пушку на самоходном шасси;
- завод №92 должен был разработать самоходную 57-мм противотанковую пушку.


Жестких требований к ходовой части не предъявлялось. Как-раз наоборот – под установку орудий планировалось задействовать шасси многоосных машин повышенной проходимости и тракторов. Правда, было другое условие. Все самоходки должны были получить бронирование кабины и орудия. Проекты предстояло предоставить уже к 15 июля.

Поскольку “самоходного” КБ на заводе №92 в Горьком не было, распоряжение дирекции от 4-го июля 1941 года была создана специальная конструкторская группа под руководством П.Ф.Муравьева. Дейтельность этого коллектива оказалась очень активной и уже спустя пять дней, на заседании отдела главного конструктора завода В.Г.Грабина, рассматривался доклад руководителя КБ:


“III. Установка 57-мм противотанковой пушки в 73 калибра на самоходном шасси. докл. Муравьев

3.1 СУ-2-1 – 57-мм пушка на шасси артиллерийского гусеничного тягача “Комсомолец”

3.2 СУ-2-1 – 57-ммпушка на шасси быстрох. артиллерийского гусеничного трактора СТЗ-5

3.3 СУ-2-3 – 57-мм пушка в грузовом автомобиле повышенной проходимости ЗИС или ГАЗ”.


Как видно, первоначально противотанковая самоходка обозначалась как СУ-2, но в дальнейшем название пришлось изменить.


С автомобилями ничего путного не вышло. После установки орудия (даже с частичным боекомплектом) и навешивания брони машины настолько сильно теряли ходовые качества, что ни о какой нормальной эксплуатации говорить не приходилось. Но это выяснить немного позднее. Единственный проект, который был одобрен, но так и не получил развития, имел в своей основе полугусеничный грузовик ЗиС-42.

Опыты с тракторами также показывали, что большого толка от них не будет. При наличии жесткой подвески установка на них орудия окажется мало эффективной, что и было подтверждено ещё в начале 1930-х гг. Однако, у Красной Армии имелся вполне приличный бронированный тягач-транспортер Т-20 “Комсомолец”, который к 1941 году был построен в количестве нескольких тысяч экземпляров. Установка орудия на нем никогда не планировалась, и всё же, за отсутствием лучшей альтернативы…


Справиться с поставленным НКВ заданием вовремя ни один из заводов не смог, что было вполне ожидаемо. Первые два прототипа противотанковых САУ оснащенных 57-мм орудиями ЗиС-2 были готовы лишь в августе. Коллектив завода №92 предъявил самоходки ЗиС-31 на шасси забронированного трехосного грузовика ГАЗ-ААА и ЗиС-30 на шасси тягача Т-20. Обе машины при испытаниях показали примерно равные тактико-технические характеристики, за исключением некоторых нюансов. Благодаря монтажу орудия на более широкой грузовой платформе кучность стрельбы у ЗиС-31 оказалась выше. Зато по такому показателю, как проходимость по местности преимущество оставалось за ЗиС-30. К этому же, тягач уже был бронированным, что снижало бы трудозатраты и повышало скорость постройки самоходок. Так, выбор был сделан в пользу гусеничной машины и всё было бы хорошо, если бы не одно обстоятельство.

В августе 1941 года завод №37 полностью свернул сборку тягачей и перешел на сборку легких танков Т-40, а затем Т-60. Эта задача тогда казалась более приоритетной, что оставило РККА практически без бронетранспортеров. К тому же, большая часть Т-20 была оставлена на территории занятой противником. Оказавшись в столь нелегком положении заводу №92 пришлось изымать тягачи не только из ремонта, но даже из тыловых армейских частей. И это, в некоторой степени, помогло.


Конструкция самоходной установки ЗиС-30 практически не отличалась от артиллерийского тягача Т-20 образца 1937 года. Ходовая часть, применительно на один борт, состояла из следующих компонентов: четыре обрезиненных опорных катка сблокированных в две тележки с амортизацией на листовых рессорах, два поддерживающих ролика, переднее ведущее колесо зубового зацепления, заднее направляющее колесо с механизмом натяжения, мелкозвенчатая гусеница со стальными траками.

