ХТЗ-16

Бронетрактор


Если бы в середине 1930-х гг. руководству АБТУ сообщили, что из-за нехватки танков теперь предстоит разработать и начать производить бронетракторы в промышленном масштабе, реакция был бы вполне предсказуемая. Казалось бы, время экспериментов с сельскохозяйственной и вспомогательной техникой уже прошло (о чем свидетельствовали опыты Н.Дыренкова и его последователей), но уже в середине лета 1941 года ситуация коренным образом изменилась.


После гибели в приграничных сражениях восьми механизированных корпусов (это примерно 10000 танков, танкеток и бронемашин, не считая другой техники), положение на Западном и Юго-Западном фронтах стало критическим. Быстро восполнить нехватку такого количества танков просто не представлялось возможным, да и пополнения не покрывали быстро “тающий” состав танковых полков и батальонов. Ведущие предприятия по выпуску новой техники (КВ-1, Т-34, Т-40 и Т-50) были и без того перегружены текущими заказами. Требовался другой выход – и он был найден весьма просто.

Постановлением Государственного Комитета Обороны №019 "Об экранировке легких танков и о бронировании тракторов" от 20-го июля 1941 года двум ведущим танковым заводам предстояло параллельно со сборкой танков развернуть выпуск машин “нового-старого” типа. В силу ряда причин СТЗ не смог приступить к выполнению данного постановления, в результате чего единственным заводом выпускавшим бронетрактора поточным методом стал Харьковский тракторный завод.

Чтобы работа продвигалась быстрее на ХТЗ из Москвы прибыли инженеры НАТИ: Е.Г.Попов, А.В.Сапожников, В.Я.Слонимский, А.М.Черепин. Несколькими неделями ранее они выполнили проект установки 37-мм зенитного полуавтомата на гусеничный трактор 1ТМВ, правда, отклоненный от постройки. Судя по индексу “трактор 1ТМВ” представлял собой не сам трактор, а доработанное тракторное шасси СТЗ-5, на транспортной площадке которого монтировалась зенитная установка. К сожалению, изображения этой интересной самоходки пока найти не удалось. Тем не менее, опыт пригодился и в Харькове, под общим руководством главного конструктора М.С. Сидельникова, был разработан проект полностью бронированного трактора, предназначавшегося как для сопровождения пехоты, так и для борьбы с легкой бронетехникой противника.

Столь широкий спектр возможностей отразился на конструкции новой машины, в которую предстояло “вписать” 45-мм танковую пушку 20К и пулемет ДТ-29. Работы продвигались очень быстро. Спустя сего две недели конструкторская бригада не только подготовила рабочие чертежи, но и представила четыре опытных образца, основой для которых послужили трактора 1ТМВ, СТЗ-3 (АСХТЗ-НАТИ), СТЗ-5 и СХТЗ-НАТИ. В отличии от Одессы, где предпочтение было отдано в пользу СТЗ-5 (не в последнюю очередь благодаря его массовости), военная комиссия пришла к выводу, что наиболее приемлемым вариантом станет использование шасси сельскохозяйственного трактора СТЗ-3, имевшего переднее расположение двигателя. Такая схема позволяла установить пушечное вооружение без особых проблем, но в то же время компоновка бронетрактора оказалась слишком тесной. Впрочем, тогда на это мало обращали внимания. Новая боевая машина получила обозначение ХТЗ-16, хотя в документах военного времени этот бронетрактор назвался просто Т-16.


Конструкция клёпано-сварного бронекорпуса была предельно простой. Перед конструкторами стояла задача надежно защитить экипаж от пуль и осколков, что было выполнено в полной мере. Технологически корпус можно было разделить на две секции. Передняя защищала силовую установку и собиралась из четырех катаных листов броневой стали, причем лобовая бронеплита (закрывавшая радиатор) также была цельной и крепилась на болтах. Вывод отработанных газов и поступление воздуха для охлаждения двигателя пришлось перенести в нижнюю часть корпуса и установить там бронированные жалюзи. Для обслуживания силовой установки по бортам сделали большие прямоугольные люки. В задней секции находилось отделение управление, которое также являлось и боевым отсеком. Собиралась она также из четырех бронеплит; две боковые (трапециевидные), лобовая, кормовая и верхняя. Толщина бронирования составляла 25 мм для передних вертикальных бронеплит и 10 мм для бортов и кормы.

Посадка и высадка экипажа осуществлялась через небольшую дверь в правом борту. На случай аварийной эвакуации в кормовой бронеплите сделали ещё один дополнительный люк. В крыше имелось два верхних люка, предназначавшихся больше для наблюдения за местностью на марше, поскольку их размеры с трудом позволяли покинуть подбитую машину танкистам даже средней комплекции. Основное вооружение, состоявшее из одной 45-мм пушки 20К, монтировалось в лобовом бронелисте ближе к левому борту. С правой стороны, где находилось место механика-водителя, установили откидывающийся вверх люк со смотровой щелью. Поскольку со смотровыми танковыми приборами было напряженно, для улучшения обзорности импровизированный “танк” получил смотровые щели по бортам “боевого отделения”, а также в лобовой и кормовой бронеплите. Для стрельбы из личного оружия предусмотрели три пистолетные бойницы, расположенные рядом со смотровыми щелями. Дополнительно в укладке перевозился пулемет ДТ или ДП.