Корпус собирался при помощи сварки, болтов и заклёпок из листов катаной броневой стали различной толщины. В передней части располагались агрегаты трансмиссии. В состав трансмиссии входили: однодисковый главный фрикцион сухого трения, четырехступенчатая коробка передач, обеспечивавшая четыре передачи вперед и одну передачу заднего хода, одноходовой демультипликатор для получения прямой или замедленной передач, коническая главная передача, два многодисковых сухих бортовых фрикциона с ленточными тормозами с накладками из ферродо и два бортовых одноступенчатых редуктора. Главный фрикцион, коробка передач и коническая главная передача были заимствованы у грузового автомобиля ГАЗ-АА.

Далее располагалось отделение управления, защищенное бронированной надстройкой. Место водителя находилось с левого борта. С правого борта разместили место его помощника, который также выполнял обязанности пулеметчика. Единственный пулемет ДТ калибра 7,62-мм размещался в шаровой установке справа и имел небольшой сектор обстрела, являясь скорее курсовым. Для обзора использовались люки в лобовом и бортовом бронелистах надстройки, в крышках которых имели смотровые щели защищенные триплексами. В крыше надстройки были выполнены два прямоугольных люка для высадки и посадки экипажа.

Моторное отделение располагалось в средней части корпуса. Здесь устанавливался 4-цилинровый бензиновый двигатель ГАЗ-М мощностью 50 л.с., оснащенный жидкостной системой охлаждения, с карбюратором "Зенит", экономайзером и обогатителем. Моторный отсек закрытый броневым капотом с откидными крышками. Пуск двигателя осуществлялся с помощью электростартера МАФ-4006 мощностью 0,8 - 0,9 л.с. (0,6 - 0,7 кВт) или от заводной рукоятки. В системе зажигания применялась бобина ИГ-4085 и прерыватель-распределитель ИГФ-4003. Общая емкость двух топливных баков составляла 122 л. Запас хода по шоссе достигал 150 км.

Электрооборудование машины было выполнено по однопроводной схеме. Напряжение бортовой сети составляло 6 В. В качестве источников электроэнергии использовались аккумуляторная батарея ЗСТЭ-100 емкостью 100 А•ч и генератор ГБФ-4105 напряжением 6-8 В мощностью 60-80 Вт. Средства внешней и внутренней связи на машине не устанавливались.

Основное вооружение самоходки ЗиС-30, состоявшее из 57-мм противотанковой пушки ЗиС-2, устанавливалось на транспортной площадке сразу за двигателем. Орудие сохраняло стандартный бронещит, прицельные и противооткатные устройства. Углы вертикальной наводки составляли от -5 до +25°, по горизонту - в секторе 30°. ля наведения использовались подъемный секторный механизм червячного типа и поворотный механизм винтового типа, обеспечивавший скорость наводки 4 град/с. Уравновешивание ствола орудия производилось с помощью уравновешивающего пружинного механизма тянущего типа. При стрельбе использовался штатный прицел ПШ-2 или ОП2-55. Прицел ПП1-2 применялся как для стрельбы прямой наводкой, так и при стрельбе с закрытых огневых позиций. Он состоял из панорамы и прицельной части, соединенных между собой винтами. В ночных условиях для освещения шкал прицела применялся прибор "Луч 1". Вертикальный клиновой затвор с полуавтоматикой копирного типа позволял достигнуть скорострельности до 25 выстр./мин., прицельная скорострельность составляла 15 выстр./мин. В перевозимый на ЗИС-30 боекомплект входили 20 выстрелов к пушке и 756 патронов к пулемету ДТ (12 дисков). В боекомплект установки входили выстрелы с подкалиберными (УБР-27Ш, УБР-271Н), осколочными (УО-271У или УО-271УЖ) и бронебойно-трассирующими тупоголовыми и остроголовыми (УБР-271, УБР-271К, УБР-271СП) снарядами. При установке на тягач вращающуюся часть ЗиС-2 монтировали на П-образном кожухе, который одновременно являлся элементом усиления крыши моторно-трансмиссионного отделения. репление пушки по-походному на марше обеспечивалось с помощью кронштейна, устанавливавшегося на крыше кабины машины, и специального стопора, располагавшегося в корме корпуса. На кормовом листе корпуса, для снижения отдачи после выстрела, было установлено два упора, поднимавшиеся в походном положении вверх.


В целом, несмотря на минимальное количество доработок серийного Т-20 и простоту в изготовлении, новая САУ большого успеха не имела. В ходе испытаний на проходимость, проведенных в конце августа 1941 г. перед комиссией под председательством маршала Г.И.Кулика, самоходка с большим трудом передвигалась по сильно пересеченной местности. Более того, не рассчитанный на постоянно высокие перегрузки двигатель ГАЗ-М перегревался, а при прохождении косогоров САУ заваливалась на бок, создавая угрозу переворота через борт.

Огневые испытания были под стать ходовым. При выстреле самоходка сильно раскачивалась сбивая точную наводку. Возимый боекомплект оказался недостаточным. Сектор обстрела остался практически таким же, как у тягового варианта орудия, так что фактически ЗиС-30 могла вести стрельбу только вперед по курсу. Впрочем, даже если бы у расчета самоходки была возможность полностью развернуть орудие на 60-90°, нарушалась бы весовая балансировка. В этом случае, после выстрела из положения “по борту”, САУ могла запросто опрокинуться.

Понятно, что ЗиС-30 не вызвала восторженных отзывов у военной комиссии. Однако, альтернативных вариантов противотанковых САУ на танковом или тракторном шасси тогда ещё не создали. Вариантов не оставалось и тогда маршал Кулик вынес такое решение: “ЗИС-30, конечно, машина слабая, но ничего другого больше нет, а фронт ждёт! Рекомендуем!”

В других условиях такую машину непременно забраковали, но только не летом 1941 года. Приказ о начале производства ЗиС-30 на заводе №92 в Горьком был подписан наркомом вооружений 1 сентября. Коллектив завода наладил сборку самоходок в предельно сжатые сроки, однако их выпуск продолжался только о 15 октября 1941 г. Сказалась как нехватка тягачей, так и небольшое количество противотанковых орудий ЗиС-2, переданных армии в тот период. В общей сложности завод №92 выпусти ровно 100 серийных самоходок ЗиС-30 и одну опытную машину с “45-мм пушкой большой мощности”. Правда, не совсем понятно, что это был за тип орудия калибра 45 мм. Возможно, доработке подверглась стандартная противотанковая пушка. В любом случае, этот вариант одобрения не получил.

В последний раз ЗиС-30 пытались модифицировать ранней весной 1942 года, когда вместо 57-мм пушки ЗиС-2 попытались установить пушку ЗиС-3 калибра 76,2-мм. Бронебойный снаряд этого орудия на дистанции 500 метров мог пробить 78-мм броневую плиту установленную вертикально. Соответственно, отдача при выстреле была выше, масса самоходки увеличивалась ещё больше, а возимые боекомплект сокращался до полутора десятков снарядов. После заводских испытаний ЗиС-30 с 76,2-мм орудием забраковали и более к теме установки каких-либо артиллерийских систем на тягач Т-20 не возвращались.


Теперь настало время поговорить об обозначениях этой самоходки. Во всех современных источниках используется заводское название ЗИС-30 с большой буквой “И”, хотя в официальном названии ЗиС (Завод имени Сталина) использовалась маленькая. Что ж, для удобства написания действительно лучше подходит первый вариант и во избежание расхождений далее будем использовать именно его. В официальной документации также использовалось название ЗИС-30 (тоже самое относится к орудию ЗиС-2), однако во фронтовых сводках оно встречалось крайне редко. Проблема заключалась в том, что вплоть до середины 1942 года самоходных артиллерийских частей попросту не существовало и САУ передавались в качестве усиления мотострелковым частям танковых бригад. Самоходки вводили в штат батарей ПТО по 6 единиц на каждую. Указывается, что в общей сложности ЗИС-30 попали на укомплектование 20 танковых бригад Западного и Юго-Западного фронтов. Это означает, что некоторые подразделения получили явно меньшее количество этих САУ. В документах и рапортах, поступавших из фронтовых подразделений, различия между буксируемой пушкой ЗИС-2 и самоходкой ЗИС-30 не делалось, так что выяснить точное количество потерь и подробности применения САУ в большинстве случаев очень затруднительно. Часто их обозначали как “57-мм пушка ПТО”, иногда с приставкой “самоходная”, или “57-мм пушка на тракторном шасси”.