Ходовая часть претерпела незначительные изменения. Помимо общего усиления конструкции для улучшения плавности хода на бронетрактор ХТЗ-16 установили обрезиненные катки и мелкозвенчатую гусеницу с транспортного трактора СТЗ-5. Остальные элементы ходовой части остались без изменений. Применительно на один борт она состояла из двух тележек с двумя спаренными опорными катками, переднего напрвляющего и заднего ведущего колеса, а также двух поддерживающих колес.


Потребность в восполнении потерь была настолько высока, что в августе-сентябре 1941 года заводу предписывалось сдать 750 бронированных гусеничных тракторов. Производственные мощности позволяли выполнить этот заказ, но как это часто бывает, харьковчан подвели смежники. Дело в том, что броневой прокат в Харькове не производился, а поставлялся с других предприятий. В частности, основную часть бронедеталей для корпусов должен был поставлять Новокраматорский машиностроительный завод (НКЗМ), а он, в свою очередь, получал броневой прокат с Мариупольского завода им. Ильича. Последний и без того был перегружен “партийными заданиями” и поставлять бронеплиты, пусть даже не самого высокого качества, стало для его коллектива дополнительной обузой. В результате отправка проката задерживалась, а вместе с ней задерживалась и бронировка тракторов. По неполным данным, до эвакуации НКЗМ начатой 9-го октября 1941 года, успели отгрузить около 100 комплектов деталей. Сколько было собрано бронетракторов ХТЗ-16 сказать более затруднительно – по различным данных их количество определяется в пределах 50-70 штук. В этой связи хотелось бы отметить, что эвакуация завода застала производство лишь в момент его развертывания. Из-за невозможности вывоза в тыл пришлось оставить несколько сотен(!) тракторов, подготовленных для бронирования. В частности, в отчете ХТЗ имелась следующая запись: “находящиеся в незавершенном производстве тракторные гусеничные шасси ХТ3-16, 809 штук, выпуск которых не мог быть произведен заводом из-за недопоставки от кооперированных предприятий ряда деталей и броневой стали”. Всё это имелось к 20 октября, когда немецкие войска вышли к пригородам Харькова.


Внезапно прерванный выпуск бронетракторов решили всё-таки заново организовать на Сталинградском тракторном заводе. Ещё 16-го сентября 1941 года, приказом №8сс наркома НКТП В.А.Малышева, СТЗ предписывалось начать сборку ХТЗ-16. В документе говорилось следующее:


"В целях скорейшего выпуска бронированного трактора ХТЗ-16 приказываю:

а. Немедленно отгрузить СТЗ 500 тракторов подготовленных к бронировке.

б. Немедленно отправить на завод N264 чертежи и технические условия на бронедетали.

в. Отгрузить СТЗ 500 комплектов вооружения (пушки, пулеметы, боеприпасы).

г. Обеспечить завод покупными изделиями.

Поставку корпусов для СТЗ начать не позднее 1 октября по следующему графику: первая пятидневка - 10 штук в сутки, вторая пятидневка - 15 штук в сутки, далее 20 и более..."


Вполне естественно, что выполнить такой объём работ сталинградцы не могли физически. После оккупации Харькова производство танков Т-34 продолжалось только на СТЗ и открывать ещё одну линию для сборки бронетракторов не имелось возможности. Тем не менее, осенью 1941 года, в Сталинграде было выпущено несколько ХТЗ-16. По всей видимости, были использованы заготовки по бронекорпусам, эвакуированные в октябре из Харькова, однако установить точное количество выпущенных на СТЗ бронетраткоров ХТЗ-16 пока не представляется возможным. Предположительно в Сталинграде было собрано около 30 машин.


По сути, бронетрактора ХТЗ-16 относились не к танкам, а скорее к импровизированным самоходным установкам, первоначальной задачей которых являлось “выбивание” бронетехники противника. Как показал опыт боёв, в течении всего 1941 года бронебойные снаряды 45-мм пушки 20К уверенно поражали любой немецкий танк на дистанции 200-300 метров, так что, по части вооружения инженеры НАТИ и ХТЗ не прогадали. Другое дело – крайне ограниченные сектора наведения орудия и невозможность ведения кругового обстрела без разворота машины. Впрочем, большая часть немецких самоходок того времени тоже “грешила” именно этим.