Изготовление серийных ЗИС-30 началось с 21-го сентября 1941 года и спустя неделю первые самоходки начали поступать на укомплектование войсковых частей. На качество изготовления САУ нареканий не поступало, так что с освоением новой техники личным составом проблем не возникало.

Одной из первых ЗИС-30 получила 18-я танковая бригада, формирование которой началось 5-го октября 1941 г. в городе Владимире Ивановской области. Штат формировался из остатков 34-й и 48-й танковых дивизий, поэтому материальная часть была новой, за исключением батальона легких танков. В боевых действиях 18-я тбр приняла участие с 9-го октября, имея в своем составе 19 средних танков Т-34, 29 танков БТ (всех модификаций), один Т-26, семь бронемашин и не менее шести ЗИС-30.

Бригада была введена в бои в один из самых сложным моментов, в котором оказались войска Западного фронта. Десятью днями ранее вермахт начал операцию “Тайфун”, с целью окончательного разгрома советских войск на главном направлении и овладения Москвой. Непрочная линия обороны была прорвана уже 30 сентября и в скором времени по Вязьмой образовался очередной “котел”, в который угодили несколько советских армий. Начав выгружаться поздно вечером 7-го октября на станциях Дровнино, Колочь и Уварово бригада получила приказ “ударом накоротке разгромить продвигающиеся на восток мелкие группы противника из района Гжатска”. Эти “мелкие группы” включали сильные пехотные части, включая авангард дивизии SS “Das Reich”, поддержанные артиллерией и танками. В боях 9-10 октября на счет бригады было записано 10 танков, 4 бронемашины, 2 ПТО, две минометные батареи и до 400 солдат противника. Собственные потери составили 7 танков и 3 ПТО без указания типов. Не имея координации действий с соседними частями уже 11-го октября бригада оказалась в окружении. Приказ на отход был получен слишком поздно, поэтому в ожесточенном бою по прорыву кольца, длившегося с 11:00 до 23:00, советские танкисты потеряли 7 Т-34, 3 БТ-7 и 4 ЗИС-30. В отчете о боевых действиях было указано, что со стороны противника действовало около 40 танков из которых было подбито 20. Даже если эта цифра и не завышена поле боя осталось за немцами – подбитые танки эвакуировали и отремонтировали, поэтому в немецкую сводку потерь они могли и не попасть. К утру 12-го октбяря в бригаде осталось всего 5 Т-34, один БТ-7 и один Т-26. Таким образом, все самоходки ЗИС-30 были потеряны.

Почти аналогичным образом сложилась судьба 19-й танковой бригады, также наносившей “удар накоротке’ в районе Гжатска. В течении 9-11 октября советским танкистам удалось потеснить противника, но уже 12-го октября немцы предприняли очередную контратаку в районе Крюкова, отбросив бригаду назад. За три дня боёв безвозвратные потери составили 21 Т-34, 11 Т-40 и одна ЗИС-30.

На соседнем фланге, рядом с 18-й и 19-й тбр действовала 20-я танковая бригада, которая имела с своем составе 29 танков Т-34 (производства СТЗ), 20 Т-26, 12 Т-40 и 8 ЗИС-30. Несмотря на наличие новых машин проблем набралось ещё до прибытия на фронт. Личный состав батальона легких танков оказался подготовленным очень слабо, а 14 Т-26 прибывших после ремонта не заводились вовсе. Тем не менее, с 11 по 13 октября бригада занимала оборонительный рубеж на реке Протва в районе Вереи, обеспечивая развертывание частей 33-й армии. В первом же бою сводная группа, состоявшая из роты Т-34 и мотострелкового батальона, действуя на удалении 50 км от Вереи потеряла 4 из 7 танков и две ЗИС-30, которые были подбиты и оставлены на территории противника. Затем 20-ю тбр перебросили под Можайск, где танкисты сражались вплоть до 16 октября, пока не получили приказ на отход.
Не исключено, что некоторое количество ЗИС-30 присутствовало в составе 4-й и 217-й танковых бригад, действовавших под Мценском и Орлом. По крайней мере, в списках потерь периодически появляются ПТО и “ПТО на тягачах”.

Наиболее интересный состав получился при формировании 21-й танковой бригады, комплектование которой начали 10-го октября во Владимире. Согласно “Ведомости артиллерийского вооружения 21-й танковой бригады” было получено 19 танков Т-34 с пушками Ф-34, 10 танков-истребителей Т-34 с пушками ЗИС-4, 5 танков БТ-2 с 37-мм пушками, 15 танков БТ-5 и БТ-7, 10 танков Т-60 и 4 самоходных орудия ЗИС-30.

Выгрузившись 14-го октября на станции Демидово экипажи 20-й тбр получили на следующее утро приказ наступать на Калинин по маршруту Тургиново-Пушкино-Трояново. Действуя смело и подчас нагло советским танкистам удалось ворваться в город и нанести противнику большие потери. За четыре дня боевых действий на счет бригады записали 34 танка, 210 автомашин, 31 орудие, и по меньшей мере три самолёта, уничтоженных на местном аэродроме. Впрочем, и собственные потери оказались велики. Не имея хорошей разведки и авиационного прикрытия бригада потеряла 21 Т-34, включая все танки-истребители, 7 танков БТ-7, один Т-60 и одну ЗИС-30. Помимо этого, из 19 танков БТ все требовали ремонта. Но даже после этого 21-ю тбр не стали отводить в тыл для пополнения. Бригада продолжала воевать, вводя в бой небольшие танковые группы по 8-10 машин. К 21 октября в её составе числилось 36 танков. Сведений о наличии 57-мм ПТО не приводились.


Общее впечатление о боевом применении самоходных установок ЗИС-30 сложилось противоречивое. С одной стороны, 57-мм противотанковая САУ обладала внушительной бронепробиваемостью и могла поражать любой немецкий танк на дистанциях до 1500 метров, что для немецкой танковых орудий было почти запредельной дальностью. С другой стороны, явно “гибридная” конструкция обладала массой недостатков чисто технического характера, хотя чисто эксплуатационные качества шасси ЗИС-30 оказались весьма высокими.

Были и такие моменты. Например, в книге Михаила Свирина “Самоходки Сталина. История советской САУ 1919-1945” можно прочитать, что уже 1-го октября 1941 года на пленуме артиллерийского комитета ГАУ под председательством Э.А.Сигеля был приведен доклад, в котором говорилось “об успешном применении машин ЗИС-30”. Как и где были получены такие данные – не уточнялось. Подобное заключение выглядит достаточно странно, поскольку отгрузка самоходок началась в 20-х числах сентября, следовательно на фронт они попали ещё позже. Выходит, что всего за пару дней боевого применения (если таковое имело место в период с 22 по 30 сентября) нескольких ЗИС-30 был сделан вывод об их высокой эффективности.

Впрочем, 57-мм самоходки и вправду оказались очень ценным приобретением. Часто их экипажам приходилось не только вести борьбу с танками, но и осуществлять артиллерийское прикрытие пехоты, что тоже было немаловажно. Разумеется, действие осколочно-фугасного снаряда было меньшим, чем у ЗИС-3 калибра 76,2-мм, хотя его вполне хватало для ближнего боя. В целом, большая часть ЗИС-30 была потеряна не в боях с танками противника, а брошена из-за отсутствия запасных частей и топлива или подбита пехотными противотанковыми средствами и полевой артиллерией. Немецкие фотографии, сделанные на московском направлении в октябре-ноябре 1941 года прекрасное тому свидетельство. Ещё одним положительным фактором в пользу ЗИС-30 можно считать и то, что при всей своей малочисленности и высокой интенсивности использования, машины этого типа воевали вплоть до лета 1942 г. Впрочем, к этому времени их вряд ли осталось более десятка.