О боевом применении ХТЗ-16 никакой детальной информации не сохранилось. Нет даже полных данных о том, как отгружалась готовая продукция и в какие бронетанковые части она направлялась. Вероятно, первой бронетракторы получила противотанковая рота 14-й танковой бригады, куда в сентября поступило восемь ХТЗ-16. В тот же период 10-15 бронетракторов, в составе отдельного дивизиона, принимали участие в обороне Полтавы. В обоих случаях все ХТЗ-16 были безвозвратно потеряны.
Из достоверных сведений также сохранились некоторые документы об обороне Харькова в октябре 1941 года. Для защиты города силы были выделены довольно скромные, а по танкам и бронемашинам немцы имели абсолютное преимущество. Эта парадоксальная ситуация возникла “благодаря” действиям советского командования, допустившего прорыв немецких войск в районе Вязьмы и Брянска. Практически все харьковские танки были отправлены на западное направление, в то время как сам Харьков остался почти без бронетехники. И всё же, защитникам города удалось в прямом смысле этого слова “наскрести” целый танковый батальон (“отдельный противотанковый отряд”) из 47 единиц танков и бронемашин. Состав этого подразделения получился очень оригинальным – достаточно сказать, что для его формирования пришлось взять из “учебок” 25 более-менее боеспособных танкеток Т-27. Вторыми по численности оказались бронетраткора ХТЗ-16 в количестве 13 единиц. Также из ремонта были возвращены четыре танка Т-35 и пять легких танков Т-26 выпуска 1933-1938 гг.

На момент первого штурма Харькова общая численность войск гарнизона города Харькова составляла 19 898 человек при 120 орудиях и миномётов. В течении 23-24 октября советские войска постоянно отступали и оказали упорное (или, если более точно - хорошо организованное) сопротивление только отойдя к центру города. В целом, организованной обороны не получилось. Бои практически сразу приняли очаговый характер, а “отдельный противотанковый отряд” был в буквальном смысле этого слова “раздёрган” по частям. Вначале его разделили на две группы – одна располагалась на границе Октябрьского и Червонобаварского секторов обороны, а вторая была сосредоточена на стыке Октябрьского, Сталинского и Червонозаводского секторов. Судя по воспоминаниям участников боёв бронетракторы вошли в состав второй группы, вместе с некоторым количеством Т-26 и (предположительно) двумя Т-35. Именно им в скором времени предстояло выдержать основную тяжесть городских боёв. При отступлении советских войск вся бронетехника была брошена и, по возможности, выведена из строя.

Также имеются данные о боевом применении харьковских бронетракторов на другом участке Восточного фронта. В середине осени 1941 года десять ХТЗ-16 были переданы 133-й танковой бригаде, с конца октября воевавшей на Брянском фронте. Между тем, в большинстве доступных документов отмечается, что бригада была полностью укомплектована танками харьковской сборки, но о бронетракторах там не сказано ни слова. Возможно, что ХТЗ-16 вошли не в состав 133-го танкового полка, а в состав противотанкового дивизиона и как таковыми танками не считались. В любом случае, по состоянию на 9 ноября 1941 года в официальном отчете о составе материальной части значилось два Т-20, восемь Т-34, четыре Т-26, один БТ-7, две бронемашины и 39 автомобилей.

В последнее время появилась информация об использовании ХТЗ-16 в боях под Ленинградом осенью 1941 года и в майском наступлении 1942 года под Харьковом. Не исключено, что во втором случае достоверность информации достаточно велика, хотя документальных подтверждений найти пока не удалось.



Источники:
133-я танковая бригада
В.М.Мельников "Харьков в огне сражений. Забытый 41-й". Харьков. СИМ, 2008
М.Коломиец "Бронетракторы. Часть 3", М-Хобби, №3-1997


ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ БРОНЕТРАКТОРА
ХТЗ-16 обр.1941 г.

БОЕВАЯ МАССА?
ЭКИПАЖ, чел.2
ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ
Длина, мм?
Ширина, мм?
Высота, мм?
Клиренс, мм?
ВООРУЖЕНИЕодна 45-мм пушка 20К и один 7,62-мм пулемет ДТ или ДП в укладке
БОЕКОМПЛЕКТ?
ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯтелескопический прицел ТОП-1
БРОНИРОВАНИЕ лоб корпуса - 25 мм
борт корпуса - 25 мм
корма корпуса - 10 мм
крыша - 10 мм
днище - ?
ДВИГАТЕЛЬкарбюраторный, 4-цилинровый, мощностью 50 л.с.
ТРАНСМИССИЯмеханического типа с зубчатой трёхходовой КПП
ХОДОВАЯ ЧАСТЬ(на один борт) 4 сдвоенных обрезиненных опорных катка, 2 поддерживающих колеса, заднее ведущее и переднее направляющее колесо, мелкозвенчатая гусеница с траками из высокомарганцовистой стали
СКОРОСТЬ~10 км\ч
ЗАПАС ХОДА ПО ШОССЕ~100 км
ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ
Угол подъёма, град.?
Высота стенки, м?
Глубина брода, м?
Ширина рва, м?
СРЕДСТВА СВЯЗИ?

ВНИМАНИЕ
Все права на текстовые материалы принадлежат администрации сайта Aviarmor.
Перепечатка и использование возможны только с письменного разрешения администрации
или при наличии активной ссылки на этот сайт.
©2012 www.aviarmor.net