Как уже указывалось ранее, судьбу ЗИС-30 решили два обстоятельства: отсутствие тягачей Т-20 и снятие с производства орудий ЗИС-2. Насчет последнего пункта неоднократно проводились заседания в ГАУ, после чего было принято решение о возобновлении выпуска, правда, в небольших объёмах. А в от с самоходкой было намного сложнее. Отзывы о 57-мм орудия обоих видом были не только положительные. Вот, к примеру, что было доложено в ГАУ 15-го апреля 1942 года об особенностях ЗИС-30:


“Машина неустойчива, ходовая часть перегружена, особенно задние тележки, мал запас хода и возимые боекомплект, слаба защищенность моторной группы, не обеспечена связь расчета с водителем. Стрельба часто ведется с поднятыми сошниками, так как нет времени на развертывание, при этом наблюдались случаи опрокидывания машины.”


Всё это было ещё в августе 1941 года, когда создавалась ЗИС-30. Но тогда требовалось временное решение и оно было получено в очень сжатые сроки. Полгода спустя положение изменилось и вопрос наличия самоходных орудий ЗИС-30 в танковых частях РККА более не поднимался.


Правда, был ещё один малоизвестный момент с участием тягачей Т-20. Осенью 1941 года в осажденной Одессе велись активные работы по бронировке и вооружению всех доступных для этого машин. Самой известной из них стал бронетрактор НИ на шасси СТЗ, но были и другие проекты, частично реализованные в металле. В их числе была установка двух 45-мм зенитных автоматов 21К, снятых с поврежденных кораблей, на тягачи Т-20. Подробности конструкции этих ЗСУ и их боевое применение пока остаются неизвестными.



Источники:
М.Свирин "Самоходки Сталина.История советской САУ 1919-1945". Москва. Яуза\ЭКСМО. 2008
"Отечественные бронированные машины 1905-1941". Том I. Изд.центр "Экспринт". 2002 г.
М.Коломиец "1941. Танки в битве за Москву". 2009
В.Г.Грабин "Оружие победы". Москва. Политиздат. 1989


ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ САМОХОДНОЙ АРТИЛЛЕРИЙСКОЙ УСТАНОВКИ
ЗиС-30 обр.1941 г.

БОЕВАЯ МАССА4000 кг
ЭКИПАЖ, чел.4
ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ
Длина, мм3450
Ширина, мм1859
Высота, мм2230
Клиренс, мм300
ВООРУЖЕНИЕодна 57-мм противотанковая пушка ЗиС-2 и один 7,62-мм пулемет ДТ
БОЕКОМПЛЕКТ20 осколочно-фугасных и бронебойных снарядов, 1260 патронов
ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯтелескопический прицел ПШ-2 или ОП2-55
БРОНИРОВАНИЕ лоб корпуса - 10 мм
борт корпуса - 7 мм
щит орудия - 7 мм
крыша и днище - 7 мм
ДВИГАТЕЛЬГАЗ М-1, бензиновый, 6-цилиндровый, мощностью 50 л.с., запас топлива - 115 литров
ТРАНСМИССИЯмеханического типа: однодисковый главный фрикцион сухого трения, четырехступенчатая коробка передач, обеспечивавшая четыре передачи вперед и одну передачу заднего хода, одноходовой демультипликатор для получения прямой или замедленной передач, коническая главная передача, два многодисковых сухих бортовых фрикциона с ленточными тормозами с накладками из ферродо и два бортовых одноступенчатых редуктора
ХОДОВАЯ ЧАСТЬ(на один борт) 4 опорных катка сблокированных попарно с подвеской балансирного типа на листовых рессорах, переднеее ведущее колесо, заднее направляющее коесо, один поддерживающий ролик, мелкозвенчатая гусеница со стальными траками
СКОРОСТЬ50 км\ч по шоссе
ЗАПАС ХОДА ПО ШОССЕ152 км по шоссе
ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ
Угол подъёма, град.?
Высота стенки, м0,50
Глубина брода, м0,60
Ширина рва, м1,00
СРЕДСТВА СВЯЗИ-

ВНИМАНИЕ
Все права на текстовые материалы принадлежат администрации сайта Aviarmor.
Перепечатка и использование возможны только с письменного разрешения администрации
или при наличии активной ссылки на этот сайт.
©2013 www.aviarmor.net